RuGrad.eu

24 октября, 01:16
вторник
$57,47
-0,04
67,56
-0,34
15,99
+ 0,00
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Жизнь авантюриста Дмитрия Инкина: Как заработать на чужих банкротствах

К тому моменту, как Дмитрий Инкин решил повеситься, он не ел уже два дня. В три часа ночи его разбудил телефон: «Что ты о себе возомнил, урод? Не можешь выплатить кредит? Прыгай из окна!» Инкин жил на третьем этаже — вешаться было надёжнее. Ему было 23 года, и он задолжал Альфа-банку больше $200 000. Сделки, на которых он планировал заработать, сорвались. Инвестиционный проект в Дубае рухнул. Квартира и машина упали в цене на треть. Как он умудрился наворотить столько дел в таком юном возрасте?

Инкин называет себя «рвач». Рвачество помогло быстро заработать кучу денег, оно же привело к банкротству. Пережив трудные времена, Инкин теперь пытается сам заработать на банкротствах. Созданная им компания «ОК Банкрот» — один из лидеров рынка, она помогает гражданам объявить личное банкротство и разобраться с долгами, годовая выручка составляет 25 млн рублей. «Секрет» рассказывает историю Дмитрия Инкина.


Детство

Инкин родился в Казахстане, в городе Темиртау. Когда началась перестройка, градообразующее предприятие Карагандинский металлургический комбинат фактически перестал платить зарплату, из города тогда уехала четверть населения. Оставшиеся жили с хозяйств и торговали чем придётся. Мать Инкина бросила преподавание в школе ради челночества — она возила одежду из Алма-Аты и Москвы. «Когда отключали свет и газ, люди рубили деревья во дворах и разводили рядом с домами костры, — вспоминает Инкин. — Разжигали их один от другого, экономя дефицитные спички».

Летом накануне первого класса Инкин оказался в соседнем крупном городе — Караганде и увидел в магазине горы дешёвых спичек. Он вернулся домой, нашёл двоюродного брата, которому было целых восемь лет, сообща они разбили копилку, взяли велосипеды и привезли в Темиртау несколько килограммов спичек. Товар разлетелся за день. В то лето они продали больше 20 000 спичечных коробков, вспоминает Инкин: «Не помню, на что потратил — мы тогда не очень много заработали. Но помню ощущение: я заработал, это моё».

Сомнительные бизнес-решения Инкин начал принимать тогда же. Летом между первым и вторым классом он решил торговать багетами — французские батоны делала единственная пекарня в городе, он закупал их оптом и развозил в разные концы Темиртау бабушкам-торговкам, с которыми договорился о партнёрстве. Если не успевал быстро распродать товар, грел булочки в духовке, поливая небольшим количеством воды: «Им хватало запаса на 15-20 минут, потом они опять черствели и надо было бежать снова греть».

В третьем классе Инкин решил торговать новой еженедельной газетой «Авиатрек-Караганда». За полчаса до начала рабочего дня он встал на заводской проходной и предложил активистам распространять прессу на комбинате за процент. Дело оказалось таким прибыльным, что вскоре почти вся семья девятилетнего Инкина занялась этим бизнесом.

На заработанное Инкин купил самый крутой в городе велосипед. Но велосипедом его мечты не ограничивались: он мечтал о путешествиях, вырезая картинки из учебника English First (и, по традициям 90-х, получая мотивацию вместо образования).


Куда приводят мечты

Тяга к путешествиям заставила Инкина отправиться в Мордовию, на родину его отца, — заканчивать 10 и 11 классы. А потом на родину матери, в Красноярск, — поступать в институт. Со свойственным ему авантюризмом Инкин выбрал вуз по названию — Сибирский институт бизнеса, управления и психологии. И через год его бросил — учиться не хотелось, хотелось красивой жизни. «Родители работали без продыху, а денег всё равно не хватало, из друзей никто не был за границей, — вспоминает Инкин. — В сетевом бизнесе я увидел совсем другую жизнь — с путешествиями и дорогими машинами. Я хотел того же». От знакомого он узнал, что красивую жизнь всем своим сотрудникам обещает компания Amway (входит в топ-50 крупнейших в мире компаний, по версии американского Forbes, продаёт товары личной гигиены, бытовой химии и биодобавки).

На встречу к представителю Amway Борису Гурьеву Инкин пришёл лысый, в гриндерсах и с огромной золотой цепью — он тогда увлекался рэпом. Гурьев попытался от молодого человека избавиться. Сказал, что впереди поездка в Венгрию, нужны паспорта, билеты, виза. Но у Инкина есть важное качество, которое через четыре года, когда он решит повеситься, спасёт ему жизнь. Он умеет трезво оценивать свои силы и быть на шаг впереди. Он заранее выяснил, что сотрудникам Amway предстоит командировка, и перед собеседованием купил билеты и сделал загранпаспорт. Через месяц после поездки в Венгрию Инкин надел свой первый костюм.

Через два года Инкин открыл свой собственный филиал Amway в Калининграде, выбрав город наугад. Но вскоре упёрся в потолок — несмотря на большие связи, зарабатывать больше $2000 у Инкина не получалось.

Зато неожиданно большие деньги — в день он мог заработать до $20 000 — принесли несколько сделок, которые Инкин помог заключить своим друзьям: продать уголь на Кузбассе, рыбу и рапс из Латвии. Однажды посёлок Янтарный, где находится крупнейшее в мире месторождение янтаря, целый месяц отапливался углём, который поставил Инкин. У Инкина закружилась голова, он ушёл из Amway. «Я шиковал тогда и вёл себя как гламурный подонок. Мы с друзьями тусовались в местных клубах, потом прилетали в Москву и продолжали отвисать в клубе "Рай"». Тогда-то Инкин и взял кредит: на $205 000 он купил трёхкомнатную квартиру в центре Калининграда, бордовый Dodge и вложился в долевое строительство квартир ко Всемирной выставке в 2020 году.

Инкин был уверен, что сможет регулярно зарабатывать посредничеством, но работать получалось только со знакомыми, выйти на новые контракты он не смог. Бизнес накрылся, Инкин остался должен банку $200 000, все счета оказались арестованы.

От Инкина отвернулись почти все друзья, наличные закончились — несколько месяцев Инкин питался хлебом, сникерсами и у друзей. Судебные приставы и коллекторы названивали, оскорбляли и предлагали разные варианты самоубийства. Тогда-то Инкин чуть не оказался в петле, но подумал о матери и решил действовать.

Он продал машину и пришёл договариваться о реструктуризации долга к начальнику службы безопасности Альфа-банка. Тот потребовал переписать на него квартиру, чтобы продать её самостоятельно. «Тут я понял, что меня разводят, и включил диктофон», — говорит Инкин. Выйдя от начальника службы безопасности, он сразу отправился к директору филиала. Тот провёл расследование — было выявлено ещё около 20 случаев, когда начальник службы безопасности вымогал деньги у проблемных клиентов.

За помощь в разоблачении мошенника банк пошёл навстречу Инкину — исполнительное производство было отменено, долг признали безнадёжным и списали. В обычное время банк едва ли бы пошёл на такие уступки, но на дворе был 2008 год, требовалось резервировать дополнительные средства под плохие кредиты и в случае безнадёжных проще было списать их с баланса. В Альфа-банке отказались прокомментировать ситуацию.

«Конечно, всё это было рвачество, а не бизнес, — признаёт Инкин. Но о чём ещё думать, когда тебе 23 года?».


Финансовая безграмотность

Пришлось начинать всё сначала. Его познакомили с приехавшим из Москвы в Калининград юристом. Вместе они открыли юридическую компанию, которая помогла регистрировать и ликвидировать фирмы. Партнёры давали деньги, Инкин работал управляющим. Заработав стартовый капитал, он ушёл из конторы и открыл свою собственную юридическую компанию. Нишу придумал, прочитав в Forbes статью о новосибирском бизнесмене Антоне Канунникове. Тот зарабатывал на возврате банковских комиссий. Инкин связался с ним и стал филиалом компании Канунникова в Калининграде.

В начале нулевых банки, помимо процентов за кредиты, брали ещё и комиссионные — за рассмотрение заявок, ведение счетов, выдачу кредитов. В среднем они составляли 0,5% от стоимости кредита в месяц и приносили банкам половину дохода. В 2011 году комиссии признал незаконными Верховный суд. И все потребители получили право отсудить у банков уплаченные комиссии и получить до полумиллиона рублей неустойки по закону о защите прав потребителей.

И Канунников, и Инкин зарабатывали на финансовой безграмотности обращавшихся. Они предлагали два тарифа. По первому клиенты обязаны были внести 100% предоплату за услуги юристов и после выигрыша в суде получали и комиссии, и неустойку. По второму тарифу заявители ничего не платили до выигрыша в суде и возвращали себе только стоимость комиссии. А выигранную неустойку забирали юридические фирмы. Квалификация нанятых юристов и, соответственно, их зарплаты могут быть не самыми высокими — ведь все дела типовые, компания работает по принципу конвейера.

Партнёрство Канунникова и Инкина продлилось полгода — они работали по чёрной франшизе, без договора. В какой-то момент, поняв, как работает бизнес, Инкин ушёл в самостоятельное плавание. «Сначала Инкин показал ноль продаж в одном из месяцев, а потом прислал письмо о прекращении отношений», — говорит Канунников (письмо имеется в распоряжении «Секрета»). Вопрос денег Инкин не комментирует, в СПАРК этой информации нет.

К 2014 году банки перестали взимать комиссии — рынок, на котором зарабатывал Инкин, ещё жил по инерции, но приносил всё меньше дохода. Предприниматель стал искать новые возможности.


«ОК Банкрот»

Осенью 2014 года Инкин узнал, что готовится закон о банкротстве физических лиц. «Мне знакомые с Госдумы сказали, что закон пройдёт», — со всем прямодушием говорит Инкин. У него был год до вступления закона в силу, чтобы подготовиться к старту.

Инкин переехал в Москву и поступил в Юридический университет имени Кутафина. Он решил, что снова нужно создавать конвейер и продавать франшизы. Важно построить сильный брендбук, чтобы филиалы платили головному офису за вывеску и оформляли франшизы юридически. Кроме того, нужно мониторить в режиме онлайн количество заключённых партнёрами договоров. Последнего Инкин добивается с помощью CRM-системы. На её установку он потратил около 3 млн рублей. В общей сложности запуск компании обошёлся Инкину в 10 млн рублей. По его подсчётам, окупиться компания должна осенью 2017 года.

Помимо «ОК Банкрот» крупнейшими игроками на этом рынке считаются компании «Стоп кредит» и «Стоп долг». Инкин говорит, что, в отличие от конкурентов, прежде чем браться за дело, он проводит экспертизу заёмщиков, выясняя, не было ли у них судимостей по экономическим статьям или недобросовестных займов — это две самые частые причины отказа в банкротстве заёмщикам в судах. В итоге, по словам Инкина, 90% его клиентов оказываются признаны банкротами.

Сейчас у «ОК Банкрот» 51 договор на франшизы. Филиалы платят роялти от 12% до 20% в зависимости от размера оборота. По данным компании «Олевинский, Буюкян и партнёры», на конец 2016 года банкротами были признаны около 16 000 физических лиц. С помощью «ОК Банкрот» банкротами были признаны 150 человек, сумма списанных задолженностей — 461 млн рублей. При этом было запущено 536 процедур банкротства — по большинству из них решения ещё не приняты.

Выгода этого бизнеса в том, что юристы берут деньги за свои услуги вне зависимости от того, будет клиент признан банкротом или нет. Тарифы в «ОК Банкрот» составляют от 17 000 до 100 000 рублей.

Головной офис приносит Инкину оборот лишь 15 млн рублей в год. Ещё 10 млн приносят филиалы. В такой схеме есть очевидный минус — Инкин не застрахован от того, что филиалы будут обманывать и, переняв бизнес-модель, сбегут, чтобы открыть свои собственные компании. Сам Инкин когда-то поступил именно так.

Такой случай уже был — в Архангельске. CRM-система позволяет видеть всех клиентов филиалов и выборочно их прозванивать. В Архангельске число заключённых договоров с подавшими заявки клиентами оказалось подозрительно низким — мошенничество было выявлено. Инкин внёс начальника филиала в чёрный список. Но его бывший партнёр Антон Канунников сомневается, что это поможет: «Франшизные партнёры не доносят до кассы большую часть денег, это стандартная практика в России». Сам Канунников тоже теперь зарабатывает на банкротствах, но после того, как от него ушёл Инкин, по франшизам больше не работает, предпочитая открывать свои филиалы. Возможно, поэтому оборот у Канунникова в два раза меньше, чем у Инкина.

Инкин долго рассказывает о том, как зол на обманувшего его директора филиала: «Это противоречит моему нутру, как можно так не по-человечески поступать!» Я спрашиваю, не смеются ли над ним, работающим без высшего образования, его собственные юристы. Инкин даже бровью не ведёт: «Вы знаете, как умерла одна из крупнейших рыб-хищников на планете — мегалодон? Маленькие косатки съели её корм. Вот я — косатка».

(Нет голосов)

Комментарии

Люба Люба
Интересная сказка...