RuGrad.eu

24 июня, 13:04
четверг
$72,67
-0,50
86,71
-0,35
19,20
+ 0,02

Взяты под стражу в зале суда

Вынесен приговор по делу о «Ярославе Мудром». Трое бывших руководителей завода «Янтарь» признаны Балтийским районным судом Калининграда виновными в хищении путём растраты. Двое из обвиняемых также признаны виновными в ложном сообщении о готовящемся террористическом акте. Приговор в законную силу не вступил. Защита с приговором категорически не согласна и будет его обжаловать.
Николай Волов, бывший генеральный директор судостроительного завода «Янтарь», приговорён к шести годам лишения свободы. Василий Сухачёв, бывший заместитель генерального директора по госзаказам, приговорён к семи годам лишения свободы. Лидия Приходько, бывший главный специалист завода по бюджетированию, приговорена к пяти с половиной годам лишения свободы. Также все трое бывших руководителей приговорены судом к денежным штрафам по 600 тысяч рублей каждый. Осужденные взяты под стражу прямо в зале суда.
Спускаясь в наручниках и под конвоем по лестничному маршу в здании Балтийского районного суда, Лидия Приходько остановилась и спросила, то ли у конвоя, то ли у самой себя, понадобятся ли ей ТАМ тапочки и халат. Потом попросила сына, наблюдающего, как его мать конвоируют в СИЗО, передать ей ТУДА какое-то кардиологическое лекарство. Похоже, что приговор стал полной неожиданностью и для обвиняемых, и для их адвокатов.
Обвиняются в...
Корабль «Ярослав Мудрый» начали строить ещё в 1989 году. В 1994 году у государства кончились деньги, и строительство корабля было прекращено. «Ярослав Мудрый» с уже смонтированными турбинами стоял у стенки завода. В начале двухтысячных правительство приняло решение достроить «Ярослава Мудрого». В 2003 году встал вопрос о состоянии его двигателей. Чтобы сдать корабль госкомиссии, турбины надо было осмотреть и провести на них регламентные работы. Сделать это на всей территории бывшего Советского Союза могло только одно предприятие – украинский монополист ГК «Зоря-Машпроект». В своё время этот уникальный промышленный комплекс в городе Николаеве строили всем Советским Союзом. После гибели СССР выяснилось, что у Российской Федерации ничего подобного нет...
Как сказано в приговоре суда, Николай Волов, Василий Сухачёв и Лидия Приходько заключили договор о доведении турбин «Ярослава Мудрого» до необходимых стандартов с московской фирмой ЗАО «Холдинг «Спецкомплектресурс», которая изначально не могла это сделать, поскольку не имела ни технической возможности, ни необходимых лицензий. В июне 2005 года руководством завода «Янтарь» к доведению турбин «Ярослава Мудрого» до технических стандартов вместо ЗАО «Холдинг «Спецкомплектресурс» была привлечена другая московская фирма - ООО «НТЦ «Электроресурс». По мнению суда, это московское предприятие также было привлечено необоснованно, поскольку также не имело ни технической возможности выполнить регламентные работы, ни необходимых лицензий. Тем не менее, обеим московским фирмам заводом «Янтарь» были перечислены в качестве авансов деньги.
ЗАО «Холдинг «Спецкомплектресурс» получило 12 миллионов рублей, из которых большая часть пошла на оплату работ, всё-таки проведённых на турбинах корабля ещё одной московской фирмой, ОАО «Судпромкомплект» и непосредственно украинским предприятием «Зоря-Машпроект». При этом ЗАО «Холдинг «Спецкомплектресурс» в качестве «агентского вознаграждения» оставило у себя 1 702 838 рублей 40 копеек.
На счета ООО «НТЦ «Электроресурс» заводом «Янтарь» было перечислено 2 703 933 рублей 68 копеек. В приговоре суда говорится, что все эти деньги являлись средствами федерального бюджета. Хищение именно этих «агентских» денег в общей сумме 4  406 772 рубля 08 копеек в конце концов и инкриминировалось троим бывшим руководителям завода «Янтарь».
Помимо этого, Николай Волов и Василий Сухачёв обвинялись в заведомо ложном сообщении о террористическом акте, сделанном ими 23 июня 2006 года. Как говорится в приговоре, Василий Сухачёв по приказу Николая Волова позвонил в диспетчерскую завода и сообщил, что на заводе заложено взрывное устройство. В этот день в административном корпусе завода должно было пройти общее собрание акционеров.
Изначально Николаю Волову, Василию Сухачёву и Лидии Приходько инкриминировалась растрата суммы, определённой следствием как «более одного миллиона долларов». Но в ходе процесса обвинение отказалось от нескольких эпизодов, а часть эпизодов была исключена судом. В чём несомненная заслуга пятерых адвокатов трёх обвиняемых.
Доводы защиты
Ни один из обвиняемых не признал себя виновным. В приговоре отражены позиции обвиняемых. Николай Волов во время судебных слушаний показал, что договор с ЗАО «Холдинг «Спецкомплектресурс» (московский посредник №1) был заключён заводом, потому что это предприятие являлось официальным представителем на территории России украинского «Зоря-Машпроект» и имело генеральное соглашение с ВМФ России. В соответствии с этим соглашением «Холдинг» мог организовать отправку турбин на Украину. Весной 2005 года стало известно, что «Холдинг» распался на две компании, одна из которых, ООО «НТЦ «Электроресурс» (московский посредник №2), взяла на себя все обязательства по контракту на регламентные работы на двигателях «Ярослава Мудрого». Однако во время выполнения работ уже непосредственно на украинском предприятии «Зоря-Машпроект» выяснилось, что стоимость регламентных работ будет больше, чем предполагалось изначально. Второй фирме был выплачен аванс.
Также Николай Волов показал, что это решение было согласовано с заказчиком корабля – Министерством обороны РФ. И что этим же заказчиком было принято решение не включать в стоимость корабля агентские гонорары, выплаченные московским фирмам-посредникам. При этом, по показаниям Николая Волова, работы над турбинами для «Ярослава Мудрого» завод оплачивал за счёт взятых кредитов, поскольку Минобороны, как сказано в приговоре, «своевременно денежных средств не перечислял».
Вопрос, мог ли «Янтарь» напрямую договориться с украинцами, стал одним из ключевых на этом процессе. Защита утверждала, что не мог - по международному законодательству.
Что же касается обвинения в ложном сообщении о якобы заложенной в административном корпусе завода бомбе, то Николай Волов показал, что вечером 22 июня 2006 года он разговаривал по телефону с владельцем 34% акций завода, московским банкиром К. (К. в данный момент находится в следственном изоляторе ФСБ «Лефортово»). К. по каким-то своим соображениям хотел сорвать собрание и предложил своё решение – «заминировать» завод. Николай Волов не стал спорить с крупным акционером, согласился с ним, но предпринимать что-то конкретное не стал.
По версии защиты, разговор Николая Волова и господина К. случайно услышал Василий Сухачёв, который находился в приёмной директорского кабинета. Ложно поняв смысл беседы как факт того, что завод заминирован, чтобы избежать возможных негативных последствий, и выполняя свой гражданский долг, Василий Сухачёв и позвонил в диспетчерскую завода, сообщив о возможном взрывном устройстве.
Обвинение утверждает
Все свидетели по этому делу, допрошенные в суде, были вызваны обвинением. У защиты своих свидетелей не было. Обвинение сделало ставку на показания свидетелей о том, что договор с московскими посредниками был заключён в нарушение существующего на заводе стандарта, без согласования со службами завода, отвечающими за его исполнение. Помимо этого договор не был согласован с представительством МО РФ на заводе.
В суде были оглашены показания сотрудников украинского «Зоря-Машпроект». Они показали, что официального дилера в РФ предприятие не имеет, представители завода к ним по поводу ремонта турбин не обращались и что все переговоры по поводу регламентных работ на турбинах на «Зоря-Машпроект» украинская сторона вела с московскими фирмами.
Также в текст приговора вошло несколько расшифровок телефонных переговоров обвиняемых. Все их разговоры к этому моменту прослушивались сотрудниками ФСБ (по мнению защиты – незаконно).
Во время одного из них офицер Министерства обороны, обеспокоенный ситуацией вокруг турбин для «Ярослава Мудрого», спрашивает Василия Сухачёва, мог ли тот заключить договор с украинским «Зоря-Машпроект» напрямую, без посредников. Да, мог, - отвечает Василий Сухачёв.
Очень красноречива расшифровка телефонного разговора Лидии Приходько и некоего Славы, которая была включена в текст приговора. Её текст мы цитируем по диктофонной записи, сделанной в зале суда во время чтения приговора:
Слава: Значит, ты помнишь, вчера говорили о дизелях?
Лидия Приходько: Ну...
Слава: Значит, если ты половину даже суммы сможешь в этом году перечислить, то от всей суммы 3% гарантированно до Нового года 60% твои. Это уже я беру на себя.
Лидия Приходько: Сколько процентов?
Слава: Твоих 60% от 3% от общей суммы
Лидия Приходько: Да я что-то думаю, что мы не будем с этой ерундой связываться, Слава.
Слава: Почему?
Лидия Приходько: Да потому что вряд ли что-то получится... все бегают, и, наверное, мы не будем этим заниматься.
Слава: Да нет, ну тут-то я... При чём здесь ты-то? Я ж на себя как бы беру. Ну что, если, положим, если сможешь хотя б половину до нового года, это там около полутора...
Лидия Приходько: Ну посмотрим, Слава, посмотрим.
Слава: Целых 90 единиц. Что, плохо, что ли?
Лидия Приходько: Ну всё. Это неплохо. Ну всё, хорошо. Давай...
Слава — это, как объяснили, подчинённый Василия Сухачёва.
Также в текст приговора вошла расшифровка разговора Николая Волова и московского акционера господина К. Из неё ясно, что инициатива сорвать собрание при помощи ложного сообщения о взрывном устройстве принадлежит Николаю Волову...
***
Защита с приговором не согласилась. И на наш вопрос, будет ли он обжалован, один из трёх адвокатов Николая Волова Виктор Дорохин ответил: «Обязательно».
ДВ

(Нет голосов)