RuGrad.eu

24 января, 14:17
$74,36
+ 0,00
90,41
+ 0,00
19,92
+ 0,00

"Расстрелял её в упор". Убийство на улице в Калининграде

Еще один развод, который закончился убийством: житель Кемерова выследил бывшую жену в Калининграде, куда она сбежала с двумя детьми, и расстрелял ее прямо на улице. Затем он покончил с собой. Трагедии могло не случиться, если бы закон о противодействии домашнему насилию в России был уже принят, считают эксперты.

Это преступление произошло вечером 26 ноября на улице Чернышевского в Калининграде. 37-летний мужчина застрелил из охотничьего карабина свою бывшую жену. А потом застрелился сам.

По словам очевидцев, убийца ждал жертву у ее дома, сидя в машине. Бывший муж выстрелил в нее из карабина "Сайга", перезарядил оружие и продолжил стрелять дальше. После этого встал на колени рядом с трупом женщины и застрелился. Дети в это время находились в квартире.

– Когда все случилось, я выходила во двор как раз, поэтому слышала выстрелы. Сначала подумала, что салют, – рассказала корреспонденту Север.Реалии местная жительница Наталья. – Сначала была длинная очередь, потом мужчина заорал, затем один короткий. Мои соседи, которые непосредственно все видели, говорят, что он расстрелял ее в упор, потом сел на колени рядом, заорал и выстрелил в себя.

По словам соседей, убийца не пытался заговорить со своей жертвой, начал стрелять сразу. Себе он выстрелил в шею.

– Я думала, салют, что-то рано стреляют. Выглянула, а тут трупы, – рассказала корреспонденту Север.Реалии соседка Галина. – Женщина, которая погибла, вышла, видимо, за маслом. Этот пакет с маслом потом валялся здесь. А потом я слышала, как дочка кричала: "Посмотрите, это моя мама? У нее мех на капюшоне есть?" Так кричала... А у женщины и правда куртка была с капюшоном...

"Мужчина подкараулил у дома бывшую жену и произвел в неё не менее шести выстрелов из охотничьего карабина. От полученных ранений 35-летняя женщина погибла на месте. Подозреваемый покончил с собой. В отношении 37-летнего жителя Кемеровской области возбуждено уголовное дело об убийстве (ч. 1 ст. 105 УК РФ)", – сообщает пресс-служба регионального Управления Следственного комитета.

По предварительным данным, пара из города Кемерово была в разводе с 2019 года. Женщина с двумя детьми – девочкой десяти лет и мальчиком четырех лет переехала в Калининград летом. Бывший муж приехал в конце октября и жил на съёмной квартире. У него имелось разрешение на ношение и хранение охотничьего карабина, из которого было совершено убийство, уточнили в Следственном комитете.

После случившегося на место приехала мать убитой. Ей были переданы дети и, как уточнили в правительстве, власти помогут ей оформить опеку над внуками. Очевидцы слышали, как она говорила, что бывший муж неоднократно угрожал её дочери.

В СКР сообщили, что проверяют эту информацию. Также будет проверена законность получения подозреваемым разрешительных документов на оружие.

По словам Натальи, стрелявший мог оставить в машине предсмертную записку. Однако пока следственные органы эту информацию не подтверждают.

– Полицейские досматривали машину очень долго. Из машины, как будто с сиденья взяли лист бумаги А4, долго ее осматривали, фотографировали. Вряд ли это были документы – обычно они в сложенном виде лежат в бардачке, – говорит Наталья.

"Отдохнуть, развеяться"
По словам Натальи, приезжая казалась закрытым человеком. Она купила и установила рольставни на окна и не общалась с соседями по подъезду. О семье мало что знали, кроме того, что в Калининграде живут родители погибшей.

Бывший супруг следил за ней около недели. Это подтверждают данные о его перемещениях на арендованном автомобиле. Пятого ноября он взял в аренду черный "Хендай-Солярис" у калининградки – сначала на две недели, а потом продлил аренду до 3 декабря.

– Машина принадлежит девушке, я иногда помогаю ей сдать или принять машину и занимаюсь техническими вопросами, – рассказал калининградец Павел Мельничук. – Этот человек арендовал автомобиль с 5-го по 20-е ноября, а потом через два часа позвонил и сказал, что возьмет машину до 3 декабря. Сам съездил, переобул её на зимнюю резину, поменял лампочку. Очень тактичный человек с виду. Владелица спрашивала у него: "Вы к нам на ПМЖ прилетели?" А он сказал: "Да не, отдохнуть, развеяться".

По его словам, в разговоре арендатор намекнул, что работал следователем, но не уточнил, в какой именно структуре. По данным сайта "Новый Калининград", который ссылается на свой источник, житель Кемерова работал дознавателем в МЧС.

Судя по передвижениям автомобиля, убийца выследил жертву 20 ноября.

– С 20-го числа он кружил вокруг дома. Семь раз за это время стоял иногда полчаса, иногда полтора. В машине никаких следов алкоголя не было, только большое количество сигарет. Но и то аккуратно. Две пачки он скурил перед этим, – рассказал Мельничук.

Пока имена погибших не разглашаются.

Как рассказала Наталья, ночью после убийства к дому приходил неизвестный мужчина, знакомый погибшей.

– Скорей всего, убитую звали Алена. Сегодня около двух часов ночи приходил ее любимый человек. И орал – нет, выл ее имя, долго. Кричал: "Я же тебя предупреждал". Стучал в двери, но в подъезд не заходил. Я от этого проснулась и все слышала, – вспоминает калининградка.

Закон до сих пор не принят
Истории, когда решившая уйти от мужа женщина оказывается жертвой убийства или избиения, в России далеко не редкость. Недавно во Всеволожске, Ленинградская область, была убита хозяйка салона красоты Елена Шпак. Ее топором зарубил муж Сергей, с которым она пыталась расстаться. Незадолго до гибели Елена обращалась за помощью в полицию, но в возбуждении уголовного дела ей отказали.


Ежегодно с домашним насилием сталкивается 16 миллионов россиян, и во время пандемии количество случаев насилия в семьи только выросло. Однако закона о противодействию домашнему насилию до сих пор не принят. В Госдуме лежит законопроект, разработанный рабочей группой под руководством депутата Оксаны Пушкиной, поддержанный экспертами и активистами. Он предполагает, что столкнувшийся с домашним насилием человек (в подавляющем большинстве случаев это женщины) должен немедленно получить защиту от государства: полиция обязана рассмотреть и принять заявление об угрозе, должна существовать сеть убежищ, где жертва может укрыться от насильника, агрессор должен получить предписание с запретом приближаться к жертве.

Полтора года назад начал работать проект "ТынеОдна": сеть взаимопомощи женщин, площадка, на которой жертва насилия по геолокации может найти тех, кто ей поможет: волонтеров, психологов, юристов, контакты фондов и кризисных центров, составить заявление в полицию с помощью понятной, разработанной формы, которая адаптирована для экстренных случаев. Помощь оказывается бесплатно.

Правозащитники обратились в правительство РФ с требованием принять срочные меры защиты от домашнего насилия. Сооснователь Проекта W, сети взаимопомощи для женщин, соавтор законопроекта о профилактике домашнего насилия Алена Попова разместила на своей странице в Фейсбуке инструкцию, как граждане России могут помочь продвижению законопроекта.

По информации Поповой, стрелявший – житель Кемерово Александр Машков, а его жертва – Алена Машкова.

– Алена и Александр уже полтора года находились в разводе. Алена и раньше обращалась в правоохранительные органы с жалобами на преследования со стороны мужа. Пока мы точно не знаем, какое это было насилие – психологический террор, сексуальное насилие или физическое, – отметила Попова. – Но мы видим, что у Алены типичная ситуация: несмотря на ее обращения, правоохранительные органы ничего не предпринимали. А они и не могли ничего сделать – в законодательстве у нас нет термина "преследователь". Максимум, что может сделать полиция – возбудить дело по мертвой и неработающей ст.119 УК РФ (угроза убийством). Но и это часто не делается. Почти всегда жертвы слышат: "Почему же вы воспринимаете угрозу как реальную, ну, дамочка, ну он же Вас не убил".

По словам Поповой, на практике расставания и разводы существенно увеличивают риски домашнего насилия. Мужчины часто начинают мстить и преследовать бывших жен, как это и произошло с Машковой. Если бы полноценный закон о защите жертв домашнего насилия был принят в России, Алена была бы защищена охранным ордером, за соблюдением которого следила бы полиция. Александра бы отправили на обязательные психологические программы для снижения уровня агрессии, заставили носить GPS-трекер, который оповещал бы и Алену, и полицию о том, что экс-супруг нарушает определенные законом границы.

– Здесь важно, чтобы полиция имела полноценные инструменты для защиты жертв насильников. Но пока закон о домашнем насилии не принят, – говорит Алена Попова. – К концу года должна быть готова только финальная версия, как сказала Валентина Матвиенко. Но мы не останавливаемся, продолжаем активную работу, пишем письма, делаем публичные кампании, недавно было направлено открытое письмо на имя председателя Госдумы Вячеслава Володина, собираются подписи на сайте Change.org. Мы понимаем, что если мы не поднажмем, то закон точно будет лежать в долгом ящике.

(Нет голосов)