RuGrad.eu

29 ноября, 19:14
$75,86
+ 0,00
90,46
+ 0,00
20,18
+ 0,00

Алиханов объяснил, почему необходимо разобрать Дом Советов и что появится на его месте

Тема сноса Дома Советов в последние дни номер один. Только ленивый не высказался на этот счёт. Мы попросили Антона Алиханова ответить на самые важные вопросы.

— Зачем нужно было трогать Дом Советов? Стоял бы да стоял.

— Калининград — динамично развивающийся город. И одно из условий, почему он всё больше становится привлекательным для жизни и работы — это комфортная городская среда. Мы видим, как в последние годы преображаются дворы, общественные пространства и знаковые городские места, что позволяет капитализировать приведённые в порядок территории, а значит — увеличивать поступления в бюджет.

У нас есть исторический центр, где возвышается огромное недостроенное здание, которое за десятилетия стало определённым символом — символом запущенной территории. Я считаю, что недострой с выбитыми окнами не должен ассоциироваться с Калининградом. Очевидно, что с этим что-то нужно делать. И не я это придумал. И до меня проводились международные конкурсы, эта тема обсуждалась и заботила горожан.

Другой вопрос, что разные губернаторы пытались по-разному эту проблему решить. Продажа Дома Советов частной компании "Протострой" произошла еще в 2003 году. И Георгий Валентинович Боос получил эту проблему себе "в наследство". Он пытался решить её административным методом, через прокуратуру, суды, силовые органы. У него не получилось, мы все это знаем. Николай Николаевич Цуканов пытался наладить контакт с владельцами, договориться с ними, найти инвесторов, и достиг определённых результатов. Достаточно вспомнить работу бюро "Сердце города", и мы не собираемся отказываться от этих наработок. Но важно было вернуть территорию с Домом Советов в собственность региона, чтобы на ней можно было что-то делать.

Когда я стал руководить регионом, мы задумались о схеме, при которой мы находим инвестора, он покупает Дом Советов и делает из него место, где он мог бы зарабатывать деньги, то есть оправдывать свои инвестиции. Каким образом? У него появлялась бы возможность застраивать ту часть, которая сейчас находится за забором, у него бы появилась возможность достроить Дом Советов, что было обязательным условием нашей сделки с инвесторами. А мы бы в достроенном здании организовали музей, сделали технопарк, перевезли туда правительство и так далее. Мы перебрали нескольких инвесторов, долго и муторно вели переговоры, но в итоге пришли к выводу, что это очень сложный проект, и без государственного участия здесь не обойтись. Поэтому появилась идея вернуть территорию Дома Советов в собственность области.

И вот, мы получили дополнительные доходы сверх того, что ожидалось в бюджете, и договорились о том, что сделку оформляет Корпорация развития Калининградской области, которую мы профинансировали через взнос. При этом мы прекрасно понимали, что там достаточно земли вокруг, для того чтобы реализовать инвестпроекты и профинансировать реконструкцию или достройку самого здания.

— Почему дёшево продали и дорого купили?

— Вопрос о том, почему Дом Советов продали за 7 млн рублей, не мне нужно задавать, я не могу с этим ничего сделать уже, к сожалению. И вопрос этот можно задать правоохранительным органам.

Купили мы этот объект в итоге за без малого 400 млн рублей. Но подчеркну, что для нас в приоритете с историей про Дом Советов — это общественный интерес. Это сделка с прибылью, в первую очередь, для бюджета и калининградцев. Поясню: предварительно мы договорились, что компания-продавец регистрируется в Калининградской области, чтобы заплатить с этой сделки налоги в областной бюджет. И компания заплатила 58 млн 700 тысяч рублей, и, таким образом, цена покупки составила около 340 млн рублей. Однако нужно добавить, что при этом мы взяли на себя обременения в сумме 91 млн рублей — это вложения, которые осуществлялись в этот объект. Сюда входит строительство подстанции, проведение дополнительных коммуникаций и так далее.

— Какова реальная цена объекта?

— Обращаю внимание, что мы приобрели не Дом Советов, а юридическое лицо, которое владело Домом Советов и имело право аренды на 4 гектара земли вокруг сроком на 49 лет. Есть официальное экспертное заключение от ООО "Специализированная фирма "Оценка", которая говорит, что стоимость объекта составляет 624 млн рублей. Но обращаю ваше внимание, что цена земли достаточно сильно растёт сейчас. Более того, один из потенциальных инвесторов, с которым мы предварительно работали, заказывал у известной консалтинговой компании "Colliers" глубинные исследования территории — что можно там построить, какого рода недвижимость, как её использовать. Специалисты "Colliers" оценили объект более чем в 700 млн рублей. Это стоимость права, которое даётся инвестору для использования этой территории именно под застройку. А мы купили, напомню, за 430 миллионов — где 340 фактическая стоимость плюс 91 млн обязательств. Хочу подчеркнуть, что мы покупали актив застройки этой территории. Понимая, сколько стоит земля в городе, понимая динамику стоимости квадратного метра, привлекательности территории и всего остального. То есть все затраты после реализации проекта оправдают себя в ближайшем будущем.

— Почему Дом Советов необходимо разбирать? Может все-таки восстановить?

— Дом Советов находится в очень плохом нормативном состоянии. Несколько десятилетий здание продувалось всеми ветрами и заливалось дождём. Там внутри все прогнило, и это не образ, а истина. Но, тем не менее, достроить можно. На этот счет есть экспертиза НИЦ "Строительство" (а это лидер у нас в стране в сфере научно-технического сопровождения проектирования), которая нам говорит о том, что Дом Советов можно достроить и реконструировать ровно в том же виде, как есть, но это будет стоить от 3,5 млрд рублей и дороже. Это сильно дороже, чем то, на что мы изначально рассчитывали, и чем то, что потратиться, если разобрать здания до основания и построить заново в рамках реконструкции. Дольше, сложнее и дороже, причём в разы. При этом здание в том виде, как оно есть, не соответствует современным СНИПам и требованиям пожарной безопасности. Нам сдать этот объект никакой госкомиссии будет невозможно. На него просто не дадут разрешения на ввод в эксплуатацию. Это при варианте сохранения ровно как оно есть сейчас. Именно поэтому возникла идея разборки и реконструкции.

— Новое здание будет копией Дома Советов?

— Наверное, я самый большой поклонник Дома Советов — вы же видите, в моем кабинете стоит макет, я смотрю на него каждый день. Но всё равно возникает вопрос: повторять советский брутализм или делать что-то новое? Нужно ли воспроизводить здание в прежнем виде? Не уверен. Считаю, что мы должны двигаться вперёд, в том числе и в плане архитектуры. Объект этот люблю, он мне дорог. Но будем развивать его, реконструировать с учётом новых веяний, в том числе в архитектуре. Я не понимаю, почему Калининград должен постоянно себя тормозить. Почему мы не можем быть современными? Почему мы не должны смотреть на то, что происходит в мире?

— Кто будет заниматься проектами на территории Дома Советов? На каких условиях?

— Есть инвестор, с которым мы провели уже переговоры, сейчас идёт юридическая работа. Для нас принципиально важно, что это местный инвестор. А это значит, что он больше будет на виду, грубо говоря, будем знать, с кого спрашивать. Инвестор берёт на себя обязательства развивать эту территорию, реконструировать Дом Советов, то есть разобрать его до определённой степени и построить на этом месте, условно, второй Дом Советов за свои деньги. Подчеркну, всё делается за его счёт. Мы больше денег туда в плане стройки не вкладываем. Всё, что будет происходить дальше, планируем реализовывать как инвестиционный проект. Разборка стоит ориентировочно 300-350 млн рублей, она приблизительно продлится год. Дальше инвестор строит, передаёт Корпорации развития Калининградской области, читай правительству, определённое количество квадратных метров. Кроме того, часть площадей мы хотели бы взять в аренду, просто потому что наши учреждения разбросаны по всему городу и нужно сосредоточить их в одном месте.

В результате мы получаем определённую недвижимость, которая будет стоить дороже, чем то, что мы потратили на покупку. Эта сделка, может быть, будет иметь не огромную рентабельность, но она точно будет с прибылью.

Инвестор будет реализовывать застройку этой территории. Мы не собираемся расставаться с землёй, терять контроль над реализацией проекта. Землю инвестор получает в аренду, в обмен на то, что он строит и отдаёт в собственность квадратные метры. И зарабатывает он на аренде офисов, коммерческой недвижимости не офисного назначения, стритритейла и так далее.

— Место историческое. Будут ли проводиться археологические работы перед началом работ?

— Там будет вся археология, она уже ведётся учреждением, подведомственным Службе по охране культурного наследия. Уже проведены разведки, найдены определённые артефакты. Всё делается по закону, и, конечно, инвестор должен будет проводить археологические работы, в силу того, что на этой территории богатый культурный склон.

— Что всё-таки появится на месте Дома Советов?

— Есть пока примерное видение, что там будет. Мы, несомненно, будем опираться на хорошую мировую архитектуру и хороших архитекторов. Стеклянного куба точно не будет. Не для того мы тратим на это нервы и силы.

Что касается всего участка, то на нём разместятся Дом правительства, культурно-деловой центр, большой амфитеатр, пешеходные мосты, парки, вместительная площадь для городских мероприятий, перехватывающая парковка для туристических автобусов. Все эти красоты, понятно, за счёт инвестора. Ориентировочная стоимость всего проекта — 10 млрд рублей.

— Почему не устраивали общественные слушания по судьбе Дома Советов?

— Моё мнение на этот счёт достаточно простое. Мы устраивали уже огромное количество конкурсов, есть огромное количество результатов, выстраданная история с точки зрения зонирования, подходов, по поводу площади, пешеходной связи, дорог и прочего. И всё это будет, всё это уже учтено. Весь тот результат, накопленный на этих конкурсах, на обсуждениях с горожанами и с профессионалами-архитекторами, всё в новом проекте учтено. Поэтому обсуждать что-то ещё не требуется. А устраивать голосование с точки зрения архитектуры нового строительства вижу странным, понимаю, что архитекторы должны этим заниматься, градостроительный совет, профессионалы. Потому что всем не угодить, и это превратиться опять в непонятно что, в свалку мнений.

— Что с Королевским замком?

— Я за сохранение всего того из немецкого наследия, что уцелело. Сохранилась Янтарная мануфактура, возрождено здание ДКМ, кирха в Славске и так далее. Немецкая архитектура — это наш трофей, и мы им пользуемся. И это предмет, в том числе и гордости, потому что теперь это наше, мы завоевали это в честной битве за правое дело, защищая свою Родину. Ровно такой же подход у меня ко всем разрушенным кирхам, замкам и всему остальному. За это воевала моя страна и мой народ, и это теперь мое. Здесь, в Калининграде, уже родилось много поколений людей, для которых эти кирпичи уже родные. Подчеркну, моё мнение: всё, что осталось — осталось. И это нужно обхаживать, возрождать, и на этом надо деньги зарабатывать. Когда к тебе приходят гости, у тебя дома всё должно быть красиво, убрано и хорошо. И за это не должно быть стыдно.

Что касается восстановления замка, то я не очень понимаю, как можно, имея рядом недостроенный, недоделанный символ нашей, советской власти, рядом восстанавливать символ власти не нашей. Понятно, что кирпичи Королевского замка не наносили ущерб Советскому Союзу и людей в печах не жгли. Но замок Кёнигсберг на какое-то, пусть и короткое по историческим меркам время, был олицетворением германского нацизма, и власти этих людей. И там висели флаги со свастикой, и эти люди расстреливали русские сёла и сжигали города. Я не понимаю, почему я, человек, в семье которого есть люди, которые погибли на этой войне, защищая в том числе мое будущее и будущее тех, кто придёт после меня, должен восстанавливать символ Кёнигсберга. Я этого не понимаю. Я должен себя сам высечь? Не надо быть немцами, большими, чем сами немцы. Именно поэтому я во время визита Владимира Владимировича Путина 2 марта 2018 года в наш регион попросил его, чтобы он поддержал создание Музейного квартала, чтобы в Калининграде появился филиал Третьяковской галереи, Большого театра и огромный образовательный комплекс Московской государственной академии хореографии, центральной музыкальной школы. Чтобы в Калининграде возник центр российской культуры. Ведь самое главное в этом трофее, какой над ним реет флаг. Здесь должна быть наша русская, российская культура, которую мы очень сильно продвигаем в том числе проектами Музейного квартала и культурно-музейного комплекса на Октябрьском острове.

И конечно, Королевского замка не будет никогда. Нам есть на что направить усилия. И воссоздавать чужой символизм я точно не собираюсь.

Что касается раскопок замка, то они будут частично засыпаны, потому что консервировать их в открытом виде в таком объёме очень дорого. Мы засыплем часть раскопа, а вторую, условно, погрузим под купол, чтобы она была доступна, и её можно было смотреть. А на бывшей территории замка вырастет парк.

(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)