RuGrad.eu

24 февраля, 12:30
понедельник
$64,30
+ 0,00
69,42
+ 0,00
16,22
+ 0,00
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Всеми забытая дыра. Жители Балтийской косы сами укрепляют берег

Балтийская коса в Калининградской области – место насколько красивое, настолько же и захолустное. Уникальная природа, море и широкие песчаные пляжи соседствуют с хаотичной застройкой, заброшенными домами и берегом, который разрушается под натиском моря. Корреспондент Север.Реалии выяснил, как местные жители сами укрепляют берег, чтобы детский сад и их дома не оказались в море.


Балтийская коса, узкая полоса песка, которую тысячелетиями создавали ветер и морские течения, тянется на 65 километров. Северная половина принадлежит России, южная – Польше (там называют ее Вислинской). И если поляки свою часть косы застроили уютными поселками (здесь находится, например, курорт Крыница-Морска), то российской стороне не повезло. Даже сосед по региону оказался удачнее: похожая Куршская коса объявлена национальным парком и входит в список наследия ЮНЕСКО.

– У нас на косе богатых, знаменитых и влиятельных людей нет. Здесь достаточно сложно жить, особенно зимой, когда связь с внешним миром нарушена. Паром ходит только в хорошую погоду, – рассказывает местный житель Константин Бобков. – Нет нормальной сферы обслуживания, "дикие" туристы разрушают природу. А море подходит к нашим домам.


Бобков рассказал в социальных сетях о том, как он самостоятельно, практически в одиночку укрепляет морской берег.

"На Балткосе во время сильных штормов морская вода от прибоя подходит к рядом расположенным домам и улице Гончарова. Приходится спасать самим самих себя. А как по-другому??? Мы же не Светлогорск или Куршская Коса, а забытая всеми "дыра" Балтийская Коса. Русская пословица как всегда права и актуальна: спасение утопающих – дело рук самих утопающих... Помогитеееее!!!", – написал Бобков.

"Тут жрать нечего, а он доски ставит"

Авандюна на Балтийской косе, которую создавали последние 200 лет, разрушается под воздействием ветра и штормов. В советские годы берегоукреплением занимался местный лесхоз – в 1963 году коса получила статус заказника. В 2004 году статус был снят, а лесхоз закрыт. Про берег забыли.

– Я 25 лет в лесхозе отработала. Раньше целую зиму возили тростник, камыш, укрепляли площади, заполняли разрывы, завозили хворост кучами от санитарных рубок, – вспоминает пенсионерка Вера Качан. На косе она живет с 1963 года. – Сейчас все это забросили. Никому ничего не нужно.

Между тем, море выворачивает деревья с корнем и вымывает дюны. Вода уже заливает немецкий Западный форт постройки второй половины XIX века. Еще несколько десятилетий назад он стоял на суше, говорит Галина Бобкова, жена Константина. Она работает в детском садике в двухстах метрах от берега. Вода зимой при сильных ветрах подходит и к детсаду, и к жилым домам.

– Один раз в саду затопило подвал. А в соседних домах море затапливает все огороды. Пройдите по берегу – там такие проплешины есть, пляж размыт. Если мер не предпринимать, три-четыре года – и берег будет там, где стоит ольха, – Галина показывает на дерево в 50 метрах от забора детского сада.


Местные жители стараются укрепить берег кто чем может – остатками дерева, цементом.

– Вот, смотрите, местные делают. Ставят какие-то рамы, остатки от окон, мешки с цементом, – показывает Константин Бобков самодельные укрепления. Но все это – до первого шторма.

Сам он укрепляет берега по науке – устанавливает деревянные "клети" – квадраты из досок. В каждую клеть укладывается 30 ведер морских водорослей, которые способствуют буйному росту растений.

Научную методику подсказали в калининградском отделении Института океанологии им. П.П. Ширшова – один из сотрудников купил на косе дом.

– Его реально затронула эта тема, он предложил начать укреплять берег. И я начал с прошлой осени. Поставил около сорока клетей. Каждая клеть из дерева – 1600 рублей. Я возил бревна, распиливал на пилораме. Лесопиломатериал, электроэнергия, гвозди – все за свой счет. А за водоросли институт мне платит – из расчета ведро 25 рублей, – рассказывает Бобков.

Заведующий лабораторией прибрежных систем института Борис Чубаренко – тот самый сосед, который купил дом – рассказывает, что Бобков, укрепляя дюны, помогает провести научный эксперимент:

– Мы давно проводим мониторинг побережья и видим, что оно сильно разрушается. Знаем скорость выдувания, знаем, как разрушается авандюна. Научный интерес у нас здесь был давно. Поэтому мы решили провести эксперимент по использованию выбрасываемых штормов водорослей при восстановлении авандюны. Они позволяют клетям быстрее заполняться песком. Также они способствует образованию зеленой массы, которая потом может служить удобрением для растений, – пояснил Чубаренко.

Если этот опыт будет успешен, результаты применят и на других участках побережья, говорит ученый.


Деревянные клети удерживают песок и в будущем должны полностью обрасти травой. Сверху поставят еще ряд клетей – тогда песок будет точно оставаться на месте, а не улетать вместе с ветром. Константина поддерживает жена – Галина помогла мужу поставить несколько конструкций. Помогают и соседи. Но далеко не все.

– Люди на меня смотрят достаточно странно: он что, идиот, тут жрать нечего, а он доски ставит, ходит, колья вбивает. "Зачем, если все равно море все разрушит?" Но пока не сносило, настолько сильных штормов не было, – говорит Бобков.

"Только морды бить"

На косе он живет с 1984 года. После летного училища Константин приехал в Калининградскую область служить в авиационной части. При военных жизнь на косе кипела, говорит он. Здесь работал еще немецкий аэродром Нойтиф с гидрогаванью – один из лучших аэродромов Германии. Были целы авиационные ангары, сейчас наполовину разрушенные. Их планируют сносить, но активисты протестуют.




Сегодня на косе остались ракетная часть и пограничники. Авиачасть частично сократили и вывели с косы в 1996 году. Константин показывает заброшенные немецкие здания: в одном была столовая, куда летчики ходили обедать. Сейчас рядом с полуразрушенным зданием "черные копатели" разрыли двухметровые воронки. Копатели ищут, чем поживиться, а заодно повреждают электрокабели, нарушая электроснабжение.

– К ним подходишь, говоришь: что ж ты делаешь, свинота, зарой хотя бы. А он на тебя с лопатой бросается, начинается драка. Можно в Калининграде взять и вырыть в центре города воронку? А здесь – можно, – сокрушается Бобков.

Когда военные ушли, сюда хлынул сюда поток отдыхающих. В 2018 году косу посетило 66 тысяч туристов, и с каждым годом их становится только больше.

– Сегодня поток туристов неконтролируем, – говорит Константин. – Здесь можно отрываться, бухать, ездить пьяными за рулем по дюнам. Свобода! У них в глазах такое счастье, что они наконец-то попали туда, где нет ограничений. На Куршской косе – шаг влево шаг вправо – сразу штраф 5 тысяч. А у нас единственное, что мы можем сделать – только морды бить.


Туристы жгут костры, провоцируя пожары и уничтожая растительность, которая должна укреплять песок, говорит Бобков. Полиции при этом на косе нет.

– Мы обращались к органам ГИБДД, а они говорят: извините, там нет знаков, запрещающих парковку, и законов у нас нет, которые разрешили бы нам применять меры, – рассказывает Константин.

Отрезаны от мира

Красота природы не спасает от ощущения заброшенности и ненужности. Работы в поселке практически нет, и молодежь отсюда бежит. Когда-то на косе была школа, а сейчас ее здание пустует. Пустых, полуразрушенных и сгоревших домов здесь слишком много. Но они соседствуют с новыми трехэтажными особняками – из-за моря и пляжа земля здесь "золотая".

Местные жители, которых осталось порядка 700 человек, уже столкнулись с тем, что их придомовые территории, которыми они пользовались десятки лет, пытаются отобрать.

– Это ужасно. Штрафуют моих соседей на 5-10 тысяч рублей – за то, что якобы они незаконно пользуются землей. А они пользуются ею всю жизнь. На все письменные заявления "прошу присоединить", власти отвечают: "У вас, согласно закону, шесть соток есть, а вы хотите еще, не слишком ли вам жирно будет?" – говорит Бобков. – А потом сами нарезают куски и продают их. Я тоже жду этого. У меня тоже частный дом.

После публикаций в СМИ захват земли удалось приостановить, говорит общественник из Балтийска Сергей Дустин. Он написал заявления в прокуратуру по девяти таким случаям.

– Прокурор объяснил, что да, проверка прошла, но вроде как эти отмежеванные участки никому не проданы, нет повода для прокурорского реагирования. Между строк читается, что власти пошли на попятную, – поясняет Дустин.

От "большой земли" косу отрезают несколько километров морского канала. Через него восемь раз в день ходит паром из Балтийска. Он возит жителей косы бесплатно, но при силе ветра выше 13 м/с переправа закрывается. В зимний сезон это случается чуть ли не раз в неделю – невозможно перебраться в экстренном случае, нельзя вызвать пожарных или "скорую".

– Мы фактически на острове. Отрезаны. На косе есть медсестра. Но регулярно бывают случаи, когда нужна серьезная медпомощь, а вызвать внепланово паром требует времени, – говорит Константин Бобков.

Бывало, что женщины и рожали здесь, не успев перебраться, рассказывает Вера Качан. Из-за нюансов с переправой горят дома.

– Недавно, вот, сгорело два дома – пожарные приехали слишком поздно. В советские годы, помимо парома, ходил катер раз пятнадцать в сутки, до часу ночи, до последней электрички. А теперь как ветер, так паром не ходит. Зато когда много отдыхающих едет – так никакой ветер не страшен. 33 миллиона сторговала за лето эта компания, – говорит Вера Михайловна.

На легковой машине на паром лучше не заезжать, предупреждает Бобков. Зимой из-за ветра уровень воды в канале повысился, и автомобили с парома съезжают на причал чуть ли не под углом 45 градусов – можно оторвать глушитель или пробить двигатель.

В январе жители косы инициировали общественные слушания. Несколько десятков человек приехали в Калининград, заполнили собой весь зал областной Общественной палаты и рассказали о своих проблемах: переправе, "диких" туристах, разрушающемся береге, отъеме земли. Косе необходим особый статус, по аналогии с Куршской косой, заявили они. Неожиданно власти их поддержали.

– Мы готовы лоббировать предложение жителей косы в правительстве РФ, нужно принимать экстренные меры по этой территории. Мы пошлем заявку в правительство с просьбой принять решение о создании здесь национального парка, – заявил министр природных ресурсов и экологии региона Олег Ступин.




Статус национального парка изменил бы жизнь на косе. Но пока нет результатов, властям местные жители не верят.

(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)