RuGrad.eu

20 января, 10:09
$66,33
+ 0,00
75,58
+ 0,00
17,62
+ 0,00
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Глава Конкурсного агентства Леван Дараселия: Контроль в сфере госзакупок будет усиливаться

Недавно Калининградская область была отмечена премией Рунета за высокие темпы цифровизации закупок. Наша область получила диплом в категории «Лучший регион на Портале поставщиков». О новой работе с закупками мы поговорили с руководителем областного Конкурсного агентства Леваном Дараселией.

Чем занимается агентство?

- Какова суть деятельности Конкурсного агентства и масштабы работы?

- Оценить масштаб может каждый желающий. Есть официальный сайт Единой информационной системы в сфере закупок (zakupki.gov.ru), он федеральный, и, как вы понимаете, содержит очень большой массив информации о закупках по всей стране. Мы сделали донастройку к этому сайту под региональный аспект – открытый портал информации о закупках в Калининградской области (portal-zakupki.gov39.ru). И на этом ресурсе можно всё узнать: что мы делаем, сколько закупок проводим, какая получается экономия и так далее. Причем все отслеживается как по региону в целом, так и по муниципалитетам.

А если говорить официальным языком, то Конкурсное агентство является уполномоченным органом по закупкам в рамках 44-го Федерального закона "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд". Помимо этого мы осуществляем закупки по 223-му ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц". И проводим различного рода имущественные торги: продажа имущества, аренда сельхозземель, продажа прав на заключение договоров водопользование и другие.

- В чем различие?

- 44-й закон - это государственные заказчики, 223-й - это закупки отдельных видов юридических лиц. Это, например, автономные учреждения, ГУПы, МУПы, бюджетные учреждения, где доля государства превышает 50 процентов и так далее. Например, в стране по 223-му закону проходят закупки таких гигантов рынка как "Лукойл", "Роснефть", то есть зачастую довольно крупных предприятий. Также мы осуществляем имущественные торги, торги по приватизации, и даже такие экзотические проекты как аукцион по распродаже подарков губернатору, полученные в ходе протокольных и официальных мероприятий.

- Как интересно. Все уже распродали?

- Нет, но стараемся - поступили в казну небольшие средства. Кроме того, выбирали недавно единого регионального оператора по обращению с твердыми коммунальными отходами. У нас все прошло более-менее гладко: была всего одна жалобы и один суд, но мы эти обжалования выиграли, отстояв интересы области. В других регионах подобные конкурсы нередко проходили со скандалами.

- Насколько удобна действующая система закупок для бизнеса?

- Сейчас в законодательстве произошли изменения: все закупки с января 2019 года будут происходить в электронной форме. Сейчас часть торгов, а именно запрос котировок, запрос предложений и некоторые другие происходят в бумажном формате. С января такой возможности не будет - только электронный вариант. То же самое относится к открытым конкурсам. Это упрощает жизнь и заказчикам, и подрядчикам-поставщикам. Потому что, находясь, допустим, во Владивостоке, тебе не надо отвозить бумаги в Калининград.

Чем больше закупка - тем больше экономия

- Примерно год назад губернатор Антон Алиханов анонсировал серьезные изменения в сфере госзакупок. В чем состояла суть реформ? С какой целью они проводились?

- С 2016 года заказчики осуществляли закупки самостоятельно, при начальной (максимальной) цене контракта, которая не превышала 500 тысяч рублей. Каждый заказчик самостоятельно готовил документы и размещал на федеральном портале. После этого нередко поступали жалобы в Федеральную антимонопольную службу (ФАС), суды и так далее. Закупка могла длиться девять месяцев и более! Это очень долго. В 2017 году лимит этих средств мы уменьшили до 200 тысяч рублей. Но заказчики и здесь нашли, как поступить: они безбожно дробили закупки, чтобы не идти через Конкурсное агентство.

- Почему?

- Мы для них жесткий фильтр. Убираем лишние "заточки", дополнительные требования. В прошлом году заказчики из-за того, что дробили свои закупки, провели порядка 15 тысяч закупок до 200 тысяч рублей. Мы, то есть Конкурсное агентство, в свою очередь провели около двух тысяч закупок. Из-за этого дробления у заказчиков отсутствует четкое планирование закупок, поставщики также не могут запланировать свою деятельность, из-за этого многие фирмы на торги так и не выходят. Или выходят те, кто об этом заранее знал. Для того, чтобы переломить эту ситуацию, мы решили снизить лимит средств до нуля. Такое ограничение заработало с 2018 года. И сейчас большая часть больниц, например, основную часть закупок планирует на полгода и на год. И это нам выгодно, потому что чем больше лот, тем больше экономия средств бюджета. Но дело не только в экономии. Больницы, зная, что через полгода им нужно то или иное лекарство, заранее планируют закупки, и мы не сталкиваемся с дефицитом лекарств.

- Сколько сэкономили? Какой результат?

- В этом году по данным на 6 ноября заключено 7,5 тысячи контрактов на 16,5 млрд рублей. Экономия составила 775 млн рублей, это 4 - 5 процентов. В прошлом году в связи с тем, что у нас были объекты к чемпионату мира по футболу экономия составила 1,6 млрд рублей, или 5,6 процента от начальных максимальных цен.

О закупках лекарств

- Вы упомянули про лекарства. У нас практически каждый год случались проблемы с лекарствами для льготников - в начале года наблюдался их дефицит. Почему это происходит и что ждать в наступающем году?

- Вначале о ситуации в прошлом году. В декабре 2017-го вступили в силу федеральные новые правила обоснования начальной (максимальной) цены контракта при проведении закупок лекарственных препаратов. Для того, чтобы заказчику купить лекарство, он осуществляет занесение позиций в план-график. Допустим, 25 ноября он занес позицию. Потом подождал 10 дней, и на одиннадцатый день мы можем начинать закупку. Но в декабре, повторю, вступили в силу новые нормативы, которые требуют от заказчика обосновать цену не только коммерческим предложением, а еще взять цену ранее заключенного контракта, которая может быть в разы ниже, а также цену из госреестра лекарственных средств. И уже из этих цифр взять за основу наименьшую. Соответственно, это снова изменения в план-график, то есть, ещё плюс 10 дней, и так далее. Заказчику, чтобы не попадать на штрафные санкции, пришлось делать все заново. В итоге время было потрачено на переоформление, произошла задержка в поставках лекарств.

Что мы сделали в этом году? Более 100 закупок по льготным лекарствам на 2019 год были размещены еще до ноября. Их общий объем – почти полмиллиарда рублей. Все закупки основными способами закупок – через конкурс, аукцион, проходят централизованно, то есть через Конкурсное агентство. С января по текущий момент размещено закупок лекарств на 1,2 млрд рублей. Осталось небольшое количество, которое мы непременно доберем до конца года.

- Можно сказать, что в январе дефицита лекарств не будет?

- Мы каждую закупку держим на контроле. Они пройдут в полном объеме и вовремя.

Долгожданный онкоцентр

- Вопрос про онкологический центр. В этом году была скандальная ситуация с отменой аукциона. Расскажите, что произошло.

- Я считаю, что торговать на аукционах такие социально значимые объекты недопустимо. Потому что мы только на конкурсные процедуры потратили больше, чем полгода. Занимались этим с марта по октябрь. Восемь раз ездили в Москву, чтобы защищать наши интересы в ФАС. У нас же выбирали застройщика стадиона без конкурса. Логично и другие социально значимые объекты подобного уровня, такие, как онкоцентр, проводить так же.

- Это возможно по законодательству?

- Да, если есть распоряжение президента или правительства. Но в случае с онкоцентром у нас выбора не было.

- Из-за чего возникали сложности? Почему история растянулась?

- Мы эту закупку проводили два раза. Оба раза способом электронного аукциона. Первый раз получили жалобу организации, которая посчитала, что в рамках этого аукциона могут участвовать все, кто угодно, в том числе и те организации, у которых нет членства в СРО (саморегулируемой организации - Ред.) по объектам атомной энергии. А мы на основании заключения госэкспертизы установили очень жесткое требование - этот объект из-за специального оборудования относится к объектам использования атомной энергии. Было четыре жалобы в ФАС о том, что это требование незаконно. Мы неделями жили в ФАСе, доказывали, что это требование нужно, необходимо и никак иначе. Нас поддержали. В итоге вышли на аукцион две организации. У одной из них не было допуска СРО по «атомке», у второй отсутствовала необходимая документация: не представили копию исполненного контракта. 31 августа закупка была признана несостоявшейся из-за недопуска к аукциону обоих участников . Повторно закупка разместилась 3 сентября. Участвовало три компании, но допущены были два участника. Победило ООО "Артель" из города Реутов Московской области.

- Откуда у них допуск к атомной энергии?

- Они представили нам выписку из реестра СРО, мы ее проверили, сделав соответствующие запросы в СРО. Есть федеральный ресурс, где эта информация доступна в онлайн режиме.

- Все-таки онкологический центр - это не жилой дом...

- У нас в законодательстве, к сожалению, нет положения, что у организации, участвующей в подобных аукционах, должен быть опыт в строительстве именно медицинских центров.

- Два-три участника - это не мало?

- На такой объект это нормально. Там же большое финансирование. Для того, чтобы принять участие, даже заявиться на закупку, надо внести обеспечение заявки в размере 127 млн. рублей. Не у каждой организации есть такие свободные средства. И пока ты не отторгуешься или не заключишь контракт, тебе эти деньги не вернут. А чтобы обеспечить исполнение самого контракта, необходимо внести 640 млн рублей. Эти деньги будут висеть на счетах бюджетного учреждения пока не будет построен объект.

Про электронный магазин

- Еще одно новшество - электронный магазин. Что это такое и как работает?

- О, это крутая штука. Электронный магазин - это ноу-хау для Калининградской области, но не новшество для некоторых других регионов. Регион начал пользоваться этим функционалом с декабря 2017 года. Дело в том, что закупки, которые идут до 100 и 400 тысяч рублей у единственного поставщика по определенным нормам 44-го Закона, заказчики могли не показывать в публичном пространстве. Шкафы, стулья, канцелярские принадлежности, например. Мы все это обелили, вывели из тени. Теперь такие закупки проводятся в электронном магазине. Сейчас заказчику, чтобы, допустим, купить шкаф за 20 тысяч рублей, нужно разместить информацию об этой потребности на электронной площадке, и туда за определенное время любой поставщик может подать свою заявку на эту закупку. И тот, кто меньше дал, тот и молодец. Что-то типа ярмарки. Объем этих средств, который был ранее в закрытом режиме, составляет почти миллиард рублей в год. То есть это очень существенные цифры. Если сэкономить хотя бы 10 процентов от этого, уже хорошо для региона в целом.

- Как отреагировали заказчики? Больницы, например?

- Конечно, многие были против. Но у нас и на федеральном уровне включаются такие механизмы. Например, скоро должны запустить площадку "Березка" для закупок малого объема.

- И все-таки некоторые вещи по-прежнему можно закупать втемную?

- Можно, жесткой регуляторики по закупкам малого объема пока нет. Но для нас было важно, чтобы заказчики учились работать в этой системе. Мы постарались настроить министерства так, чтобы они большую часть своих закупок проводили открыто. И раз в квартал мы докладываем губернатору, что происходит, какие результаты, он внимательно за этим следит. А с января 2019 года будем внедрять жесткий контроль. Сейчас разрабатывается региональная информационная система по закупкам, и все они будут проходить через эту систему. Ожидаем, что этот проект еще больше повысит эффективность расходования бюджетных средств и конкуренцию на торгах.

- Будете использовать систему блокчейн?

- Да, посылы блокчейна присутствуют в этой системе. Там не будет двойного ввода, вся информация будет доступна. Затем свяжем ее с финансовой системой. Ни одна закупка у нас не пройдет, если недостаточное финансирование. Превысил лимит - закупка дальше не пройдет. Кроме того, с нового года для российских регионов возобновляется действие такого серьезного инструмента, как блокирующий контроль со стороны Федерального казначейства.

- Кто разрабатывал региональную информсистему по закупкам?

- В стране есть несколько разработчиков. У нас над ней работает научно-производственное объединение "Криста" из Ярославской области. Компания опытная. Она уже внедрила подобную систему более, чем в 30 регионах России, разрабатывала федеральный электронный бюджет. Все это делается главным образом для скорейшего удовлетворения потребностей заказчиков в товарах, работах, услугах, для упрощения входа поставщиков на рынок. То есть, мы вырабатываем и внедряем единые правила поведения.

(Нет голосов)