RuGrad.eu

23 мая, 21:46
среда
$61,26
-1,27
72,24
-1,09
16,92
-0,18
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Презентация книги о первых калининградских переселенцах закончилась скандалом

Во Фридландских воротах прошла презентация уже третьего переиздания книги «Восточная Пруссия глазами советских переселенцев», выпущенной под редакцией историка Юрия Костяшова. Ради такого случая в музей пришел и сам Костяшов и те, кто помогал интервьюировать первых переселенцев, кто собирал информацию (к слову, в числе этих людей оказался и сегодняшний директор Фридландских ворот Андрей Ярцев). Не обошлось и без скандала, так как явились и оппоненты Костяшова и его коллег, отказывающиеся принимать правдивую историю тяжелых сороковых годов, ставших для многих переселенцев трагическими. Дело в том, что в книге поднимается довольно скользкая тема депортации оставшегося после разгрома нацистов немецкого населения, а также опубликованы воспоминания советских граждан о совместном с ними проживании.

Проблемы с изданием

Именно эта тема в советском Калининграде долгие годы не обсуждалась, ее долго старались не ворошить и в постперестроечном, уже российском городе. Но время шло, первые поколения переселенцев постепенно сменялись новыми, и в 90-е годы возникла потребность услышать голоса тех, кто приехал после войны на эту землю. Калининградскими историками был составлен опросник, по которому были взяты интервью у более трех сотен человек. Весь объем рукописей ушел в областной архив, а отобранный составителями материал был скомпонован в книгу. Вот только правда разительно отличалась от газетных публикаций и лозунгов, она поразила в первую очередь издателей, даже испугала их.

- Только в 1997 году, через шесть лет после того, как рукопись была готова, мы наконец-то сумели ее двинуть в издательство, - вспоминает Юрий Костяшов. – В Калининградском книжном издательстве эта книга была подготовлена, сверстана, планировалось отпечатать десятитысячный тираж, и он уже был оплачен, но снова возникла определенная пауза перед публикацией. Но, как нам вскоре стало известно, из администрации области поступило указание, что книга не может быть опубликована, потому что она оскорбляет ветеранов и очерняет наше прошлое. Набор, подписанный мною лично в печать, был рассыпан.

В итоге, книга в 1998 году вышла в Германии, в 2000 году она вышла в Польше, а в России ее впервые напечатали не в Калининграде, а в Санкт-Петербурге. Зато в 2002 году ее выпустило уже калининградское университетское издательство. Оба тиража довольно быстро разошлись и стали библиографической редкостью, поэтому было решено сделать третье переиздание.

Моральные вопросы

О том, как сложно было брать интервью, рассказал один из авторов Константин Резуев.

- Люди были научены хрущевской оттепелью, они сначала были довольно открыты, но потом вдруг задумывались: «А вдруг мне за это что-нибудь будет?» - говорит Резуев. - Люди привыкли молчать. Помню супружескую пару, где муж был очень разговорчивым, а жена постоянно толкала его в бок и шептала: «Что ж ты такое говоришь?» В итоге, далеко не все интервью оказывались подписанными, иногда отказывались от публикации уже в последний момент.

Также Резуев вспомнил, что некоторые моменты смущали и интервьюеров. Например, его лично возмутил рассказ о том, как дочери офицера, занявшей особняк, прислуживали немцы, жившие в этом доме до войны.

- Для меня, как советского человека, это было аморально, но женщина делилась этим со мной, - вспоминает историк. – Я думал о том, что ее рассказ попадет в историю, и с точки зрения читателей женщина будет выглядеть некрасиво. Правда, потом я понял, что моя задача была не искажать историю, а показывать ее такой, какой она была на самом деле.

Скандал и «пионерский подвиг»

Ближе к концу мероприятия долго терпевший и время от времени выкрикивающий с места реплики историк Владимир Шульгин, известный в Калининграде своими радикальными взглядами, поднялся со стула и попытался превратить презентацию в митинг, заявив, что у немцев есть «масса восторженных отзывов о книге».

- Они это воспринимают как одну из черт успешной политики переформатирования русского общественного мнения с тем, чтобы следы влияния Москвы здесь все меньше и меньше ощущались, - заявил историк.

Далее Шульгин назвал труд авторов книги «пионерским подвигом» и процитировал заметку из какого-то маргинального немецкого издания о том, что «ломается логика героики советской России» (цитату Шульгин привел почему-то на немецком языке, вероятно, предполагая, что все в зале владеют им в совершенстве).

На реплику скандалиста ответил директор музея историк Андрей Ярцев.

- Дело в том, что, если мы почитаем газету «Калининградская правда» за те годы, то мы увидим, что в регионе якобы не было никаких недостатков. Вероятно, какие-то недостатки переселенческой политики действительно были, например, как вспоминают первые переселенцы, приезжая на новое место, они получали дома, в которых соседи уже выставили оконные рамы и двери. Но были и удачные моменты, когда люди получали целые особняки. Я думаю, что в книге нет однозначных ответов на поставленный вами вопрос, это просто воспоминания людей, они так видели. Если говорить о голоде 1946-47 годов, то во время него гибли не только немцы, но и часть русского населения, особенно в деревнях. Люди просто не могли пережить ту зиму, потому что они приезжали осенью, и им не выдавали припасов. Если вы к нам пройдете во внутренний дворик, то увидите там могилы 1947 года самостийные. Я подозреваю, что могилы связаны именно с тем голодом, и на надгробьях (их 14) только русские имена. Если у вас есть претензии, то предъявляйте их к этим людям, - указывая на книгу, заявил Ярцев. – Нас можно оскорбить, конечно. Но я не хочу, чтобы оскорбляли людей, которые пережили такую тяжелую эпоху.

Шульгин снова вскочил со стула.

- Да причем тут люди?! – закричал он. - Я вас спросил, как вы к немецким восторгам относитесь? Причем тут переселенцы? Важно не как голосуют, как говорил товарищ Сталин, а как считают. Обработать можно все, что хочешь и как угодно в зависимости от того, есть у человека русские чувства или нет.

- Я должен верить цитате, что вы прочитали, на слово? – ответил Ярцев. – Я не знаю, читали ли вы книгу. Если читали, то напишите что-то свое, напишите, что вас не устраивает. Вероятно, люди, с которыми мы общались, если они еще живы, ответят вам. А я призываю просто почитать книгу и любить наш край.

P.S.

Книгу «Восточная Пруссия глазами советских переселенцев» можно приобрести в магазине «Калининградская книга» (ул. Карла Маркса, д. 18) и в музее «Фридландские ворота».

(Голосов: 10, Рейтинг: 3.61)