RuGrad.eu

20 октября, 14:13
суббота
$65,81
+ 0,09
75,32
-0,25
17,49
-0,13
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Узбекская пленница: за что многодетную мать хотят экстрадировать из Калининграда

Уже несколько месяцев Елена Баукова живет в страхе, что в ее дверь постучат судебные приставы и вместе с семьей отвезут в аэропорт для экстрадиции в Узбекистан. Женщина уверена, что стоит им пересечь границу, как она окажется в тюрьме, а ее дети — в приюте. Как многодетная мигрантка оказалась заочно обвиняемой в уголовном преступлении и почему боится собственной родни, в материале «Нового Калининграда».

«Вы находитесь в федеральном розыске», — эта фраза, совершенно ровным тоном брошенная полицейским, тяжелым эхом пронеслась над головой 40-летней Елены Бауковой. Уроженка Узбекистана в это февральское утро пришла в Отдел по вопросам миграции калининградского УМВД на улице Яналова, чтобы продлить временную регистрацию. Поселившись с четырьмя сыновьями в Калининградской области почти два года назад, она совершенно не догадывалась, что ее и без того насыщенная трагическими событиями жизнь вдруг получит новый виток.

****

Родилась Елена в Ташкенте, в семье русских военных. Там же окончила среднюю школу, но дальше учиться не пошла — у матери случилось два инфаркта и семье требовалась помощница. 16-летняя Елена устроилась работать нянечкой в детсад, но вскоре перешла на должность воспитателя. Там же она и познакомилась со своей будущей свекровью — коллега сосватала девушке своего сына. Спустя два года справили никох — народный свадебный обряд. Официально супруги расписались только в 1999 году, когда в семье уже воспитывался первенец.

С мужем Елене, по российским меркам, не повезло — он запрещал ей учиться, работать, постоянно изменял и время от времени избивал, рассказывает она. Обо всех неприятностях, по словам женщины, знала и ее свекровь, ведь молодая семья тогда жила в одной с ней квартире.

«Свекровь мне говорила: „А что ты хочешь? У нас мусульманская страна. Мужчина имеет право взять несколько жен“. В Узбекистане развестись сложно — идти некуда, прокормить детей одной не выйдет. Развод для женщины там — это позор. Вокруг тебя будут осуждать и откажутся помогать. В полиции тоже заявления о побоях не принимают, если это муж сделал. Поэтому, если муж не соглашается тебя отпускать, то просто избивает и запирает дома — никто ему ничего не скажет», — вспоминает Елена.

Периодически Елена все-таки пыталась уйти от супруга, но каждый раз это заканчивалось сначала побоями, затем извинениями, потом обещаниями новой счастливой жизни и в конце — примирением. Так в семье появилось еще двое сыновей.

Эргаш, а именно так звали мужа Елены, имел свою фирму по продаже электрооборудования, но доходы этот бизнес приносил нестабильные. Несмотря периодически появляющиеся долги перед поставщиками, мужчине удалось накопить на отдельную двухкомнатную квартиру. Жилье семья приобрела на одном этаже с родителями мужа — это означало, что, несмотря на переезд, Елена оставалась под бдительным присмотром свекрови. Та же, как считает сама женщина, настраивала сына на тоталитарное отношение к жене и детям.

«Свекровь всегда хотела, чтобы мой муж давал ей деньги. Он и давал — сколько, я не знаю. Но он и занимал у нее, когда было туго. У свекрови даже была специальная тетрадка, куда она все записывала», — говорит Елена.

Сложнее всего приходилось домочадцам, когда Эргаш впадал в невротические состояния. Выяснить, в чем причина странного поведения главы семейства, удалось не сразу. Но в итоге медики установили, что мужчина страдает сомнамбулизмом.

«На почве недосыпания у мужа появились галлюцинации, и все это переросло в маниакально-депрессивный психоз. Он даже как-то пытался меня убить — ему что-то привиделось», — вспоминает Елена.

В 2002 году, рассказывает женщина, Эргаш прошел курс лечения в платной клинике, после чего ему стало явно лучше и все родные на некоторое время почувствовали облегчение.

****

Однако в 2014 году мужчина покончил с собой. Предшествовала этому его поездка на пару лет в Россию, чтобы подзаработать. Первый год на чужбине с Эргашем все было хорошо — он даже периодически высылал семье денег и рассказывал о планах когда-нибудь вместе с детьми и женой переехать в Россию на ПМЖ.

А вот потом случилась странная история, реальность которой даже сама Елена ставит под вопрос. Как-то мужчина долгое время не выходил на связь, а потом позвонил жене ночью.

«Он просил выслать денег на билет до Ташкента. Уверял, что какие-то люди держали его в наручниках в подвале, а днем заставляли работать. Я не могла нигде занять ему даже на билет, потому что мы и так были все в долгах», — уверяет Елена.

Женщина обратилась за помощью к свекрови. Та не отказала и внесла очередную запись в свою «долговую тетрадку». Как стало известно позже, эти 400 долларов — не единственная сумма, которую Эргаш занимал у своей матери в период жизни в России.

По словам Елены, супруг вернулся в Узбекистан странный: несколько дней он сидел дома и не реагировал ни на какие расспросы. Потом вроде немного пришел в себя, но все еще отказывался рассказывать, что же с ним произошло перед приездом домой.

Как-то Эргаш признался Елене, что слышит голоса и что ему срочно нужна большая сумма денег, но не пояснил зачем.

«В тот вечер он был не в себе, — вспоминает канун трагедии Елена. — Я подошла к нему, но он с криками „Не трогайте меня, я вам все верну“, отшвырнул меня в другой конец комнаты. Потом вроде отошел и пошел спать. А утром я его нашла мертвым».

****

После смерти Эргаша, по словам Елены, ее свекровь не стала долго горевать, а принялась требовать возврата долгов от невестки. Также родственница настаивала и на разделе наследства, а именно — той самой квартиры, в которой жила ее невестка и внуки.

«Свекровь стала мне угрожать, чтобы я вернула долг. Она говорила: «Из дома не выходи, мы тебя прибьем, а детей твоих на органы пустим. Однажды сына избили на улице — он не знает кто. После этого он стал просить уехать из города. Дети стали бояться бабушку и даже боялись выходить на лестничную клетку, если она там. В военкомате моему сыну поставили диабет на фоне стресса», — перечисляет Елена.

Продать жилье, в котором по закону о наследстве была доля и у свекрови, выгодно не получалось. Родственница настаивала на такой сумме от сделки, что у Елены после раздачи долгов не осталось бы денег даже на самую маленькую квартирку на окраине, куда она могла бы переехать с детьми.

Но однажды произошло событие, которое заставило Елену забыть о каких-то имущественных интересах: как уверяет женщина, у нее попытались выкрасть годовалого сына. Четвертого мальчишку Светлана родила уже после смерти мужа от нового ухажера — он был гражданином России и обещал увезти ее к себе на родину. Но в итоге что-то не срослось. Благоверный остался жить на Сахалине, а Елена — в Ташкенте.

«Как-то днем я шла с коляской по улице. Рядом остановилась машина, и из нее вышел мужчина. Он взял моего сына на руки и спросил: „Что тебе дороже: квартира или ребенок?“. Я стояла, онемев, и боялась, что он сейчас просто уедет с моим ребенком в неизвестном направлении», — рассказывает женщина.

Получив от Елены ответ «ребенок», незнакомец сообщил, что с ней выйдет на связь человек, который поможет устроить сделку по продаже квартиры. На следующий день Елене действительно позвонил мужчина. Был ли он посланником тех людей, которые угрожали жизни ее сына, или это очередной посредник, которого насоветовали знакомые, Елена не знала, да и выяснять не хотела.

«Я готова была на все, лишь бы этот кошмар поскорее закончился и мою семью оставили в покое. Я понимала, что надо уехать с детьми из страны, тем более что в Калининграде уже жила моя подруга, и она готова была», — поясняет сама женщина.

Мужчина оказался грубоват и деловит: он сразу пообещал «уладить все со свекровью» и продать квартиру так, чтобы и самой Елене остались деньги на покупку билетов в Россию и для оплаты долгов. За свои услуги «риелтор» попросил всего 200 долларов. Елена по доброй воле оформила на мужчину генеральную доверенность на ведение дел. Спустя какое-то время она видела свою свекровь и нового доверенного вместе. Они вели дружескую беседу. Из этого Елена сделала вывод, что свекровь либо раньше уже была знакома с мужчиной, либо ему действительно удалось найти к ней подход, и сейчас они решают вопрос с недвижимостью. Спустя месяц покупатель был найден, и все документы на наследство, а также договор купли-продажи, были готовы. Каким образом был урегулирован вопрос со службой опеки, которая должна была давать согласие на сделку, учитывая, что в жилье были прописаны несовершеннолетние, Елена не знает. Не уточняла женщина и как заполучил посредник согласие ее свекрови.

«Когда я и мой старший сын подписывали договор о продаже, то видели, что в собственниках свекрови нет. Решила, что посредник как-то с ней договорился и она от наследства отказалась», — поясняет Елена.

Продав квартиру, Елена выписалась из жилья, а после получила на руки 4000 долларов, которых хватило только на то, чтобы раздать долги и купить билеты на самолет. На руках у свекрови оставалось три долговые расписки, по которым Елена должна была расплатиться. «Риелтор» заверил, что все деньги родственнице выплачены и вопрос решен. Через два дня, 27 августа 2016 года, семья уже летела в Россию.

«Мне сказали: у тебя есть три дня, чтобы забрать вещи. Я успела собрать одежду, передать картины и фотографии подруге. Остальное имущество я оставила в квартире, — говорит Елена. — Конечно, сейчас уже понимаю, что надо было как-то забрать расписки, по которым, по идее, все было выплачено. Но тогда мне и в голову это не пришло, ведь я была уверена, что вся эта сделка проворачивалась с подачи самой свекрови, а значит, ее все устраивает».

В Калининграде Елена с детьми поселилась у мамы своего крестника — давней и близкой подруги. Семья согласилась предоставить им регистрацию в своем доме в поселке. Спустя некоторое время женщина с детьми переехала в Калининград на съемную квартиру. Работала Елена и на производстве, и в клининговой компании. Сейчас официально числится членом КРОО «Сопричастность» и периодически подрабатывает, убирая чужие квартиры.

«Старшие дети подрабатывают понемногу разнорабочими. Есть у них огромное желание пойти учиться, но пока нет возможности. Снимаю квартиру. Средний сын ходит в школу. С младшеньким сидим по очереди: либо я, либо старшие мальчики», — рассказывает Елена.

****

Когда Елена неожиданно узнала, что находится в федеральном розыске, то тут же попыталась выяснить, в чем дело. Полицейский что-то пробубнил про незаконное пересечение границы и предложил прийти на следующий день к следователю.

Женщина так и сделала. По результатам запроса в Узбекистан оказалось, что свекровь подала в правоохранительные органы заявление на родственницу, уверяя, что та — мошенница. В этот же день, то есть 9 февраля, Елену поместили в калининградский ИВС (изолятор временного содержания).

«Мне сказали, что положено меня задержать на 48 часов до выяснения обстоятельств. Я успела написать смс-ку своему сыну, а после этого у меня забрали телефон», — уверяет Елена.

На следующий день состоялся суд об избрании меры пресечения. Поддержать Елену пришло множество калининградских волонтеров из центра «Сопричастность». Судья не посчитала, что Елену нужно содержать под стражей, и отпустила под подписку о невыезде. Прокурор попытался опротестовать данное решение уже в областном суде, но апелляцию оставили без удовлетворения.

После этого Елену вызвали в ФСБ для беседы. Там, между делом, сообщили, что ей грозит экстрадиция — произойдет это, как только придет запрос с Узбекистана. Правда ходатайство об экстрадиции должен еще удовлетворить местный суд.

Пока у российских правоохранительных органов информация есть только о том, что в октябре 2016 года, то есть через два месяца после отъезда семьи в Россию, в отношении Елены Бауковой в Ташкенте было возбуждено уголовное дело. По российскому законодательству то, что инкриминируют Елене, подпадает под статью 327 УК РФ, то есть ее обвиняют в подделке документов и мошеннических действиях.

«Свекровь утверждает, что невестка подделала свидетельство о смерти свекрови и вступила в наследование квартиры без нее. А потом еще и продала жилье. Плюс вспомнила родственница также и долговые расписки Елены. В отсутствии самой обвиняемой в Узбекистане прошло несколько судов, в ходе которых женщине была назначена мера пресечения в виде заключения под стражу, поэтому ее и объявили в федеральный розыск», — рассказывает адвокат Елена Зубахина.

Старшие сыновья Елены уже совершеннолетние, поэтому могут остаться жить в Калининграде в любом случае. А вот младшим детям — 2,5 и 10 лет, поэтому в случае экстрадиции матери их тоже перевезут в Узбекистан. Там же Елене грозит арест, а это значит, что сыновей отправят в детский дом.

«Мы пытались понять, чего хочет свекровь, и уладить как-то с ней конфликт. Мой старший сын связывался с ней, но на все расспросы она отвечала, что я должна сидеть в тюрьме, а мои дети — в детдоме, — уверяет Елена. — Я уверена, что эта женщина меня и мою семью в покое не оставит. Единственное, что мне остается — это просить убежища РФ. Других вариантов нет».

К сожалению, копии доверенности на имя посредника, который и занимался оформлением сделки по продаже квартиры, у Елены не осталось. На руках у женщины только договор купли-продажи, который составлялся от ее имени.

Сейчас у Елены есть регистрация в Калининградской области до 2020 года. Ей необходимо получить разрешение на работу и предоставить в суд данные об официальном заработке, чтобы получить вид на жительство.

«У нас есть конвенция, согласно которой если Елена получит вид на жительство, то тогда уголовное дело сюда Узбекистан должен будет переслать. Могу сказать, что по нашему кодексу и имеющимся данным уголовного дела, очевидно, что Елена не виновата и уголовное дело будет прекращено. Там вообще нет никакого состава преступления. Ведь сбор документов осуществлялся не самой женщиной, а по нотариальной доверенности», — рассуждает адвокат.

Однако перед тем, как подавать документы для получения вида на жительство, необходимо решить вопрос об экстрадиции — тут все зависит от правоохранительных органов Узбекистана. Последние молчат. Елена, ее адвокаты и волонтеры рассчитывают, что российская сторона поможет в этой ситуации, поэтому продолжают стучаться во все кабинеты, включая Генеральную прокуратуру РФ, — везде пока тишина.

(Нет голосов)