Андрей Романов: С новым проектом производства сыров планируем дойти до Урала

Глава регионального отделения Союза промышленников и предпринимателей и совладелец одного из крупнейших агрохолдингов области подвел итоги работы компании в минувшем 2016 году для проекта ТОП-30 RUGRAD.EU.


Чем ознаменовался для вашего холдинга 2016 год?


2016 год был непростым, разнонаправленным. Очень четко сформировались тенденции. Часть бизнеса, которая строилась на импортных составляющих, снижалась, причем очень большими темпами. А там, где мы занимаемся более глубоким производством и переработкой, мы демонстрировали или стабильность, или определенные темпы роста. Иначе говоря, мясопереработка снизилась в разы, а сельское хозяйство, в частности производство и переработка молока, — растут. Эти же тенденции сохраняются в 2017 году.

В 2016 году наиболее стремительно наш бизнес рос за счет реализации ООО «Малиновка». Поголовье скота там увеличилось с 1000 до 2000 голов.


Какие перспективы роста вашего бизнеса вы видите? Насколько насыщен рынок?
Рынок на сегодняшний день насыщен. Рынок Калининградской области — особенно. Поэтому если и будет какой-то рост, то он будет за счет внешних рынков, то есть Москвы и Санкт-Петербурга. Мы стараемся осторожно выходить на эти рынки.

Сейчас мы готовимся к реализации ряда новых инвестиционных проектов. Это программа 2018–2019 годов. Речь идет о строительстве комплекса по производству продуктов более длительного хранения, чтобы выходить на рынок РФ. Экспорт животноводческой продукции мы сейчас не рассматриваем, потому что он практически везде ограничен.

Наш предстоящий проект связан со строительством молочного комплекса на 3,6 тыс. голов молочного стада; комплекса по выращиванию молодняка на 3,4 тыс. голов; завода по переработке молока в сыры — на 20 тонн сыра в день (переработка 200 тонн молока в сутки); а также селекционно-генетического центра на 96 голов быков.

Мы уже заканчиваем разработку данных проектов, передаем их в Госэкспертизу и рассчитываем до конца года пройти все этапы согласования с банками и Минсельхозом РФ.
Это будет первый новый сыродельный завод таких объемов. У нас сейчас в области есть мощности по производству сыров, но они небольшие и не самые современные.
Финансироваться проект будет по ставке 5 % через новую систему льготного кредитования сельхозбизнеса?
Я считаю, что здесь нам надо побороться. В постановлении правительства говорится: ставка «до 5 %». Мы будем выбирать банки и стараться снизить ставку. Это вроде бы небольшая ставка, но на сегодняшний день она уже выше инфляции.
Как вам удается продуктивно конкурировать на рынке РФ?
Мы стараемся рассчитывать каждый шаг: что-то оптимизируем, где-то создаем новые продукты. Например, проект глазированных сырков. В Калининграде он уже неплохо «выстрелил». В «большую Россию» с этим проектом мы недавно начали входить через «Ашан» и «Викторию».

Наш проект по сырам как раз ориентирован на российский рынок. У сыра принципиально другие сроки хранения по сравнению с нашей нынешней линейкой молочной продукции, и это позволяет создать совсем другую географию продаж. С этим продуктом мы планируем дойти до Урала.
Есть ли у этого вашего проекта потенциальные конкуренты в «большой России»?
Много, кто об этом говорит, но каких-то больших игроков с промышленными заводами на 200, 300, 400 тонн молока в сутки я пока не вижу. В Краснодарском крае строится большое предприятие, но оно планирует производить твердые сыры. Это сложнее. Мы говорим о полутвердых сырах типа «Российского» и «Тильзитера».
Какие ожидания у калининградского бизнеса относительно результатов за 2017 год?

2016 год был годом ожидания. Сейчас рынок стабилизировался. По итогам 2017 года никто не ожидает особого роста, но и провалов рынка уже никто не ждет. Сейчас можно принимать решения: фиксировать производство, сокращать или наращивать. Для себя, например, мы не видим перспектив развития мясопереработки и вряд ли будем в него инвестировать. В сельском хозяйстве и молокопереработке мы будем расширяться — у нас есть соответствующие компетенции.
Есть ли какие-то новые направления в зерноводстве?
Сейчас мы убираем сою. В прошлом году мы сделали эксперимент на 50 га. В этом году мы уже засеяли 300 га. Если в этом году мы сможем получить хорошее качество по масличности и белку, то получится новая культура, которую можно и нужно будет вводить в севооборот более активно.

Если получим хороший результат, то дальше будем разговаривать либо с «Содружеством» [по поводу переработки], с маслом они сами будут разбираться. Либо поставим свою относительно небольшую переработку и будем делать жмых, а не шрот (отличаются содержанием масла в продукте. — Прим. RUGRAD.EU.). Обсуждать, как будет идти развитие в данном направлении, мы будем с нашими немецкими партнерами в октябре – ноябре, когда поймем, как сложится ситуация по урожаю. С ними мы идем с 2003 года, и многие технологические вещи у нас появляются не потому, что мы такие умные, а потому, что мы активно с ними работаем.
Почему с соей до сих пор не работали в калининградском зерноводстве?
С ней работали всегда. Но результат был неудовлетворительный.
В последнее время сошлось несколько факторов. Во-первых, это климатические изменения. Во-вторых, выведение новых сортов сои.
Сейчас ситуация с соей в Калининградской области аналогична ситуации с кукурузой в 2005 году. До 2005 года кукурузу в Калининградской области толком не выращивали. С 2005 года ее начали внедрять сначала на силос, а в 2010–2011 году появились сорта, когда кукурузу можно было производить на зерно. В прошлом году мы отгрузили кукурузу на экспорт: она соответствовала всем требованиям.

Сегодня соя — это основа всего животноводства в мире. Мы постоянно проводим эксперименты с сортами и нашли удачный вариант. Это достижения специалистов нашей компании, которые постоянно искали на рынке новые варианты.

Если все получится, то часть площадей, которые сейчас у нас заняты кукурузой, мы отдадим под сою. Эта культура намного интереснее: в ней намного больше белка.
Made on
Tilda