RuGrad.eu

19 ноября, 05:58
$59,63
+ 0,00
70,36
+ 0,00
16,57
+ 0,00
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Несколько семей на улицу

Несколько семей на улицу
Фото rugrad.eu
С 1973 года Екатерина Степановна работала продавцом в системе «Калининградского городского потребительского общества» (КГПО), которое в 1986 году предоставило ей однокомнатную квартиру в доме №230 по Советскому проспекту. Состояние жилья в старом немецком фонде было ужасающим: квартира неблагоустроенная, вместо канализации — колодец во дворе, печное отопление пришлось монтировать за собственный счет. При этом формальный владелец дома постоянно отказывался выдать жильцам разрешение на приватизацию. 
В мае 2006 года КГПО решило продать здание, в котором на тот момент проживали три семьи. Новым собственником дома площадью 132,5 квадратных метра стал Игорь Мазуркевич — в настоящее время он является депутатом Гурьевского городского округа от «Единой России», владельцем компании «КалининградСтройТрест», президентом региональных федераций джиу-джитсу и грэпплинга. Договор купли-продажи включал в себя пункт о том, что покупатель берет на себя все обязательства перед зарегистрированными в доме жильцами. 
Об этих обязательствах вспомнили весной 2013 года, когда у владельца появились планы возвести на придомовой территории еще один дом площадью около 192 квадратных метра (впоследствии он был зарегистрирован как баня). Тогда сразу был засыпан колодец, а пристройки, хозяйственные строения, в которых хранились дрова и уголь, были снесены. По словам Екатерины Степановны, жителям было обещано, что после завершения строительства они получат квартиры в новом 2-этажном доме. Люди ждали окончания работ, однако позже им предложили переехать по договорам коммерческого найма в другое здание, расположенное в дачном обществе, либо выкупить там квартиры. 
«Дом, в котором мы проживали, начали приводить в непригодное состояние. Дренаж был нарушен, в результате чего затопило подвал, двор заставили строительными материалами, засыпали все песком и гравием, а техника размесила непроходимую грязь. Были созданы все условия, чтобы мы ушли в никуда, так как проживать без воды, тепла и туалета было невозможно», - рассказывает Екатерина Степановна. Из-за постепенного разрушения здания в 2015 году ее семье пришлось выехать на съемную квартиру, оставив часть личных вещей и мебель. 
Перед этим, в декабре 2014 года, покупатель старого жилого дома подарил его вместе с участком площадью 767 кв. м своей матери — Марии Мазуркевич. Как убеждены жильцы, в рамках соглашения о передаче имущества были проигнорированы и специально не указаны обязательства перед ними. Более того, спустя два года формальный собственник здания подала иск в Центральный районный суд Калининграда о признании людей утратившими права пользования жильем и снятии их с регистрационного учета. Екатерина Богданова и ее сын подали встречный иск, в котором потребовали признать недействительным дарение дома и обязать Игоря Мазуркевича предоставить их семье жилое помещение. 

Суды
В обоснование своего иска Мария Мазуркевич ссылалась на то, что какого-либо соглашения с жильцами о порядке пользования помещениями не существует. Согласно ее позиции, отношения с ними поддерживал бывший собственник дома, с разрешения которого ранее в здании проживали люди. Кроме того, заявлялось, что с 2015 года спорный объект пустовал, разрушался, все личные вещи якобы были вывезены, а наличие зарегистрированных в доме незнакомых лиц нарушает права владельца. 
Суд установил, что в соответствие с Жилищным кодексом, который действовал в период вселения людей в дом на Советском проспекте, обязательное составление договора найма в письменном виде не требовалось, его заключение осуществлялось через открытие финансового счета на имя нанимателя. При этом переход прав собственности на занимаемое жилье не влечет за собой расторжение или изменение условий социального найма. Таким образом, все обязанности КГПО, согласно позиции суда первой инстанции, в 2006 году действительно перешли к Игорю Мазуркевичу. Как выяснилось, при последующем дарении дома в договоре было указано, что в нем никто не зарегистрирован. Суд счел, что это положение не соответствовало действительности и нарушало требования жилищного кодекса. Примечательно и то, что собственник в 2013 году фактически начал строительство «бани» без разрешения - этот документ был выдан властями лишь в декабре 2015 года и подразумевал возведение индивидуального дома со сносом существующего. Выселение в условиях стройки суд не посчитал добровольным. 
Учитывая изложенное суд отказал в удовлетворении требований Марии Мазуркевич и поддержал семью Богдановых. Однако, решение было обжаловано владельцем дома в Калининградском областном суде. 
В июле 2017 года суд апелляционной инстанции пересмотрел решение Центрального районного суда Калининграда, признав действительным договор дарения здания, заключенный между Мазуркевичами и не став обязывать собственника предоставлять помещение Екатерине Степановне и ее сыну. Дело в том, что у жителей дома нет постоянного права пользования, которое дало бы им основания оспаривать какие-либо сделки с ним. Кроме того, суд посчитал, что объект был приведен в плохое состояния в том числе из-за того, что пользователи не обращались к владельцам и не заставляли их проводить капитальный ремонт. 
При этом апелляционная инстанция не усмотрела оснований считать прекращенным право пользования жильцов. Ее выводы были основаны на закрепленном в Конституции принципе недопустимости произвольного лишения жилища и положениях гражданского кодекса о найме жилья. Согласно нормам кодекса, владелец дома как наймодатель должен был либо предлагать нанимателям условия пользования, либо предупреждать об отказе от продления договоров при возникновении такого желания. 
Фактически в доме №230 на Советском проспекте или в том, что от него осталось уже никто не живет. 
«В конце августа в моей квартире были выломаны окно и двери. Все оставшиеся вещи были вывезены в неизвестном направлении. Мы вызвали полицию, они зарегистрировали этот факт, но ни опроса свидетелей, ни каких-либо следственных мероприятий проведено не было. Куда я не обращаюсь везде отписки и отговорки. Наши семьи выброшены на улицу, мы лишены жилья, нервов и здоровья. Если еще лишат прописки, то я останусь бомжом», - говорит Екатерина Степановна. 
Женщина удивляется, как депутат, коим является Игорь Мазуркевич, вообще мог стать «героем» такой истории. Интересно, что, выдвигаясь на выборы в совет Гурьевска в 2016 году, он, как кандидат от «Единой России», говорил о себе следующее: «...Я помогал, помогаю и буду дальше помогать своими добрыми делами... Как говорится, человека оценивают не по словам, а по делам». 
“Если люди не умеют договориться нормально… Есть российский суд”, - прокомментировал ситуацию “Дворнику” сам Игорь Мазуркевич.