СТРАТЕГИЯ РОСТА

АНДРЕЯ ГОРОХОВА
Один из максимальных темпов роста среди крупнейших калининградских компаний показывает фармацевтический бизнес «ИНФАМЕД К».

В 2019 году калининградская компания открыла первый в регионе цех субстанций для лекарств и замкнула производственный цикл, а также стала победителем конкурса профессиональной фармацевтической отрасли «Платиновая унция».
13 января основателю компании, советнику губернатора по инвестициям, победителю международного конкурса EY «Предприниматель года» Андрею Горохову исполнилось 60 лет.
В ходе своего выступления на «Вечере с акулами бизнеса» Калининградской торгово-промышленной палаты Андрей Горохов рассказал о том, как китайские индустриальные парки стали прообразом аналогичной площадки в Багратионовске, почему он уговорил своих бизнес-партнеров платить налоги в Калининградской области, как он собирается выбивать китайцев с рынка медицинских препаратов и когда «Мирамистин» должен завоевать мир.
Как завод по производству «Мирамистина» оказался в Калининграде
В Калининградскую область я попал в «нулевых» годах. Я занимался тогда разными промышленными проектами, связанными с упаковкой воды в пластик. Увидел, что здесь огромные возможности по реализации проектов, по потенциалу региона… А попал я сюда по приглашению одного из наших клиентов нашей компании. Начали реализовывать здесь первый свой проект.

В 1991 году я начал заниматься «Мирамистином». Мне рассказали, что есть такая идея. Происходил развал СССР, разделение на отдельные государства. Часть разработок была на Украине, а часть — в России. Финансировать проект — никто не финансировал. А это была разработка продукта для гигиены космонавтов: он должен был убить грибок, но не убить при этом космонавта.

Были наработки, но как лекарства его не было. Это был очень долгий проект. Порядка 10 лет надо было его выводить: клинические испытания и так далее. Только к «нулевым» годам мы вышли на какую-то самоокупаемость.

Дальше — это вопрос реализации, строительство завода (в том числе, и в Багратионовске). Не все поначалу складывалось. В 2004 году я попал к губернатору Егорову и попросил площадку. Год ездили с помощником по территории Калининградской области и не нашли такую. Помогли, показали, где в Багратионовске есть такая площадка. Продавали сразу 37 га. Мне нужно было 3, но пришлось покупать 37. Возникла необходимость как-то это реализовывать и делать индустриальный парк.

В 90-е я ездил по линии «оборонки» по многим странам. И увидел этот опыт в Китае. Их индустриальные парки под Пекином, под Шанхаем. И хорошо это запомнил. И реализовал эту идею..

«В моей практике были неудачные и удачные проекты. У меня несколько проектов реализуется по стране, в Калининградской области и за границей.

У каждого бизнеса срок жизни определен. Срок жизни можно увеличить, только если несколько подумать: запатентовать, защитить…».
«В моей практике были неудачные и удачные проекты.

У каждого бизнеса срок жизни определен. Срок жизни можно увеличить, только если подумать: запатентовать, защитить…».
О бизнес-проектах
В моей практике были неудачные и удачные проекты. У меня несколько проектов реализуется по стране, в Калининградской области и за границей. Еще в советское время я занимался компьютеризацией «оборонки», а она была под санкциями. Потом в 90-х закупал сырье для российских предприятий. Для этого нужна была компания в Европе.. Доверие к российскому покупателю было слабое, кредитную историю не наработать, все время предоплата… И я создал компанию в Австрии. Ее мои партнеры назвали GORAND — Горохов Андрей. Я это узнал, когда подписывал документы при регистрации!

Потом этот проект ушел. Условия изменились. У каждого бизнеса срок жизни определен. Срок жизни можно увеличить, только если несколько подумать: запатентовать, защитить… В фармацевтике — это оригинальные препараты, не дженерики. Мы работаем таким образом, чтобы наш препарат никто не имел право делать, копировать. Он защищен несколькими уровнями защиты разных патентов.

Когда я реализовал какой-то проект — мне уже неинтересно. Мы достигли каких-то вещей. Поэтому ставим менеджменту определенный KPI, вырабатываем стратегию с тактическими вопросами, управлением персоналом… Сейчас так с «Мирамистином». Но есть амбициозная задача: если на российском рынке удалось реализовать этот проект — он самый покупаемый, самый назначаемый, как антисептик входит в пятерки и десятки самых продаваемых, то встает вопрос — не тиражировать ли этот успех на других территориях.

Рынок лекарственных средств в каждой стране зарегулирован. Чтобы войти на него надо выполнить много параметров. Мы 5 лет в пути по регистрации «Мирамистина» по стандартам GMP (система норм в отношении лекарственных средств — прим.ред.). Для этого пришлось выпустить в Италии субстанцию по GMP, пришлось провести доклинику в Германии, потом нужно клинику, потом ты выходишь на другой рынок, став рецептурным препаратом. Нужно терпение, понимание горизонта планирования и финансовых расчетов.

Из текущих проектов — выведение препарата на европейский рынок. Он защищен в более 50 стран. Надо защитить товарный знак. Надо иметь ресурсы, чтобы довести его до регистрации лекарственного средства.

Есть амбициозная задача: если на российском рынке удалось реализовать этот проект — он самый покупаемый, самый назначаемый, то встает вопрос — не тиражировать ли этот успех на других территориях?
Продукт, по объемам реализации, как паровоз. С рядом партнеров ы начали локализовывать в стране проект по созданию фармацевтической упаковки. Это второй проект в Калининградской области — завод на Правой набережной в Калининграде. Он сегодня для нас всю упаковку в России делает. Раньше мы ее покупали в Германии и Польше. Сегодня мы все делаем сами, и это в разы дешевле.

Сейчас в «Мирамистине» только один не свой» не российский компонент — распылитель. Раньше мы его покупали в Европе. Теперь в Китае. Один из проектов — мы будем делать распылитель. Очень сложный проект, но мне нравится. Я знаю, что буду это делать в 3 раза дешевле, чем покупаю.

Цех распылителей мы будем делать таким образом, чтобы не только для себя, но и накрыть других потребителей. У нас дешевле себестоимость, ОЭЗ, есть определенные возможности, чтобы на рынок выйти и вымести всех отсюда. Говорю китайцам: «Хотите на рынке остаться? Идемте с нами. Если нет, то будет точно так же как с чистой упаковкой».

Все эти проекты будут сведены в главном проекте – индустриальном парке «ЭКОБАЛТИК» в Багратионовске. Новый этап: планируется 3 с лишним миллиарда инвестиций в площадку. Фармсклад в Багратионовске с элементом стерилизации, чего нет в радиусе 800 километров. Мы в очереди стоим, чтобы нам в Германии стерилизовали компоненты для глазных капель. Мы будем эту услугу сами производить, и она будет востребована. Если не кем-то еще, то нами.
«Мы стали задумываться, как же сделать так, чтобы территория развивалась. Когда я стал депутатом от Черняховского района, получил большое количество наказов избирателей. Как это реализовать? Но я практически всё реализовал: я стал платить налог на дивиденды.
Это десятки, сотни миллионов рублей.
«Мы стали задумываться, как же сделать так, чтобы территория развивалась. И я стал платить налог на дивиденды.
Это десятки, сотни миллионов рублей».
О связи бизнеса и развития муниципалитета

Один из проектов, которым я занимаюсь — это устойчивое развитие муниципалитета. Он заключается в том, что мы платим большие налоги. Индустриальный парк еще частично заполнен, а хочется сделать конфетку. На заводе у нас все хорошо: елочки растут, дорожки, люди ходят… А выходишь за забор — получается не совсем хорошо. Хочу, чтобы приезжали туда, смотрели и говорили «Ух!». Не просто хорошо, а ух! Но чтобы не только на площадке индустриального парка, а чтобы в Багратионовске тоже говорили «Ух!».


Поэтому, мы с моими партнерами стали задумываться, как же сделать так, чтобы территория развивалась. Когда я стал депутатом Облдумы от Черняховского района, получил большое количество наказов избирателей. Как это реализовать? Но я практически все наказы реализовал. С тем подходом, что я стал платить налог на дивиденды. Это десятки, сотни миллионов рублей.


Откуда у меня появились партнеры [в Багратионовске]? Я им говорю: «Надо прописаться». Кому можно так сказать, а с кем можно поспорить. Кого можно уговорить. Потому что им все равно где [налоги] платить. Получается, что мы до 200 млн руб. в год можем заплатить на ту территорию... Потому что меня интересуют Багратионовск, Черняховск и Тенистая аллея в Калининграде, где мы дом построили. Я хочу, чтобы мои люди, которые на заводе работают, не обращались потом: «Дай денег, чтобы починить крышу». Чтобы муниципалитет полноценно выполнял эти истории.


Но у муниципалитетов «дырявые» бюджеты. Им не хватает, чтобы полномочия исполнять. Я ставлю условие, что мы не просто дадим денег. А дадим с условием, что это на развитие: деньги на проектно-сметную документацию, деньги на вхождение в программу приграничного сотрудничества, адресные инвестиционные программы, грантовые программы… Задача, чтобы он на рубль моего налога притянул еще 10 из области.


Мы бюджеты платим и в область, и в муниципалитет. По областной части я договариваюсь с правительством, чтобы эти деньги тоже транслировались на эти территории. Под те проекты, которые идут по самофинансированию.

И это [развитие муниципалитета] тоже тот проект, которым я занимаюсь. Это не материальный проект. Но очень важный. Выгода в том, что люди, которые работают, будут жить на тех территориях, где создается комфортная среда. И общественный совет действует, и депутаты понимают, что надо включать в бюджет проекты развития.
«Десятки миллиардов рублей, которые вложены в инфраструктуру Калининградской области, не интегрируются полноценно в промышленность РФ.
Вопросы об этом должны ставиться и решаться».
«Десятки миллиардов рублей, которые вложены в инфраструктуру Калининградской области, не интегрируются полноценно в промышленность РФ».
О развитии Калининградской области

Конечно, у области есть потенциал для рывка. Мы уникальная территория. С незамерзающим портом и деньгами, которые федеральная власть вкладывает в инфраструктуру. Даже во время чемпионата мира: 30 % - ушло на стадион, 70 % - на инфраструктуру. Аэропорт, дороги, подъезды, мосты. Это очень важно.

У нас есть несколько родовых проблем, с которыми сталкиваются эксклавы. У нас не отрегулирована проблема таможни. Не отрегулированы транзитные проблемы. Мы живем в одной стране, Конституция одна, у нас равные права. А мы, волею судеб, оказались в уникальных условиях. И не решив проблемы транзитные и таможенные… Пришел груз в Клайпеде — через 2 часа выехал. В Калининградскую область зашел груз и сутки или больше нужно оформлять, чтобы уехать. Уже много денег вложили в инфраструктуру. А российский бизнес не может интегрироваться из-за вот этих препон.

Те десятки миллиардов рублей, которые вложены в инфраструктуру, не интегрируются полноценно в промышленность РФ. Эти вопросы должны ставится. А когда они решатся – будет рывок.


* Материал опубликован в рамках информационного партнерства
Made on
Tilda