Зачем БФУ организует в пандемию научный симпозиум, поможет ли вакцинация и как ученые ищут в Калининграде решение проблемы COVID-19.
«С коронавирусом рано или поздно справимся»
С 24 по 26 ноября на площадке БФУ им. Канта проходил III Балтийский симпозиум по иммунологии, молекулярной и регенеративной медицине. За 3 дня в калининградском университете выступили более 50 докладчиков. Основной темой симпозиума стали вопросы патогенеза COVID-19 и формирование противовирусного дефицита. В научном сообществе Балтийский симпозиум выделяют как одну из важнейших научных конференций, которую удалось организовать во время пандемии в офлайн-формате. Как подчеркнула заведующая базовой лабораторией иммунологии и клеточных технологий БФУ им. Канта Лариса Литвинова, на Балтийский симпозиум в общей сложности зарегистрировались более 250 слушателей и участников.
Благодарю коллег, которые сегодня приехали в Калининград на симпозиум. В это сложное время ученые и медики работают в кооперации на общее благо в борьбе с COVID-19. Наш форум — еще один важный шаг на этом большом пути. Это стало возможным благодаря главному организатору — университетскому Центру иммунологии и клеточных биотехнологий под руководством замечательной Ларисы Литвиновой.
Андрей Клемешев, президент БФУ им. Канта:
Хочу поздравить с проведением уже третьей конференции. Это говорит о том, что в Калининграде сложился молодой, задорный и очень грамотный коллектив. Даже само название — симпозиум по иммунологии и регенеративной медицине — говорит о многом. Обычно иммунологи собираются и говорят про себя, а регенеративная медицина говорит про себя. Это очень здорово: попытка объединить иммунологию с регенеративными процессами.
Владимир Козлов, академик РАН, директор Научно-исследовательского института фундаментальной и клинической иммунологии:
Одним из спикеров симпозиума стал министр здравоохранения Калининградской области Александр Кравченко. Он, в частности, подчеркнул, что медицина, по сути, разделилась на два этапа: «доковидный» и «постковидный». Министр сделал акцент на практическом значении научной площадки как инструмента, который в перспективе может разработать методы лечения COVID-19.
Что такое антитела, почему все зациклились только на уровне антител, какой титр антител является основанием, чтобы считать человека защищенным от коронавируса? На сегодняшний день у нас накопилось очень много вопросов, которые на конференции как раз обсудят. Хочу пожелать выработки неких решений, которые практическая клиническая медицина сможет дальше принять как программу действий.

Александр Кравченко, министр здравоохранения Калининградской области:
Ученое сообщество рассматривает симпозиум именно как практический инструмент. Медики отмечали, что пандемия — это тот глобальный вызов, с которым научное сообщество не сталкивалось в последние годы, и дискуссионная площадка в БФУ может стать тем местом, где ученые смогут сформировать универсальное средство по борьбе с COVID-19.
Как отмечали ученые, политики сами оказались в ситуации, с которой раньше не сталкивались. Задача ученых в данной ситуации — сформировать для властей рекомендации, чтобы выйти из пандемии с «наименьшими потерями». Академик РАН Виталий Зверев, в частности, подчеркнул, что за пандемию медики разработали уже 14 протоколов лечения болезни. «Наверное, это значит, что что-то не так. Мы опять что-то не понимаем, что и как до конца нужно делать. Мы действительно должны все вместе соединить. Может быть, это не удастся сделать сегодня, но надо общаться. И очень важно, что эта конференция проходит не онлайн. В онлайн-формате никогда не удается всё выяснить до конца», — считает ученый.
Мы живем в очень непростое время. И когда человечество сталкивалось с такими подобными проблемами (инфекции и вирусы), именно ученые решали эти задачи. Были эпидемии чумы, гриппа и т.д. И мы всегда справлялись. Вот и сейчас профессиональному сообществу по итогам симпозиума необходимо дать рекомендации, чтобы выйти из ситуации разумно. У нас было уже 14 протоколов лечения, но мы все равно до конца не понимаем, как правильно поступать. И я благодарю организаторов за то, что конференция проходит очно, где есть место тесному общению ученых с дискуссиями, которые помогут докопаться до истины.
Виталий Зверев, академик РАН, заведующий кафедрой микробиологии, вирусологии и иммунологии Сеченовского университета:
Иммунология, молекулярная и регенеративная медицина — это те самые «горячие точки» современной медицины, которые нужно обсуждать, нужно дискутировать. Я абсолютно согласен, что дискутировать можно только в офлайн-формате.
Андрей Симбирцев, член-корреспондент РАН, ведущий научный сотрудник лаборатории молекулярной иммунологии НИИ Эпидемиологии и микробиологии им. Пастера Роспотребнадзора:
Сегодня мы, как никогда, понимаем, насколько важны достижения медико-биологической науки для понимания патогенеза, многих психических и соматических заболеваний. Коронавирусная пандемия сегодня является очень важной проблемой.

Ольга Уразова, член-корреспондент РАН:
Как отмечают эксперты, организация в пандемию такого сложного мероприятия, как научный симпозиум, влияет на авторитет и репутацию вуза в научном сообществе.
Ученые должны общаться, а живое общение ничего заменить не может (ни телефонное общение, ни онлайн-формат). В БФУ выступают вирусологи, терапевты, которые занимаются лечением. Именно так и вырабатываются протоколы [борьбы с болезнью].

Проведение симпозиума важно и для университета, и для нас. Сейчас осталось всего две конференции, которые регулярно проводятся: в Сочи и в Калининграде. Очень важно увидеть здесь своих коллег. Допустим, я был на международном конгрессе, получил новые сведения, которые мне будет интересно рассказать своим коллегам.

Нам есть над чем подумать: у нас очень высокая смертность от коронавируса. Она выше, чем средняя по миру. Это даже в голове не укладывается. Это значит, что мы что-то делаем неправильно (либо здесь что-то со статистикой). Такого быть не должно.

Виталий Зверев, академик РАН:
Когда началась пандемия, общество ждало от научного сообщества мгновенных решений. Сами иммунологи говорят, что общество всегда оказывается незащищенным в тот момент, когда появляется новый патоген.
Чем пытались вначале лечить? Тем, что было под рукой. Разработать новый препарат можно за несколько месяцев, но чтобы доказать его безопасность — на это требуются годы. Странно было бы ожидать, что мы в ближайшие год-два получим универсальное решение проблемы. Поверьте, через год-два будут и более эффективные вакцины, и препараты появятся. Просто их время еще не пришло. Они проходят стадию исследований.
Виталий Зверев, академик РАН:
Пока универсального препарата не разработано, научное сообщество делает акцент на вакцинации и наращивании коллективного иммунитета.
Никакое вирусное заболевание без вакцины победить невозможно. У нас много примеров, когда мы справлялись или нет. Нет вакцины против ВИЧ, и это серьезная мировая проблема. На мой взгляд, гораздо более глубокая, чем коронавирусная инфекция. Я считаю, что пандемия у нас в стране другая — это пандемия ВИЧ-инфекции. У нас 1,5 миллиона инфицированных, и не все получают терапию. А с коронавирусом мы рано или поздно справимся.

Коллективный иммунитет формируют те люди, которые переболели, или те, кто вакцинировался. Общественные пропагандистские кампании по вакцинации должны правильно проводиться. Вот эти плакаты, которые висят в городе, — они не работают (деньги большие были потрачены на эту рекламу). Когда известный артист выступает, это тоже не работает. Надо работать в интернете, нужно работать с известными блогерами. Молодежь разная: кто-то любит рок, кто-то — рэп, кто-то смотрит одни сайты, кто-то — другие. Может быть, нужно было их собрать, пообщаться, как это лучше всё организовать, чтобы до каждого достучаться. Нужно создавать интересные сайты, где мы бы доносили свою точку зрения. Но не просто, когда ты тупо говоришь: «Надо, надо, надо...». Объяснить, чего мы с помощью вакцинации добились с той же оспой.
Виталий Зверев, академик РАН:
* Материал опубликован в рамках информационного партнерства.
Made on
Tilda