Галина Арапова: Скорее, могло бы быть уголовное дело против Леденева

Мы, наверное, еще не утратили веру в справедливость — по крайней мере, очень хочется, чтобы она свершилась. Но, с другой стороны, мы хорошо знаем статистику. В России почти нет оправдательных приговоров.

Все четыре адвоката, которые выступали в суде, в унисон говорили, что здесь совсем нет состава вымогательства. И все доказательства, которые были в суде представлены, все обстоятельства дела говорят о том, что это шито белыми нитками. Скорее, могло бы быть уголовное дело против Леденева. Даже доказательства, предъявленные самим обвинением, можно использовать в защиту Рудникова и Дацышина.

Преследование Рудникова очевидно связано с политическими публикациями, которые выходили в его газете «Новые колеса» за полгода до ареста. Это инквизиция, показательная порка. К сожалению, очень высока вероятность того, что вынесут обвинительный приговор, потому что мы видим, что позиция обвинения такая: никакой пощады.

Адвокаты говорят, что судья все это время была достаточно справедлива по отношению к обеим сторонам, обеспечила состязательный судебный процесс. Но что будет в результате... Или всего этого достаточно, чтобы она еще и вынесла справедливый приговор, или система все равно сработает так, как она срабатывает почти во всех делах. 17 июня мы это увидим.

Мы как юристы видим, что это тот случай, когда обвинительный приговор не может быть вынесен. Но сколько таких дел было раньше, когда нет ничего, а человека сажают в тюрьму. Поэтому очень не хотелось бы давать какие-то прогнозы. Мы знаем, как в этой стране вершится правосудие, особенно, когда все упаковано так, что жертвой является высокопоставленный чиновник.

Мы в Центре защиты прав СМИ специально посмотрели статистику по приговорам, вынесенным в отношении журналистов за последние пятнадцать лет. Десять лет строгого режима обычно просят за убийства с несколькими трупами, а в этом деле не пострадал никто, даже собственность. По уголовным делам против журналистов за последние годы это самый серьезный запрашиваемый срок. Поэтому это демонстрация, которая должна показать журналистам: «вот так мы можем сделать с каждым».

Это обвинение даже не связано с профессиональной деятельностью напрямую, это обычная уголовка. И человек при этом выглядит очень плохо. То есть это намеренное снижение планки в отношении общества к журналистам. Общество перестает понимать смысл работы журналистов, они выглядят, как папарацци, бегающие с микрофонами и фотокамерами, да еще и вымогающие деньги. Это очень удобный способ продемонстрировать обществу низкие статус и ценность профессии журналиста. В России такая схема может удобно использоваться для того, чтобы заставить молчать любого. Вот в чем опасность этого процесса.


*мнение директора Центра защиты прав СМИ о деле Игоря Рудникова приводит The Insider




(Голосов: 25, Рейтинг: 4.29)