RuGrad.eu

19 августа, 16:47
понедельник
$66,00
+ 0,00
73,22
+ 0,00
16,80
+ 0,00
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Жатва на газопроводе: репортаж RUGRAD.EU

Фото rugrad.eu

Жители Малого Лугового проиграли суды с ТЭЦ-2 о сносе своих домов и ждут приставов.


В начале июля областной суд вынес определение оставить без удовлетворения апелляционную жалобу собственников жилого дома в посёлке Малое Луговое. В соответствии с ранее принятым решением Гурьевского районного суда спорный объект недвижимости подлежит сносу как самовольная постройка, возведённая в зоне минимальных расстояний от газопровода, питающего ТЭЦ-2. Наличие разрешения на строительство и зарегистрированного права собственности на коттедж не защитили дом семьи Байдак от иска «Интер РАО-Электрогенерация», а обещания экс-губернатора Николая Цуканова разобраться в ситуации на суд и собственников газопровода впечатления не произвели. О том, что изменилось в жизни обитателей «проблемных» домов посёлка Малое Луговое, чья история прогремела в региональных и федеральных СМИ в начале года, — в материале RUGRAD.EU.


«После всех сюжетов, всех обещаний властей никто к нам не приходил»

Летом в Малом Луговом тихо. Поселок неподалеку от Калининграда постепенно застраивается. На ул. Почтовой видны совсем свежие дома, рабочие заканчивают отделку строений современного дизайна. Улица Селецкая — крайняя с юго-восточной стороны посёлка. Четыре дома на ней выделяются какой-то несобранностью: у одного — не окошена придомовая территория, у другого — не завершена отделка, а в стене пристройки виден проём, больше похожий на дыру. Эти коттеджи подлежат сносу по решению Гурьевского районного суда. Все они попали в зону минимальных расстояний от газопровода-отвода ТЭЦ-2. Сейчас те собственники, для кого дом в пригороде — единственное место жительства, чувствуют себя, «как на пороховой бочке». Приставы с исполнительными листами на их улице не появились, но, ожидая их, люди не решаются вкладываться в обустройство домов.

Дома по ул. Селецкой в Малом Луговом


Татьяна Байдак, собственница спорного дома по ул. Селецкой, 8, по образованию врач-невролог, в системе государственного здравоохранения около 30 лет. Сейчас работает в неврологическом отделении Центральной городской клинической больницы. Это учреждение в предвыборную страду регулярно посещали должностные лица области. Однако обратиться со своей проблемой лично к губернатору или его заместителям во время таких визитов она не решилась.

«Цуканов был в нашей больнице около полугода назад. Коллеги мне тоже говорили: “Татьяна Фроловна, вы попробуйте сказать. Но это было как-то неуместно. Ещё раньше, когда начались суды и появились публикации, нам звонили из правительства, просили прислать разрешение на строительство. Я его отправила и на этом всё», — рассказывает Татьяна Байдак.

У семьи Поповых, живущих по соседству с Татьяной Байдак, похожая история.

«Все суды проиграны. Дом — под снос. После всех сюжетов, всех обещаний властей абсолютно никто к нам не приходил. Мы сами ходили к губернатору на приём, лично, конечно, не попали общались с Васюковой (Наталья Васюкова — руководитель агентства по архитектуре, градостроению и перспективному развитию Калининградской области. — Прим. ред.). Она сказала: “Правда на вашей стороне, поэтому вы судитесь, и мы надеемся, что суд вынесет решение, какое должно быть: или сохранят дом, или будет компенсация"». Но никакой компенсации суд не назначил. Решение Гурьевского суда вступило в силу, но к нам пока ещё никто не приходил. Сидим на пороховой бочке, ожидаем, зная, что придут. Муж ходил в следственный комитет, ему сказали, что заведено уголовное дело на чиновника администрации, который непосредственно продавал нам участки, заведено и рассматривается. Суды прошли, решение вынесено, дом наш снесут, а дело всё будет рассматриваться», — рассказывает Любовь Попова, владелица дома на Селецкой, 9.


Команда Юхтенко и команда Подольского

Собственники возмущены: почему их дома, которые возводились после получения разрешения на строительство в администрации, признаны самовольными постройками? Определение областного суда по жалобе Татьяны Байдак относит её дом к самовольным постройкам на основании того, что строение размещено на землях, входящих в зону минимальных расстояний от оси газопровода.

«О самовольности спорной постройки, на которую зарегистрировано право собственности, свидетельствует строительство жилого дома в зоне минимальных расстояний от оси газопровода», — говорится в определении. Какая-либо отсылка к тому, что у собственника было разрешения на строительство, в документе отсутствует.

Жители Селецкой уверены: если администрация Гурьевска выдавала разрешения на строительство, то и с неё должен быть спрос за нарушение минимальных расстояний. Как рассказывает Татьяна Байдак, правоохранительные органы предлагают подавать в суд на власти Гурьевска. Однако имеющаяся в регионе судебная практика показывает, что добиться от администрации Сергея Подольского компенсации вложенных в приобретение участка и строительство дома денег почти ни у кого не получается.

Глава администрации Гурьевского городского округа Сергей Подольский


Пытаясь отстоять свою позицию, собственники участков и домов в Малом Луговом ссылаются на то, что не знали и не могли знать о том, что в опасной близости от их участка пролегает газопровод. Кроме того, когда в 2014 году семья Байдак регистрировала право собственности на дом, в его кадастровом паспорте было отмечено, что объект недвижимости свободен от каких-либо обременений. В тексте решения Гурьевского суда и определении областного не содержится указаний на то, что данные о вхождении участка Татьяны Байдак в зону минимальных расстояний содержались где-либо в открытом доступе. Упоминается, что в 2009 году на основании постановления администрации Гурьевска сведения о зоне минимальных расстояний были внесены в государственный кадастр недвижимости. Тогда во главе района стоял Юрий Юхтенко. Все последующие операции с массивом недвижимости в Малом Луговом происходили уже после прихода в администрацию команды Сергея Подольского.

Публично эта команда попыталась переложить проблемы жителей Малого Лугового на тех, кто предъявляет к ним иски — на самих энергетиков.

«Есть большая доля вероятности, что службы, которые занимались прокладкой газопровода, сделали некоторые технические ошибки, которые и привели к этому наложению, — заявил Москвитин в интервью телеканалу. — Когда администрация выдавала эти земельные участки, вот эта граница предполагаемая населённого пункта, куда охранная зона никоим образом не может заходить. Когда трасса намечалась, то она проходила вне границ населенных пунктов. В дальнейшем мы с вами видим, что она каким-то образом всё-таки задела частные дома», — говорил в феврале 2016 года начальник управления архитектуры и градостроительства Юрий Москвитин в интервью ГТКР-Калининград. Собственники домов «ухватились» за эту идею: если посмотреть на местности, то видно, что столбики, обозначающие закопанную в землю трубу, в районе ул. Селецкой действительно стоят ближе к домам, чем на предыдущем участке. Жители посёлка решили проверить предположение Москвитина и обратились в прокуратуру.

Заместитель прокурора Гурьевского района Михаил Авакьян уведомил заявителей, что никакие нормативные акты при строительстве газопровода нарушены не были. Однако прокуратура направила в управление Росреестра запрос об обстоятельствах фактического расположения газопровода в черте поселка Малое Луговое.


Кроме того, прокурор в своем ответе сообщил заявителям и новые детали. Так, по данным надзорного органа, акт выбора участков для строительства газопровода-отвода для ТЭЦ 2 был подписан ещё в 2003 году. Тогда же прошло предварительное согласование границ зон с особым режимом использования.

Четыре года спустя появилась карта границ зон с особым режимом использования, и собственник трубы передал её в Роснедвижимость. Впрочем, впервые на кадастровых картах собственники увидели охранную зону и зону минимальных расстояний только в 2014 году. Ранее, при регистрации прав собственности на объекты недвижимости в 2010–2011 годах они получали справки, что участки свободны от обременения. В кадастровых документах на оба дома — и семьи Байдак, и семьи Поповых — записи о каких-либо ограничениях нет.


«Перестаньте стучать»

Адвокат Татьяны Байдак намерен обжаловать решение Гурьевского суда в кассации. Александр Ключанских полагает, что для этого есть несколько оснований: суд первой инстанции не стал привлекать в качестве третьего лица взрослого сына Татьяны Байдак, зарегистрированного в спорном доме, применил при расчёте минимальных расстояний СНиПы, появившиеся после строительства газопровода, не уделил должного внимания обстоятельствам появления коттеджа на спорном земельном участке.


«Нам удалось найти решение, по которому суд первой инстанции должен был доказать, прежде чем выносить решение о сносе, что именно по вине Татьяны Фроловны произошло строительство дома в зоне минимальных расстояний. Этого не было доказано, суд вообще это не рассматривал», — прокомментировал ситуацию юрист. .

Отметим, что такие решения в российской судебной практике действительно имели место. Однако в большинстве случаев практика для застройщиков складывается всё же отрицательная. «Она исходит из того, что ограничения устанавливаются правовым актом. В случае если такой акт принят, то независимо от включения соответствующих сведений в ГКН застройщик должен знать о нём. Иными словами, действует общий принцип: незнание закона не освобождает от ответственности», — пишет в своей аналитической заметке доцент МГУ Дмитрий Хаустов.

В решениях калининградских судов по искам ресурсных организаций можно встретить такую формулировку о том, что обременение в виде охранной зоны трубопровода существует на земельном участке в силу закона, устанавливающего правила охраны трубопроводов. Фактически получается: зону минимальных расстояний нигде не видно, а она есть. Охранная зона газопровода в Малом Луговом составляет 50 м от оси в любую сторону. Но в Гурьевском районе всю землю принято пускать в оборот — нашлось применение и для этой территории. Недавно здесь сжали урожай зерновых.


Когда история жителей Малого Лугового, поставленных перед неизбежностью сноса домов, вылилась в материалы местных и федеральных СМИ, областные чиновники зашевелились. Николай Цуканов лично давал поручения своим подчиненным «разобраться» в ситуации: «Если Подольский виноват, то пусть сам и отвечает», — говорил Цуканов в беседе с корреспондентом газеты «Дворник». Затем появились заявления губернатора о том, что он обратился в прокуратуру с требованием провести проверку, как и почему выдавалась земля под застройку, если в ней уже лежала газовая труба ТЭЦ-2. Однако никакого публичного движения эти поручения и обращения не получили. В прокуратуре области не смогли оперативно подтвердить, получали ли они соответствующий документ из правительства области и, соответственно, осуществлялись ли в этой связи меры прокурорского реагирования.

Любовь Попова рассказывает, что весной Юрий Москвитин попросил их семью и семью Байдак «перестать стучать и обращаться при появлении новых обстоятельств только в администрацию Гурьевска. Он же, отмечает Попова, сообщил, что муниципалитет подыскал им альтернативные участки. Раньше о такой возможности говорил и сам Сергей Подольский.

«Весной нам сказали, что выделены участки в Зеленополье. Мы сами в администрации не появились. Нам непосредственно позвонил Москвитин и сказал: “Почему вы так некорректно себя ведете по отношению к нам”. Мы меняем ваш участок с обременением на участок в Зеленополье”. Мы говорим: “Мы не видим смысла переезжать в эту пустошь. Мы покупали участок с электричеством, с дорогой, в жилом посёлке. Зачем нам в голом поле участок возле кладбища: ни дороги, никаких коммунальных сетей, ничего», — рассказывает жительница дома по ул. Селецкой, 9.

Татьяне Байдак предложенная во внесудебном порядке альтернатива тоже не понравилась.

«Я не поехала смотреть участок в Зеленополье. Мне он не нужен. Если бы выделили участок в Луговом и перенесли туда мой дом — это бы меня устроило. Строиться сама я уже не буду, потому что не могу — мне не на что это делать. А если поехать к ним и оформить договор — потом всё: можно считать, что администрация свою проблему решила, а мы подписали приговор, поэтому я на эти переговоры и не езжу», — рассуждает доктор Байдак.

Корреспондентам «Дворника» не удалось получить комментарий в региональном управлении Федеральной службы судебных приставов о том, направлялись ли им исполнительные листы о сносе жилых домов в Малом Луговом. Технически у ТЭЦ-2 ещё есть возможность отозвать их, если вдруг ситуацию будет решено завершить миром. Однако никаких переговоров с собственниками домов на ул. Селецкой энергетики не ведут.


Опасная близость к ресурсным жилам

Несколько лет назад в социальных сетях было популярно пожелание иметь маленький земельный участок с маленькой трубой, нефтяной трубой. В Калининградской области подобные сюжеты имели место, однако счастья своим обладателям эти земельные участки не принесли.

газопровод.jpg


Судебные разбирательства в Калининградской области, связанные с конфликтами между владельцами линейных инженерных объектов и собственниками расположенных рядом домов и земельных участков, укладываются в общероссийскую картину. Подобные истории есть и в Центральной России, и в Сибири. Судебных решений в пользу собственников — меньшинство, но они есть. Наиболее известный случай — отказ Советского районного суда Воронежа удовлетворить иск ООО «Газпром трансгаз Москва» о сносе одной из шитиловских дач. В 2015 году этот же суд отказал в аналогичном иске Росимуществу. Компания и федеральное агентство добивались сноса лишь одной из десятков построек в охранной зоне газопровода. Однако суд счёл, что дачники действовали на законных основаниях. Отметим, что в случае с Воронежской областью речь шла и о газопроводе, построенном в середине 1960-х годов, и о земельных участках, выделенных в начале 1990-х.

В Пермском крае собственник нефтепровода, компания «Транснефть», выиграв иск против жителей поселка Адищево, в последний момент отозвала исполнительные листы о сносе домов. Речь шла о 16 строениях, по которым имелось решение суда и ещё о 4 тысячах занятых земельных участках в охранной зоне нефтепровода, владельцы которых могли разделить судьбу своих менее везучих соседей по микрорайону. История получила действительно широкий общественный резонанс, который, возможно, и привёл к отзыву исполнительных листов. Впрочем, по закону отозванное исполнение может начаться повторно в срок до трёх лет.

В Калининградской области конфликты, связанные с относительно «новыми» землеотводами, решаются не в пользу собственников и арендаторов.

10 февраля 2015 года Гурьевский районный суд вынес решение о признании самовольными постройками, подлежащими сносу, дома в посёлке Малое Васильково. Как оказалось, незавершенный объект строительства был расположен в 28 метрах от магистрального газопровода дочерней структуры «Газпрома». Однако об этом собственница узнала только после того, как приобрела земельный участок и начала строить на нём дом, имея на руках соответствующее разрешение от властей Гурьевска. Об опасном соседстве Ульяне Метлиной сообщили сотрудники линейного производственного управления ООО «Газпром Трансгаз Санкт-Петербург». Они же уведомили и администрацию района о наличии в минимальной зоне газопровода нежелательной постройки, после чего руководство муниципалитета разрешение на строительство отозвало.

Ульяна Метлина ещё до вынесения решения о сносе дома пыталась добиться от Гурьевской администрации выплаты компенсации, однако в удовлетворении требований было отказано. В итоге постройка была снесена, денежные потери семьи, связанные с приобретением земельного участка, постройкой дома, последующим сносом и судебными тяжбами Ульяна Метлина, общаясь со СМИ, оценивала в три миллиона рублей. По данным информационного портала «Новый Калининград.ру», альтернативный участок под застройку женщине так и не предоставили.

В мае 2015 года Калининградский областной суд отказал в апелляции жительнице Светлогорского района Щучкиной О. Е. Женщина обратилась в суд с требованием предоставить ей земельный участок взамен попавшего в охранную зону газораспределительных сетей. Как следует из текста определения, Щучкина приобрела участок в садовом обществе и зарегистрировала право собственности на него 4 октября 2012 года. Придя на дачу следующей весной, женщина обнаружила, что на части её участка находится новый газораспределительный пункт, согласия на строительство которого у собственницы никто не спрашивал. Однако с появлением пункта весь участок Щучкиной оказался в охранной зоне и по действующим нормативам хозяйственная деятельность на нём строго ограничена, а строительство и вовсе невозможно. Женщина потребовала компенсации у властей Светлогорского района. Однако суд первой инстанции отказал истице, сославшись на то, что участок у Щучкиной ни в какой форме не изымался, а значит, и требовать его замены она не в праве.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда об отсутствии оснований для удовлетворения иска Щучкиной О.Е. по избранному ею способу защиты нарушенного права и не усмотрела оснований к отмене решения суда по доводам апелляционной жалобы.



В декабре 2015 года областной суд оставил без изменения решение Гурьевского районного суда об отказе в назначении компенсации госпоже Мицкевич О. П. Женщина настаивала на том, что, выдав разрешение на строительство, а затем отменив его, власти Гурьевска нарушили её права, в связи с чем она понесла дополнительные затраты по сносу дома, которые и хотела возместить.

В октябре 2014 года О. Е. Мицкевич вынуждена была снести принадлежащий ей дом-сруб. Он был построен на земельном участке, приобретённом в 2012 году. В марте 2013 года администрация Гурьевского района выдала женщине разрешение на строительство, а уже в августе отозвала его. Однако в декабре Мицкевич зарегистрировала право собственности на дом, выстроенный на своем участке. В августе 2014 года Гурьевский районный суд признал эту постройку самовольной и подлежащей сносу.

Этому предшествовал иск ООО «ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть»: как оказалось, Мицкевич построила дом в 11 метрах от его нефтепровода и, более того, «на площади залегания полезных ископаемых в границах горного отвода, предоставленного ООО «ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть».

При этом суд установил, что Мицкевич на момент начала строительства знала об опасном соседстве с объектами нефтяников и сама пошла на умышленное нарушение правил охраны магистральных нефтепроводов. В этом же определении содержится формулировка, которая объясняет, почему отсутствие в кадастровых записях данных об обременениях на земельном участке вовсе не означает их действительное отсутствие.

«Обременение в виде охранной зоны объекта нефтетранспортной системы существовало на земельной участке в силу закона, устанавливающего правила охраны нефтепроводов», — говорится в определении.


Текст: Мария Пустовая
Фото: Юлия Власова




Комментарии

RuGrad.EU [rugrad]
Цитата
Жатва на газопроводе: репортаж RUGRAD.EU

Жители Малого Лугового проиграли суды с ТЭЦ-2 о сносе своих домов и ждут приставов.
Читать материал полностью

Сообщение создано автоматически
[MaximK_39]
Цитата
акт выбора участков для строительства газопровода-отвода для ТЭЦ 2 был подписан ещё в 2003 году. Тогда же прошло предварительное согласование границ зон с особым режимом использования.
Цитата
при регистрации прав собственности на объекты недвижимости в 2010–2011 годах они получали справки, что участки свободны от обременения. В кадастровых документах на оба дома — и семьи Байдак, и семьи Поповых — записи о каких-либо ограничениях нет.
Подольский и Москвитин пусть отдают свои дома этим семьям в обмен на "косячные", и разруливают дальше.
А сколько ещё "косячных" участков распродано и выдано разрешений на строительство? В Дружном только штук 20 можно насчитать проезд к которым только с трубы ТЭЦ2 - и естественно проезда нет, уверен в каждом поселке эти перцы понаставили мин с механизмом замедления
Лоран Перес [Loran]
Если дело уже было в суде, и суд признан незаконными о чем ещё разговор? Гоняют из пустого в порожнее...
Для того чтобы оставить свой комментарий — пожалуйста авторизуйтесь