RuGrad.eu

20 июля, 04:49
суббота
$62,87
+ 0,04
70,79
+ 0,19
16,62
+ 0,07
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Черные копатели: Если ты из Янтарного – на тебе сразу ставят крест

Фото rugrad.eu

Николай Цуканов как и каждый возглавлявший Калининградскую область губернатор решил навести «порядок» в янтарной отрасли: по его мнению, сосредоточенные в Янтарном 96% мирового запаса камня, имеют больший экономический потенциал, нежели приносят региону налоговых отчислений. Георгия Бооса в этом деле хватило ненадолго: после ряда таких же решительных заявлений и нескольких совещаний, Боос оставил янтарную отрасль жить по своим порядкам. Цуканов оказался настойчивее своих предшественников и при нем Янтарный комбинат уже сменил «собственника», перейдя от Минфина РФ к «Ростехнологиям».

Вместе с тем янтарная отрасль – это не только экономические показатели, но и 6,5 тыс. жителей, связанных с янтарным делом. Их, по сути, постигла судьба жителей моногорода при градообразующем предприятии с большой «серой» зоной. Помимо официального янтарного бизнеса вокруг образовался неофициальный кластер из дилеров, черных копателей, а также официальных и неофициальных переработчиков, желающих жить автономно и самобытно.

RUGRAD.EU решил изучить, что собой представляет реформирующаяся каждой новой властью янтарная отрасль, пообщавшись с ее неофициальными представителями.


Черный копатель: «Местных жителей специально не допускают до официального янтарного бизнеса».

Черные копатели называют себя «клондайкеры», но у них, по сути, нет в жизни другого выбора, как сидеть в ямах и выкапывать куски янтаря. Объем теневого рынка оценивается миллионами, но мужички с грязными руками и характерным дегтем под ногтями не производят впечатления миллионеров. История черных копателей – типичная для россиян, оставшихся без работы в кризис. Но им повезло больше, чем жителям типичных российских моногородов: янтарь дал возможность параллельно развивать неофициальный бизнес, главный смысл которого – прокормиться.

- В 2003 году с приходом на комбинат директора Скворцова началось активное выдавливание местного населения: из 2000 сотрудников сейчас осталось максимум 300 человек, почти в 10 раз сократили! Это не просто рабочие, а профессиональные специалисты по переработке и добыче янтаря, люди работают семейными династиями, посвящают янтарному ремеслу всю жизнь. Работать в Янтарном больше негде, ездить в Калининград каждый день на зарплату 10-15 тыс. руб. – не вариант, потратишь бешеные деньги на проезд. Поэтому народ уже начал просто выживать: люди уходили в черные копатели, потомучто реально в семьях были ситуации, когда нечего кушать было. И это осуждение в газетах и интернете, что копатели – плохие… А чем они такие плохие? Тем, что они вынуждены свои семьи кормить?


- А кто сейчас работает на комбинате?

- Когда янтаровских людей поубирали, наняли товарищей с Белоруссии, из Санкт-Петербурга, а наши мастера были вынуждены работать уборщиками. Я, например, не могу прийти на работу со своими документами, подтверждающими квалификацию мастера, и сказать: «Я житель Янтарного, хочу у вас работать. Дайте мне работу и зарплату». Мне скажут: «Ты кто такой, давай вали отсюда!». Далеко ходить не надо: парень знакомый специально обучался работать на шагуне, пришел устраиваться на Янтарный комбинат, его послали к начальнику охраны, тот посмотрел по своей базе: был связан с чернокопательством – никакой тебе работы! Таким образом, можно любого жителя Янтарного приравнять к черным копателям, здесь каждый как-то связан с янтарем. А какой-нибудь белорус или питерец устроится спокойно.


- Может белорусская и питерская рабочая сила просто дешевле?

- Вот, например, охраной комбината занимается питерская компания «Арм-Ко», у них все люди привезены с Питера. Простой охранник получает 50 тыс. руб., но его надо сюда привезти, одеть-обуть, накормить-напоить, выплатить зарплату, снять гостиницу, плюс командировочные, отпускные, премиальные, они же работают вахтовым методом. Зачем нужны такие расходы? Возможно, это сделано, чтобы не просачивалась информация, ведь у них там свои схемы. Если я, например, приду работать на комбинат и увижу там черные схемы – я это так не оставлю, придам огласке. Пойдут жалобы, бумаги в органы. Мне кажется, у них там все идет за границу через посредников. Поэтому, если ты янтаровский, на тебе ставят крест. Иди – куда хочешь! Я скажу больше: эту охрану якобы два раза ловили на вывозе янтаря наши гаишники, но они откупались. Это они мне лично рассказывали.


- Как организуется чернокопательский бизнес?

- Покупаешь оборудование – сама помпа обходится порядка 200-500 тыс. руб. Люди берут деньги в долг, занимают у знакомых. На каждое оборудование нанимают по три рабочих, которые будут получать зарплату и кормить свои семьи. Едем на море и начинаем добывать янтарь – это очень тяжелый труд. За 10 часов работы приходишь домой, просто с ног валишься. Спина, ноги – все болит.


- «Силовики» вас часто ловят?

- Приезжают вот эти товарищи в масках, начинают стрелять, кидать взрыв-пакеты – ловят, жестко избивают, реально серьезно избивают. Я пытался во время последнего рейда спасти свое оборудование и уехать, так у меня полбагажника было расстреляно. Хорошо еще, что стреляли из травматических пистолетов. Застрял на машине, меня заставили идти в море (был декабрь месяц), отжиматься там прямо в одежде, купаться. Я замерз и чуть воспаление легких не подхватил. Беспредел жесткий. Они говорят: «Нас заставили вас палить» и начинают отыгрываться. А ничего страшного, что мы вынуждены это делать – вынуждены кормить свои семьи? Когда эти товарищи в масках организовали прием, у них все карманы были набиты янтарем. Они там очень жестко издевались над народом.


- Если бы черным копателям предоставили возможность как-то легализоваться, вы бы пошли на это?

- Люди готовы даже в таких тяжелых условиях работать, лишь бы это было легально и нормально. Но легализоваться невозможно. Опять же, почему государству не поставить это все на лицензию? Мы бы платили налоги, 30 % населения были бы обеспечены работой. У Янтарного комбината раньше был участок – на нем все выбрали, и он никому не нужен. Но кое-что осталось. Людям, которые там нелегально стали добывать, им этого вполне достаточно. Можно оградить территорию, поставить будку – человек накопал, на выходе – взвесил, сдал государству, получил деньги. Государство бы получало налоги, а люди – зарплату. Это касается не только Янтарного, я знаю в нашей области еще пять зон, где можно добывать янтарь и сдавать его государству. Если даже один человек купит патент, наймет людей на работу, всем будет хорошо – и государству, и рабочие места для людей будут.


- В августе было возбуждено уголовное дело в отношении «янтарного короля» Виктора Богдана, контролировавшего, по сути, янтарный рынок и пустившегося сейчас в бега. Что изменилось с его «нейтрализацией»?

янтарный комбинат.jpg - Сейчас какой-то застой. После того, как на Виктора Богдана завели уголовное дело в Янтарном много людей стали безработными. Богдан обеспечивал достойной зарплатой именно жителей Янтарного, что самое интереное. У него и в сортировке, и в переработке работали только местные жители, которых раньше выгнали отовсюду – хорошие специалисты по янтарю, мастера.



Местный переработчик янтаря: «Мы сохранили технологии, которые выкинул на улицу комбинат».

Разрушая миф о том, что калининградские ювелиры способны делать лишь простейшие бусы на нитке, брелки и броши, перед нами – директор небольшого предприятия по изготовлению украшений из янтаря. Он готов говорить обо всем, кроме оборотов своего маленького предприятия («Это уже только налоговая интересуется») и собственного имени («У нас здесь власть такая: был замечен, но не схвачен, поэтому сиди полгода без янтаря»).

- В последние месяцы мы, янтаровские переработчики, вообще никак не работаем. Лично я буду уже распускать. Янтарь негде взять, а воровать – я уже отвык от этого. Раньше брал сырье на комбинате, но там уже полгода наши заявки лежат, и никто ничего не продает, последний раз в мае получил сырье. Почему? А этот вопрос задайте нашим политиканам! Был вот раньше человек, ему говоришь: «Витя [Богдан], дай!». Витя – дал. А сейчас что? На моем небольшом предприятии занято 10 человек, у каждого – семьи.

Мастера его небольшого «чепка» готовы выполнить заказ любой «ювелирной» сложности, лишь бы было, что точить и сверлить. Мастерская работает по заказам и продает свои изделия по магазинам Калининградской области, а также по всей России: начиная от Москвы, Санкт-Петербурга и доходя до Екатеринбурга и Новосибирска – говорит, что в Сибири янтарь расходится «очень хорошо». Насколько хорошо – узнает, видимо, только налоговая.

- Да, нам выгодно, конечно, полуфабрикатом гнать янтарь – у нас ведь нет такого выхода на мировые рынки. Опять же, его просто так не вывезти – заплати госпошлину и прочие платежи, это бюрократия по полной программе! Нам, предпринимателям, даже изделия из России в Россию легче контрабандой катить или продать тому же поляку, литовцу или немцу, китайцу. А в Москве плюются: завалены ширпотребом литовским по дешевым ценам почему-то. Я могу ответить, почему?! Литовцы и поляки вывозили янтарь без НДС: мне он обходится, скажем, 270 долларов за килограмм, а полякам – 220.

- Еще одна причина, - перебивает его еще один частный переработчик. – Литовцы и поляки сейчас научились обрабатывать украинский янтарь и продают его, соответственно, по дешевке. Но там янтарь еще «сырой»: он еще совсем молодой, не успел толком застыть плюс у него немного оттенки не те, что у нашего янтаря. Потом еще очень много на рынке подделок.

- Ооо, это вообще кошмар, - заключает наш переработчик, который боится только налоговую и собственного имени. – Запаивают в кусок пластмассы паучка и всучивают как янтарь. Там затраты нулевые – не больше 10 %. Прут в основном из Китая. Лежит на прилавке, люди и не знают, что это просто так красиво пластмасску обрабатывают.


- Принято считать, что в Калининградской области нет толком мастеров и компетенций по изготовлению из янтаря украшений и ювелирных изделий. В то время, когда лучшие технологии переработки сосредоточены в Литве и Польше.

- Далеко ходить не надо, вот в центре Янтарного, напротив как раз «Шлосса», работает фирма – у них прекрасные изделия, работает замечательный художник и лучшие комбинатовские специалисты. Они усовершенствовали технологии и сейчас делают изделия не хуже польских и литовских ювелиров. Поэтому говорить о том, что в регионе могут делать только бусы – это создавать миф. Это, может, в комбинате сейчас осталось только производство бус. Но после того как Янтарный комбинат вышвырнул на улицу всех высококлассных специалистов, их подобрали такие как мы – мелкие частники, мы, по сути, сохранили технологии, которые оказались не нужны комбинату. Таких компаний, на самом деле, очень много, не только в Янтарном. Есть, которые зарегистрированы официально, есть - которые не официально. В Калининграде есть крупный магазин «Янтарная шкатулка» - там работают калининградские художники высокого уровня: закупают янтарь и сами полностью делают из него продукцию. Это так принято говорить, что в Калининграде нет переработки – нас просто принято не замечать.

Наш герой жалуется, что покупать сырье на Янтарном комбинате – все равно, что брать «кота в мешке». Всего, по сути, янтарь можно достать в трех местах: на самом комбинате, у Виктора Богдана и у черных копателей.

- Я разговаривал с людьми, у которых свое маленькое производство и магазины по переработке, так им не выгодно покупать янтарь на комбинате. Покупаешь за 8 тыс. долларов мешок, на нем написано: «Янтарь такой-то фракции» - запломбирован, все как положено. Но его развязывать нельзя, посмотришь, что внутри только дома, а деньги, будь добр, отдай вперед. Приходишь домой, развязываешь мешок, а там шлак какой-нибудь – половина не того, что надо. В то время как отборный янтарь забирает себе какой-нибудь начальник охраны. Мне ребята рассказывали, приходит на сортировку и говорит: «Где тут мешки с самыми крупными фракциями? Киньте мне пару мешков в багажник»… Тогда я иду к Богдану – у него уже все отсортировано по фракциям. Говоришь ему: «Мне нужно вот это!». Ты это и получаешь. Плюс он реально создал около 500 рабочих мест и подготовил столько же специалистов. К нему даже из Китая недавно приезжали: они пришли на комбинат и не знают, как туда попасть: директора нет, никого нет, на завтра – тоже никого. А здесь всегда кто-то есть.


- Тем не менее, часть переработчиков жалуется и на Богдана, что он поставляет янтарь только своим переработчикам.

- Не, ну пусть сходят на комбинат и купят – там им явно быстрее продадут. Виктор Богдан – крупный покупатель, но еще есть достаточно много мелких фирм, которые покупают для своих нужд. Разница в том, что Богдан приходит и у него есть возможность взять тонны янтаря, а у других – 50-100 килограммов. Не знаю, кто такое говорит – все предприниматели янтаровские без проблем могли приобрести у него сырье. Получается даже лучше, чем на комбинате: платишь деньги и точно знаешь, что тебе продадут то, что покупаешь. 


Богдан_2013_09.JPG

Николай Петухов: «Область никогда не жила и не будет жить за счет янтаря».

В истории, наверное, каждого отечественного производства находился такой человек, как Николай Петухов – живая история отрасли и простой герой из рабочих, поднявший на защиту комбината во время традиционных для «девяностых» приватизаций. Петухов уже дослужился до заместителя генерального директора и с группой товарищей отстоял в суде очередную приватизацию комбината. С 2003 года он не работает на комбинате, и поэтому он - единственный из наших героев, кто готов говорить от своего имени.

- Журналисты в начале 90-х годов создали миф, когда начали повально писать, что Янтарный комбинат – это кормилец всей области, но там все воры и жулики. Стоит только приехать в Янтарный, и ты уже богатый! Область никогда не жила за счет янтарного комбината, область всегда жила за счет рыбной промышленности, в общем объеме дохода она составляла 70 % в советские времена. Янтарный комбинат очень долго шел к тому, чтобы развить свое производство, добиться, чтобы янтарь начал пользоваться спросом на международном и внутреннем рынке. Все начиналось с того, что мы клали изделия в одну хозяйственную сумку и наш работник ездил по всему Союзу и не находил сбыта. Тогда были 2-3 разновидности бус и больше ничего.


- На какие годы пришелся пик по продажам и популярности янтаря?

- В 70-х годах янтарь стал пользоваться спросом: я тогда ходил в море и у меня его спрашивали в Либерии, наши, правда, спрашивали. Пик, наверное, пришелся на «нулевые». Еще в 1998 году у нас все склады были затарены янтарем – причем, разных фракций. На складах лежали где-то 1,5 – 2 тыс. тонн и его некуда было девать. Часть янтаря канифольного приходилось просто закапывать, сбрасывать. Раньше в производство и переработку уходило не более 15% добытой массы, а добывали 700-800 тонн. Сейчас до 90% идет в реализацию, даже весь мелкий янтарь.


- За счет чего так удалось увеличить спрос?

- Я считаю, что если бы не было таких, как Богдан и ему подобные, не было бы этого пика. Я не зря сказал, что у нас на комбинате в 98 году не куда было складывать янтарь, а мы его добывали – карьер нельзя было закрывать. И тогда пришли ребята и стали покупать янтарь с опережением и складировать его. Мы продавали фракцию «+16» тогда за 40-80 долларов, а потом цена возрастала-возрастала, и у них сбыт стал возрастать. У того же Богдана в Балтийске целая крепость – огромные склады, куда он завозил янтарь. А мы его вынуждены были продавать, потому что на комбинате висел долг перед государством 100 млн. руб. и нам нужно было как-то расплачиваться. Кроме него мы не могли никому продать сырье. Тогда эти ребята фактически спасли комбинат и подняли спрос на янтарь.


- Янтарный, по сути, постигла участь моногорода при работающем градообразующем предприятии. Чем занимается основная часть населения?

- Раньше янтарным делом было занято 80% населения – так или иначе, но каждая семья причастна к этому, кто-то в каждой янтаровской семье обязательно занимается этим ремеслом. Все дома и ЖКХ в Янтарном прежде были на балансе комбината. Люди, которые раньше на комбинате работали – где они сейчас? Высококвалифицированные специалисты, которые годами на комбинате учились, работали, повышали свой потенциал, сидят дома и работают на мелкие фирмы-переработчики. Комбинат на сегодняшний день потерял все технологии. Другим приходится ездить на работу в Калининград, Светлогорск, Зеленоградск. Если раньше из Янтарного автобусы ходили раз в 4 часа, то сейчас каждые 45 минут. Построили вот объект туризма – отель «Шлосс», так там всего два человека местных работают, остальные – из Калининграда.

Часть жителей ходят на сброс – это труба, по которой переработанный песок сбрасывается в море. Бывает ничего, а бывает – что-то с нее и стреляет. Поэтому местные часто ходят с сачками ловить там янтарь. Там обычно человек 30 стоят, 500-1000 евро в месяц зарабатывают. Работают семьями, с детьми – грязь, песок, ветер. Там немало погибло людей. Но они готовы даже в таких условиях работать. Хотя в советские времена комбинат выдавал людям разрешение на ловлю янтаря на сбросе.

бусики.jpg


***

Мы задаем копателю, переработчику и Николаю Петухову дежурный вопрос: верите ли вы в очередную попытку региональных властей реанимировать янтарную отрасль, создав в Янтарном кластер по переработке – город мастеров с приглашением польских и литовских ювелиров? И готовы ли бывшие комбинатовские мастера, осевшие в небольшой частной переработке, войти в цукановский кластер?

- Я читал эту стратегию развития янтарной отрасли, - едва не зевает Николай Петухов, за время работы на Янтарном комбинате. – Никто ведь не делает никаких расчетов, ляпнул что-то и не отвечает за это. На карьере сейчас добывают 300 тонн, цена – 150$ на круг. Даже если просто умножить, не получается никаких миллионов евро! Даже если на карьере будут добывать 700 тонн, уберите расходы на добычу, зарплату, амортизацию и покупку новой техники. Когда немцы здесь добывали янтарь, они его не перерабатывали здесь в ювелирку, здесь была только промышленная переработка – плавилка и прессование. Весь крупный янтарь они отправляли в Гданьск, это родина переработки янтаря. Эти мастерские сохранились там и по сей день. Я был в Германии, когда она еще была разделена на ГДР и ФРГ, нам показывали закрытые подвалы, где до сих пор хранятся отборные куски янтаря. Германия спит и видит, чтобы закрыть наш карьер, чтобы реализовать этот свой янтарь.

- Это то же самое, что в тюрьму заходи и работай, а потом в один прекрасный момент никого не надо ловить, мы все здесь уже, - заключает переработчик. – Люди уже на это не пойдут. Нас уже столько раз изваляли в дерьме, что уже никто не поверит. Зачем мне идти к ним в кластер, в кабалу какую-то? Мы сами себе можем заработать на жизнь.

- Нам много не надо: люди раньше спокойно работали, верните просто все, как было. Ну и легализовать людей, по возможности. Дайте людям спокойно зарабатывать на жизнь и получайте от нас налоги! Что еще нужно? А налоги мы вам дадим, в 10 раз больше еще дадим! – говорит черный копатель.


Текст – Роман Романовский




Комментарии

RuGrad.EU [rugrad]
Цитата
Черные копатели: Если ты из Янтарного – на тебе сразу ставят крест

RUGRAD.EU попытался разобраться в законах янтарного бизнеса с помощью его неофициальныx представителей: черным копателем, переработчиком и «старейшиной» Янтарного комбината
Читать материал полностью

Сообщение создано автоматически
Для того чтобы оставить свой комментарий — пожалуйста авторизуйтесь