RuGrad.eu

05 марта, 03:40
пятница
$73,79
+ 0,27
88,94
+ 0,07
19,54
-0,05

«Заливатский не открывает дверь»

Фото rugrad.eu

В суде так и не смогли официально установить, где находится бывший глава администрации Янтарного. Но обсуждали принадлежащую ему квартиру в Австрии. Репортаж RUGRAD.EU.

 

15 февраля в Светлогорском городском суде прошло заседание по поводу законности увольнения главы администрации Янтарного Алексея Заливатского. Истцами в делах выступают как сам Заливатский, так и губернатор Калининградской области Антон Алиханов. 

Требования, указанные в исковых заявлениях бывшего главы администрации Янтарного Алексея Заливатского и губернатора Калининградской области Антона Алиханова, после всех уточнений совпадают практически полностью. Оба истца добиваются отмены решения совета депутатов Янтарного и распоряжения его председателя Натальи Антошиной, на основании которых Заливатский был уволен со своей должности. Бывший глава администрации не собирается восстанавливаться в должности, но требует, чтобы увольнение было оформлено с формулировкой «по собственному желанию». Кроме того, Заливатский требует компенсацию среднего заработка за период «вынужденного прогула». В случае если суд признает, что при увольнении главы администрации был нарушен закон, он может рассчитывать на компенсацию морального вреда. Антон Алиханов настаивает, чтобы Алексей Заливатский был уволен с формулировкой «утрата доверия». Интересы губернатора в судебном процессе представляли начальник правового управления правительства области Алексей Попов и его заместитель Вадим Завалишин. Заседание продлилось более 3 часов.

 


«Где Заливатский? А где губернатор?»

Еще один факт, который объединяет Антона Алиханова и Алексея Заливатского: оба они не явились на судебное заседание, предоставив своим представителям возможность решить судьбу исков. Из-за чего между адвокатом Заливатского Галиной Казаковой и представителями службы по противодействию коррупции (проходит по делу третьим лицом) возникали примерно такие диалоги: «Где сейчас ваш доверитель, почему он не участвует в заседании?» — «А где сейчас находится губернатор, почему он не участвует в судебном заседании?»

Формально совет депутатов уволил главу администрации 27 октября прошлого года. Как стало известно в ходе процесса, муниципальному чиновнику даже не вернули трудовую книжку. Просто потому, что никаких официальных сведений о его местонахождении нет, хотя с ним пытались связаться. Но представители местных властей в буквальном смысле натыкались на закрытую дверь. «Никого нет... Дверь не открывают», — жаловался в суде представитель совета депутатов Игорь Ясюк.

Копии уведомлений и решений Заливатскому пытались направить через WhatsApp. Сообщения бывший глава администрации прочитал, а сотрудник администрации даже смогла созвониться с ним в ноябре прошлого года (то есть уже после вынесения советом депутатов оспариваемого решения). «То есть он был в курсе происходящих событий», — пояснил позицию представитель совета депутатов. Адвокат Галина Казакова, впрочем, заявила, что на распечатке из мессенджера не видно, с какого номера телефона сити-менеджеру отправлялись сообщения, поэтому в дальнейшем эта информация может потребовать уточнения.

Из позиции стороны Алексея Заливатского, впрочем, следует, что о своем увольнении он узнал только в ноябре 2020 года из соответствующего реестра, а о заседании совета бывшему сити-менеджеру стало известно «из открытых источников».

 


Секретное письмо

Представители правительственных структур во время процесса настаивали, что Заливатский на самом деле покинул территорию РФ. В таком случае, по их мнению, ни о каком «вынужденном прогуле» Заливатского речи идти не может, поскольку выполнять свои обязанности он не намеревался. Пограничная служба, которая могла бы снять все сомнения по этому вопросу, заявила, что поименного учета лиц, которые пересекают границу, она не ведет.

Данную позицию, в частности, озвучила заместитель руководителя службы по противодействию коррупции Елена Багалина. «Из всевозможных мессенджеров и социальных сетей мы узнали, что он вылетел в Турецкую Республику... Распечатка его билетов», — начала рассказывать она. «Откуда она у вас?» — прервала ее Галина Казакова. «Из сети», — быстро нашлась Багалина. Заместитель руководителя антикоррупционной службы даже хотела приобщить данные «распечатки» к материалам дела, но защита Заливатского возражала. Впрочем, источник происхождения этих распечаток представители службы объясняли с трудом, ссылаясь на материалы федеральных СМИ. 

«Это смотрели репортаж... "Вести"...», — пыталась объяснить Багалина, добавив, что данных о том, что Заливатский вернулся на территорию страны, нет. «28 октября он мог приступить к исполнению своих обязанностей?» — попыталась уточнить Казакова. «Не мог. Его же здесь не было... Он же не желал...», — без сомнений отрапортовала заместитель руководителя службы. «Что он желал, не желал, даже я не знаю, хотя я его адвокат», — снова перебила ее защитник Заливатского.

Галина Казакова рассказала, что перед тем, как скриншоты авиабилетов показали эфире федерального канала, их опубликовало в Facebook «частное лицо». «Поэтому достоверность источника не проверена. Она ни на что не влияет...», — заявила она.

«Это был видеорепортаж... То ли "Вести 24 Калининград"... », — пыталась вспомнить новостную передачу, где демонстрировались билеты, Багалина. Через какое-то время ей пришлось признать, что достоверно указать источник она не может.

Заместитель руководителя правового управления Вадим Завалишин предложил данные материалы к делу приобщить, поскольку это позволит сделать запрос в авиакомпанию.

«Если человек действительно покинул пределы государства до принятия оспариваемых решений, то это позволит нам судить, а был ли прогул?» — пояснил он свою позицию.

Казакова снова возражала. «Источник не назван. Зачем нужно уточнять эту информацию? Всё, что просили приобщить, — мы не возражали, но когда информация не подтверждена, а во-вторых, она правового значения [не имеет] для конкретного спора, что вы настаиваете на том, чтобы макулатура была собрана. Принесите надлежащие доказательства», — возразила она представителю Алиханова. По ее мнению, представители губернатора могли и самостоятельно сделать запрос в авиакомпанию о билетах, без содействия со стороны суда в этом вопросе.

Председатель совета депутатов Янтарного Наталья Антошина заявила, что в документах есть ссылка на некое письмо, где информация по поводу перемещений Заливатского есть. Но само письмо засекречено. Антошина с его содержанием знакома, поскольку у нее есть соответствующий допуск. «Его только суд может запросить. Вы можете запросить это письмо, если есть допуск...», — заявила она.

«У меня нет», — парировала судья Ольга Севодина.


«16 млн руб. — это много или мало?»

История с увольнением Алексея Заливатского началась после доклада руководителя службы по противодействию коррупции Александра Кириленко на оперативном совещании правительства в октябре прошлого года. Служба тогда представила сведения о том, что глава администрации не задекларировал более 16 млн. руб., которые получил от продажи имущественного комплекса в Зеленоградске. Сам Заливатский настаивал, что доход был получен им уже в 2020 году, а значит, должен быть отражен в следующей декларации. Часть полученных доходов, как следует из материалов суда, Заливатский в декларации за 2019 год указал.

У его адвокатов есть вопросы к данным, которые были озвучены службой. В частности, правительственная структура указывала, что в декларации не была отражена доля супруги Заливатского в московской квартире (0,25 %). Бывший глава администрации отмечал, что квартира в собственности у жены появилась еще до брака, а значит, не относится к совместно нажитому имуществу. Адвокат Галина Казакова во время судебного разбирательства рассказывала, что жилплощадь была приватизирована в 1995 году, когда супруга главы администрации была еще несовершеннолетней. Причем доля, принадлежащая супруге, выделена не была (квартира приватизировалась не лично на нее, а на семью). Соответствующий реестр, где отражены сведения об имуществе, заработал только в 1999 году. «Каким образом Заливатский мог узнать об этой сделке, если сама Заливатская о ней не помнила и не придавала значение?» — заявила адвокат, еще раз указав, что речь фактически идет о «совместной собственности детей с родителями», а отдельная доля супруги квартире не выделена.

Служба настаивала, что свои выводы она сделала на основании информации от ФНС. «А вы не проверяете?» — попыталась поспорить Казакова. «А какие у нас основания не доверять?» — удивилась Багалина.

Служба, впрочем, настаивает на систематическом нарушении Заливатским антикоррупционного законодательства. Такие выводы руководитель службы Александр Кириленко сделал благодаря данным о том, что бывшему главе администрации принадлежит квартира в Австрии (об этом также был репортаж на федеральном телевидении).

«Более 16 млн руб. человек не показал, имущество не показал, а также, как выяснилось, у него недвижимость в Австрии... Я вижу в этом систематическое нарушение антикоррупционного законодательства, а вы тут рассказываете, что можно было ему какую-то другую форму ответственности применить, замечание [вместо увольнения]. Как вы считаете, 16 млн руб. — это мало или много?» — поинтересовался Кириленко. Руководитель службы утверждал, что информация об австрийской недвижимости у него не от СМИ, а есть некий «четкий ответ» МВД. Казакова отказалась комментировать эту информацию, подчеркнув, что не располагает такими сведениями.

 


«Губернатор предлагает, а не приказывает»

По версии защиты Алексея Заливатского, информацию о нарушениях, якобы допущенных сити-менеджером в декларации, должна была сначала проверить глава муниципального образования. Только после этого могло приниматься решение о санкции в отношении Алексея Заливатского. Причем, помимо увольнения, закон предусматривает и другие виды ответственности. «Губернатор направляет информацию совершенно самостоятельному субъекту — органу местного самоуправления для принятия решения. Он предлагает, а не приказывает. Орган местного самоуправления в лице главы муниципального образования должен проверить эту информацию. Знаете, как в газете, вот вы сейчас говорили: "А вот там в СМИ написали, что он негодяй". Но это не значит, что он негодяй, любая информация должна быть проверена», — объясняла Казакова.

В ответ на это Александр Кириленко заявил, что у председателя совета Натальи Антошиной не было возможности получить такую информацию: те же банковские организации, по его словам, ей бы попросту отказали. «Вы сейчас просто пытаетесь своего клиента обелить», — начал возражать он.

Но адвокат Заливатского настаивала, что от Натальи Антошиной просто требовалось получить у главы администрации объяснения и сделать самостоятельный вывод о виновности чиновника.

«А есть его вина в том, что он недоуказал 16 млн руб.?» — снова стал требовать моральных оценок от юриста Александр Кириленко.

В ходе процесса Галина Казакова также указывала, что из-за уточнений в иске Антона Алиханова Заливатского фактически пытаются уволить «задним числом» (из-за этого сегодняшний статус ее доверителя не совсем понятен).

Наталья Антошина в суде жаловалась на пробелы в законодательстве. «Я поддерживаю, что совет мог его уволить. Я пока ничей иск не поддерживаю...», — заявила она, хотя отмены решения совета теперь добивается даже губернатор области. Антошина не отрицает, что проверка органами местного самоуправления по поводу Заливатского не проводилась, но считает, что этих полномочий у местных властей не было. Казакова в суде заявила, что Антошина информацию о коррупционных нарушениях, якобы допущенных Заливатским, предоставляла депутатам совета устно. Адвокат считает, что если бы муниципальные власти назначили свою проверку, то и последовавшего затем судебного спора и вовсе не было бы.

От предложения судьи Ольги Севодиной заключить мировое соглашение стороны отказались. В деле был объявлен перерыв.


ДОПОЛНЕНИЕ. По информации источника RUGRAD.EU в правоохранительных органах, квартира в Вене и австрийский вид на жительство никогда не декларировались Алексеем Заливатским.