RuGrad.eu

10 апреля, 13:48
пятница
$74,61
-1,14
81,09
-1,15
17,88
-0,24
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Сеть: спецпроект RUGRAD.EU

Цепочка проста: на затопленных сельскохозяйственных угодьях не растёт урожай, следовательно, невозможно получить прибыль. На протяжении 25 лет с назначением новых губернаторов в регионе начинают обсуждать тему спасения области от глобального паводка. Какие меры предпринимаются для этого, сколько километров каналов удалось осушить и сколько вкладывается в это средств — в материале RUGRAD.EU.


Темпы роста

С 2011 года ввод в оборот земель сельскохозназначения в регионе увеличился на 80 % (в 2011 году вернули в оборот 21 тыс. га, в 2012 году — 30 тыс. га, в 2013 году — 40 тыс. га, в 2015 и 2016 годах — по 140 тыс. га). В результате в регионе стало использоваться 67 % имеющихся сельхозугодий (более 482 тыс. га). Всего в области 720 тыс. га сельхозземель.

По данным статистики, 33 % земельных наделов продолжают простаивать.

«У нас подходит к концу ресурс. Что бы ни говорили о нашем минсельхозе, но в последние годы меньше 25-30 тыс. га в оборот не вводилось. Будет сложно сохранять этот темп: основные массивы сейчас затопленные или переувлажнены, либо польдерные территории», — заявил в январе врио губернатора Антон Алиханов.
Положительные темпы роста нельзя было наблюдать вечно. В начале года правительство области выступило с предположением, что ввод в оборот сельхозземель станет снижаться (в 2017 году планируется ввести в оборот всего 7 тыс. га земли. — Прим. ред.).

Единственным способом получить в оборот новые земли становится вариант «отвоевать» их у побережья моря. Другими словами, вплотную заняться вопросом комплексной мелиорации.

_______________________________________________________________

Справка:

По информации территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Калининградской области, гибель озимых культур отмечается в период перезимовки и до окончания сева яровых культур. Причинами гибели в этот период являются вымерзание (суровые малоснежные зимы) и вымокание (в результате подтопления сельхозугодий). Площадь гибели озимых культур в 2014 году в хозяйствах сельхозтоваропроизводителей составила 2096 гектар (5 % от посевной площади), в 2015 году — 486 гектар (0,4 % от посевной площади) и в 2016 году катастрофические (!) — 44 388 гектар (42,8 % от посевной площади), в 2017 году - уже 2,65 тыс га. В целях поддержки местных аграриев, понёсших потери от гибели озимых, региональным минсельхозом в 2016 году были предоставлены субсидии на пересев зерновых в размере 30 млн руб.

_______________________________________________________________


Осушение

Как сообщал бывший руководитель ФГБУ «Калининградмелиоводхоз» Виктор Смильгин, в 2014 году в хорошем мелиоративном состоянии на территории области находилось всего 41 тыс. га сельхозземель (мелиоративных угодий в области около 596 тыс. га. — Прим. ред.). 186 тыс. га находились в неудовлетворительном состоянии.

«Главная трудность при привлечении инвестора — отсутствие больших массивов. Инвесторы к нам приезжают, и первый вопрос: «Найдите массив земли от 1 тыс. га». Еще несколько лет — и земли не останется», — заявила в апреле врио министра сельского хозяйства Наталья Шевцова.
В 2015 году в таком состоянии насчитывалось 178,2 тыс. га. В 2016 году их число увеличилось до 193,6 тыс. га.

По данным регионального министерства сельского хозяйства, которые удалось запросить в ведомстве, на проведение мелиоративных работ и агрохимических мероприятий (известкование кислых почв) из областного бюджета было предусмотрено: в 2015 году — 87,7 млн руб., в 2016 году — 108,7 млн руб. и планируется выделить в 2017 году — 102,5 млн руб.; из федерального бюджета в 2015 году выделялось 170,5 млн руб., в 2016 году — 310,83 млн руб., планируют предоставить в 2017 году — 229,97 млн руб.

____________________________________________________________

Справка:

По информации министерства сельского хозяйства Калининградской области, средняя стоимость очистки одного километра канала составляет 550 тыс. руб.

______________________________________________________________

Так, за средства областного бюджета в 2015 году усилиями аграриев было прочищено 320 км каналов, в 2016 году — 385 км, в 2017 году планируется к очистке 370 км. За деньги федерального бюджета (усилиями частных компаний по госконтрактам. — Прим. ред.) в 2015 году было прочищено 45 км каналов, в 2016 — 258 км, планируется к очистке в 2017 году — 350 км сети.

Много это или мало, можно судить по общей протяжённости мелиоративных каналов на территории региона. Так, только магистральных каналов в федеральной собственности (крупные канавы, каналы и реки Дейма, Преголя, Матросовка и др. — Прим. ред.) в области насчитывается 4980 км. Плюс в региональной собственности между сельхозугодьями находится более 6000 км межхозяйственных каналов. В советские времена, согласно годовому отчёту за 1987 год, «Областным производственным управлением мелиорации и водного хозяйства», а ныне структурой «Калининградмелиоводхоз», на 705 гектарах сельхозугодий в год (!) колхозы и совхозы производили очистку 6,5 тыс. км сети.

Получается, что за три года частные организации за свои и государственные деньги в наши дни очистили 1728 км сети, что составляет всего 34,6 % от общей протяженности магистральных каналов в федеральной собственности либо 28,8 % от региональных межхозяйственных каналов.


Бесхозная сеть

Разрозненность мелиоративной сети по видам собственности — главная из существующих проблем. Помимо федеральной и региональной сети существует так называемая бесхозная сеть, которая ни за кем не закреплена *. К ней относится закрытый дренаж, что характерно для всей Калининградской области. Его протяжённость составляет 363 тыс. км.


Виктор Смильгин, бывший глава ФГБУ «Калининградмелиоводхоз»
— Когда стали разваливаться совхозы, началась приватизация, перекупка паёв, понятно, что было несовершенным законодательство. Про мелиорацию, конечно, забыли. В своё время имущество находилось у эксплуатирующих организаций, которые имели государственный статус – их приватизировали, имущество, передали федерации, соответственно, уже новому органу. Потом были попытки создать областную структуру, часть имущества перешла в регион. Вообще ситуация достаточно запутанная. На мой взгляд, никакой логики в таком распределении собственности нет. И я не понимаю, почему именно так всё распределили.

— Много дренированных земель. Очень длительное время их никто не промывал, — рассказывает директор Славского филиала ФГБУ «Калининградмелиоводхоз» Александр Кравцов. — Фактически дренаж сегодня ничей. Если федеральные каналы наши, другие областные (они числятся на области, но не зарегистрированы), то дренаж считается условно за землепользователем. Хотя землепользователю вешать такую нагрузку, на мой взгляд, смерти подобно. Уходит много средств на обслуживание. По сути, промывкой дренажа занимаются единицы. Здесь всё довольно просто. На глубине 0,6 м и глубже под регионом лежит огромная разветвлённая сеть гончарных трубок, они выходят в коллекторы или колодцы, а из коллекторов трубы должны сбрасывать воду в федеральные каналы, которые мы обслуживаем.

_____________________________________________________________

Справка:

По данным отдела мелиорации и социального развития территорий в Министерстве сельского хозяйства Калининградской области (данную статистику не ведёт ФГБУ «Калининградмелиоводхоз». — Прим. ред.), бесхозная сеть в регионе насчитывает: 260 км магистральных и проводящих каналов, 13550 км открытых и регулирующих каналов, уже упомянутая дренажная сеть — 363 000 км, 7 насосных станций и 24 км защитных противопаводковых дамб. Как пояснили в министерстве, после распада СССР «Калининградмелиоводхоз» отказался от этой собственности и оставил за собой только межхозяйственные каналы, т. е. он обслуживает только те, которые находятся между сельхозугодьями аграриев.

__________________________________________________________________


— Каждый канал имеет шифр, — продолжает директор районного филиала. — Там указана его глубина, ширина. Протяжённость федеральной сети, закреплённая за нашим филиалом, составляет 10 %. Остальные 90 % — областная сеть. Её обслуживание лежит на плечах землепользователя. Мы лишь обеспечиваем чистку федеральных каналов, чтобы вода с полей аграриев свободно поступала к насосным станциям, которые мы тоже обслуживаем. Насосные станции перекачивают воду в реки. Как мы выбираем каналы для чистки? Имеется региональная программа 50 % на 50 % (аграриям возмещается половина затрат субсидиями. — Прим. ред.). Заявляется землепользователь. Он говорит, что хочет прочистить сеть на своём поле. Он относит заявку в районное управление сельского хозяйства. От них дальше документы идут в Министерство сельского хозяйства Калининградской области. Районное управление сельского хозяйства обращается к нам, говорит, у нас есть заявка: землепользователь хочет почистить вот эти каналы. Мы под его задачи планируем свои действия. Понимаете, довольно ситуативная задача. Смотрим, где проходит наш ближайший федеральный канал, и включаем его в противопаводковую госпрограмму — свою. И уже не область платит за это деньги, а нам как федеральной структуре приходят свои средства из столицы.


Отметим, что в федеральной мелиоративной структуре, расположенной в регионе, отсутствует техника для чистки федеральных канав, каналов и рек. Региональной мелиоративной бригады, которая должна обслуживает сеть, закреплённую за областью, не существует (об идее её создания говорил предыдущий руководитель ФГБУ «Калининградмелиоводхоз». — Прим. ред.). Все мелиоративные работы в регионе производят аграрии или частные фирмы. Таких в регионе порядка 10 штук. Все они живут за счёт контрактов, и появление региональной мелиоративной бригады им не выгодно.

   
Юрий Лужков, учредитель ООО «Частный конный завод «Веедерн», Озерский район

— Только за последние два года мы прочистили 40 км каналов. Эти каналы связаны с нашими землями и относятся к категории региональных мелиоративных каналов. Но, к сожалению, вся очистительная работа, которую мы выполнили, оказалась практически бесполезной. Региональные каналы, как правило, идут с полей и сбрасывают воду в федеральные каналы, а затем в реки или Куршский залив. В нашей стране нет единой программы мелиорации, согласно которой должны одновременно чиститься и местные, и федеральные каналы, приводиться в порядок перекачивающие станции, дамбы, которые выбрасывают лишнюю воду в Балтику. Поэтому прочищенные нами каналы заполнены водой, которая не может уйти в федеральные каналы, потому что те загрязнены.

Когда земля принадлежала Германии, было создано большое количество мелиоративных систем, в том числе с применением глиняных труб. По моим оценкам, этих труб здесь на 8 миллиардов долларов. В советские времена было Министерство мелиорации и водного хозяйства. До 1991 года существовала общая программа мелиорации: содержались в порядке дамбы, работали все насосные станции. Вопросом мелиорации страна занималась, причем с большим вниманием к Калининградской области — с пониманием, что это особый район нашей страны.

В сельском хозяйстве каждый миллион рублей дается очень высокой ценой. Мы вносим деньги, субъект федерации — область — тоже вносит деньги, проводятся работы, но из-за того, что федеральных денег нет, всё это впустую. Единую программу по мелиорации должно реализовывать именно государство, потому что вопросы мелиорации стратегически важные. За два последних года на мелиоративные работы только в нашем хозяйстве было затрачено более 15 млн руб. Один километр мелиорации обходится в 400 тыс. руб. Площадь наших сельхозугодий составляет 5200 га, из которых затоплено порядка 30 га.
У нас практически на каждом поле есть вымочки: озерцо или болото посередине поля (таких угодий ещё 200 га). И это еще полбеды. Представьте поле, на котором три такие вымочки, и нужно работать с помощью техники, которая возделывает почву, всё время кружась вокруг этих болот, потому что иначе она в них увязнет. Поэтому сама технология производства работ становится безумно сложной: и по возделыванию почвы, и по посеву, и по уборке. Это и расходы времени, и расходы топлива, и износ техники.


Александр Булатов, генеральный директор ООО «Залесский агросервис»  агрохолдинга «Залесский фермер», Полесский район

— Общая площадь осушенных сельхозугодий, закреплённых за нашим предприятием, в 2016 году составляет 11 328 га. Магистральных каналов в федеральной собственности на нашей территории 287,9 км, магистральных каналов областной собственности — 216 км, открытой осушительной сети — 807 км. Все работы делаем сами, своей техникой. Фактически за три года работы мы прочистили 282 км каналов. Также занимаемся и закрытой осушительной системой: дренажём и дренажным коллектором. Сколько конкретно его на нашей территории, сейчас не могу сказать. Много. Очень запущенный. Его двадцать лет никто не чистил. Фактически он сейчас ничей. Но в интересах нашего хозяйства — чтобы он работал. Нам нужно заготавливать  корма.

За три года работы с 2014 по 2016 год мы потратили на мелиорацию более 74 млн руб. Федеральный бюджет нам вернул 13 млн руб., областной — 21 млн руб. и своих средств мы вложили более 39 млн руб. Себестоимость прочистки одного канала у нас в 2014 году выходила 175,4 тыс. руб., в 2015 году — 230,6 тыс. руб. и в прошлом году вышло 249,5 тыс. руб. за километр.


Иван Филиппенко, генеральный директор ООО «Биотор», Багратионовский район

— Наша компания имеет 130 гектар земель сельхозназначения, и на всей площади мы закладываем промышленный сад. С одной стороны нашего поля проходит федеральный мелиоративный канал протяженностью 1,5 км. Весь канал был заросший камышом, кустарниками и деревьями. Дикие кабаны, которые обитали в этом канале, перерыли его так, что в итоге получилось длинное болото, где скапливалось огромное количество воды. Чистили этот федеральный канал мы за свои деньги. Стоимость работ по очистке составила 800 тыс. руб. Теперь канал чистый, но вода не уходит, так как дальше его никто не чистит. Дальше за нашим полем образовалось гигантское озеро. В нашей области все земли имеют хозяина и можно бы было региональным властям спросить с этих собственников, наметить программу, выделить средства, и работала бы вся земля, а не находилась под водой.



Комплексная программа

В конце марта этого года в ходе рабочего визита регион посетил директор департамента мелиорации Минсельхоза РФ Валерий Жуков. Он осмотрел несколько насосных станций и состояние сельхозугодий на польдерах.

«Будем способствовать полному взаимодействию, чтобы изменить ситуацию в мелиорации. Самое главное сегодня — это бесхозная сеть. Необходимо определить, у кого на балансе она должна стоять, и увязать в одну программу», — заявил директор департамента мелиорации Минсельхоза РФ Валерий Жуков.
После чего в правительстве области врио губернатора Антон Алиханов провёл совещание по вопросу координации действий в сфере мелиорации земель на территории области. В мероприятии также приняли участие заместитель полномочного представителя президента России по СЗФО Михаил Ведерников, депутат Государственной Думы Александр Пятикоп, представители региональных, федеральных органов власти и сельхозорганизации.

Директор департамента поддержал инициативу региональных властей разработать комплексную программу по развитию мелиоративной сети в Калининградской области. Планируется, что программа охватит мелиоративную сеть региона полностью, всех форм собственности, и объединит усилия всех профильных ведомств. Именно на этом мероприятии врио впервые поручил проработать вопрос постановки на учёт всех бесхозных объектов мелиоративной системы.



— Никакого создания единой мелиоративной бригады, как в советские времена, которая систематически будет обслуживать всю мелиоративную сеть в регионе, не произойдёт, — считает нынешний руководитель ФГБУ «Калининградмелиоводхоз» Руслан Теуважуков.

«Суть идеи заключается в том, что на кадастровый учет ставятся объекты мелиорации без привязки к участку. Это позволит уйти от дополнительного налогообложения для сельхозпроизводителей, сохранить себестоимость продукции», — отметила Наталья Шевцова.
— Об этом много говорили. Например, чтобы столица передала региону всё своё федеральное имущество в регионе, чтобы создать здесь единую областную мелиоративную бригаду и обеспечить её финансированием... Не будет. Единственный путь — на каждую структуру выделять соответствующие деньги. Минсельхозу Калининградской области, ФГБУ «Калининградмелиоводхоз», Минприродресурс и экологии региона и т. д.

По поводу бесхозной сети. Бесхозная сеть — дренажная и внутрихозяйственная — её только собственник земли может взять на баланс. Никто другой за ней ухаживать не будет. Как она образовалась? В советские годы она была закреплена за колхозами и совхозами. При их развале землю разделили на земельные паи, и сеть просто не вошла в паи.


«Вопрос передачи имущества — наболевший вопрос. Во времена министра сельского хозяйства РФ Елены Скрынник (2009–2012 гг. — Прим. ред.) регион писал письмо в столицу, чтобы столица взяла себе на баланс пограничные водотоки в регионе (реки которые граничат с Польшей, Литвой. — Прим. ред.).

«В части эксплуатации мелиоративных систем есть два варианта. Первый — создать областное предприятие, закупать технику, готовить специалистов и выполнять весь комплекс работ. Второй — использовать потенциал частных компаний: их порядка десяти в регионе», — считает Виктор Смильгин.
Ответ был простой: приведите их в порядок, и мы их заберём.

Единственное успешное решение, я считаю, которое было принято в сфере мелиорации, — это создание межведомственной комиссии по мелиорации. В декабре прошлого года её лично создал врио губернатора Антон Алиханов. В неё вошли все организации, которые в той или иной мере ответственны за мелиорацию в регионе. В ней находятся минприродресурс и экологии Калининградской области, Невско-Ладожское бассейновое водное управление Федерального агентства водных ресурсов, ГУ МЧС России по Калининградской области, территориальное управление Росрыболовства, мы и минсельхоз Калининградской области. Это позволило намного быстрее согласовывать документы между ведомствами», — пояснил Руслан Теуважуков.


***

Между тем в апреле врио губернатора региона Антон Алиханов встретился с премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым, где заявил, что мелиоративным работам в регионе мешает разрозненность ответственных организаций и недостаточное госфинансирование. Вопрос, кому будет передана бесхозная сеть, прорабатывается и остаётся открытым.


Текст, фото: Дмитрий Сабирин, gov39.ru



(Голосов: 15, Рейтинг: 4.25)

Комментарии

Николай Протасов
Лужков говорит дело, все правильно (несмотря, что сам персонаж неоднозначный). А вот Филиппенко, несет, простите, чушь. Кабаны у него виноваты. При немцах, значит, кабаны были вежливы, понимали орднунг, а сейчас познали демократию и распоясались, свиньи... Не в кабанах дело, люди положили свинью.