RuGrad.eu

02 октября, 01:58
пятница
$77,28
-1,51
90,72
-1,71
20,08
-0,31

Дмитрий Ротарь: Возврат «Калининградтеплосетью» доначислений приведет к росту тарифа для всех потребителей

Первый замдиректора муниципального предприятия о судебном решении и его влиянии на тарифы, об обвинениях в недальновидности, неправомерности действий и намеренном завышении платы за тепло.


— Как государство контролирует деятельность «Теплосети»? Когда вас в последний раз всерьёз проверяли и чем эти проверки закончились?

— Проверки происходят постоянно, причём контролирующими органами всех уровней. Могу сказать, что к нам ревизоры приходят гораздо чаще, чем к большинству предприятий Калининграда. Только за 2016 год было более 300 проверок Государственной жилищной инспекцией и прокуратурой, деятельность предприятия глобально проверяла служба по тарифам, Контрольно-ревизионное управление и Счётная палата. Более того, очередная плановая проверка происходит и сейчас. Несмотря на то, что проверки, конечно, отвлекают сотрудников предприятия от основной работы, нам важно, чтобы они были. Это доказывает всем, в том числе и нашим оппонентам, то, что предприятие действует в рамках правового поля, и любой шаг в сторону сразу же будет замечен и зафиксирован. Кстати, пока что ни одна комиссия проверяющих серьезных нарушений в нашей работе не выявила. Это значит, что мы действуем правильно.


— Но вместе с тем, на сегодняшний день судами приняты решения, которые говорят о том, что предприятие незаконно выставляло счета жителям, которые производят оплату за отопление по нормативу, в месяцы когда отопительный сезон начинался и заканчивался. Суды пришли к выводу, что жители должны оплачивать только за фактические дни, когда было отопление. Что в связи с этим будете делать? Деньги будете возвращать? И о каких деньгах идёт речь?

— Я думаю, будет правильно, если Верховный Суд определит свою позицию по этому вопросу. В настоящий момент нами подана соответствующая жалоба. При наличии вступившего в законную силу решения о возврате денег мы будем проводить зачёты в счёт текущих платежей. Однако, если решения, принятые судами по указанному вопросу, останутся в силе, фактически пострадают все потребители, которые платят за поставленный ресурс по приборам учёта, а их значительно больше, и важно этого не допустить. Вместе с тем складывается впечатление, что в разных субъектах РФ суды руководствуются разными законами. Мы очень внимательно изучили судебную практику и не нашли ни одного решения, подобного решениям наших судов, и, напротив, есть решения, которые подтверждают нашу позицию.


— Что вы имеете в виду? И о каких деньгах всё-таки идёт речь?

— Попробую объяснить на простом примере. Как утверждается тариф? Во-первых, он устанавливается государственным органом регулирования на основании оценки и анализа тарифной заявки, которую предоставляет предприятие, а не самим предприятием, как считают многие. С учётом количества подключенных потребителей определяется, какое количество гигакалорий необходимо произвести или купить у других поставщиков, производящих тепловую энергию для того, чтобы в течение регулируемого периода обеспечить потребности потребителей.

Потом определяется: какие тепловые потери понесёт предприятие при транспортировке тепловой энергии; сколько денег необходимо затратить на покупку газа, угля, дизельного топлива, покупку тепловой энергии, ремонтную программу и т. д. То есть считаются затраты. В итоге получается некая сумма затрат, которые необходимо понести предприятию в течение года, чтобы обеспечить потребности всех потребителей. Эта сумма является необходимой валовой выручкой.

Пример. Нам необходимо в течение года поставить (потребителям) 5 Гкал тепловой энергии с учётом того, что потери при транспортировке составят 10 %, таким образом, нам необходимо произвести 5,5 Гкал.

Для производства 5,5 Гкал нужно потратить 10 000 руб. Тогда тариф для потребителя будет 10 000 : 5 = 2 000 руб. за 1 Гкал.

Это укрупнённо, без детализации всего процесса тарифного регулирования.

А теперь самое интересное. Допустим, из вышеуказанных 5 Гкал за 3,5 Гкал мы планируем получить деньги от потребителей по показаниям общедомового прибора учёта (ОДПУ) и за 1,5 Гкал от тех, кто платит по нормативу, причём последняя цифра является статичной. В итоге мы должны получить от многоквартирных домов (МКД), оснащенных ОДПУ, 3,5 ×2 000 = 7 000 руб., от нормативщиков — 1,5 × 2 000 = 3 000 руб.

Допустим, что в случае с домами, где установлены ОДПУ, мы получили запланированную выручку. А вот в случае с нормативщиками, суд нам говорит: «Нет, ребята, вы должны деньги брать не как установлено в законе, за полный месяц, независимо от того, является ли месяц, входящий в отопительный период полным или нет, а за фактические дни потребления». То есть по формуле, никак не соотносящейся с нормами законодательства.

Таким образом, вместо запланированной выручки в размере 3 000 руб., предприятие фактически получает, к примеру, 2 873 руб.

127 рублей — это выпадающие доходы, которые не получены предприятием, но получение которых в общей валовой выручке было предусмотрено при установлении тарифа регулирующим органом. Суд есть суд, решение надо исполнять.

В итоге в следующем периоде регулирования мы говорим: «Уважаемая служба по тарифам, мы произвели 5,5 Гкал, поставили потребителю 5 Гкал, но вместо утверждённой выручки в размере 10 000 руб. получили 9 873 руб. Поэтому у нас возникли выпадающие доходы. Будьте добры, включите нам их в затраты при установлении тарифа на следующий период регулирования».

Для понимания: разница в таких затратах по итогам за 2015 год составляет 67 947 630 руб.

С учётом того, что служба обязана эти затраты включить при утверждении тарифа на последующие периоды регулирования, стоимость 1 Гкал, для всех потребителей вырастет на 40,96 руб., помимо роста, определенного инфляцией, нам это представляется несправедливым.


— Вы говорили о том, что есть регионы, где судами рассматривались подобные споры, и они принимали противоположные решения. Можете привести примеры?

— Конечно, есть решения судебных коллегий по гражданским делам Приморского краевого суда и Брянского областного суда.


— Был и ещё один суд, который завершился не в вашу пользу. Уже не с прокуратурой, а с гражданином, но всё по тем же доначислениям. Суд первой инстанции обязал вас компенсировать истцу материальный ущерб за не предоставленную в полном объёме коммунальную услугу по отоплению и применению повышающего коэффициента, и ещё взыскан с «Теплосети» штраф. МП «Калининградтеплосеть» решила обжаловать это решение в апелляционном порядке. Эти слушания были назначены на 25 апреля 2017 года. Вы там присутствовали?

— Да. Более того, я очень ждал и хотел увидеть там и представителей общественности, которые призывали «выразить поддержку Ленинградскому районному суду». Никого из них на суде не было. Это лишний раз подчёркивает то, что проблемы в сфере ЖКХ — лишь повод для подобных «экспертов» привлечь внимание к своей персоне. Вся «борьба с несправедливостью» начинается с громких лозунгов и ими же заканчивается. Хочу заметить, что мы всегда прислушиваемся к мнениям экспертов, которые действительно являются профессионалами и предлагают по-настоящему рациональные идеи, видят недостатки в нашей работе (а они есть у всех, и мы здесь, конечно, не исключение), но вместе с тем дают грамотные советы.


— А какое решение в итоге было вынесено?

— Суд отменил решение первой инстанции в части незаконности начислений за апрель 2016 года как за полные месяцы, а также в части штрафа. Конечно, вся эта история повлияла на платёжную дисциплину жителей, и предприятие несёт в связи с этим дополнительные финансовые потери.

Мы уверенны в своей правоте и будем ждать решения Верховного Суда. В зависимости от того, какое будет принято решение, будем планировать свои дальнейшие действия.


— Вы — приглашённый специалист. Как вы появились в «Теплосети» и с какими задачами? Раньше вы работали в питерской компании «Теплоком», которая, кстати, в своё время занималась установкой в Калининграде теплосчётчиков.

— Да. В «Теплокоме» я работал с 2010 года, а в прошлом году принял приглашение директора МП «Калининградтеплосеть» Эдуарда Куровского стать его первым заместителем и переехал из Санкт-Петербурга в Калининград. Ему как раз был нужен специалист по вопросам энергоэффективности.


— Решение каких задач, например, относится к вашим обязанностям?

— Например, всё та же установка общедомовых приборов учёта. Вы помните, что ровно год назад в Калининграде требовалось установить более 500 теплосчётчиков. К началу отопительного сезона мы этот вопрос закрыли.

На сегодняшний день все приборы учёта, которые необходимо было установить в соответствии с требованиями 261 ФЗ и где не были предоставлены акты технической невозможности, были установлены. Если дом попадал под действие закона, «Теплосеть» прилагала все усилия для оснащения дома прибором учёта.


— Насколько соответствует действительности то, что счётчики, установленные «Теплокомом», мало того, что подвержены взлому, так ещё и стали причиной увеличения размера платы за отопления в тех домах, где их установили?

— Во-первых, взломать можно любую систему. Было бы желание. Во-вторых, это всё-таки уголовное преступление. По единственному такому факту, который произошёл ещё до начала установки счётчиков в Калининграде, сейчас правоохранительными органами продолжается расследование. После этого случая завод-изготовитель повысил уровень защиты приборов, и в дальнейшем фактов взлома уже не было. Прибор учёта — как весы в магазине. Если он намеренно завышает показатели потреблённого тепла, это такое же преступление, как если бы вас обвесили при покупке. Хотелось бы отметить, что приборы учёта «Теплоком» начал ставить в Калининграде спустя год после зафиксированного факта взлома.

Что же касается высоких платежей, то хочу напомнить: теплосчётчик показывает реальное потребление того или иного дома. По всем моментам, когда показания приборов учёта превышали нормативное потребление, мы проводим проверки. В 97 % случаев причиной роста платы горожан за тепло стало сверхпотребление из-за разбалансированности систем. Один из недавних примеров: два дома на ул. Краснопрудной. Одинакового года постройки и этажности. В одном из них некорректно работал регулятор температуры. Из-за этого на подогрев горячей воды указанного дома уходило больше гигакалорий, чем должно было быть. Соответственно, и счета граждан превышали 4 тыс. руб. за среднюю двухкомнатную квартиру. В соседнем доме оборудование работало корректно, соответственно, счета за отопление в самый холодный месяц там не превышали нормативные показатели.


— Это значит, что вы установили в доме неисправное оборудование?

— Это значит лишь то, что управляющие организации недобросовестно выполняли свою работу, то есть банально не следили за работой теплопунктов, которые являются общедолевой собственностью жильцов. Все наши проверки, выявляющие расбалансировку или другие технические проблемы, заканчиваются одним и тем же: управляющие компании соглашаются с нашими выводами. Но, насколько качественно они исправляют эти недостатки, об этом нужно спросить самих жильцов. Если счета за отопление «пришли в норму», значит, наши рекомендации были выполнены. Другими словами, в каждом доме должен быть порядок. Если УК или ТСЖ добросовестно выполняет свои обязанности, не обманывает своих нанимателей — жителей дома — тогда и люди платят за тепло в пределах разумного.


— Во всех ли домах вместе с теплосчётчиками установлены регуляторы, позволяющие управлять подачей теплоносителя в зависимости от температуры наружного воздуха?

— Закон обязал нас установить общедомовые приборы учёта. В их комплектацию такие погодозависимые регуляторы не входят, но они, конечно, необходимы, и именно управляющая организация должна предложить жителям такое оборудование установить.


— Вопрос из технологической сферы. Насколько соответсвует действительности то, что МП «Калининградтеплосеть» перешла с проектного температурного графика 150/70 на пониженный ТГ 110/70, и если так, то почему служба по тарифам не снизила удельный расход топлива для КТС? Ведь если температура стала ниже, значит, и топлива вы затрачиваете меньше чем раньше?

— Во-первых, качество услуги для потребителя осталось тем же самым: температура нагрева радиатора не изменилась. Во-вторых, само по себе уменьшение температуры теплоносителя никак не может влиять на топливные затраты. Ведь количество потребителей не меняется, а значит, вырабатывается один и тот же объём тепловой энергии: чем выше температурный график, тем меньше объём теплоносителя и, наоборот, меньше график — больше объём теплоносителя. К сведению доморощенных «специалистов от ЖКХ»: гигакалория формируется как разница температур, помноженная на объём. И в ситуации изменения температурного графика от 150 на 70 до 110 на 70 увеличивается объём, но уменьшается разница температур. При этом результат — выработка необходимой гигакалории — остаётся прежним. Соответственно, температурный график не влияет на удельный расход топлива. Для понимания этой простейшей формулы даже не нужно профильного образования: хватит и школьного курса по математике.


— В комментариях СМИ периодически появляется тема установки в 2004 году узлов учёта тепловой энергии литовского производства, которые затем куда-то пропали. О чём идёт речь?

— По программе Всемирного банка, которая была реализована в 2002–2004 гг, на 95 объектах в Калининграде планировалось провести работы по снижению объёма потерь теплоносителя при транспортировке и решению прочих проблем теплоснабжения (позже это будет называться «энергосбережением»). Требованием банка было в том числе оснащение домов, вошедших в программу, технологическими приборами учёта тепла. Соответственно, приборы были установлены для определения эффекта проводимых мероприятий. По данным, которые на сегодняшний день есть в архивах, всего было введено в эксплуатацию 19 приборов учёта марки S-KM, сегодня в коммерческом учёте из них находятся 9. Средний срок службы прибора учёта составляет 3 межповерочных интервала, т. е. 12 лет. Сейчас на дворе 2017 год.


— Насколько соответствует действительности, что у «Теплосети» самый высокий тариф? И не проще ли вообще покупать более дешевое тепло от ТЭЦ, чтобы граждане меньше платили за этот ресурс?

— Давайте для начала сравним тарифы для населения. В Калининграде он сейчас составляет 2190 руб. за 1 гигакалорию. Во Владивостоке, например, он превышает 3,2 тыс. руб., в Пскове составляет в среднем около 2,5 тыс. Кроме того, у нас в Калининграде тариф — один из самых низких в Калининградской области (например, в том же Гусеве — 2,6 тыс. руб./Гкал, в Светлом — около 2,4 тыс. руб./Гкал, в Балтийске — 3,6 тыс. руб./Гкал).

Что же касается высокой стоимости выработки тепла, то снова обвинение в наш адрес необоснованно. Для сравнения: себестоимость выработки тепловой энергии на главной теплостанции нашего предприятия РТС «Северная» составляет 930 руб. за 1 Гкал (без НДС), при том что у ТЭЦ-2 мы покупаем гигакалорию за 1067 руб. (без НДС), а у ТЭЦ-1 (компания КГК) за 1987 руб. (без НДС). Доля покупной тепловой энергии в общей выработке предприятия составляет 38 %. В настоящее время «Теплосеть» эксплуатирует 53 угольных котельных, 2 мазутных и одну дизельную. На этих тепловых источниках себестоимость производства одной гигакалории очень высокая, и это, безусловно, влияет на размер тарифа в целом по городу. Понимая это, мы, в силу наших финансовых возможностей, прикладываем все усилия по закрытию этих нерентабельных теплоисточников. С 2011 года мы закрыли 52 угольных и 2 мазутных котельных. Предприятие продолжает этим заниматься и сейчас, ведь такие котельные вредят не только экономике предприятия, но и экологии всего города, а значит, и здоровью его жителей.

По поводу «заморозки тарифа» скажу, что теоретически такое возможно. Но для этого нужно заморозить рост тарифов на газ, электроэнергию, воду, покупное тепло, не увеличивать затраты на расходные материалы, отказаться от индексации зарплаты и так далее. Все здравомыслящие люди понимают, что предприятие никак не влияет на эти процессы, а доля указанных мной затрат в расходах «Теплосети» – 95 %. Об этом говорит динамика роста топливно-энергетических ресурсов закупаемых предприятием и тарифа предприятия.


Вид топливно-энергетического ресурса, цена*

2010

год

2011

год

2012 год

2013 год

2014 год

2015 год

Рост с 2010 по 2015 г.

2016

год

Рост с 2010 по 2016 г.

Газ, тыс.руб\куб.м

3295

3301

3531

4034

4398

4591

40 %

4846,6

47 %

Мазут, руб.\тонна

10070

11674

13229

13886

14384

14674

46 %

13942,53

38 %

Уголь, руб.\тонна

2857

3377

3892

3966

3945

3981

40 %

4114,64

44 %

Электроэнергия, руб.\кВт*ч

2,31

2,6

2,43

2,54

2,66

2,71

17 %

2,9

25 %

Покупное тепло КГК, руб.\Гкал


893

1000

1033

1128

1190

1265

42 %

1615,71

80 %

Покупное тепло ТЭЦ-2, руб.\Гкал



854

875

905

921

977

15 %

1044,77

22 %

Тариф МП «КТС», руб.\Гкал

(включает стоимость производства тепла и передачи по сетям)

1167

1194

1180

1277

1382

1513

29 %

1761

50 %

Выручка, тыс. руб.


2391

2271

2260

2444

2310

2589

9 %

2914

21 %


Рост затрат на закупку газа, а в доле наших расходов это 32 %, сопоставим с увеличением тарифа предприятия. При этом темпы роста стоимости покупного тепла значительно выше динамики роста наших тарифов. Отмечу, что основной рост тарифа «Теплосети» пришёлся на 2016 год. До этого тариф предприятия увеличивался значительно меньшими темпами по сравнению с темпами роста стоимости топливно-энергетических ресурсов, что и вызывало формирование серьёзных убытков у предприятия. Сейчас эта ситуация понемногу исправляется.

Да, и для сведения «экспертов», указывающих на непрофильное образование руководства нашего предприятия: у директора «Теплосети», помимо дипломов строителя и юриста, о которых он говорит с сарказмом, базовое образование — высшее инженерное.


Текст: Артем Родин


(Голосов: 5, Рейтинг: 3.15)