RuGrad.eu

26 сентября, 14:00
вторник
$57,57
-0,09
68,56
-0,52
16,04
-0,12
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Самое грязное топливо

Стройка теплоэлектростанции во Взморье

Гигантские горы угольной породы, вода с угольной взвесью, взрывы в непосредственной близости от жилых домов, постоянный смог и покрытая черной пылью растительность — все это стало ежедневным кошмаром для большинства жителей Кузбасса. По мнению экологов, существует вероятность того, что такая картина станет реальностью и для калининградцев. Команда экологической группы «Экозащита!» посетила Калининград в рамках трехнедельного климатического тура по Северо-Западу, Сибири и Дальнему Востоку. Помимо лекции о реальной цене добычи угля и обсуждения проблем строительства угольной ТЭЦ в регионе, они презентовали калининградцам «Угольный атлас» и документальный фильм «На угле» о борьбе коренных народов Кемеровской области с угледобывающими компаниями, от деятельности которых страдает население этого региона.


Кузбасс: черный снег и онкология

Уголь — один из самых вредных для экологии источников энергии на планете. Загрязненность воздуха взвешенными частицами в регионах, где используют уголь, в среднем, на 30 % выше по сравнению с другими областями.

«Во многих странах идет дискуссия о том, чтобы отказываться от угля, сокращать те объемы, которые сегодня используются, в перспективе — отказываться вообще от угля, потому что это самое грязное ископаемое топливо, которое сегодня есть у человечества. Это главный источник парниковых газов, которые вызывают изменения климата», — рассказывает сопредседатель экологической группы «Экозащита!» Владимир Сливяк.

При этом Россия является одним из крупнейших экспортеров угля и занимает второе место по запасам угля в мире. 60 % всего российского угля добывается на Кузбассе. Сегодня существуют специальные программы по переходу экономики региона от угледобычи к альтернативам, но в России они практически не востребованы.


«Типичный угольный разрез — это глубокая-глубокая яма протяженностью в десятки км. Если когда-то в Советском Союзе уголь в основном в шахтах добывали, под землей, то сегодня 70 % угля в стране добывается открытым способом. Если приехать в Кузбасс, то по всему горизонту вы видите горы. И вам может показаться, что это здоровски, красиво, но если вы подъедете ближе, то увидите, что это никакие не горы, а порода, которую вынули из разреза и сложили. На самом деле это очень вредно для людей», — объясняет Владимир Сливяк.

Как добавляет координатор группы «Экозащита!» в Кузбассе Антон Лементуев, поскольку такие «горы» не рекультивированы, не засажены деревьями, при порывах ветра с них летит угольная пыль.   

«Это не совсем обычная пыль. Это рудничная пыль, которая очень агрессивна для организма человека. Когда она попадает в легкие, то начинает там накапливаться. По этой причине у нас в Кузбассе очень высокий уровень заболеваемости. Например, по туберкулезу — почти вдвое больше, чем в среднем по стране. По ряду онкозаболеваний тоже высокие показатели… Это всё косвенно свидетельствует о том, что пыль, попадая в организм человека, начинает убивать его иммунитет», — замечает он.

При разработке угольных карьеров уничтожаются плодородные земли. Кузбасс находится на 2 месте по доле нарушенных земель, изъятых из продуктивного оборота. Из-за содержания в угле радиоактивных веществ на золоотвалах всегда высокий уровень радиации.

93,8 % питьевой воды в Кузбассе не соответствует нормативам. Томь — самая большая река Кузбасса — на всем протяжении загрязнена нефтепродуктами, фенолами, нитритным и аммонийным азотом, железом, марганцем, медью, а также угольной пылью.

Уровень загрязнения атмосферного воздуха в различных городах Кузбасса варьируется от повышенного до очень высокого. Это наглядно иллюстрирует выпадение черного снега, который содержит в себе соединения серы, нитраты, нитриты и другие вредные соединения.

Стройка ТЭС во Взморье


Заболеваемость туберкулезом в городах Кузбасса выше среднероссийского показателя в 1,7 раза. Выше среднего по России и уровень онкологических заболеваний. Аналогичным образом обстоит дело с рядом других опасных болезней.

Координатор группы «Экозащита!» в Кузбассе Антон Лементуев считает, что компании-разработчики пытаются урезать свои издержки на дальние и затратные перевозки, экономя на природоохранных и очистных мероприятиях.

Все угольные компании в России являются частными, но получают серьезные субсидии из государственного бюджета на развитие угледобычи. На период до 2030 года на поддержку угольной промышленности предусмотрено 7 млрд долларов.

«В одну сторону до края России 4,5 тыс. км везти уголь, а в другую сторону — 5 тыс. км. Это ставит серьезный вопрос о том, что вообще с экономикой, сколько всё это стоит и сколько бы это стоило, если бы людям, которые зарабатывают деньги на добыче угля, не выделяли гигантские субсидии из бюджета, чтобы они по сути бесплатно этот уголь перевозили. Насколько мы понимаем, одна из причин плана по строительству угольной станции в Калининградской области в том, что уголь перестают покупать. На сайте Кремля есть стенограмма встречи Владимира Путина с представителями угольных компаний. Они разговаривают с президентом о том, что надо что-то делать, иначе придется закрываться. Нужно сохранить рабочие места, сделать так, чтобы уголь у них покупали. Путин подзывает к себе представителя “Интер РАО” и спрашивает: “Что мы можем сделать для людей?” Он ему говорит: “Мы можем построить угольную станцию на Дальнем Востоке и в Калининграде”», — рассказывает сопредседатель «Экозащиты!».


Фото: wikimapia.org


Взморье: защиты не будет?

«В Калининграде предельно допустимая концентрация по диоксиду азота — 1,1–1,5 мг/м уже сегодня. Как только станция заработает, мы рискуем получить двоечку по ПДК точно. По документам, на этой ТЭС должно сжигаться 720 тыс. тонн угля в год. Планируется, что это будет “горячий резерв”: она будет работать на 60 %. Ну, значит, не 720, а пусть 560 тыс. тонн угля будет сжигать… Но она будет постоянно работать, ведь ее невозможно в секунду запустить и в секунду выключить. Особенно достанется многострадальной Косьме (поселок им. А. Космодемьянского. — Прим. ред.). Мы убираем с ее территории мусорный полигон и тут же добавляем туда диоксид азота — очень страшный яд, практически высшая категория опасности. Станция будет выделять в воздух почти 7 тыс. тонн вот этой гадости — диоксида серы, диоксида азота и еще 20–25 разных элементов, то есть сегодняшние показатели возрастут почти на 30 %», — полагает координатор общественности против строительства угольной станции во Взморье Игорь Фургачев. 

По словам экс-начальника департамента регулирования вопросов энергосбережения, топливно-энергетического комплекса, недропользования и водных отношений Юрия Злобина, санитарно-защитная зона Приморской ТЭС должна составлять не менее 500 метров. Однако Игорь Фургачев утверждает, что от его дома до места строительства объекта — всего 30 метров. Совсем рядом располагаются два садоводческих товарищества «Рыбак» и «Балтика-1». Для того, чтобы получить приемлемую оценку воздействия объекта на окружающую среду, компании практикуют его «деление» на несколько якобы независимых друг от друга производств. Например, в случае с ТЭС производство «поделено» на золоотвал, угольную перевалку, котельную и пр. Активисты обращались к региональным и федеральным властям, в генеральную прокуратуру, Роспотребнадзор, но это ни к чему не привело.

В Кузбассе правила установления санитарно-защитной зоны также нарушаются повсеместно, но жалобы людей игнорируются, а проверки не обнаруживают отклонений от норм.

Дорога к стройке ТЭС во Взморье. Справа — кладбище


«На строительство станции получено разрешение администрации Светловского городского округа. Сейчас строительство идет полным ходом. В 30 метрах от этой станции находится мой дом, вода питается от скважины. Естественно, там будут золоотвалы, хранение и перевалка угля открытым способом. У нас преобладают западные ветра, поэтому 60–70 % вредных веществ четко на город пойдет. Станцией предусмотрен один вид реальной защиты — французский угольный фильтр. Он ловит только твердые частицы, золу, а всю мелочь выпускает в воздух. Он довольно эффективный, если, конечно, работает. Но если вдруг французы нам что-то откажутся продавать, либо мы откажемся у них покупать, защиты не будет. Сероочистки не предусмотрено никакой. Азотоочистки не предусмотрено никакой. То есть всё, что полагается от сжигания угля по азоту, по диоксиду серы, мы тут хлебнем полной ложкой», — возмущается Игорь Фургачев.

Несмотря на то, что строительство идет полным ходом, всё еще официально не определено местоположение золоотвала.

«Один только золоотвал планируют делать на 17,5 гектаров. Будет огромное количество грузовиков — 233–237 тыс. тонн дисперсной золы в год надо куда-то тащить. Угольная пыль, которая попадает в организм человека, никогда не выводится. Никто не знает, когда она “выстрелит” раком легких или каким-то другим заболеванием, но “выстрелит” всё равно. Максимальное воздействие получат жители Калининграда, на втором месте — Светлый, на третьем — наша многострадальная Прибрежка (поселок Прибрежный. — Прим. ред.)», — считает активист.


На данный момент онлайн-петицию против строительства угольной ТЭС во Взморье поддержали около 3 тыс. человек. Еще 3,5 тыс. людей подписали письменное обращение к властям. Однако, по словам Игоря Фургачева, ни администрация Светлого, ни региональные власти этим фактом не заинтересовались.


Текст: Марина Кошечкина
Фото: Юлия Власова


(Голосов: 45, Рейтинг: 4.37)