RuGrad.eu

10 апреля, 13:38
пятница
$74,61
-1,14
81,09
-1,15
17,88
-0,24
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

«Загадочная проблема»

Почему бизнес не идет получать субсидии по «Проблеме-2016», а промпроизводство не падает.


В минувший вторник на заседании областного правительства врио губернатора Антон Алиханов заявил, что калининградская промышленность преодолевает «Проблему-2016» без видимых потерь. Несмотря на огромное несоответствие числа компаний, имеющих право на получение компенсаций после возврата таможенных пошлин для калининградского бизнеса и реально их получающих организаций, Росстат не фиксирует проблем. По итогам первых 9 месяцев 2016 года первые три прошли в старом режиме, а последние шесть — в новом: промышленное производство даже выросло на 2,4 % по сравнению с прошлым годом. Впрочем, здесь стоит обратить внимание на эффект «низкой базы» 2015 года — в прошлом году калининградская промышленность просела на 7,8 %, что было одним из худших показателей среди российских регионов и в два раза хуже среднего по России результата.

По данным областного министерства экономики, из 860 компаний, имеющих право на субсидии, изъявили желание сделать это только 272. Реально их начали получать всего 110 компаний. При этом за несколькими компаниями иногда скрывался один холдинг. На протяжении 6 месяцев с начала субсидирования бизнеса областное правительство не стремилось детально раскрывать, кому идут деньги, однако в минувший вторник выяснилось, что более 88 %, или почти 14 из 16 млрд руб., получил «Автотор», скрывающийся за несколькими юрлицами.

Остальным компаниям достались сравнительно небольшие суммы.

Из 860 компаний, имеющих право на субсидии, изъявили желание сделать это только 272. Реально их начали получать всего 110.
Так, 21 мясоперерабатывающая компания получила 814 млн руб. (в среднем 39 млн руб. на компанию), 15 рыбоконсервных предприятий — 574 млн руб. (38 млн руб. на компанию), 15 производителей бумаги и текстиля 124 млн руб. (8,3 млн руб. на компанию). 7 мебельных компаний получили всего 33 млн руб., или менее чем по 5 млн руб. на компанию.

Стоит оговориться, что речь идет не о государственной помощи в ее традиционном понимании. Обязательства, которые взяла на себя Россия после вступления в ВТО, не позволяли продлевать переходный период (таможенные льготы) после апреля 2016 года. Поэтому его продлили искусственно, назвав возмещение таможенных пошлин субсидиями на поддержку рынка труда. Впрочем, видимо, в связи с возрастанием внешнеполитического напряжения, в последние месяцы власти окончательно перестали скрывать, что это за субсидии и в минувший вторник показали, что из 16 выплаченных миллиардов рублей 12,6 ушли на уплату таможенных платежей и только 130 млн руб. — на выплату зарплаты и отчисления в соцфонды.

Антон Алиханов, объясняя малое число компаний, работающих в рамках решения «Проблемы-2016», предложенного властями, выразил удовлетворение расчисткой калининградской экономики от налоговых схем. «Чего переживать? Количество людей [на бирже труда] драматически не выросло. Выпуск не сократился. О количестве компаний [переживать]? Было создано большое количество юрлиц, обслуживающих налоговые схемы. Хорошо, что они закончились? Да, хорошо», — сказал Алиханов.


Не все так однозначно

С валовой статистикой промпроизводства, на которую опирается в своих выводах Алиханов, сложно спорить. Однако детализированные данные по отраслям показывают, что есть виды бизнеса, пострадавшие довольно сильно. Одними из лидеров падения являются мебельщики. Росстат показывает снижение производства мебели в области на 23,7 %. Глава Ассоциации калининградских мебельщиков Михаил Майстер констатирует, что в эту цифру вошло сильное перепроизводство первого квартала, обусловленное неопределенностью решения «Проблемы-2016».

Идентификация товаров для мебещиков крайне затруднительна.
По итогам 2016 года Майстер ждет, что реальное падение производства попадет в диапазон 35–40 %, и утверждает, что если для «Автотора» и других крупных компаний власти проблему частично решили, то для средних и малых, к которым относятся мебельщики, — нет.

В апреле 2016 года власти запустили в области эксклюзивную для региона и очень сложную по сути систему идентификации товаров. Ее смысл состоит в том, что предприниматель, который произвел в Калининградской области продукцию, должен доказать, сколько иностранных комплектующих в нем есть, чтобы таможня могла рассчитать для них размер таможенной пошлины, чтобы его потом можно было возместить через субсидии. Альтернативой является уплата таможенных пошлин с готовой продукции.

Идентификация не слишком сложна для сравнительно простой продукции (например консервов), но для мебельщиков, использующих большой перечень наименований комплектующих — крайне затруднительна. «Автотор», обладающий беспрецедентным для региона лоббистским ресурсом и штатом специалистов не применяет идентификацию из-за ее сложности и растаможивается по готовой продукции.


Ловушка для малых

Схема «Автотора» с «растаможкой» при вывозе подходит далеко не всем сравнительно небольшим компаниям — нужно изымать из оборота большие объемы средств, констатирует замминистра промышленности области Олег Супин. Идентификация же для них очень сложна и дорога, добавляет Майстер.

Почти 40 % компаний, заключивших с правительством соглашения на получение субсидий, работают на «упрощенке».
По словам последнего, сумма компенсаций, которые мебельщик может получить по «Проблеме-2016», примерно равна сумме дополнительных издержек на прохождение данной процедуры, а иногда даже меньше их. Именно поэтому многие компании не пытаются заявляться на получение субсидий, а не из-за «схематоза» их бизнеса, констатируют мебельщики. «Растаможка» же по готовой продукции им не подходит по причине нерешенности проблемы таможенного НДС.

О данной проблеме в минувший вторник говорила руководитель УФНС Ирина Сорокина — почти 40 % компаний, заключивших с правительством соглашения на получение субсидий, работают на «упрощенке», то есть не платят НДС и, соответственно, не могут получать связанные с ним отсрочки. Таким образом, они не подпадают под временное освобождение от уплаты НДС при вывозе продукции из области, разрешенного для крупного бизнеса.


Выезжаем на грузовиках

Замминистра промышленности Олег Супин констатирует, что во многом динамику промышленности в положительной зоне поддерживает сборка «Автотором» грузовиков (производство легковых автомобилей пока продолжает демонстрировать спад). Также в положительной зоне производство ряда строительных материалов и химическое производство (второй год восстанавливается после сильного падения в 2014 году).

Источник данных: Росстат


Производство пластиковых изделий демонстрирует более, чем 10%-ное снижение, металлургическое производство показывает спад в 20 % (сентябрь к сентябрю — минус 35 %). Электронная промышленность по итогам 9 месяцев сокращается на 7 %.

Детализация статистики пищевой промышленности, которую в целом «смазывает» положительная активность ГК «Содружество», фиксирует проблемы у производителей мясных консервов (-22,5 % к аналогичному периоду 2016 года), комбикорма (-11,6 %), «кондитерки» (-10,8 %) и даже обработанного молока (-4,7 %).

Также не вполне понятно, производство каких конкретно стройматериалов растет, потому что выделяемые отдельно производства керамики и сборного железобетона падают вместе со строительным сектором на 10,4 и 30,1% соответственно.

Производство холодильников, пылесосов и микроволновок традиционно падает который год подряд. Масштаб падения по итогам 9 месяцев к соответствующему периоду прошлого года — это 26, 51,4 и 34,2 %.


Текст: Вадим Хлебников



(Голосов: 5, Рейтинг: 3.48)