RuGrad.eu

21 июня, 15:56
понедельник
$72,22
+ 0,00
85,99
+ 0,00
18,94
+ 0,00

Дело на 5 миллиардов


Как партнёр калининградского коррупционера номер один заставил работать на себя «костяк» команды Николая Цуканова и получил право рубить красивейший лес в области.


Петр Соколов, активный мужчина пенсионного возраста, так характеризует свой род деятельности: «У меня уже дети работают, а я так... развлекаюсь». Судя по его решительному настрою, сейчас у Соколова два приоритета. Во-первых, сделать так, чтобы как можно больше людей разделяли его точку зрения о том, что калининградский бизнесмен Дмитрий Шестерненко является нечистым на руку. Во-вторых, заставить его вернуть долг в размере около 9 млн руб. Впрочем, Соколов оговаривается, что его визави человек умный и в некотором смысле даже талантливый.

Господина Шестерненко, действительно, сложно счесть человеком с хорошей репутацией. Недавно стало известно, что он являлся своего рода операционным центром

«Всё закончилось в сентябре 2008 года, когда моя фабрика выгорела вместе с моим офисом».
«откатной» схемы в региональном правительстве и партнёром коррупционера номер один Калининградской области — Валентина Айвазяна. Именно через фирму Шестерненко была проведена взятка Айвазяну, за которую тот был приговорён к 10 годам строгого режима.

шестерненко в кружочке.jpgСоколов познакомился с 27-летним Шестерненко в 2005 году. Молодой предприниматель искал подходящие производственные площади для сборки офисных кресел. Отношения сложились, и Соколов сдал Шестерненко в аренду свою мебельную фабрику в Гурьевске площадью 3,6 тыс. кв. м. «Всё закончилось в сентябре 2008 года, когда моя фабрика выгорела вместе с моим офисом, который был над ней», — вспоминает Соколов. Здание и имущество было застраховано в разных страховых компаниях. В результате Соколов получил 28 млн руб. от своей страховой за ущерб зданию, а Шестерненко порядка 20 млн руб. за сгоревшие детали кресел. Причиной возгорания, по официальной версии, стало неосторожное обращение с огнём неустановленных лиц. В итоге уголовное дело закрыли, а Соколов и Шестернеко перестали иметь друг с другом какие-либо отношения.

Глава Ассоциации калининградских мебельщиков Михаил Майстер сообщил RUGRAD.EU, что о Дмитрии Шестерненко как о мебельщике в профессиональном сообществе ничего не известно.


План «Карьер»

Пенсионер Петр Дронов руководил добычей на самом крупном песчано-гравийном месторождении Калининградской области с 1989 года. Месторождение «Краснолесье» расположено на территории Роминтской пущи в Нестеровском районе на удалении около 5 км от границы с Польшей (польская часть пущи наделена охранным статусом). Разработанная часть месторождения со всех сторон окружена лесом и единственный путь продолжения его разработки — сплошная рубка леса. После выработки месторождения площадью 372 гектара на территории добычи должны остаться карьеры, заполненные водой.

Разведка месторождения началась ещё в 1960-е, а добыча была запущена в 1971 году. Объём месторождения по состоянию на начало 2014 года составлял порядка 16 млн кубометров. Для сравнения: объём довольно крупного по калининградским меркам песчано-гравийного месторождения «Сиреневка» в Черняховском районе, которое контролирует компания «Томас-Бетон» Игоря Плешкова, составляет порядка 8 млн кубометров.

Снимок экрана 2015-08-04 в 13.45.16.png

Примерная зона вырубки деревьев под разработку месторождения


На данный момент стоимость гравия на рынке составляет порядка 700 руб. за тонну. При доставке гравия из «Краснолесья» чистая прибыль от продажи составляет порядка 200 руб. с тонны.

Чистая прибыль от добычи гравия в текущих ценах оценивается в порядка 1,8 млрд руб. при выручке 5,7 млрд руб.
Согласно геологическим характеристикам месторождения, на гравий приходится 30 % залежей. Чистая прибыль от его добычи в текущих ценах оценивается порядка в 1,8 млрд руб. при выручке 5,7 млрд руб. Стоимость песка (геологическая оценка его характеризует как крупный, то есть качественный), в связи большой удалённостью от Калининграда и низкой рентабельностью его продаж, оценить затруднительно.

Как рассказывает Дронов, его карьер был одним из самых успешных предприятий в своей отрасли до 2006 года: редкое предприятие в сфере строительства платило зарплаты выше, чем карьер в Краснолесье. Залогом успеха «Комбината дорожно-строительных материалов» («КДСМ» — так с 1995 года называлось предприятие) были хорошие отношения с Калининградской железной дорогой (КЖД). Она по дружественным ценам возила песок и гравий в Калининград на станцию Кутузово-Новое, благодаря чему самый большой недостаток месторождения — его колоссальная удалённость от основного рынка сбыта — сводился на нет.

В 2006 году в КЖД сменился начальник. Новый руководитель решил сложившуюся практику пресечь. Дронов до сих пор не понимает, чем руководствовался новый глава КЖД, но вариант вымогательства и «заказа» со стороны конкурентов исключает:

«Приехал из Курска. Просто недальновидный был товарищ».
«Приехал из Курска. Просто недальновидный был товарищ. Последующие руководители [КЖД] мне предлагали восстановить сотрудничество, но мы к тому моменту уже продали самосвалы, а железная дорога — свои вагоны. Возить было нечем». В среде производителей песка с такой оценкой не вполне согласны. Как сообщил RUGRAD.EU владелец одного из калининградских карьеров, скорее всего, Дронова выдавили с рынка конкуренты: он не смог давать железной дороге ожидаемый объём перевозок, и она отказалась от сотрудничества с ним.

После решения КЖД отгрузка песка КДСМ упала на 90 %. Продажи гравия — его отпускная цена в Калининграде значительно выше при такой же стоимости доставки — тоже упали, но менее ощутимо. Проблему нехватки спецтехники Дронов решил через заключение бартерной сделки с фирмой Петра Соколова: последний давал КДСМ в аренду технику, а тот расплачивался с ним стройматериалами.

От банкротства предприятие спасал стремительный рост строительного рынка, который оборвался в сентябре 2008 года с началом кризиса. Сын Дронова — Роман, заведовавший автотранспортным подразделением КДСМ, — к началу кризиса успел накопить значительные долги перед поставщиками топлива, которые не смог гасить из-за лавинообразного падения продаж предприятий.

Помочь с решением проблем с долгами Роману Дронову внезапно предложил Дмитрий Шестерненко, являвшийся одним из кредиторов Романа. Соколов, ссылаясь на разговор с Шестерненко, говорит, что речь шла о долге Романа в размере порядка 20 млн руб. (это общая сумма долга, в том числе и перед другими лицами). Взамен помощи с решением финансовых проблем Шестерненко попросил долю в «КДСМ». Сын представил отцу Шестерненко и двух его партнеров — Эдуарда Бенфельда и Игоря Шаплова. «Был кризис. Предприятие фактически стояло. Зарплаты не платились, денег на счетах не было, а долги — были. Они пришли и сказали, что у них есть финансы», — вспоминает Дронов.

В результате, по словам Дронова, Шестерненко и его партнеры выкупили более 50 % долей предприятия у трудового коллектива за 350 тыс. руб. при балансовой стоимости активов на тот момент порядка 40 млн руб. (реальная стоимость была значительно выше).

Постепенно Дронова отстранили от процесса добычи песка и назначили ответственным за переработку. Для этих нужд было создано отдельное юрлицо — компания «Деметра», которая в дальнейшем проявит себя в неожиданном амплуа.

Проблемы сына Дронова с долгами, как он того ожидал, решены не были.


«Джекпот»

Шестерненко пришёл к Дронову с предложением об участии в компании через месяц после подписания приказа Росатома о запуске работ по строительству Балтийской АЭС в Неманском районе. Строительство масштабного объекта на востоке области означало появление огромного рынка сбыта для КДСМ.

Шестерненко пришёл к Дронову через месяц после подписания приказа Росатома о запуске работ по строительству Балтийской АЭС.
В бизнесе, связанном с поставками песка, ключевое значение имеют удалённость карьера от строящегося объекта и качество материала. Карьер Дронова давал хороший материал и был близко к Балтийской АЭС.

По данным RUGRAD.EU, карьер в Краснолесье с 2009 года начал отгружать на Балтийскую АЭС порядка 100 тыс. кубометров щебня и 30 тыс. кубометров песка в год. Чистая прибыль от таких поставок составляла порядка 35 млн руб. в год. К моменту остановки строительства АЭС компания могла получить порядка 140 млн руб. чистой прибыли на поставке инертных материалов на станцию.

После того как губернатором был назначен Николай Цуканов, Шестерненко начал искать варианты расширения бизнеса на госзаказе и бился над вопросом — как «зайти» на стройку стадиона к ЧМ–2018 на острове Октябрьском. «Перспектива отгрузки 8 млн кубов на остров, конечно, сводила с ума многих, и Шестерненко, естественно, не был исключением», — рассказывает собеседник RUGRAD.EU на строительном рынке.

Возить песок на остров Шестерненко мог только, помирившись с железной дорогой, и ему это удалось. Более того, железная дорога к сентябрю 2012 года специально отремонтировала под идею Шестерненко 40 км путей. Однако груз так и не пошёл. «Когда они договаривались с КЖД, дорога сказала, что она отремонтирует пути, но будет ожидать, что Шестерненко будет платить нормальный тариф. В итоге, когда дорога вложилась в ремонт, КДСМ платить по согласованному тарифу не захотел. Железнодорожники остались в дураках», — отмечает собеседник RUGRAD.EU на рынке. Это мнение подтверждается официальной точкой зрения Калининградской железной дороги. «По обращению предпринимателей, которые разрабатывали там карьер, мы восстановили пути и инфраструктуру. Более того, понимая важность сохранения областных автодорог и обеспечения целесообразности железнодорожных перевозок, мы предоставили скидку на перевозку — 10 рублей на тонну по сравнению с автомобильным транспортом, — рассказывал в октябре 2014 года глава калининградского филиала РЖД Сергей Коломиец в областной Думе. — В итоге за год по этому участку прошли только три вагона с песком». Как сообщил RUGRAD.EU руководитель пресс-службы калининградского филиала РЖД Александр Першин, на данный момент ситуация не изменилась: песок из Краснолесья в Калининград по железной дороге не перевозится.

Участники рынка рассказывают, что у КДСМ при Шестерненко всегда была какая-то особенная поддержка со стороны чиновников и в первую очередь со стороны команды Николая Цуканов. «Достаточно сказать, что Шестерненко платили даже тогда, когда всех остальных ''кидали''. Выглядело это очень странно, особенно на стройке Балтийской АЭС», — говорит руководитель одной из калининградских компаний, занимающейся перевозками песка.

егорычев в кружочке.JPGКредитор КДСМ Петр Соколов убеждён, что каких-то особенных знакомств в органах власти у Шестерненко не было. Для выстраивания отношений с чиновниками у него был специальный партнёр по бизнесу — Игорь Шаплов. По словам Соколова и Дронова, Шаплов находился в близких отношениях с главой аппарата областного правительства и «правой рукой» Николая Цуканова в решении непубличных вопросов — Александром Егорычевым.

До партнёрства с Шестерненко Шаплов руководил автотранспортной компанией в Советске «Балтавтотранс». В кризис 2008 года компания начала испытывать серьёзные финансовые трудности — кредиторы и лизинговые компании завалили её исками. В середине 2010 года в отношении «Балтавтотранса» была начата процедура банкротства. По мнению Соколова и Дронова, основным активом Шаплова на момент входа в партнёрство с Шестерненко были связи с чиновниками, в частности дружба с Егорычевым. Оценку Соколова и Дронова разделяют несколько участников рынка, пересекавшихся в последние годы с Шапловым.


Невежливый отказ

После перехода контроля над КДСМ от Дронова к Шестерненко Петр Соколов предъявил накопившийся перед ним долг новому руководству. «Шестерненко мне ответил: с кем подписывал [бартерный договор], с тем и решай», — вспоминает Соколов. Ответ был воспринят как отказ от исполнения обязательств, и Соколов пошёл в суд. После длительного судебного процесса Соколов добился взыскания долга. Решение о передаче 6,8 тыс. тонн гравия стоимостью почти 5 млн руб. вступило в законную силу в апреле 2012 года.

Практически сразу Шестерненко запустил процесс вывода активов карьера на новую структуру.

Семья Петра Дронова была владельцем 19 % в КДСМ, оставаясь при этом не самым желанным партнёром.
Помимо желания уйти от необходимости платить по старым долгам, для вывода имущества на новое юрлицо была ещё как минимум одна причина — супруга Петра Дронова оставалась владельцем 19 % в КДСМ, и она была не самыми желанным партнёром.

Летом 2012 года КДСМ учредил дочернюю компанию — «Карьер Краснолесье» — и начал на неё переоформлять технику. Впрочем, основными активами КДСМ являлась далеко не она, а право долгосрочной аренды лесного массива над месторождением и лицензия на добычу песка. Их передать новой структуре было намного труднее.

Основная сложность заключалась в том, что после новогодних праздников, в январе 2012 года, губернатор Николай Цуканов подписал постановление о создании природного парка «Виштынецкий», на территорию которого попадал карьер. Создание парка подразумевало наделение данной территории природоохранным статусом (добыча полезных ископаемых на территории природных парков категорически запрещена). Всего за несколько дней до новогодних праздников, 26 декабря 2011 года, Александр Егорычев, руководивший на тот момент лесным агентством областного правительства и курировавший создание природного парка, лично подписал с Дмитрием Шестерненко дополнительное соглашение к договору аренды лесов в Роминтской пуще площадью 150 га. В соглашении уточнялись обязательства арендатора по арендной плате и фиксировалось, что леса были переданы в аренду под разработку песчано-гравийного месторождения, то есть по факту под вырубку.

Отсканированный документ (1).jpg

Данный жест мог свидетельствовать о том, что, несмотря на законодательные запреты, Шестерненко дадут продолжить вырубку лесов.

Через 2 месяца после подписания допсоглашения с Шестернеко Егорычев перешёл на должность руководителя аппарата областного правительства. Шестерненко же начал активно выстраивать коррупционную систему в областном правительстве во главе с Валентином Айвазяном. К концу года 34-летний предприниматель вошёл в региональный политсовет «Единой России» — высший совещательный орган партии власти в Калининградской области.

Ещё через несколько месяцев две компании предпринимателя получили из областного фонда поддержки предпринимательства 18 млн руб. в качестве субсидий.


Внезапная водка

В период 2012–2013 годов, когда Шестерненко активно взаимодействовал с руководством конкурсного агентства и занимался земельными вопросами в Гвардейске в качестве советника муниципального главы (местные оппозиционные депутаты были убеждены, что Шестерненко приставлен к местному главе Ивану Кавуну по инициативе губернатора), с компанией предпринимателя произошла странная история. В начале мая 2012 год полиция изъяла со склада компании «Гастрономъ» Максима Чеботарева на Туруханской, 1 в областном центре 87 видов алкогольной продукции, в первую очередь водки, на 66,7 млн руб.

Затем силовики почему-то заключили договор о хранении алкоголя с компанией-переработчиком песчано-гравийной смеси «Деметра», которой руководил Петр Дронов. Позже выяснилось, что водку изъяли незаконно (продукт был абсолютно легален), но спиртное к тому моменту уже бесследно исчезло.

Затем силовики почему-то заключили договор о хранении алкоголя с компанией-переработчиком песчано-гравийной смеси «Деметра».
Следователь полиции Инна Суханова уволилась из УМВД в декабре 2013 года, незадолго до возбуждения уголовного дела Следственным комитетом.

Дронов узнал, что его компания якобы получила водку на хранение в 2014 году, получив повестку на допрос в Следственный комитет РФ, расследовавший деятельность полиции. Следователи показали ему договор на хранение водки. Дронов очень удивился: с какой стати фирма, промывающая ПГС и никогда ни у кого ничего не бравшая на хранение, вдруг взяла такую партию водки. Подпись была не его. Дронов считает, что услуги полиции от его лица мог оказывать только Шестерненко. Кроме того, часть водки хранилась на складах мебельного производства бизнесмена в Полесске. Как сообщил RUGRAD.EU, человек близкий к владельцам алкоголя, Шестерненко допрашивался в ходе расследования о пропаже водки.

В марте 2015 года компания «Гастрономъ» обратилась в Арбитражный суд Калининградской области с иском к МВД о взыскании стоимости утерянного силовиками алкоголя. Рассмотрение иска продолжается.

По мнению Дронова, история с водкой стала поводом для серьёзного ухудшения отношений Шестерненко с партнерами по КДСМ.

Что касается дальнейшей траектории карьеры Шестерненко, то в ходе спецоперации ФСБ в апреле 2013 года был задержан его ключевой партнёр в областном правительстве Валентин Айвазян, а Шестерненко начал активно допрашиваться силовиками. В сентябре его без объяснения причин исключили из политсовета «Единой России». Позднее он вышел из состава учредителей всех компаний, связанных с добычей полезных ископаемых и производством бетона.


Люди, которые приговорили лес

Процесс вывода активов с КДСМ на новую структуру («Карьер Краснолесье») получил полную поддержку со стороны чиновников областного правительства. В феврале 2013 года исполняющий обязанности министра развития инфраструктуры Алексей Клюнеев (в данный момент занимает пост штатного советника Николая Цуканова), несмотря на прямой запрет разработки песчаного месторождения в природном парке, продлил срок действия лицензии на разработку месторождения «Краснолесье» на 28 лет. Если бы он этого не сделал, лицензия бы закончилась в феврале 2014 года, и лес остался бы цел. В беседе с RUGRAD.EU Клюнеев не смог объяснить своих действий, сославшись на то, что подписывал документ давно.

дятлова в кружочке.jpgЧерез год, в июле 2014 года, Елена Дятлова, бывший начальник партнёра Шестерненко по коррупционной схеме в областном правительстве, на своём новом посту — и. о. министра развития инфраструктуры — издала приказ о переоформлении лицензии с КДСМ на её дочернюю структуру «Карьер Краснолесье».

Далее чиновники начали «заметать следы»: расширение разработки месторождения в природном парке наверняка бы привлекло внимание экологов. Это создавало риски огласки схемы легализации месторождения. Чтобы этого не произошло, было решено вывести территорию месторождения со всеми находящимися над ним лесами Роминтской пущи из состава парка. В августе 2014 года заместитель губернатор Алексей Силанов подписал постановление об исключении месторождения из состава природного парка. Этим постановлением также разрешалась сплошная рубка 10 га леса в другой части пущи под предлогом болезни деревьев. Позднее выяснилось, что никакой экспертизы на предмет заболевания леса не проводилось, и Следственный комитет РФ возбудил уголовное дело против команды Цуканова по факту превышения полномочий.

В долине реки Синей (1).jpg

По мнению руководителя экологической организации «Зелёный фронт» и активиста регионального штаба Общероссийского народного фронта Олега Иванова, действия Алексея Клюнеева и Елены Дятловой по продлению и переоформлению лицензии на разработку месторождения незаконны. «Мы придерживаемся той позиции, что по истечении срока действия лицензии ООО ''КДСМ'' 1 февраля 2014 года разработка месторождения в Краснолесье должна была прекратиться. Это предусмотрено положением о природном парке ''Виштынецкий'', где указано, что на территории парка разработка месторождений полезных ископаемых запрещается, — говорит Олег Иванов. — К настоящему времени природный парк ''Виштынецкий'' имеет мало общего с режимом особо охраняемой природной территории. В парке рубят деревья, добывают песок и охотятся». «Зелёный фронт» в конце июля обратился к прокурору Калининградской области Сергею Табельскому с просьбой проверить законность действий Клюнеева и Дятловой и, в случае выявления нарушений, отменить приказ о продлении лицензии на разработку месторождения, запретив добычу.


Доверенные лица

В марте 2015 года три новых фигуры — Александр Богушевич, Ирина Жукова и Михаил Гераськин — внесли в уставной фонд «Карьера Краснолесье» различную технику для добычи ПГС на 44,9 млн руб., в результате чего доля КДСМ в «Карьере Краснолесье» снизилась со 100 до 7,8 %.

По словам Дронова, Ирина Жукова работала помощником Игоря Шаплова на автопредприятии в Советске и с высокой долей вероятности является номинальным держателем долей, подконтрольных Шаплову, который не хочет показывать свою аффилированность с новой структурой. Александр Богушевич, по словам Соколова, является давним партнёром Шестерненко. Богушевич фактически руководил сборкой кресел на мебельной фабрике в Гурьевске, которую Шестерненко арендовал у Соколова. Таким образом, Богушевич, владеющий самой крупной долей в карьере (39,2 %), вероятно, является держателем доли Шестерненко.

Косвенным подтверждением связьи между Шестерненко, Бенфельдом, Богушевичем и Егорычевым является тот факт, что Бенфельд, Богушевич и Андрей Чивиль (ему Шестерненко передал пост гендиректора КДСМ в октябре 2013 года) шли в "губернаторском" списке "Единой России" на недавних выборах в муниципальный совет Балтийска. Работу с губернаторской командой единороссов курировал Александр Егорычев, что не помешало партии власти проиграть выборы в Балтийске и спровоцировать скандал федерального уровня - единороссы не смогли взять ни одного мандата в самом западном городе России.  

Во второй половине июня КДСМ был полностью исключён из состава учредителей дочерней структуры, о чем Дронов, контролирующий 19 % компании, узнал от корреспондента RUGRAD.EU. В данный момент он готовит заявление в полицию, подозревая мошеннические действия при выдавливании КДСМ из числа учредителей нового юрлица — фактического владельца крупнейшего в области карьера.

Таким образом, с помощью чиновников областного правительства карьер был почти освобождён от долгов и «недружественных» учредителей. Сумма долгов КДСМ на данный момент составляет порядка 14 млн руб. Из них 9 млн руб., это долг перед Петром Соколовым, а остальное — задолженность перед госструктурами: налоговой, пенсионным фондом и областным правительством.

Чтобы окончательно завершить план по выводу активов, Шестерненко и партнёрам необходимо переоформить договор аренды лесного массива, который до недавнего времени оставался у КДСМ. Данная процедура в ближайшее время будет завершена. «Пакет документов, необходимый для заключения договора аренды лесного участка, подготовленный ООО ''Карьер Краснолесье'', находится в лесном агентстве. В ближайшее время договор будет заключён», — ответила Елена Дятлова на информационный запрос Петра Соколова в середине июля.

Связаться с Дмитрием Шестерненко RUGRAD.EU не удалось. Официальные телефоны в компаниях, где он являлся или является учредителем, не работали.


Текст: Вадим Хлебников
Фото: rugrad.eu, er.ru, КРОУ «Виштынецкий эколого-исторический музей»



(Голосов: 32, Рейтинг: 4.27)