RuGrad.eu

31 марта, 02:36
вторник
$77,73
+ 0,00
85,74
+ 0,00
18,93
+ 0,00
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От редакции: Экономика вероятностного характера

Появление важной оговорки в системе распределения федеральных субсидий заставляет бизнес жить по формуле: «Будут деньги — получите субсидии, не будет — не получите». Может, стоит сразу посчитать рентабельность по «нижней границе» и закрыться?


Давайте исходить из того, что, вопреки заявлению президента Владимира Путина, главным двигателем развития Калининградской области КВН пока не является. Источником поддержания благосостояния жителей региона остаётся довольно скучное по сравнению с шутками «Клуба весёлых и находчивых» промышленное производство на предприятиях, преимущественно работающих в режиме Особой экономической зоны.

1 апреля 2016 года калининградская экономика должна перейти с одних рельс на другие — а именно с таможенных льгот на прямые субсидии федерального центра. Сами предприятия этого очень бы не хотели — исполнение Россией взятых на себя обязательств по вступлению в ВТО в части отмены калининградских льгот «удачно» совпало с началом затяжного кризиса в национальной экономике.

Вчера правительство Калининградской области опубликовало проект постановления о порядке распределения субсидий, поступающих в регион на поддержку местных резидентов. Данный документ примечателен в первую очередь тем, что фиксирует вероятностный характер перечисления субсидий.

Исполнение Россией взятых на себя обязательств по вступлению в ВТО в части отмены калининградских льгот «удачно» совпало с началом затяжного кризиса в национальной экономике.
«Будут деньги — получите субсидии, не будет — не получите». Если денег будет меньше, чем предполагалось, то будут удовлетворяться все заявки, но в пропорционально меньшем объёме. Появление данных оговорок фиксирует вероятностный характер существования значительной части калининградской экономики: «Будут субсидии — будет экономика. Не будет субсидий — не будет экономики». При этом предложенная схема исключает накопление долга бюджета по субсидиям. Если для получения субсидий появились основания, а денег в бюджете не оказалось, то право на субсидию «сгорает» в следующем финансовом году.

Местный бизнес, естественно, хотел бесконечного продолжения таможенных льгот. Колебание размера таможенных пошлин (в том числе и в рамках вступления в ВТО) — это несопоставимо меньшее зло по сравнению с тем, когда оператором «таможенной маржи» (дополнительный доход местных предприятий, формируемый благодаря отсутствию таможенных пошлин на ввоз сырья и комплектующих, для компенсации территориальной оторванности региона) становится федеральный бюджет в эпоху глубокого кризиса.

До начала серьёзных проблем в российской экономике всё казалось довольно просто. Близкий губернатору бизнесмен Стефано Влахович объяснял принцип предлагаемой схемы так: с 1 апреля 2016 года бизнес начинает платить пошлины и НДС с сырья, они становятся дополнительными доходами федерального бюджета, и их возвращают местным предприятиям.

«Да и с какой стати они должны оставаться именно в Калининграде, когда кризис во всей стране?»
Формально калининградский бизнес как бы сам себе зарабатывает на субсидии. Однако, когда федеральный бюджет начал испытывать проблемы с наполнением, даже у Влаховича появились опасения: «Данная сумма начинает проходить через бюджет и будет резать глаза — энное количество миллиардов, которое заинтригует». Стало понятно, что, если пошлину не заплатит калининградское предприятие, то её заплатит подмосковное. А значит, дополнительными отчислениями калининградского бизнеса уплачиваемые пошлины и НДС считать будет затруднительно. «Да и с какой стати они должны оставаться именно в Калининграде, когда кризис во всей стране?»

Условный характер возмещения означает, что предприятие не сможет планировать поступления по данному доходному источнику. Поэтому рентабельность будет считаться по «нижней границе», а это, весьма вероятно, приведёт к принятию решения о закрытии бизнеса. Возьмём условное предприятие, которое производит мясопродукты из импортного сырья. Себестоимость килограмма его продукции составляет, например, 100 руб. Отпускная стоимость в Подмосковье с учётом пошлин, НДС и доставки вырастает до 150 руб. Если предприятие получает субсидию из федерального бюджета, то себестоимость снижается до 120 руб. В Подмосковье местное предприятие продаёт такую продукцию по 130 руб. Таким образом, от выплаты субсидии зависит, окажется ли продукт конкретного предприятия «в рынке» или нет. Здесь нужно оговориться, что большинство местных промышленных предприятий работают на рынок «большой России». Местный рынок слишком мал для них и не оправдывает содержание предприятия при работе исключительно на него.

Второе событие, которое характеризует ухудшение инвестиционного климата в Калининградской области на фоне повышения конкуренции регионов за инвестиционный капитал, — это половинчатое решение федеральных властей по второму типу льгот, которые даются резидентам ОЭЗ (налоговые льготы остаются после 1 апреля 2016 года). Льготы закона об ОЭЗ в редакции 2006 года подразумевали шестилетние налоговые каникулы резидентов по налогу на прибыль и налогу на имущество.

После принятия поправок возникло два вопроса.
Налоговая, трактуя формулировку «календарный год» в свою пользу, начала сокращать налоговые каникулы на срок до года, что вылилось во внеплановые (для резидентов) решения о доначислении сотен миллионов рублей налоговых платежей. Бизнес инициировал изменения в федеральное законодательство, чтобы эту формулировку уточнить, запретив налоговой сокращать период налоговых каникул.

После принятия поправок возникло два вопроса: как областное правительство будет возвращать переплаченные налоги (поправки предполагают возврат переплаченных сумм из-за некорректного применения налоговыми органами определения «календарный год») и почему законодатель «забыл» про налог на имущество (сроки льгот уточнены только для половины «льготного пакета»).

Таким образом, срок каникул, предусмотренный едиными законом, по налогу на прибыль может учитываться налоговыми органами по одному принципу, а по налогу на имущество — по другому. Единственное объяснение столь иррационального усложнения законодательства — желание властей оставить в своём распоряжении как можно больше доходов бизнеса, или, говоря иначе, нежелание соблюдать правила игры, установленные в 2006 году.

Тогда почему мы должны считать, что с перечислением субсидий государство себя поведёт иначе? Может, стоит сразу посчитать рентабельность по «нижней границе» и закрыться?



(Голосов: 5, Рейтинг: 3.48)