RuGrad.eu

29 марта, 09:57
$77,73
+ 0,00
85,74
+ 0,00
18,93
+ 0,00
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Калининградский крюк


Трёхкратная разница в ценах на лекарства между Калининградом и Польшей – это не следствие упёртости российских властей, а принцип ценовой политики международных компаний. Долгое время российские чиновники не открывали дорогу параллельному импорту, чтобы не спугнуть инвесторов, но кризис, видимо, заставит это сделать.


В ноябре 2014 года калининградская компания «Двигателя» Дениса Кривицкого приняла заказ на доставку в область двигателя для автомобиля MAZDA MX. «Двигателя» – это довольно крупная авторазборка, имеющая офисы в Москве и Астане, и давно специализирующаяся на доставке двигателей «с пробегом» из Европы. На таможне двигатель 1996 года выпуска задержали и направили информационное письмо в российский филиал «Мазда Мотор Корпорейшн» о том, что компания пытается ввезти в Калининград её продукцию. В своем ответе «Мазда» сообщила, что разрешения на ввоз не даёт, а затем обратилась в арбитражный суд с требованием изъять мотор у «Двигателей» и уничтожить за счёт компании. Суд первой инстанции иск удовлетворил. Сам Денис Кривицкий уже вернул предоплату за двигатель клиенту и мысленно попрощался с двигателем. Тем не менее решение в апелляционной инстанции он всё-таки обжаловал.

«С тех пор мы ''Мазду'' не возим, хотя раньше продавали довольно активно, – сетует Кривицкий. – Есть ещё сложности с ''Вольво''. Они не запрещают ввоз, а просто игнорируют запросы. Понятно, что никто в таких условиях проблемные бренды везти не хочет – а вдруг в последний момент они запретят ввоз, и ты останешься без денег».

двигатель.jpg

Ситуация, в которую попал Кривицкий, называется проблемой параллельного импорта. До 2003 года в Россию можно было ввозить оригинальную продукцию любым способом, будь ты официальным дилером или мелкой авторазборкой. Это назвалось системой международного исчерпания авторских прав и на практике означало, что владельца бренда не касается, что происходит с его продуктом после первой официальной продажи. Таможенные органы интересовались только выявлением контрафактной продукции, то есть подделок. Если товар оригинальный, то он мог ввозиться без ограничений.


«Распараллелились»

В 2003 году в России была введена система территориального исчерпания авторских прав, предполагающая получение разрешения правообладателя при ввозе оригинальной продукции в Россию. Это стало краеугольным камнем построения схем генеральной дистрибуции, когда производитель сам определяет, кто, когда и по какой цене будет ввозить и продавать его продукт. Государство было заинтересовано в смене парадигмы, чтобы дать дополнительные гарантии инвесторам. Бизнес, вкладывающийся в производство на территории России, хотел быть уверенным, что, заплатив за решение всех традиционных для нашей страны проблем, на рынке не объявится игрок, который начнет конкурировать с ними их же товаром.

По данным исследования GFK, один и тот же товар, ввезённый по системе «параллельного импорта», может стоить в среднем на 20 % дешевле, притом что сам импортёр получит прибыль в 2 раза больше, чем в случае с системой официальной дистрибуции.

Ввезённый по системе «параллельного импорта» может стоить в среднем на 20 % дешевле.

По словам заместителя председателя Ассоциации юристов Калининградской области Алексея Елаева, один и тот же сорт вина в одной из калининградских торговых сетей стоит в два раза дешевле, чем в Москве. Основная причина: у официального дистрибьютора в лицензии не прописана Калининградская область, поэтому есть возможность возить товар напрямую.

Интересен пример Казахстана, который в 2012 году по просьбе России как члена единого таможенного пространства прекратил принцип международного исчерпания прав. Через Казахстан можно было завозить параллельный импорт на территорию таможенного союза, и это не устраивало россиян. В результате казахи в полной мере ощутили эффект политики дифференцированного ценообразования международных компаний. «Купить двигатель для модели [горной техники] Caterpillar в РФ [теперь] стоит 134 тыс. долларов, в Казахстане – 180 тыс. долларов», – недоумевал в феврале на совещании первого вице-премьера Правительства РФ Игоря Шувалова министр Евразийской экономической комиссии Нурлан Алдабергенов.

С каждым годом, начиная с середины 2000-х, покупать дешевые товары, завезённые параллельным импортом, становится всё сложнее.

Результатом такой практики стал ускоренный рост цен и ограничение ассортимента в российских магазинах.

Появление в России заводов иностранных брендов, выпускающих ту же продукцию, что и предприятия в Восточной Европе, заставило правообладателей жёстче использовать предоставленное им законодателем право на ограничение импорта. Результатом такой практики стал ускоренный рост цен и ограничение ассортимента в российских магазинах.

«России и Китаю в рамках переговоров по ВТО было предъявлено: ''Наведите порядок с интеллектуальной собственностью''. На тот момент в этой сфере был действительно бардак. Решили бороться с того места, где удобно, то есть через таможню, – рассказывает министр промышленности Калининградской области Дмитрий Чемакин. – Был создан таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности, куда предложили включаться всем брендам. Сейчас в нём уже несколько тысяч компаний. И при ввозе таможня теперь смотрит, кому этот знак принадлежит. Б/у или не б/у – разницы нет. Но в итоге получилось, что определенный товар в Польше стоит, скажем, рубль, а в России – три. И единственное объяснение на вопрос, почему такая разница, – ''потому что у нас такая политика''. Когда государство подыгрывает в такой ситуации, это, наверное, не вполне правильно. Одно дело – вести таможенный реестр и контролировать качество, а другое – подыгрывать компаниям в их ценовой политике».

Курьезный конфликт произошёл между импортёрами пива Guinness и его российским производителями. Любителям пива знакома разница между импортным и российским Guinness, не говоря о цене: импортный продукт в 4 раза дороже и едва ли может мешать продажам «Объединённых пивоварен Хейнекен», разливающих российский Guinness. Тем не менее с 2010 года правообладатель начал активно судиться с импортёрами ирландского пива. Это спровоцировало любопытную реакцию импортёров: они попытались использовать «злоупотребление» брендом против самого правообладателя.

По мнению импортёра, запрет на ввоз ирландского пива нарушал интересы покупателей на покупку качественного продукта. В итоге импортёр обратился в суд с иском к розничным сетям о запрете для них продавать русский Guinness без надписи размером не менее 3х8 см на каждой бутылке: «ПИВО «GUINNESSORIGINAL», ИЗГОВЛЕННОЕ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ АРОМАТИЧЕСКОЙ ДОБАВКИ, ЯВЛЯЕТСЯ СУРРОГАТОМ ИРЛАНДСКОГО СТАУТА «GUINNESS». Однако данный иск удовлетворен всё-таки не был.

Ещё один яркий конфликт произошёл между компанией «Куфран-С» и производителем коронарных стентов «Эбботт Лэбораториз». Изначально правообладатель не возражал, чтобы независимый импортёр ввозил его продукцию в Россию. Претензии появились, когда «Куфран-С» выиграл тендер на поставку стентов в одну из больниц Краснодарского края по цене 40 тыс. руб. за штуку, тогда как официальные импортеры поставляли ту же продукцию по 70–80 тыс. руб. за штуку. В итоге суд подтвердил «нарушение исключительных прав на товарный знак «ABBOTT», больница расторгла контракт с «Куфран-С» и заключила договор на поставку продукции по 80 тыс. руб. за штуку. Кроме того, с импортёра взыскали 5 млн руб. за «неправомерное занятие ответчиком доли рынка».

В судах правообладатели не скрывают, что судятся в первую очередь не из-за использования бренда, а из-за того, что независимые импортёры сбивают уровень цен на рынке.

Импортёры берут условия из Польши конкурентные, что запрещено, так сказать, в принципе законами российскими.

«Естественно, все цены устанавливаются на фоне жёсткой конкуренции между производителями как в Польше, так и здесь. Импортёры берут условия из Польши конкурентные, что запрещено, так сказать, в принципе законами российскими, и переносят цены сюда, в Россию, – заявил в суде один из правообладателей. – Мы несём прямой убыток, потому что в России мы бы продали за большую цену. <...>Да, она выше в России, но все производители так установили, а импортёры играют на этой разнице».

Интересный ход мысли в одном из подобных процессов озвучил представитель концерна BMW: «Деньги, которые истец получил за этот товар, они были получены им за границеий, к России это никакого отношения не имеет».


Разворот на 180

Суды не всегда принимали решения в пользу правообладателей. До 2011 года импортёрам удавалось отбиваться, но затем арбитражные суды, как по команде, изменили своё отношение к параллельному импорту на сто восемьдесят градусов. На данный момент Арбитражный суд Калининградской области рассматривает порядка 2–3 подобных дел в месяц. Зачастую объектом внимания правообладателей становятся торговые сети, в частности «Вестер», где обнаруживаются товары, завезённые не через официального дилера.

компрессор.JPG

Но возникают сложности и на уровне промышленных потребителей. В 2013 году один из двух дилеров немецкого компрессорного оборудования Kaeser Kompressen в Калининградской области посчитал, что его конкурент – компания «Эдвиг» – держит недостаточно высокие цены и пожаловался правообладателю. На этом основании деятельность «Эдвига» как официального дистрибьютора была приостановлена. В данном статусе компания работала с 1999 года и обслуживала порядка полусотни крупнейших калининградских промышленных предприятий, включая «Содружество-Соя» и «Автотор». «Наши компании традиционно работали с дилерами вентиляционного, холодильного и другого оборудования, покупали его и обслуживались у них, – вспоминает Дмитрий Чемакин. – Но когда система [параллельного импорта] стала сворачиваться, правообладатели посчитали и решили, что ради сокращения затрат всех калининградских клиентов нужно передать на обслуживание в Москву. В результате мы получили московские и питерские цены на обслуживание».


ОЭЗ отменяется

По словам владельца небольшой калининградской торговой сети, Калининград сильно страдает от запрета на параллельный импорт. «Значительная часть товаров идёт сразу в Москву.

Получается логистический крюк, который оплачивает покупатель.

И только оттуда по линии официальной дистрибьюции делается официальная отгрузка на Калининград. Получается логистический крюк, который оплачивает покупатель. Завезти напрямую нельзя... Если очень хочется, то, конечно, можно, но это дополнительные издержки на таможенников. Тенденция идёт к закрытию всего ассортимента», – отмечает предприниматель.

Запрет параллельного импорта фактически отменяет один из основных плюсов режима Особой экономической зоны в Калининградской области: если товар завозится через Москву, то официальный импортёр уплачивает и пошлину, и НДС. Если бы товар завозился напрямую в Калининград, их можно было бы не платить. Только на этом цена обычного смартфона возрастает на 23 %.

«Чем больше в Калининградской области федеральных торговых сетей, тем меньше возможностей для параллельного импорта. Всё приходит централизованно, растаможенное через Москву, и никаких калининградских льгот в цене уже нет. Но есть некоторая экономия на объёме», – рассказывает собеседник RUGRAD.EU.

лекарство.jpg

Запретом на параллельный импорт также объясняется и колоссальная разница в стоимости лекарств в Польше и в Калининградской области, о которой любит говорить губернатор. Однажды он даже попросил министра здравоохранения РФ Веронику Скворцову предоставить Калининградской области возможность производить закупки лекарственных препаратов напрямую за рубежом, однако обратился не по адресу. Вопрос параллельного импорта входит в сферу ответственности первого вице-премьера Правительства РФ Игоря Шувалова.

Один и тот же медикамент в Англии стоит 32 доллара, а в России 104 доллара.

В феврале на совещании по параллельному импорту Шувалов прямо заявил, что стремительное падение реальных доходов населения делает более недопустимой ситуацию, когда один и тот же медикамент в Англии стоит 32 доллара, а в России – 104 доллара, и необходимо срочно предпринимать попытки частичной отмены запрета на прямой импорт. При этом, как можно сделать вывод из слов Шувалова, региональные власти способны позитивно повлиять на эту ситуацию в последнюю очередь. «Мне кажется, что по медицинским изделиям и лекарственным средствам вся эта мафия региональная заинтересована в том, чтобы установившиеся связи никоим образом не ломать и не нарушать оставление части прибыли в пользу тех семейств, которые занимаются приобретением лекарственных средств в пользу муниципальных и региональных учреждений. Понимаете, там всё устоялось настолько, что есть соответствующие дилеры, есть цена и всё остальное. Туда просто не залезть», – заявил на совещании Шувалов.


Сервисный сбор

Особый отпечаток система запрета параллельного импорта накладывает на сферу сервисного обслуживания. Фактически она блокирует ввоз запчастей независимыми мастерскими для ремонта электроники и оборудования. В итоге после окончания гарантийного срока потребитель либо вынужден покупать новый прибор, либо ремонтировать его в официальном сервисном центре по высоким ценам. «Правообладатели поддерживают выпуск запасных частей только в течение гарантийного срока, – говорит один из руководителей сервисной компании. – Например, вы покупаете ноутбук, на него гарантия от года до трёх лет. Ноутбук год проживёт, а прошло полтора года, у вас что-то сломалось, вам в официальном сервисном центре правообладателей, например, ''Самсунг'' уже не починят. Не хочется же выкидывать ноутбук, вы идёте к частному мастеру, то есть к нам или к аналогичному предприятию. Легального пути привезти запчасть, например, к ''Самсунгу'' нет».

плата.JPG

Сервисные компании выходят из положения завозом комплектующих на имя физического лица, так как система блокировки параллельного импорта распространяется только на компании. Таким образом, получается ввозить только небольшой объём запчастей для дорогой техники, доставляя её по DHL. «Если у вас ноутбук за 3 тыс. долларов сломался, вам жалко его выкидывать и не жалко 500 долларов за его ремонт, нам придется заказывать запчасти за рубежом на какого-нибудь сотрудника как на частное лицо, потом выкупать у него, да ещё ему придётся потом сдавать налоговую декларацию», – рассказывает сотрудник сервисной компании.

Кому-то удаётся играть на разнице позиций в таможенных реестрах России и Белоруссии. Отдельные бренды ещё не внесены в белорусский перечень, и там можно их растаможивать большими партиями с последующим вывозом в Россию.

В целом отношение к запрету на параллельный импорт в сервисном бизнесе как к чему-то несправедливому и потому требующему отмены. «Когда приехали испанцы в Латинскую Америку и стали менять бусы на золото, то не любоий испанец мог приехать и менять свои бусы на золото.

Apple выгодно, что он может продавать iPhone в России в 2 раза дороже, чем в Америке.

Король довольно быстро назначил тех, кто может. Если бы остальные испанцы могли это делать, то очень быстро цена бус упала бы до нормальноий. Они сознательно создали монополизм и за счёт этого выкачивали золото. Конечно, Apple выгодно, что он может продавать iPhone в России в 2 раза дороже, чем в Америке», – считает менеджер сервисной компании.


Лёд тронулся

Стремительно развивающийся в России кризис заставил федеральных чиновников перебирать идеи улучшения благосостояния россиян, отложенные в «долгий ящик». Среди них был и вопрос легализации параллельного импорта. В мае на совещании у премьер-министра Дмитрия Медведева правительство, после нескольких лет обсуждений, одобрило параллельный импорт нескольких категорий товаров. До 22 мая Федеральная антимонопольная служба (ФАС), Минэкономразвития, Минздрав, Минпромторг и Федеральная таможенная служба (ФТС) должны были составить списки товаров, пригодных для параллельного импорта. 30 мая перечень данных товаров ляжет на стол Игорю Шувалову.

Легализация в первую очередь должна коснуться лекарств, что позволит серьезно сбить уровень цен на лекарства на российском рынке и тем самым поддержать наиболее слабо социально защищенную группу россиян – пенсионеров.

Также планируется разрешить прямой импорт автозапчастей. По подсчетам Евразийской экономической комиссии, отмена запрета на параллельный импорт фирменных запчастей может опустить уровень цен на 60–80 %. Впрочем, далеко не все эксперты разделяют столь радужные оценки.

Согласно опросу, сделанному в рамках исследования GFK, о снижении объемов инвестиций в случае легализации параллельного импорта заявили 50 % опрошенных руководителей промышленных компаний (17 из 34). Причем 4 компании собираются полностью свернуть свои инвестиционные программы в России. Ни одна компания из опрошенных не собирается при легализации параллельного импорта увеличивать объёмы инвестиций, и только 2 из 34 собираются сохранить их на прежнем уровне. 15 компаний из 34 ожидают увеличения сроков окупаемости инвестиций.

По средней оценке опрошенных компаний, уровень инвестиций в экономику Российской Федерации сократится на 30–50 % в зависимости от отрасли.


Текст: Вадим Хлебников


(Голосов: 12, Рейтинг: 3.74)