RuGrad.eu

19 марта, 20:13
вторник
$64,67
-0,75
73,36
-0,71
17,06
-0,16
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Консалтинг господина Ш.

На фото: Елена Дятлова

Стали известны подробности того, как люди Цуканова помогали «правильным» подрядчикам и как за это получали деньги.


Текст приговора Центрального суда Калининграда в отношении бывшего первого заместителя руководителя Конкурсного агентства Калининградской области Валентина Айвазяна, представленный газете «Дворник» по информационному запросу, содержит массу подробностей того, как была организована система взяточничества в конкурсном агентстве под руководством Елены Дятловой (до недавнего времени – и. о. министра развития инфраструктуры правительства области). При этом сама Дятлова в суде заявила, что о подозрительном поведении своего первого заместителя, Валентина Айвазяна она ничего не знала.

Дятлова рассказала о своей дружбе с матерью Айвазяна.

Единственное, о чём по существу сообщила суду госпожа Дятлова, так это о своей дружбе с матерью Айвазяна. Последняя, как потом выяснилось, будучи, по официальной версии, массажистом, принимала довольно активное участие в делах сына.

Вероятно, вышеназванная дружба и стала причиной появления Айвазяна в областном правительстве и наделения его широким кругом полномочий по отбору подрядчиков на областном госзаказе. Его назначение было зафиксировано одновременно указом губернатора Николая Цуканова и непосредственного начальника – Еленой Дятловой.


Заявки для подрядчиков

Как видно из текста приговора, в процесс взаимоотношений с «правильными» подрядчиками были включены многие сотрудники конкурсного агентства, в частности нынешний его руководитель – Диана Широва (возглавляет агентство после заключения под стражу Айвазяна и перехода Елены Дятловой на должность и. о. министра развития инфраструктуры области). Айвазян просил госпожу Широву изготовить «типовую заявку на участие в конкурсе». В частности, такая просьба была озвучена в рамках конкурса на определение подрядчика по строительству детского сада в Балтийске. Широва готовила заявку и отдавала ее Айвазяну. Тот передавал ее на перепроверку начальнику отдела по реализации областных и федеральных программ Ольге Падериной. Она правила ошибки и отсылала документы обратно. Затем наступала пора поиска «клиентов».


Господин «Ш.»

Ключевым звеном в системе Айвазяна был человек, который проходит в приговоре как «свидетель «Ш.» Из текста приговора следует, что Айвазяна и «свидетеля «Ш.» познакомил один из сотрудников областного правительства. Довольно интересно выглядит ход мысли этого человека. К нему обратился «Ш.» с просьбой «оказать содействие в получении муниципального контракта».

Чиновник оказать подобных услуг не мог, но познакомил «Ш.» с тем, кто может, – с Валентином Айвазяном.

Сам сотрудник оказать подобных услуг не мог, но вместо того, чтобы проигнорировать просьбу или проинформировать правоохранителей, познакомил «Ш.» с тем, кто подобную услугу оказать может, – с Валентином Айвазяном (впрочем, нельзя исключать, что именно этот гражданин мог обратится в ФСБ и далее действовал с её ведома, но об этом, естественно, в приговоре упоминаться не может. – Прим. RUGRAD.EU.). «[Мне] звонил Айвазян и спрашивал, нет ли у него организации, которая готова пойти на конкурс и получить контракт на строительство детского сада, [я] ответил, что нет; тогда Айвазян сказал, что спросит у "Ш"», – приводятся в приговоре свидетельства чиновника.

Согласно позиции гособвинения, как-то беседуя с «Ш.» около своего дома, Айвазян предложил ему найти какую-нибудь фирму, желающую за «откат» получить подряд. Позднее «Ш.» такую фирму нашёл, правда, фирма «откат» платить не хотела, но «Ш.» за помощь ей пообещал Айвазяну «оказать какие-либо услуги личного характера впоследствии». «Будучи заинтересованным в дружеских и доверительных отношениях с "Ш". и, преследуя цель укрепить их, Айвазян <...> согласился на предложение "Ш.". После этого, получив от "Ш." сведения о неустановленном следствием электронном почтовом ящике и доступ к нему, Айвазян в один из дней начала марта 2013 года <...> передал неустановленным лицам, представляющим интересы [одной из компаний], сведения о документах, которые необходимо предоставить на электронную торговую площадку при проведении аукциона в электронной форме, и об их содержании. Также был предоставлен файл, содержащий ранее изготовленную сотрудниками Конкурсного агентства Калининградской области по его указанию первую часть заявки участника размещения заказа. В ней содержалось согласие участника и конкретные характеристики товаров (материалов, оборудования), используемых при выполнении работ».

Как потом выяснится, речь шла об аукционе на строительство детского сада в Балтийске. Компания «Стройтрест» из Балтийска подала заявку, полностью идентичную документам, которые подготовила команда Айвазяна. В ходе рассмотрения заявок конкурсная комиссия Айвазяна не допустила до торгов всех остальных 6 претендентов, признала торги не состоявшимися и заключила контракт со «Стройтрестом» по максимальной цене в 223 млн руб. Впрочем, в дальнейшем суд посчитает данный эпизод покушения на получение взятки не доказанным во многом как раз из-за отсутствия непосредственно взятки.

айвазян.jpg


Под давлением

В то же время суд согласился с доводами ряда свидетелей о том, что Айвазян полностью контролировал работу аукционной комиссии областного правительства весь период «раннего Цуканова», то есть её члены, вопреки логике существования коллегиального органа, не могли принимать самостоятельных решений в процессе рассмотрения заявок претендентов. Интересны показания свидетеля «К.» (вероятно, речь идет об экс-сотруднике конкурсного агентства Дарье Кадри): «Свидетель К. показала, что в период работы в Конкурсном агентстве Калининградской области входила в состав двух конкурсных комиссий. Айвазян был в то время первым заместителем руководителя Конкурсного агентства, давал распоряжения всем работникам агентства. Когда её мнение по аукционам не сходилось с мнением Айвазяна, то он говорил ей почитать закон, после чего её мнение всегда менялось».

Муж свидетеля «К.» был более категоричен: «Аукционные комиссии в агентстве, где работала жена, были фиктивные».

Муж свидетеля «К.» был более категоричен в формулировках, заявив со слов жены, что «аукционные комиссии в конкурсном агентстве, где она работала, были фиктивные». Он понял это, когда его жене сказали «просто подписывать протокол».

Анализируя показания свидетелей, суд сразу разделил их на две категории: показания тех, кто уже не работает в конкурсном агентстве, и тех, кто по-прежнему там трудится. Несмотря на то, что большинство свидетелей (все они на момент судебного разбирательства являлись сотрудниками конкурсного агентства) в суде заявили о том, что Айвазян ни на кого не давил (в том числе нынешний руководитель агентства Широва, которая сообщила, что указания начальника были для неё необязательны), суд отметил, что в большей степени доверяет показаниям меньшинства – двух бывших сотрудников агентства.

«С учетом специфики места работы и корпоративной этики сотрудники правительства могут иметь опасения говорить правду».

«Суд кладет их в основу своего решения о виновности Айвазяна в совершении указанного преступления, показания свидетелей, которые более не находятся в служебной зависимости от своего руководства и вольны говорить правду, не опасаясь преследования по службе. В настоящее время Айвазян не является руководителем действующих сотрудников агентства, но, с учетом специфики места их работы и корпоративной этики, они могут иметь такие опасения», – говорится в приговоре.


Платные консультации

Случай оказания услуг в счёт «каких-либо» доходов «впоследствии», вероятно, был исключением, нежели правилом для Айвазяна. В 2012 году прямо в здании областного правительства на Дмитрия Донского, 1 Айвазян предложил «Ш.» передать руководству компании «ФНК Инжиниринг», что готов обеспечить им победу на аукционе за право строительства канализационного коллектора для комплексной застройки Юго-Восточного жилого района. «Ш.» согласился и провел ряд встреч с представителями компании в их московском и калининградском офисах. От компании требовалось заключить с фирмой «Ш.» договор оказания консультационных услуг по обеспечению победы на открытом конкурсе областного правительства. Понимание было оперативно достигнуто, и стороны подписали один экземпляр контракта, условившись, что второй подпишут после победы на торгах.

Цена контракта на оказание «консультационных услуг» составила 5 % от суммы контракта, или порядка 24 млн руб. При этом цена услуг непосредственно Айвазяна была всего 1 %, или порядка 4,8 млн руб. Эти деньги фирма «консультанта» «Ш.» должна была перечислить сожителю матери Айвазяна после заключения контракта. Нужно отметить, что «Ш.», являясь человеком довольно осторожным, сразу после заключения контракта «гонорар» Айвазяна перечислять не стал, а дождался окончания всех судов по оспариваю торгов. Он опасался, что в случае отмены торгов компания сочтёт договор оказания консультационных услуг неисполненным и придётся возвращать все 24 млн руб., включая долю Айвазяна. Первый заместитель Дятловой как человек, куда менее осторожный, нежели «Ш.», над объяснением денежного перевода от «консалтинговой компании» в адрес сожителя своей матери подумал слишком поздно, о чём потом сильно пожалел.


Хозяин

Ситуацию в агентстве Айвазян контролировал полностью. Вместе с подчиненными после окончания аукциона он отстранил (на основании проверки вторых частей заявок) двух из четырёх претендентов на контракт. При этом цены, предложенные обоими претендентами – калининградской компанией «НИПС» и питерской «Строительно-Монтажное Управление № 303», были почти на 150 млн руб. ниже стартовой цены торгов (она составляла 533 млн руб.). У оставшихся «ФНК Инжиниринг» и «ГАЗ-ТРУБОПРОВОДСТРОЙ» цена была ниже стартовой всего на 50 млн руб. В «пропускании» «ГАЗ-ТРУБОПРОВОДСТРОЙ» (известной транзитной выплатой экс-директору Калининградской ТЭЦ-2 Владимиру Рубцову «ссуды» в размере 35 млн руб., когда тот отдал ей подряд на строительство теплотрассы стоимостью 1,5 млрд руб.) была своя логика: он дал цену на символические 257 тыс. руб. больше правильного участника и всё равно проигрывал торги, но при этом придавал процедуре продажи подряда благообразный вид.

Калининградцы из «НИПСа», наблюдающие за тем, как подряд уплывает у них из-под носа, да ещё и в ущерб бюджету, подали жалобу в Федеральную антимонопольную службу (ФАС). 8 ноября их жалоба была рассмотрена комиссией УФАС под руководством замруководителя УФАС Кушушева (также является начальником отдела контроля органов власти), который поддержал команду Айвазяна, а жалобу «НИПСа» признал необоснованной. Однако через 4 дня жалоба другой компании – москвичей «Можинстрой» (в числе участников аукциона на сайте госзакупок они не указаны) по аналогичному вопросу попала не к «куратору» чиновников в УФАС, а к начальнику отдела жалоб – Петрову, который счёл, что люди Айвазяна чрезмерно придирались к документам «НИПСа», и вынес предписание немедленно отменить протокол агентства, которым компания снималась с торгов.

Заместитель Дятловой поступил как истинный хозяин положения – наплевал на решение УФАС.

Далее заместитель Дятловой поступил как истинный хозяин положения – наплевал на решение УФАС. «Айвазян, осознавая, что признание комиссией ФАС России необоснованным решения комиссии агентства не препятствует повторному принятию аналогичного решения, дал указание сотрудникам агентства, находившимся у него в служебном подчинении и входившим в состав аукционной комиссии, при повторном рассмотрении вторых частей заявок изготовить и подписать протокол подведения итогов аукциона того же содержания, [что и изначальный протокол]», – говорится в приговоре. Затем Айвазян спокойно подписал новый протокол, из которого следовало, что победителем аукциона будет всё равно «ФНК Инжиниринг», и передал документы на заключение контракта.


Семья

С родственниками Айвазян вёл себя так же напористо. В телефонных разговорах с матерью он просит, чтобы та попросила своего сожителя регулярно проверять банковский счет в ожидании двух траншей (вероятно, разделение суммы производилось с целью не привлекать внимание контролёров). А когда деньги поступят, то пусть сожитель не радуется, так как «деньги не его», уточнял Айвазян. В дальнейшем это необязательное уточнение создаст адвокату героя публикации массу проблем.

Сожитель же, наоборот, проявлял заботу о сыне своей спутницы: сначала он предложил Айвазяну положить деньги на депозит под процент, чтобы не потерять на инфляции (Айвазян отказался), а затем предостерёг от поспешных действий: если снимать все деньги сразу, то банк удержит комиссию в 5 % и будет вынужден отправить данные в ФСБ. Айвазян согласился и разрешил «сводному отцу» снимать деньги частями по полтора миллиона.

Меры предосторожности не подействовали: Айвазян и вся его семья уже давно были «под колпаком» у ФСБ.

Меры предосторожности не подействовали: к тому моменту и Айвазян, и вся его семья уже давно были «под колпаком» у ФСБ. Как только сожитель матери попытался снять деньги в банке, его сразу задержали силовики. При первой возможности он позвонил некому «мужчине «Р.» и рассказал о случившемся, добавив, что до сих пор не знает, за что «консалтинговая фирма» перечислила ему деньги, и его сбивчивые объяснения наверняка вызовут вопросы у ФСБ.

О содержании данного телефонного разговора становится довольно быстро известно самому Айвазяну. Находясь дома, он сообщает жене, что «облажался» (цитата по решению суда. – Прим. RUGRAD.EU.): нужно было сразу заключить фиктивный контракт между фирмой таинственного «Ш.» и сожителем матери на перевозку стройматериалов. Однако, считает Айвазян, выход ещё есть: можно составить контракт сейчас и передать его матери на подпись сожителю. Слова последнего на допросе в ФСБ о том, что деньги предназначались Айвазяну, планируется объяснить через якобы имевшуюся предварительную договоренность о займе на автомобиль у «сводного отца». Своё участие в отношениях между «консалтиновой фирмой» и ИП сожителя матери в прошлом «правая рука» Елены Дятловой планирует объяснять силовикам как «контроль за сделкой, чтобы [родственника] «не кинули».

В разговоре с женой Айвазян объясняет, что в ближайшее время «Ш.» пошлёт свою жену к «сводному отцу», контракт будет подписан, и «никто не сможет предъявить ему никаких претензий».

Жизнь оказывается несколько сложнее, чем её представлял себе хозяин областного госзаказа. Под предлогом поездки на очередной сеанс массажа в Советск к матери Айвазяна супруга «Ш.» с документами пытается покинуть город, но на Московском проспекте её останавливает патруль ГИБДД. Об этом мать Айвазяна немедленно сообщает сыну. Сын понимает, что на этом игра окончена.

Позднее губернатор Николай Цуканов, по сути, назначивший Айвазяна на «хлебное место», заявит, о своём намерении впредь «резко пресекать коррупцию» в областном правительстве. Айвазян же получит 10 лет строгого режима и штраф в трехкратном размере взятки – 13,2 млн руб.

Наиболее актуальный вопрос относительно Айвазяна, мучительно повисший в воздухе после оглашения приговора звучит так: хватит ли экс-чиновнику денег, ранее заработанных в правительстве, на выплату штрафа, и куда на самом деле уходили 4 % «отката», которые брал себе «консультант»?


Текст: Вадим Хлебников


(Голосов: 35, Рейтинг: 4.49)

Комментарии

RuGrad.EU [rugrad]
Цитата
Консалтинг господина Ш.

Стали известны подробности того, как люди Цуканова помогали «правильным» подрядчикам и как за это получали деньги.
Читать материал полностью

Сообщение создано автоматически
Иван Рубцов [Neman]
Из всей этой лапши цукановские уши видны.
Valeri * [ValeriB]
Цитата
Иван Рубцов [Neman] пишет: Из всей этой лапши цукановские уши видны.
Может, из-за этого он и вернулся вчера вечером из столицы не солоно хлебавший? Не пустили его в Сочи к Путину за "благословлением" на 2-й срок...
Макеев Игорь [drug]
Уши торчат разные ... не только Цуканова Н.Н..
[iustas]
Какой кадровый маневр. Заместитель в тюрьму, начальник в министры.Как еще героя труда не дали.