RuGrad.eu

08 августа, 06:19
суббота
$73,64
+ 0,60
87,17
+ 0,55
19,75
+ 0,10

Андрей Горохов: В санкциях больше шансов, чем рисков для экономики


О неисполнении властями декларируемых инвесторам обещаний, непроработанности в регионе вопросов частно-государственного партнерства и экспортных перспективах калининградского фармацевтического бизнеса в интервью RUGRAD.EU рассказал депутат Облдумы и создатель первого в области частного технопарка Андрей Горохов.


- Наиболее известный ваш инвестпроект в Калининградской области — это новое фармацевтическое производство в Багратионовском районе. В какой стадии готовности этот инвестпроект находится сегодня?

- Основная работа завершена, проходит процесс валидации. 12 сентября запланирован запуск системы. То, на какую мощность и объем продукции будет работать предприятие, зависит от спроса. Говорить о производственной мощности, которая будет простаивать, не имеет смысла. Но, к примеру, те мощности, которые есть у нас в Подмосковье, мы увеличиваем где-то в пять раз. Этим мы покроем и запросы стран СНГ, в России и получим возможность экспортировать его в дальнее зарубежье.


- Получается, что подмосковное производство остается приоритетным, а калининградское будет носить вспомогательный характер?

- Совсем наоборот. Дело в том, что в Багратионовском районе завод построен по международному стандарту GMP, это дает право поставлять продукцию на внешние рынки — не только Европа, но и дальний Восток. Кроме того, с этого года российским производителям, поскольку Россия приняла этот стандарт, также предписано на него переходить. Поэтому калининградский завод будет основным и единственным в этом классе. Других таких, сертифицированных по этому стандарту, в области нет. Это заметный шаг, на мой взгляд, что такие предприятия начинают появляться. Завод в Подмосковье тоже соответствующего качества, но не GMP.

Чтобы получить этот стандарт, нужно выдерживать требования на всех стадиях создания производства — от строительства, до оснащения оборудованием. Мы делали это по сертифицированному проекту GMP, который для нас подготовила чешская компания «G.M.Project», и все работы выполнялись в соответствии с этими инструкциями. Это связано с желанием выходить на внешние рынки, для чего нужно быть сертифицированными соответствующим образом. При этом я не могу сказать, что существовавшие и существующие в России с советского времени стандарты были хуже. Напротив, в чем-то предъявлялись даже более жесткие требования к производству. Но поскольку сейчас мы ориентируемся на экспорт, то должны принять стандарт GMP.

У нас есть три предприятия, связанных с фармацевтическим бизнесом. Первое — на Правой набережной в Калининграде. Это производство упаковки для лекарств. Фармацевтическая упаковка — это тоже не просто упаковка, сертификация определенная. Этот завод работает уже несколько лет и обеспечивает производство в России, на большой земле, можно сказать.

Второй завод действует в Подмосковье, а под Багратионовском предприятие будет третьим и не последним. В Калининградской области на наших фармпроизводствах занято более двухсот человек.


- Вы сказали, что производство будет зависеть от спроса. Вы почувствовали его изменения в последнее время?

- Резких каких-то изменений не было. Мы фиксируем рост ежегодно на уровне 20-30% на нашу продукцию. Но это не статичная ситуация. Она очень сильно зависит от продвижения продукта. Сейчас вокруг него работает много народу - и медицинские представители в разных регионах страны, и рекламная кампания способствует этому. И этот спрос определяет предложение, но и этот спрос нужно готовить.


- В начале лета вы вошли в совет директоров Корпорации развития Калининградской области. Как бы вы оценили работу этой структуры, ее эффективность и методы, которыми она пользуется для привлечения инвестиций?

- Я не могу сказать, как действует Корпорация, потому что я совсем недавно был избран в ее состав, и еще не было ни одного собрания совета директоров. Хотя, разговоры вокруг этого идут и много.

Функции Корпорации как таковой — это создание условий, привлекательных для инвестора. Хотя, по большому счету, те задачи, которые Корпорация выполняла за те несколько лет, сколько она существует, я до конца не знаю, потому что я еще и программных документов не виделвсех. Соответственно, те задачи, которые ставились Корпорации, я их не знаю. В любом случае она должна оказывать какую-то услугу инвесторам, которые должны зайти на территорию области. Поэтому надо изучить в первую очередь конкурентное предложение других регионов, чтобы мы были лучше в плане законодательной среды, в плане инвестпривлекательности в целом.

И совет директоров на данный момент именно поэтому собран из представителей законодательной и исполнительной власти, есть в составе несколько заместителей министров экономики, финансов, промышленности. Есть депутаты, есть представители торгово-промышленной палаты. Я думаю, что Корпорация должна быть неким индикатором и правильно подавать сигналы власти, что нужно изменить в законодательстве, чтобы площадки были более привлекательны для работы инвесторов.


- Создается впечатление, что сейчас никакой услуги инвестору Корпорация не предоставляет. И в настоящее время, и до того как войти в состав совета директоров вы фактически были и остаетесь инвестором, создали производство, создали первый частный технопарк. Как инвестор, вы чувствовали поддержку?

- Я скажу так: декларируется достаточно много, но мы на себе этой поддержки не почувствовали. Мы инвестируем, создали ряд предприятий в Калининградской области и всё, что бы мы хотели, как инвесторы, мы, конечно, тоже изложим. Мы намерены сформулировать в качестве задачи для всей Корпорации разговор с инвестором, чтобы узнать, чего они хотят, провести такой диалог, чтобы реализовать эти «хотелки», чтобы инвесторы пришли, реализовали свои проекты, создавали рабочие места.

Для того, чтобы сравнивать, нужно смотреть на другие регионы и другие страны, где уже созданы технопарки. Нужно понимать, как туда заходят инвесторы, и что их привлекает. Что касается нас, я приведу небольшой пример: мы достаточно долго искали площадку хотя бы с минимальной, начальной инфраструктурой, чтобы не всё с нуля начинать. В итоге всё-таки мы пришли и начали всё с нуля. Потеряли три года на строительство завода, потеряли частично льготный период, и сейчас мы имеем готовую площадку «Экобалтик». Это тридцать гектаров с инфраструктурой, но с недостаточными мощностями. При этом власти декларируют, что да, с одной стороны надо всё инвесторам дать. Но с другой стороны, нам дают технические условия для присоединения и получения 2 мегаватт энергии на 36 млн руб.

При этом эти два мегаватта не нужны сегодня, они нужны для развития площадки, для тех инвесторов, для которых уже готовы корпуса. Мы можем переложить эту нагрузку на этих инвесторов, догадайтесь с одного раза, согласится ли он доплачивать эти 40 миллионов за подключение в дополнение к тем 150, которые он должен инвестировать в площадку. Конечно, он будет долго думать. Но тут замечу, что завод обеспечил себя мощностями электричества самостоятельно и в полном объеме. У «Экобалтика» самого по себе все в собственности, он может и постоять.

Поэтому, с одной стороны, декларируют много: давайте дадим всё, дадим инфраструктуру, используя в том числе и федеральные целевые деньги, и областные. Но при этом, если «Янтарьэнерго» будет такие условия выдавать, не согласованные с правительством, то едва ли это правильно.

Если мы говорим о «Корпорации развития Калининградской области», то она как раз и должна использовать государственные деньги на то, чтобы за счет государства создавать инфраструктурные величины. Скорее всего, это должны быть областные деньги, чтобы привлечь инвестора. Я знаю, что в Башкортостане инвестору компенсируются затраты, которые он потратил на инфраструктуру. Требуются большие затраты, чтобы получить технические условия, чтобы на площадке поставили подстанцию и протянули к ней кабель. Если бы мы делали это сами, то делали бы это в три раза дешевле. Но мы сами этого делать не можем и не будем. Если это области действительно нужно, значит, наверное, это будет делаться как-то по-другому. Если это области не нужно, значит, надо что-то менять.


- Получается, что политика монополий, мягко говоря, не очень дружелюбна к инвесторам как сегодняшним, так и потенциальным?

- Мы еще не разбирались внимательно с этим вопросом. Может быть, с «Экобалтик» ситуация иная, потому что это частный технопарк, а на тех площадках, что готовит область, всё будет по-другому? Но нужно понимать, что инвесторы нужны не «Экобалтику», а области и району, и рабочие места нужны людям, которые здесь живут.


- Вы следили за подачей заявок на вакантное место директора Корпорации?

- Нет, я еще ни разу не собирался с советом директоров, не было собрания пока, на котором можно было бы это обсудить. Поэтому у меня нет комментариев и по персоналиям, я не в курсе. Я читал какую-то информацию только о том, что конкурс объявлен.


- Судя по опубликованным отчетам корпорации, ей удается привлекать в качестве потенциальных инвесторов компании, которые уже работают в регионе. И более того — в тех районах, где предполагается промзона. На ваш взгляд, существующие условия могут заинтересовать инвесторов извне?

- У области есть и узкие места, но есть и положительные. Прежде, чем приходить к заключению, нужно провести исследование рынка, узнать, наконец, у инвесторов, что им нужно. Из очевидно узких мест, которые нужно чем-то компенсировать, можно назвать тарифы, которые ложатся грузом на производителей. Нужно в принципе пересматривать программу, концепцию и стратегию для Корпорации. Мы думаем, что стоит больше ориентироваться не на импортозамещение, а на экспортоориентированные предприятия. То есть, близость границы и перенос технологии сюда, производство продукта, востребованного на этих рынках следует рассматривать в первую очередь. И здесь Корпорации следует работать с профессиональными агентствами, рассматривать западных инвесторов для привлечения капитала. Но ввиду санкций, что актуально сейчас, уместно говорить не столько про «западных» инвесторов, сколько про предприятия юго-восточной Азии, страны БРИКС, нужно смещаться в эту сторону. Говоря о западе, я имею в виду «не российских».


- Говорим о востоке, который становится западом.

- Фактически так. При этом у региона ориентира в сторону азиатского рынка никогда и не было.


- Часто слышать от чиновников и предпринимателей: у меня есть знакомые в России, я их пригласил, они готовы приехать и вложить средства. Для вас такая «разговорная» модель привлечения инвестора приемлема?

- Я вошел в состав «Корпорации» и я имею определенные контакты, которые бы мог здесь реализовать.


- Сейчас, если верить открытым заявлениям исполнительной власти и не только, область делает ставку и связывает грядущее экономическое развитие с двумя очень спорными вещами — ЧМ-2018 и госпрограммой развития региона. Как экономист, вы такой подход к планированию находите рискованным или нет?

- Как говорится, все способы хороши для привлечения инвестора в регион. Чемпионат мира по футболу 2018 года — это событийное мероприятие, оно происходит один раз, но под него дают деньги на развитие региона. Но ориентироваться только на него, это, разумеется, не правильно. Очень хорошо, что разрабатывается государственная программа, это необходимый ресурс. Но кроме того, необходим и ряд преференций, которые могли бы дать положительный результат в смысле 2016 года. Пока заместить те преференции, что будут отменены в 2016 — нечем. Нужно посмотреть конкурентоспособность наших предприятий перед предприятиями «большой земли». Этот вопрос рассматривается, но требуется и ряд других шагов. Необходимо расширение рамочного закона о государственно-частном партнёрстве, которое в регионе не работает кроме как в каких-то исключительных случаях.

А в других регионах существует несколько десятков подзаконных актов к этому документу. Этот опыт нельзя списывать со счетов.


- На примере Московской области могли бы вы привести пример удачных шагов в частно-государственном партнёрстве, какие механизмы работают там?

- В Московской области наше производство не находится в особой экономической зоне. Но я могу привести Томскую, Омскую, Калужскую области, где приняты решения, которые интересны для инвестора. Например, компенсация затрат на инфраструктуру, гарантии правительства перед банковскими структурами по финансированию, если выполняется бизнес-план, компенсация процентной ставки по кредитам, и еще целый ряд востребованных форм поддержки. Не буду перечислять, скажу, что в области есть, над чем работать.


- В прошлом году областное правительство проявило внимание к вашему проекту «Экобалтик», когда на предприятие приехал губернатор с инспекцией. А после было какое-то участие и интерес со стороны региональной власти?

- Это не была инспекция, тогда губернатор приехал во время визита в Багратионовский район посмотреть первый индустриальный парк региона. К тому времени там уже работало несколько предприятий. Это не просто проект, это — замкнутый цикл, где от субстанции до упаковки конечного продукта всё будет происходить на одной площадке. Пока субстанцию завод не производит, это будущее. Отмечу, что 90 процентов всех субстанций в стране закупается за рубежом, и если мы откроем выпуск субстанций здесь, то это скажется на решении вопроса фармбезопасности государства. Возможно, это есть в планах - запуск мазевого цеха и цеха суппозиториев.

Если мы говорим о 2016 годе и учете адловарной доли (в данном случае доля добавленной стоимости — прим. RUGRAD.EU), то в данном случае она составляет 99-95% стоимости продукции по российским составляющим. Вероятно, этот фактор, то, что это крупнейшее и единственное в области фармпредприятие такого масштаба, оказали влияние на то, что губернатор включил «Экобалтик» в план своего посещения. После мы работали, что называется «в конструктивном ключе» с министром промышленности, министерством экономики. Никаких отдельных особенных аспектов в этом общении нет, предприятия производят субстанцию и упаковку, правительство работает своим чередом.


- Какие региональные компании удалось привлечь для работы на площадке индустриального парка «Экобалтик»?

- Что касается частного парка, то сейчас кроме земли, готовой для инвестора, строится и два корпуса для размещения производства двух инвесторов. Пока остается открытым вопрос, зайдут они или не зайдут, и он связан с энергетическим обеспечением площадки.

Названия компаний-инвесторов я поэтому не хотел бы называть.


- Вы согласны с тем, что 2014 год — год кризисной ситуации в российской экономике?

- В бизнесе я этого не чувствую. У нас 20-30% прибыли в фармацевтическом направлении ежегодный рост. Что касается предпосылок к кризису, то для Калининградской области они более существенны, чем для России в целом. В первую очередь, это 2016 год, это основная предпосылка. Что касается санкций, то здесь есть больше шансов, чем рисков для экономики. Хотя риски тоже существенны. Ограничительные меры со стороны ЕС дают шанс использовать внутренние ресурсы, упорядочить их использование, заниматься перерабатывающей промышленностью, а не концентрироваться только на добывающей. Если всем этим заняться, то может быть шанс даже для роста.


- Вы поддерживаете меры по деофшоризации?

- Это логично, что предприятия в одной стране должны работать по одним правилам и платить налоги в бюджет этой страны.


- Какой объем налогов в федеральный бюджет ежегодно отправляют ваши предприятия?

- Как резиденты Особой экономической зоны мы освобождены от уплаты ряда налогов, но налог начисляется, и он значительный. Так, НДС, я знаю, более 100 млн платит «Балтфармацевтика», что касается налога предприятий — то даются льготы для создания рабочих мест. За счет этого мы даем достаточно высокие зарплаты и сотрудники их получают, с них начисляется НДФЛ, который возвращается в местные бюджеты.


- О вашей депутатской деятельности: вы считаетесь самым состоятельным депутатом областной Думы. Этот статус придает какой-то дополнительный политический вес при обсуждении законопроектов на заседаниях фракции или самой Думы?

- А причем тут деньги? Основная работа над законопроектом ведется не на заседаниях Думы или фракции — это комитеты, круглые столы, встречи. Когда у меня есть мнение по вопросу, я его высказываю, к нему прислушиваются, особенно если идёт речь о международном сотрудничестве, экономических вопросах, муниципального развития. Я думаю, что эта активность, наверное, и привела к тому, что меня пригласили в корпорацию.


- Вам приходилось за почти год депутатской работы критически отзываться на какие-то инициативы правительства?

- Критиковать при подготовке — это не конструктивно, мне понятнее, когда при разработке законопроекта идет обсуждение его положений с представителями правительства.


- Удается с ними говорить на одном уровне понимания вопроса или не всегда получается донести идею и встретить правильную реакцию?

- Правительство - достаточно сложный механизм, чтобы оперативно можно было бы увидеть реакцию. Это не как в бизнесе, когда принимается решение на совете директоров и внедряется в жизнь. Здесь реализация решения затянута множеством правил: имеющимся бюджетным правилом, формированием «фцпшных» программ. Поэтому мы пытаемся говорить — нас слышат. Пока так.


Текст: Мария Пустовая


(Нет голосов)

Комментарии

RuGrad.EU [rugrad]
Цитата
Андрей Горохов: В санкциях больше шансов, чем рисков для экономики

О неисполнении властями декларируемых инвесторам обещаний, непроработанности вопросов частно-государственного партнерства в регионе и экспортных перспективах калининградского фармацевтического бизнеса в интервью RUGRAD.EU рассказал депутат Облдумы и создатель первого в области частного технопарка Андрей Горохов.
Читать материал полностью

Сообщение создано автоматически
Алекс [PAL]
Так это про западные санкции или про "поболтать по-багратионовски"? Или же дедушка так старательно вылизывает тропинку для собственного приземления в кресло генерального директора Корпорации?
Anatoliy Zverev [Zvean]
"Андрей Горохов: В санкциях больше шансов, чем рисков для экономики"

КАКАЯ ИНТЕРЕСНАЯ МЫСЛЬ........
fox [fox]
Молодец, вовремя подсуетился, правильное направление своего бизнеса выбрал - у него все в шоколаде, народец то наш здоровее не становится при этой власти, поэтому и спрос на лекарства будет все возрастать.