«Пока два тигра дерутся, приходит обезьяна»

«Единая Россия», по предварительным данным, набирает на выборах в Калининградскую областную Думу порядка 39 % голосов. Кроме того, «партия власти», проигрывает* коммунистам 1 избирательный округ на выборах в Облдуму и сразу несколько округов горсовет Калининграда. RUGRAD.EU попросил представителей политических партий прокомментировать предварительные итоги выборов.

 

* В публикации приводятся электоральные данные актуальные по состоянию на 12:00 понедельника. 20 сентября. После этого стало известно, что ЕР проигрывает КПРФ на выборах в горсовет еще в ряде одномандатных округов. 

 

Андрей Кропоткин, секретарь регионального отделения партии «Единая Россия»

По предварительным результатам, «Единая Россия» на выборах в Облдуму набрала 39 % голосов. «Партия власти» проигрывает на выборах в региональный парламент в 1 из 20 одномандатных округов и, судя по всему, упустила 4 мандата в горсовет Калининграда.

По одномандатным округам выбирают конкретных людей, представителей партии, это не голоса за конкретную партию. Здесь все-таки голоса за представителя от партии «Единая Россия». Посмотрите, какие реально сильные были конкурентные выборы. Не сравнить с 2016 годом. Мне кажется, их можно сравнить с 2011 годом. Я не говорю, что кампания была более тяжелая, я говорю, что она конкурентная. Кампания для «Единой России» была планомерная, системная, длительная. Считаю, что отработали очень хорошо, потому что могли бы быть и другие результаты. Предварительными результатами на самом деле доволен.

По выборам в Облдуму у нас 39 % голосов — это очень хороший результат… А хотели, чтобы 50 % было? Видите, как всё поменялось? В 2016 году второе место занимала ЛДПР, сегодня с большим отрывом — КПРФ. Всё меняется: люди меняются, отношение меняется, мы практически стоим на месте. Чуть-чуть припали, но за счет того, что, смотрите, как изменилась «Справедливая Россия». Ничего здесь страшного не вижу. Для Калининградской области результат абсолютно оправдан, считаю его успешным. То, что результат «Единой России» не сильно изменился по сравнению с 2016 годом — это не стагнация, это стабильность.

То, что 4 одномандатных округа [по результатам предварительного голосования] «Единая Россия» проиграла, — это абсолютно хороший результат. В конкурентной борьбе могут быть и проигрыши, это вполне нормально. Те, кто проиграл именно коммунистам, — проиграли. Да, [они] набрали ход…

Считается, что Калининградская область — это стабильный регион с сильной командой «Единой России». Нужно просто работать не за полгода, а вот сейчас выборы закончились, и уже с сегодняшнего дня надо работать.



Заявлений о нарушениях в ходе кампании, кажется, только 43. Это очень немного, на самом деле, очень немного. В [других] кампаниях их и сотни, а в России я смотрю вообще ужас, что творится. Наконец-то у нас политическая культура начала меняться, мы сами начали меняться, начали больше уважать себя и других. Мы идем в правильном направлении. Грубых нарушений я не вижу. Сам все 3 дня объезжал избирательные участки. Мне нигде не попались грубые нарушения или жалобы.

Я бы не сказал, что партия выигрывает кампанию за счет бизнесменов. Если вы посмотрите, сколько у нас «социальщиков» идет… Я бы не говорил так голословно. Посмотрите, сколько в других партиях бизнесменов. «Единая Россия» выигрывает кампанию за счет своей программы, в которую люди верят и в саму команду кандидатов, которые шли на выборы.

Губернатор является действующим членом «Единой России». Я не скрываю, что «Единая Россия» — «партия власти», «партия президента», так оно и есть. Мы полностью поддерживаем нашего президента. Но в разных регионах регионах рейтинг абсолютно разный. Люди голосуют за личность. Если человек действительно достойный — его выбирают и голосуют за ту партию, которую он представляет. Почему в городской совет 4 округа проиграли? Значит, нашелся достойный человек, и люди выбрали совершенно другого. Это вполне нормально. Живая конкуренция очень полезна, и в первую очередь она полезна для «партии власти».

 

Максим Буланов, первый секретарь калининградского обкома КПРФ

По предварительным итогам голосования, КПРФ набрала на выборах в Облдуму 19 %.

Если сравнивать кампанию с 2016 годом, компартия серьезно приросла в процентном отношении. Думаю, и в численном отношении фракция у нас увеличится. Неплохие результаты мы показали на ряде муниципальных выборов (в Гурьевске в 2016 году у нас вообще не было фракции, а сейчас по предварительным данным, у нас 3–4 человека проходят). Наш активный коммунист Евгений Ган выигрывает в честной борьбе у сенатора Короткова. В целом результаты неплохие, но пока остаются у нас такие нечистоплотные на руку дельцы в избирательных комиссиях.

Много вопросов у регионального отделения к деятельности ТИК Ленинградского района и ее председателю. В СМИ уже проходила информация, что на одном из участков произошел какой-то подлог бюллетеней: люди приходили голосовать в горсовет по десятому округу, а получали бюллетени по 18-му округу. По нашей информации, до сих пор на некоторых участках Ленинградского района продолжается подсчет по горсовету. Уже сутки прошли, как участки закрылись, а они всё считают. Такой долгий подсчет — это основной признак фальсификации. Будем требовать отставки председателя ТИК Ленинградского района.

Сложно назвать успехом, что мы проиграли 19 одномандатных округов. Но «партия власти» ставит нас в такие условия: 3 дня голосования и за 500 участками уследить очень сложно. Мы выступаем против 3-дневного голосования, оно дает фору «партии власти». На многих участках разрыв совершенно минимальный между кандидатами от КПРФ и ЕР. К примеру, известный застройщик Евгений Морозов и наш молодой коммунист Сергей Севостьянов — разрыв буквально несколько процентов.

Мы пытались найти диалог с другими оппозиционными партиями, я участвовал в круглых столах, чтобы не составлять конкуренцию друг другу. Но, может быть, партийные установки из Москвы помешали этим партиям, мы были к соглашениям готовы. К сожалению, получилось, как получилось, понятно, что отобрали голоса друг у друга… Но я считаю, что результаты в Калининградской области у нас неплохие. Утвердили свой статус «главной оппозиционной силы», несмотря на то что проект «Умное голосование» Алексея Навального в большинстве поддержал ЛДПР.

Я публично заявлял, что мы готовы поддержать Соломона Гинзбурга по округу № 1. Я не знаю, по каким причинам он прыгал то с первого, то на второй, то на шестой, а потом на четвертый округ — я не могу угадывать. По первому округу я бы его поддержал, но он выбрал другой, где у КПРФ был сильный кандидат Юрий Галанин. Он [по предварительным данным] набрал второе место, в отличие от Гинзбурга.



Мы не делим партию на таких людей, как бизнесмен Артем Вертепов и Сергей Севостьянов. Мы на выборы шли прочной монолитной командой. Вертепова я знаю давно, он много делает для юношеского, спортивного образования, для молодежи. Он давно помогал партии, коммунисты практически единогласно проголосовали, чтобы он представлял интересы партии в нашем головном списке. Никаких противоречий тут нет.

Естественно, мы отрицаем [слухи о торговле мандатами], к нам в партию приходят большое количество представителей малого и среднего бизнеса, потому что они на своей шкуре испытывают повышенное налогообложение, закручивание гаек, коррупцию. Я не вижу тут противоречий: малый и средний бизнес вступает в КПРФ, мы с ними активно работаем. Уверен, что много предпринимателей голосовали за коммунистическую партию.

 

Евгений Мишин, лидер регионального отделения ЛДПР

По предварительным данным, ЛДПР набирает 11,5 %.

Считаю результаты абсолютно неуспешными для партии. На результатах отразилась федеральная повестка, я говорю о падении рейтинга ЛДПР на федеральном уровне. Ситуация не критическая, но у нас есть ухудшение результата. Мы потеряли более 5 %.

Партия «Справедливая Россия — За правду» находится с нами рядом, у них прошло некое обновление, есть ряд достаточно ярких новых людей. Может быть, в связи с этим мы видим растущий рейтинг этой партии. По той ситуации, которая складывается, это наш прямой конкурент, мы с ними боремся за третье место.

В настоящий момент мы видим, что у нас нет представителей в горсовете. Но я бы не сказал, что это провал. Где-то на протестном голосовании выиграла КПРФ, но у моих коллег достаточно серьезный результат. То, что это способ защиты «партии власти» города, — это видно: у нас и переход был [со смешанной системы на мажоритарную] быстро организован и всё остальное.

Мы не видим проект «Умное голосование» как основной источник голосов избирателей. Мы работаем напрямую с электоратом (в том числе и через интернет-платформы), но та модель, которую используют все политические силы (встречи, прямая агитация с листовками, с газетами) всё равно более действенная. Поэтому сложно судить, дало это какие-то проценты или отняло.

Мы изначально на все округа выставляли достаточно серьезных кандидатов. В муниципалитетах представители ЛДПР выигрывают в конкурентной борьбе: в Немане у нас 3 человека проходят, в Правдинске — 1, ждем Гурьевск. Поэтому говорить о какой-то консолидации оппозиционных кандидатов достаточно сложно. Если мы рассматриваем модель Гурьевска, то зачастую мы там видим от КПРФ представителей «Единой России». Они успешно выигрывают, но мы понимаем, чьи интересы они в дальнейшем представляют.



Жалоб очень много. Требовали на нескольких участках отменить итоги досрочного выездного голосования. Знаю, что в городе были перепутаны комиссиями бюллетени: порядка тысячи бюллетеней были перепутаны и выданы с другого округа. Было много недействительных бюллетеней, которые были без отметок, мы не знаем, для чего это было сделано… Чистые бюллетени наши представители в участковых комиссиях видели везде и в достаточно серьезном количестве.

Сейчас будем принимать решение по обращению в суд по досрочному голосованию в Немане (всё, что связано с поселком Ульяново), в Советске были противоречивые ситуации по выездному голосованию. Если не получим решений от комиссии, то будем вынуждены обращаться в суд.

 

Юрий Шитиков, председатель регионального отделения «Справедливая Россия — За правду»

По предварительным данным, «Справедливая Россия — Патриоты — За правду» набирает 11 %.

Для регионального отделения «Справедливая Россия — За правду» компания, безусловно, удачная. Когда я был назначен руководителем регионального отделения, то у нас было 2 %. Сегодня совокупный результат партии по спискам в Облдуму превышает 11 %. Вполне достойный результат.

К сожалению, скорее всего, ни одного из одномандатных округов выиграть не удалось. Была очень жесткая конкуренция с нашими будущими единомышленниками — коммунистами (объединение с ними, рано или поздно, произойдет). Естественно, шло громадное разрывание голосов между представителями нашей партии и коммунистами. В результате, как говорят, пока два тигра дерутся, приходит обезьяна и уносит их шкуру. Поэтому 20 мандатов и унесли представители известной партии.

Безусловно, мы пытались вести переговоры, но на определенном этапе наши партнеры, коммунисты, вышли из режима договоренностей, ссылаясь на указания верховного лидера партии. Самая главная беда России на сегодня — лидеры оппозиционных партий не могут договориться друг с другом. Правящая партия действует по принципу «разделяй и властвуй».

Для того чтобы принимать серьезное участие в выборах в Госдуму, необходим финансовый ресурс. Нам его перекрыли, а представителям бизнеса запретили финансировать представителей нашей партии. Поэтому что имеет, то и имеем.



Нарушений достаточно много. В Багратионовске осуществлялся подкуп избирателей, и когда наш кандидат попытался пресечь подкуп, то был задержан сотрудниками полиции. По заявлению другого кандидата, что наш его якобы послал в пешеходно-эротическое путешествие. Представляете, как наша полиция работает? Если кто-то кого-то послал, то приезжают и тут же хватают. По данному вопросу направлены заявления в прокуратуру, через руководителя партии это через неделю будет лежать на столе у министра внутренних дел РФ. На этом округе мы однозначно будем обжаловать итоги выборов.

Не исключаю, что по первому избирательному округу в Облдуму, где были зафиксированы факты отсутствия лент на сейф-пакетах, где явка за 1,5 часа до окончания выборов увеличилась на 10–15 %. Вы можете представить, как через участок можно за 1,5 часа 10–15 % избирателей провести? Будем исследовать этот политический феномен. Если причиной является нарушение избирательного законодательства, то будем оспаривать итоги выборов по первому округу.

 

Иван Грибов, лидер списка «Российской партии пенсионеров за справедливость» на выборах в Облдуму

Партия, по предварительным итогам, набирает 6,5 %.

Хотелось бы лучше, но я признателен всем избирателям, которые проголосовали за «Партию пенсионеров». Агрессивной кампании у нас не было, кампания достаточно спокойная. Мы ее начали вести за 3 недели до выборов. Честно говоря, не было уверенности, что список дойдет до выборов, что нас не снесут по суду. Попытки у КПРФ были.

Побед по одномандатным округам нет, но у нас и не было времени подготовить кандидатов. Решение было принято спонтанно: в апреле я встретился руководителем партии Владимиром Бураковым, мы переговорили, и я понял, что хоть мне до пенсии и далеко, что в партии люди всех возрастов, что внимание будем уделять не только людям пенсионного возраста, но и молодежи, и бизнесменам, и учителям, и врачам. <...> Несмотря на то что удалось взять всего 1 мандат, но, ребят, мы туда зашли.

Я бы мог с большей вероятностью прийти в «Единую Россию» и выдвигаться от нее. У меня хорошие отношения с Шитиковым, мог бы [выдвигаться] от «Справедливой России». Но я говорил, что в той экономической ситуации, в которой мы оказались, виновата не только «Единая Россия», а все парламентские партии, которые представлены в Государственной Думе. Ругать «Единую Россию» они начинают только перед выборами.

Идеология партии для меня была важна. Когда я в 2011 году я шел одномандатником от «Единой России», я понимал, что проблемы, с которыми обращаются избиратели, могут решаться. Было бы желание.



У нас нет оппозиции, у нас есть «Единая Россия» — «партия власти». Хорошо это или плохо, но законы принимаются в интересах исполнительной. В принципе, так и должно быть, она же «партия власти». У меня вопросы к так называемой оппозиции. Владимир Владимирович из года в год говорит: «Ребята, перестаньте «кошмарить» бизнес, давайте введем персональную ответственность»… Я ни от одной партии не слышал законодательную инициативу, что надо ввести персональную ответственность, надо поставить в равные условия бизнес и чиновников. У меня язык не повернется называть их оппозицией.

Я буду выстраивать отношения со всеми партиями и исполнительной властью. Чтобы объединяться с кем-то на следующие выборы, я пока [такой возможности] не вижу.

От кандидатов «Партии пенсионеров» сигналов, что чьи-то права нарушены, не поступало. У меня такой информации нет. Кампания прошла достаточно чисто и правомерно, в рамках правового поля.

 

Игорь Плешков, лидер регионального отделения «Яблока»

Партия не преодолела 5 % и не проходит в Облдуму.

В предвыборную кампанию мы входили с отрицательным рейтингом основателя партии Григория Явлинского, и в общем-то наш результат намного выше общероссийского. Мы видим результат в Госдуме по РФ — цифра крутится вокруг 1 %, калининградский результат в три раза лучше. Говорить о провале не приходится, если бы была обратная ситуация, то да.

Абсолютно верно, что региональное отделение вниз тянул федеральный список «Яблока» и поступки федерального руководства. Мы показали результат гораздо лучше, чем федералы показали у себя. Это говорит о том, что в Калининграде мы себя чувствуем гораздо выше, чем они в Москве.

У партии «Яблоко» сложное электоральное поле. Это люди (не хочется говорить интеллигентные, потому обижу всех остальных)… В 2011 году была «шубная революция» — это как раз наш электорат вышел на митинги. То, что мы растеряли часть электората, который был готов к нам примкнуть, — это факт. Когда Григорий Алексеевич, не знаю, по какой причине, просил сторонников Навального не голосовать за партию «Яблоко», хотя вы знаете мое отношение и к Навальному, и ко всем политзаключенным. К большому сожалению, эту часть электората мы потеряли. 



Мы шли на выборы с пустыми избирательными фондами, потому что федеральная структура «Яблока» не выделила на избирательную кампанию ни копейки. Насколько мог тянул эту кампанию в одиночку. Даже техническое обеспечение выборов — достаточно затратное мероприятие, не говоря уже о какой-то рекламной продукции.

Мне сторонники задавали вопрос, почему я деньги на кампанию не собираю. Потому что как предприниматель не имею морального права бросать клич о сборе денег. Если я встал у руля регионального отделения, то я тяну насколько позволяют финансы моего бизнеса. Но прийти к брату-предпринимателю и сказать: «Дай денег на кампанию», — у меня язык не повернется. Брать средства у настоящих «яблочников», из которых многие живут на одну пенсию, — я себе таких вещей никогда не прощу.

Калининградский бизнес либо в «Единой России», либо нигде. Кто у нас из бизнеса находится в оппозиции? <…> Безусловно, коммунисты нашли спонсоров. Был уверен, что они могут набрать до 25 %. Коммунистов воспринимают как графу «Против всех». В 2016 году я баллотировался от коммунистов, денег тогда они от меня не просили. <...> Если предприниматели идут в «Единую Россию» и им абсолютно наплевать, что представляет из себя партия, они преследуют меркантильные интересы. Предприниматели, которые пошли с коммунистами, — это тоже меркантильный интерес. КПРФ как ракетоноситель выносит человека получать мандат, это коммерческий проект. А «Яблоко» — это люди с принципами и стержнем.

Выездное голосование — это элемент фальсификации выборов. Поймать за руку там достаточно сложно. Если его проанализировать, то становится ясно: почему на одном избирательном участке 40–50 бюллетеней выездного голосования, а на другом за 2 часа по 100 бюллетеней приходило. Пусть это останется на совести тех людей, которые руководили и исполняли. Ресурса «Яблока» не хватило предотвратить подобные вбросы. Но за руку мы ловили, и людям было стыдно за то, что они делали.



Обращение в суд результата не принесет (там только несколько участков, и это на общий результат не повлияет), а продолжать воевать с ветряными мельницами, когда результат понятен, — для этого есть городские сумасшедшие. Я еще и предприниматель, меня 300 человек 2 месяца не видели на предприятии. Надо немного и бизнесом заняться.

 

Записал: Алексей Щеголев
Фото: RUGRAD.EU


(Голосов: 2, Рейтинг: 3.19)