RuGrad.eu

16 апреля, 17:39
пятница
$76,98
+ 1,30
92,23
+ 1,69
20,26
+ 0,38

Дрова XXI века

Жителям отдаленных поселков Калининградской области не хватает дров для отопления жилья. Сами они винят региональный закон о заготовке древесины и его многочисленные изменения. С самого начала он работал не в интересах населения, но откатить нормативный акт по инициативе «снизу» оказалось практически невозможно.


Калининградская зима 2021 года запомнилась несколькими неделями морозной погоды с устойчивой температурой ниже – 10 градусов по Цельсию. Находясь в комфортном доме с автономным отоплением, стабильным горячим водоснабжением и возможностью «по звонку» решить почти любую коммунальную проблему, понять проблему нехватки дров для банального обогрева в зимние холода, довольно непросто. Тем не менее, она существует в Калининградской области и охватывает не единицы граждан, а десятки или даже сотни. Ведь несмотря на планы областных властей и ПАО «Газпром»,уровень газификации в сельской местности региона составляет порядка 32 %.

Казалось бы, «топить дровами» — это прошлый век или доступная не всем роскошь. Но очевидно, что более прогрессивные уголь и сжиженный газ в необходимом объеме доступны не всем нуждающимся. Иначе в Калининградской области не существовало бы государственной услуги по предоставлению дров. Она регламентирована законом № 221 «Об установлении порядка и нормативов заготовки древесины, порядка заготовки и сбора недревесных лесных ресурсов, пищевых лесных ресурсов и лекарственных растений на территории Калининградской области гражданами для собственных нужд». 



В текущем виде этот закон вместе с формальным отношением со стороны чиновников регионального министерства природных ресурсов (на него замыкаются процессы по отпуску дров) не работает во благо населения. Фактически жители областной глубинки должны «или воровать, или покупать украденный лес», констатирует Тамара Кевлич, в прошлом — глава Мозырского сельского поселения, а теперь представитель поселка в общественном совете Правдинского района. Этот муниципалитет стал «центром сопротивления» инициативам областного правительства по сокращению норм продажи гражданам леса «на дрова».

Упомянутый региональный закон № 221 был принят еще в 2008 году. С самого начала он содержал серьезные риски для жителей. В нормативном акте было обозначено, что количество доступной для граждан древесины будет тем больше, чем больше объем разрешенных коммерческих рубок. Соответственно, если лесосека в конкретном районе заявлена арендатором леса в меньшем объеме, то снижается и отпуск древесины для личных нужд граждан. В последующие годы он неоднократно менялся, а в 2018 году правительство области сочло, что прописанные нормативы слишком высоки и их нужно урезать на треть по всем позициям. Вместо 30 куб. м древесины на год для отопления стало «не более 20», вместо 50 куб. м для ремонта помещения стало 15 куб. м. 



Министр экологии и природных ресурсов Калининградской области Олег Ступин тогда объяснял это сокращение «борьбой с воровством калининградского леса», с одной стороны, и «поправкой на более теплый климат» — с другой.

«По сравнению с Северо-Западным федеральным округом, у нас завышено примерно в 2–2,5 раза. При этом там климатические условия намного более жесткие. Раз им для отопления хватает, то, очевидно, и нам хватит. Не хотелось бы, конечно, рассуждать,  куда уходит эта древесина, которая потребляется гражданами в таком количестве, потому что, скорее всего, в пилорамы, которые расположены по районам. Сейчас мы снижаем нормативы, чтобы удовлетворить в первую очередь нужды граждан. Потому что закон, на наш взгляд, уже работает не на нужды граждан, а на нужды особо ушлых коммерсантов», — говорил Ступин, выступая на заседании регионального парламента.

Вскоре после этой поправки министерство разрешило гражданам «свободный сбор валежника» в лесах региона. Сообщалось, что это делается в интересах малообеспеченных граждан и «положительно повлияет на сохранение леса и на обеспечение малоимущих слоев населения топливными ресурсами». 



Председатель общественного совета Правдинского района Насиб Аскеров называет Олега Ступина «голливудской звездой» и крайне скептично относится к идее протопить дом валежником. По его подсчетам, сейчас только в Правдинском районе порядка 17 тыс. человек живут с котелковым отоплением. 

«Ежегодный объем отвода древесины гражданам нашего округа составляет чуть больше 6,9 тыс. куб. м, что, естественно, недостаточно для удовлетворения потребности граждан», — пишет Аскеров в обращении на имя председателя Облдумы Марины Оргеевой.

Солидарна с Аскеровым и Тамара Кевлич. Она отмечает, что те деревья, которые минприроды всё же разрешает запасти на дрова, по своим качествам недалеко ушли от валежника. «Чтобы отопить мой дом, это 70 «квадратов», я покупаю обычно четыре прицепа дров. Нужно заплатить около 7 тысяч за прицеп, чтобы там были хотя бы смешанные дрова: дуб, ясень, осина. По договорам купли-продажи [с минприроды] нам выписывают в основном сейчас ольху черную. И я задаю вопрос: а кто-то подумал о теплоотдаче?» — рассуждает экс-муниципальный чиновник. Ольха — это максимально дешевые дрова, их теплоотдача не позволяет протопить помещение до нормативной температуры. 

Общественники рассказывают, что несмотря на умозрительно более мягкий климат Калининградской области, протапливать жилое помещение необходимо как минимум 10 месяцев в году. Кроме того, баня остается в деревне нередко единственным местом, где люди могут помыться горячей водой «у себя дома». Однако наличие бани не влияет на объем отпуска дров по договору, рассказывает Тамара Кевлич. Зато на него влияет доля собственности гражданина на дом, в котором он проживает. И если фактически жилье разделено на семью из 7 человек, но 5 из них перебрались в город и приезжают к старикам-родителям на каникулы, то означенные старики получат разрешение на заготовку 1/7 от возможного объема дров в лучшем случае, то есть пропорционально доле владения жилплощадью. 



«Мы все — заложники долёвки. Моей золовке после смерти мужа выделили на отопление... два дерева. Если родные проживают в Тюмени, Ростове или Калининграде, то они или лично должны подавать заявление на заготовку дров, или оформлять для этой процедуры генеральную доверенность», — рассказывает Кевлич о сложностях жизни с печкой. По ее оценкам, только в Правдинском районе в дровах нуждаются более 400 домохозяйств.

По недавно обнародованным планам ПАО «Газпром» поселок Мозырь будет газифицирован до 2025 года. Сейчас уже частично газифицирован сам Правдинск и поселок Дружба. Общественный совет района ходатайствовал перед Облдумой о том, чтобы по закону не учитывать газифицированные поселки при определении количества квот. Это позволило бы пропорционально увеличить обеспечение оставшихся граждан древесиной, однако пока инициатива не нашла одобрения. Из Облдумы обращение передали в министерство природных ресурсов и экологии, а его руководитель уведомил заявителей, что предложения будут рассмотрены «при очередном обсуждении вопроса о внесении изменений в указанный закон». Тамара Кевлич надеется, что это произойдет в весеннюю сессию работы областного парламента, последнюю в его текущем составе. 



Общественный совет Правдинска борется от своего имени за право цивилизованно покупать у государства дрова. С 2019 года были обращения и в природоохранную прокуратуру, и в приемную депутата Госдумы Александра Ярошука. Главный вопрос, который волнует селян: на каком основании норма обеспечения дровами была урезана на треть и по какой причине людям отказывают в покупке разрешенного мизера сырых дров? В январе 2021 года на переданный от имени депутата запрос пришел ответ от областной прокуратуры. Суть его такова: граждане сами виноваты в отказах, поскольку передают в министерство природных ресурсов неполные пакеты документов.

«Мы готовим письмо в приемную президента, потому что в 2019 году число отказов в заключении договоров составило 232, в 2020 — более 50. Областная прокуратура отвечает Александру Ярошуку, депутату Государственной Думы, только вслушайтесь: «В 53 случаях принято решение об отказе в заключении договоров купли-продажи на основании ст. 7 закона № 221 по причинам отказа — непредоставление полного пакета предусмотренных документов, превышение заявленного объема заготовки — по 3 куба, по 5 кубов», — зачитала текст ответа Тамара Кевлич. 

«Но в МФЦ люди приходят всего с двумя документами: это гражданский паспорт и технический паспорт принадлежащего им помещения. Специалисты МФЦ сами оформляют дальнейшие документы и отправляют их в департамент лесного хозяйства, и там они уже кого милуют, кого казнят. И нужно же было так бессовестно написать депутату!» — негодует член общественного совета. 



С аналогичными проблемами сталкиваются и в других муниципалитетах. Областная прокуратура в январе сообщила, что нашла как минимум 11 фактов незаконного отказа в оформлении договоров купли-продажи древесины гражданам для личных нужд в Озерском районе. Там вмешательства природоохранного прокурора оказалось достаточно, чтобы решить частные вопросы. Правдинский же совет намерен добиваться системного решения проблемы — «чтобы прекратить унижение населения».

Ввиду сложившейся ситуации общественники Правдинска готовят обращение в Администрацию президента РФ. Главе государства здесь пока еще доверяют. 

      

Текст: Мария Пустовая
Фото: RUGRAD.EU, smb39.ru


(Голосов: 19, Рейтинг: 4.28)