RuGrad.eu

02 марта, 20:21
вторник
$74,04
-0,39
89,45
-0,93
19,76
-0,28

«Можно было бы расстреливать каждого второго»

Как на Алексея Заливатского нашли билеты в Стамбул, сколько он заработал на продаже имущества в Зеленоградске, почему он не указал эти доходы и как суду советовали абстрагироваться от губернатора. 

 

В четверг, 17 февраля, Светлогорский городской суд вынес решение по спору об увольнении экс-главы администрации Янтарного городского округа Алексея Заливатского. Чиновнику удалось добиться компенсации за период вынужденного прогула, но уволен он был именно с той формулировкой, на которой настаивал глава региона, — «в связи с утратой доверия». RUGRAD.EU приводит позиции сторон, участвующих в деле. 

 

Доказательства покупки Заливатским билетов в Турцию 

Представителям губернатора Антона Алиханова на этот раз удалось представить более весомые доказательства того, что Алексей Заливатский покинул территорию РФ. Во время прошлого судебного заседания представители региональной службы по противодействию коррупции вынуждены были ссылаться на репортажи федеральных телеканалов (заместитель руководителя службы Елена Багалина не могла точно вспомнить, по какому каналу она видела репортаж про бывшего сити-менеджера), то в этот раз дело все-таки дошло до официальных документов. Заместитель руководителя правового управления правительства области Вадим Завалишин ходатайствовал приобщить к делу официальный ответ «Аэрофлота». Авиакомпания уведомляла, что 14 октября 2020 на имя Алексея Заливатского был оформлен авиабилет из Москвы в Стамбул. 

«Факт перелета по маршруту Москва — Стамбул подтвержден», — сообщил в суде Завалишин. Представитель Заливатского Нина Куличенко не смогла пояснить, где ее доверитель находился после 14 октября. Суд в результате удовлетворил ходатайство представителя губернатора и ответ «Аэрофлота» к материалам приобщил. 



В ходе процесса отмечалось, что с бывшего главы администрации был снят допуск к гостайне. Это могло произойти из-за нарушений Заливатским правил выезда: чиновники его уровня обязаны согласовывать заграничные поездки с главой региона и председателем совета. Елена Багалина указала, что поскольку Заливатский был лишен допуска, то и никакого вынужденного прогула у него не было: с момента его снятия бывший глава администрации не мог выполнять свои служебные функции.

Про заграничную собственность, которая якобы принадлежит истцу, в этот раз практически не вспоминали. Представители службы лишь упоминали несколько раз, что нарушения антикоррупционного законодательства со стороны Заливатского было «систематическим» (то есть начались еще до того, как на оперативном совещании правительства в прошлом году была озвучена информация про 16 млн руб., которые не были указаны в антикоррупционной декларации сити-менеджера), но слово «Австрия» за те 6 часов, которые продлилось заседание, в этот раз практически не звучало.

«Сегодня вспоминали по поводу квартиры Заливатского в Австрии… Средства массовой информации распространили… Просто для сведения участников процесса и для суда: сделка была совершена в июне 2012 года, а обязанность по декларированию имущества и обязательств имущественного характера была введена с 1 января 2013 года. К чему весь этот мусор, который постоянно появляется вокруг этого имени? То есть любой ценой необходимо решить эту проблему?» — заявила в ходе процесса адвокат Алексея Заливатского Галина Казакова.

 


Заливатский не отразил доходы в декларации, так как считал, что сделка не закрыта

Имущественный комплекс по адресу ул. Вокзальная, 1 в Зеленоградске был приобретен Алексеем Заливатским 14 лет назад на правительственном аукционе, стоимость покупки составляла 9,95 млн руб. Земельный участок по тому же адресу Заливатский взял в аренду на 49 лет. В августе 2019 он выкупил землю за сумму порядка 5 млн руб. (с 2007 по 2019 год в качестве арендных платежей Заливатский заплатил более 2 млн руб.). Как объяснял впоследствии региональной службе по противодействию коррупции сам истец, участок он покупал за счет «собственных средств, накопленных ранее».

После перехода земли в собственность бывший глава администрации Янтарного заключил предварительный договор купли-продажи с одной из региональных строительных компаний (коммерческий директор структуры подтвердил, что вел переговоры о покупке комплекса именно с Заливатским). Сумма сделки составляла около 31 млн руб.

Данная сумма выплачивалась продавцу не единовременно, а была разбита на серию траншей. Часть средств должна была поступить на счет главы администрации в 2019 году (аванс на сумму 6,2 млн руб. в сентябре 2019-го и 15 млн руб. до 24 декабря 2019 года), но один платеж на сумму порядка 9 млн руб. проводился уже в 2020 году. Именно поэтому Заливатский считал, что не должен декларировать данные средства, так как сделка, по его мнению, не была закрыта. В своих объяснениях для службы по противодействию коррупции глава администрации указывал, что будет считать полученные средства своим доходом только после того, как право собственности на комплекс окончательно перейдет покупателю. 



«До перехода права собственности на объекты недвижимости, несмотря на их нахождение у него на счете, их собственником считается покупатель, поскольку сделка не считается завершенной», — озвучила позицию Заливатского во время исследования письменных доказательств судья Ольга Севодина. Бывший глава администрации указывал, что укажет данную сумму в полном объеме в декларации за 2020 год. В частности, истец ссылался на положения Налогового кодекса РФ, которые определяют доход как «экономическую выгоду в денежной или натуральной форме».

Отдельно также упоминалась ситуация со зданием бывшего магазина «Горячий хлеб». Заливатский указывал, что данная недвижимость перешла ему в собственность в июле 2019 года, в декабре этого же года он его продал. Сумма продажи участка также составляла порядка 5 млн руб., этот доход чиновник в своей декларации за 2019 год указал (по всей видимости, он считал эту часть сделки завершенной).

Из-за ситуации, касающейся приватизации земельного участка, в отношении бывшего главы администрации было возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество в особо крупном размере»: следствие полагает, что бывший глава администрации Янтарного организовал изготовление технического заключения на бесхозную постройку, которая находилась на арендуемой земле. 10 февраля Алексей Заливатский был объявлен в федеральный розыск.



«Мы говорили в прошлый раз о том, что тяжесть [деяния Заливатского] не была учтена», — заявила в суде Галина Казакова. В частности, она ссылалась на положения Минтруда РФ, которое в качестве случаев, когда чиновник может быть уволен с формулировкой «утрата доверия», указывает попытку скрыть доходы, источник происхождения которых чиновник не смог объяснить, или указание недостоверной цены сделки. Всего этого в случае с Заливатским не было.

Заместитель руководителя службы по противодействию коррупции Елена Багалина в ответ на это заявила, что данные положения Минтруда были приняты в 2016 году и за это время антикоррупционное законодательство сильно изменилось. «Это лишь мизерный набор тех нарушений, признаваемых существенными», — подчеркнула она.

«Сторона губернатора удовлетворена тем, что доверенные лица Заливатского только что признали, что те факты, которые были установлены службой по противодействию коррупции, имели место и Заливатский их не оспаривает… Они не согласны с оценкой, которая дана этим нарушениям. Но служба и не делала никаких оценок. Задача службы состоит, чтобы нарушения выявить и проверить, что они блистательно сделали», — отметил после ее выступления Вадим Завалишин, добавив, что оценку этим данным должен был давать уже глава региона.



Совет депутатов Янтарного по-прежнему считает, что мог уволить Заливатского. Губернатор и прокуратура выступили против

Фактически все стороны процесса выступили за отмену решения совета депутатов Янтарного и распоряжения председателя выборного органа Натальи Антошиной, на основании которых Алексей Заливатский лишился своей должности (в этой части иски бывшего главы администрации и губернатора совпадали). Эти требования, в частности, поддержала представитель прокуратуры, которая, ссылаясь на ФЗ «Об общих принципах реализации местного самоуправления в РФ», заявила, что контракт с сити-менеджером по заявлению высшего должностного лица региона мог быть расторгнут только в судебном порядке. Из данных положений она сделала вывод, что решение совета и распоряжение Антошиной противоречат федеральному законодательству.

Заместитель начальника правового управления Вадим Завалишин отметил, что у гипотетически у совета депутатов есть полномочия уволить главу администрации. Но возможностей Алексея Заливатского именно по тем основаниям, из-за которых он потерял должность, у органа муниципальной власти не было. «По этим основаниям его можно было уволить исключительно в судебном порядке», — подчеркнул представитель губернатора.

Адвокат Галина Казакова в своем выступлении указала, что позиция ответчиков (совета депутатов) основана на «неверном понимании закона». Последние считали себя непосредственным работодателем главы администрации, однако адвокат указала, что на самом деле под работодателем является сам муниципалитет (его представителем является председатель совета). «Ни федеральное, ни региональное законодательство, ни устав муниципального образования не предоставляет права окружному совету депутатов досрочно прекращать полномочия главы администрации в связи с утратой к нему доверия», — заявила адвокат. Представитель Заливатского, впрочем, отметила, что сотрудники правового управления правительства также «неправильно трактуют нормы материального права».



В своем выступления Казакова еще раз повторила тезис, что, получив от правительства информацию о коррупционных нарушениях, Антошина должна была провести собственную проверку. Адвокат сделала акцент на том, что формально губернатор не является работодателем главы администрации муниципального образования.

Несмотря на такую консолидированную позицию всех сторон, представитель совета Игорь Ясюк настаивал, что выборный орган был вправе принимать такое решение. Согласно его позиции, совет считал, что является именно работодателем Заливатского.

 

Адвокат посоветовала суду абстрагироваться от личности губернатора

Контракт с Алексеем Заливатским был расторгнут именно в той формулировке, на которой настаивал губернатор, — «в связи с утратой доверия». Сам Заливатский настаивал на формулировке «по собственному желанию».

Адвокат Галина Казакова в суде акцентировала внимание на том, что работодатель должен был представить не только доказательства административного проступка Заливатского, но и обосновать выбор санкции (то есть показать, что при выборе наказания учитывалась тяжесть этого проступка). «Чрезмерная жесткость применения санкции дисциплинарной ответственности (как и отсутствие должной реакции на коррупционные правонарушения) могут повлечь за собой нарушения баланса прав и обязанностей как работодателя, так и муниципального служащего», — заявила она во время процесса. Юрист указывала, что поскольку Антошина не провела свою собственную проверку, то, соответственно, критерии, по которым можно было назначить главе администрации дисциплинарное взыскание, не учитывались.

«Слава богу, мы живем не в Китае, и у нас не 1937 год, потому что при такой некачественной работе соответствующих уполномоченных органов, у нас можно было бы расстреливать на улицах каждого второго, а потом в суде доказывать через 50 лет, что они были хорошие люди», — эмоционально закончила свое выступление Казакова.

«Никакая нарушенная процедура не отменит фактов (особенно грубых фактов) [нарушений] антикоррупционного законодательства, которые совершил Заливатский», — заявила в ответ Елена Багалина.


Руководитель антикоррупционной службы Александр Кириленко также заявил, что Заливатский «грубо нарушил антикоррупционное законодательство». «Его представители толкуют… Понятно почему… Отрабатывают свой гонорар...», — заявил он, после чего стал уверять о «системности нарушений» и подчеркнул, что они совершались на протяжении длительного времени и «Заливатский не уведомлял об этом».

«Даже если мы не берем денежную сумму, которая очень значительна, имущество… Также неотражение имущества, которое находится за пределами нашего государства, на территории другого государства, тоже отражается, всё это свидетельствует о его системности», — заявил Кириленко. Он настаивал на разрыве контракта с формулировкой «в связи с утратой доверия», а дальше, по его мнению, с ситуацией должны разбираться правоохранительные органы.

«Сейчас в очередной раз было сказано по поводу недвижимости за рубежом. Да не было у нас предметом рассмотрения это обстоятельство. У нас не было это предметом претензий губернатора. Мы полагаем, что в этой ситуации нужно абстрагироваться от личности самого Заливатского, ну и, конечно, от личности губернатора. И рассматривать ситуацию сугубо юридически», — парировала его выпад Галина Казакова.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: RUGRAD.EU


(Голосов: 7, Рейтинг: 3.37)