Андрей Горохов: Ажиотажный спрос в пандемию воодушевления не вызывает

Основатель компании «Инфамед-К» Андрей Горохов в интервью RUGRAD.EU рассказал о том, почему пандемия COVID-19 не приведет к благоденствию фармкомпаний, нужна ли «зеленая» энергетика при производстве лекарств, и о новых инвестиционных планах.

 

— Некоторое время назад вы говорили о том, что 2020 год стимулировал рост продаж «Мирамистина» в отдельные месяцы в два раза. В целом, на ваш взгляд, вести большой фармацевтический бизнес в России лучше в пандемию или в нормальных условиях?

— Конечно, в условиях нормальной жизни. Спрос на препарат «колотит», он растёт, но это не вызывает воодушевления. Мы видим, что покупательная способность у населения уменьшается. 

В том числе из-за пандемии не заработала система по маркировке лекарств в том виде, в котором должна была бы действовать. Она не работает, но побуждает производителей увеличивать цены в связи с понесенными на ее внедрение затратами. Мы вложили 100 млн руб. в покупку техники, программного обеспечения, и пока у меня такое чувство, что эти средства «выкинули впустую». 

Практически ежемесячно проходят всероссийские совещания по инициативе Минпромторга с производителями лекарств, потому что на определенные препараты сложился дефицит.  Три четверти времени ВКС уходит на решение сверхсложных задач, чтобы обеспечить отдельно взятый регион. 



— Калининградская область звучит на этих совещаниях?

— Нет, ее ни разу не называли в контексте какой-то нерешаемой проблемы. Бесспорно, что определенный дефицит лекарственных средств и медицинских изделий ощущался и здесь. Первая его причина — это ажиотажный спрос в стране в принципе. 

В марте – апреле прошлого года мы ощутили трехкратный рост спроса на наши препараты. Затем продажи упали. Логично, потому что у населения сформировались запасы. В осенне-зимний период снова наметился всплеск, а к лету будет тишина.

Между тем, на нашем предприятии в Багратионовске прошло увеличение числа рабочих, организована работа в три смены. Но что делать с продукцией при таких колебаниях спроса? На склад? Много внимания уделено поддержке отраслей, пострадавших от распространения коронавирусной инфекции и потерявших доходы от нерабочих дней. Но, на мой взгляд, можно рассматривать проблему и с обратной стороны, взглянуть на отрасли, которые были очень «напряжены» в связи с обслуживанием потребностей населения в условиях пандемии. 


— Как начался 2021 год для предприятия? 

— Так же, в трехсменном режиме. Мы выполнили производственный план прошлого года, даже частично перевыполнили его, и сейчас продолжаем инвестиционные активности. 

Согласно планам, во втором квартале начнется строительство нового административно-бытового комплекса в индустриальном парке «Экобалтик». Идет проектирование большого фармацевтического склада по стандартам GDP. Его строительство планируем начать следующей весной.

Есть еще ряд проектов, но мы находимся в процессе выработки единой концепции. 

 


— «Инфамед-К» ведет производство в регионе, анонсирует новые объекты, но известно, что тарифы на «промышленное электричество» в области очень высоки и нестабильны. Насколько для вас в этой связи актуальны вопросы энергосберегающих технологий? 

— Долгое время наш завод работал на сжиженном газе. Летом 2020 года площадка индустриального парка, наконец, была газифицирована, и мы перешли к работе на природном газе. Этот шаг привел к экономии на теплоснабжении объектов более чем в 4 раза, представляете. Пусть тепло не самый существенный компонент в стоимости нашего производства, но сэкономить несколько десятков миллионов рублей — это не лишнее. 

Этот опыт стимулирует нас еще более внимательно задуматься об энергосбережении. Мы будем строить комплекс по стандартам GDP, склад площадью более 15 тыс. кв. м для фармацевтической продукции. Это сложный объект, который должен гарантировать хранение в различных режимах, ему нужно много тепла, холода. Поэтому мы рассматриваем, уже рассмотрели, более десяти предложений от различных компаний по системе тригенерации. Это комбинированная выработка тепла, холода и электроэнергии, такая система работает на газе. При таком режиме мы можем не заключать договоры на электроснабжение с внешними поставщиками. 

Сейчас завод потребляет 2 с лишним МВт электроэнергии. От собственной генерации мы рассчитываем получать еще порядка 1–3 МВт. Ожидаемая экономия на энергоресурсах понятна, но важно, чтобы у новых генерирующих установок была должная загрузка. Каждая из них не может быть загружена менее чем на 60 % нашим внутренним потреблением. 

Выдавать мощности вовне, за пределы своего производства, мы не имеем права. Законодательство в этой части несовершенно, потому что на любом предприятии могут возникать избытки электроэнергии, тепла, которые можно было бы отдать муниципалитету. 



— При выборе решения по новой генерации — для любого инженерного сопровождения нового производства в Калининградской области — вы смотрите только на тот опыт, который уже применяется в России или имеете возможность для прямого экспорта технологии? 

— Кроме самой тригенерации предприятию необходим и сервис, а он должен быть развит на территории региона. Таким образом, мы обращаем внимание на серьезные бренды, чьи представители присутствуют в Калининградской области или в Москве. 

 

— Газ — традиционный вид топлива, достаточно экологичный. А зеленые технологии возникали в процессе выбора технологии?

— К зеленой энергетике у меня исключительно позитивное отношение. Думаю, что за этими технологиями есть некое будущее, но не глобальное, не в масштабах промышленности. У нас есть замысел проекта, в котором можно было бы использовать солнечные батареи. Но если бы государство стимулировало производителей к использованию подобных технологий, как это делается в Польше, было бы еще интереснее. 

 

— Ранее «Инфамед-К» анонсировал выпуск «Мирамистина» в мазевой форме. Как скоро начнется ее производство? 

— Мы наконец прошли все испытания, получили разрешения и начинаем опытное производство. Хотя один из наших построенных цехов запланирован как мазевой, пока мы его оборудованием не заполняем. Производство мази мы будем отрабатывать на контрактной площадке, за пределами Калининградской области.

Когда мы выйдем на контрактной площадке на определенный объем, определимся с лучшими решениями, то будем покупать высокотехнологичное оборудование для производства мазей здесь. Эта лекарственная форма достаточно «капризная». Нужно, к примеру, наверняка знать, как она поведет себя при изготовлении в промышленном объеме, не будет ли расслаиваться, не дает ли осадка. 

Похожая ситуация и с «Мистином», нашим первым препаратом для использования в ветеринарии. Он находится в состоянии технологической отработки на производстве лицензированного производителя фармпрепаратов для животных. 


— Планируется ли после отработки производства «Мистина» его перевод в Калининградскую область? 

— Создание собственной базы для выпуска «Мистина» — это наши долгосрочные планы. Создать здесь новое, отдельное производство препаратов для ветеринарии — это большие инвестиции. Очевидно, это будет новый резидент Особой экономической зоны, но для этого нужно построить цеха, и это вопрос нескольких лет.

 

— Все регистрационные вопросы решены?

— И по «Мистину», и по мазям эти вопросы решены, но регистрация заняла более 3 лет. Это, конечно, очень длительный процесс. 

 

— Как вы полагаете, есть ли ресурс для ускорения этого процесса, для вывода созданных в России препаратов на отечественный рынок?

— Безусловно, он должен быть, потому что от того порядка, который есть сейчас, страдают все. Должен сказать, что этот процесс забюрократизирован не только в России, но и за рубежом. Это может длиться 5–7 лет. Тут не могу не вспомнить, нашу историю с регистрацией «Мирамистина» за рубежом. 

Мы остановились на второй фазе клинических испытаний: из-за пандемии она просто стоит. Нам необходимо набрать контрольную группу, но диагноз, с которым мы работаем при испытаниях «Мирамистина», похож на проявления COVID-19! Мы планировали завершить испытания в конце 2020 года, но вынуждены были перенести сроки.



Пандемия дает важный урок и показывает, что, на самом деле, вероятно, всё может проходить несколько быстрее. К примеру, производство вакцин и их регистрация идет сейчас по ускоренному варианту в мировом масштабе, и это нормально. Обратите внимание: в России стартует вакцинация, поставки отечественной вакцины идут  в другие страны. И очевидно, что за рубежом эта вакцина пока не зарегистрирована, но их службы изучают результаты отечественных клинических испытаний, доклинического этапа, и принимают их. В обычном порядке эти испытания должны были бы проводиться их по своим стандартам в каждой отдельной стране.

Есть разные режимы внедрения лекарственных препаратов, в том числе эпидемические и пандемические. Здесь вступают правила регулирования под контролем Всемирной организации здравоохранения. Когда число заболевших инфекционным заболеванием растёт лавинообразно на отдельно взятой территории, то  в таких случаях можно использовать лекарственные средства, которые в принципе где-то в мире зарегистрированы. К сожалению, победить пандемию в одной стране невозможно. Поэтому все мы связаны, и необходима тотальная вакцинация. Главное, чтобы это сделали все.

   

Текст: Мария Пустовая
Фото: RUGRAD.EU


* Материал опубликован в рамках информационного партнерства.



(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)