RuGrad.eu

12 апреля, 19:47
понедельник
$77,17
+ 0,00
91,78
+ 0,00
20,21
+ 0,00

«Мы начинаем вживаться в фильм "Терминатор"»

Бывший вице-премьер областного правительства, топ-менеджер компании «Содружество» и председатель совета директоров «Балтики» Александр Шендерюк-Жидков прочитал онлайн-лекцию на площадке БФУ им. Канта. RUGRAD.EU приводит основные тезисы его выступления: зачем «Содружеству» бизнес в Бразилии, как компания чуть не потеряла 18 млн долларов, и ужасном провале.





«Пока светлое будущее в виде растительного мяса не наступило»

Я работаю в замечательной компании «Содружество» директором управляющей компании. Она управляет всеми юридическими лицами «Содружества» в России. Считайте, что я в «Содружестве» в России самый главный специалист.

Мало кто в Калининграде хорошо знает название нашей компании. Это не Группа компаний «Содружество-Соя»» (как все, собственно, нас называют), а все-таки Группа компаний «Содружество». «Содружество-Соя» — хоть и большое, но одно из юридических лиц, которым наша компания владеет.

Наш диалог мне бы хотелось начать с той самой сои, которую все знают. Что вы знаете о сое? Ещё в ХХ веке в мире о сое было представление, что это что-то такое, что растет, японцы какие-то едят, и за этим, наверное, какое-то будущее. В 1989 году в мире уже было 100 млн тонн сои, и она занимала большие посевы по всей территории мира. В нашей стране есть предубеждение против сои. Долгое время этот продукт культивировался в восточном регионе, где есть культура его потребления, которая там складывалась годами.

Человек ест сою в десятки раз меньше, чем скот, который идет на потребление.
Где-то в середине прошлого века аграрии внезапно поняли, что соя — это не только тофу, соевый соус и какой-нибудь компонент для суши, но и большой источник белка. Из сои начали делать соевое масло, а соевый жмых, который оставался, хорошо пошел в корм скоту (на самом деле человек ест ее в десятки раз меньше, чем скот, который идет на потребление людям). Если сравнить потребление коров, свиней, птицы и человека, то из всего продовольствия, которое растет в мире, 1/10 потребляет человек и 9/10 потребляет скотина, которую мы потом с вами в форме мяса едим. Пока светлое будущее в виде растительного мяса не наступило (я не уверен, что все присутствующие хотят, чтобы оно наступило), основным направлением потребления сои будет корм для скота.

На сегодняшний день порядка 25 % корма скота (если говорить про птицу, то до 30 %, если про свинью — это 15 %) составляет соя в виде жмыха (по-немецки его называют «шрот»). Не пугайтесь, когда вам скажут, что самый большой продукт, который Калининградская область на сегодняшний день производит, — это шрот. Ничего страшного, это не ругательное [слово]. Просто вы говорите не «шрот», а «мука».Она является продуктом переработки сои и нашим основным продуктом потребления. Когда люди поняли, что соей очень эффективно кормить скотину, то посевы в мире стали стремительно расти.



Сегодня 360 млн тонн сои растет по всему миру: в первую очередь Америка, Бразилия, Аргентина. В Российской Федерации растет 4 млн тонн (всего лишь чуть больше 1 %). Но и в РФ за последние 20 лет мы очень серьезно выросли. 20 лет назад в стране было порядка 500 тыс. тонн сои, сегодня — уже 4,5 млн тонн. То есть мы выросли в 9 раз.


«Надеемся стать крупнейшим переработчиком в мире»

Группе компаний уже 25 лет. По российским меркам взрослая компания. Мы были созданы в 1994 году в городе Минске. После чего активно развивались на территории трех государств: России, Украины и Белоруссии. В России у нас были птицефабрики, поля. На Украине у нас тоже были поля и птицефабрики. Но в первую очередь мы были импортером соевого шрота, о котором я говорил. В какой-то момент руководство компании приняло решение, что хочет сконцентрироваться прежде всего на переработке: в 2005 году оно начало строить завод в Калининградской области. Большой завод построить нелегко, поэтому все сопутствующие бизнесы были проданы. Производство в Калининградской области стало основой, с которой мы начали свою индустриальную историю.



Первый завод в Калининграде мы запустили в 2008 году, в 2009 году мы купили первые предприятия в Бразилии: это крупнейший в мире производитель сои, чтобы обеспечить себя качественным сырьем, нужно обязательно каким-то образом присутствовать в Бразилии. Если тебя нет в Бразилии — у тебя не будет сои.

Если тебя нет в Бразилии — у тебя не будет сои.
Даже те же самые китайцы, которые первыми посеяли сою, больше всего покупают в Бразилии.

В 2011 году мы увеличили свои мощности в 2,5 раза и стали крупнейшим в Европе переработчиком не только сои, но и масличных. Мы перерабатываем на сегодняшний день 2,8 млн тонн. Вся остальная РФ перерабатывает 1 млн тонн сои в лучшем случае.

В 2012 году мы заключили партнерство с японской корпорацией Mitsui, которая стала одним из наших учредителей. Mitsui — это огромный конгломерат: добывает нефть, торгует зерновыми. В 2015 году мы пошли дальше в Латинской Америке и приобрели бизнес в Парагвае. На сегодняшний день мы крупнейший экспортер из Парагвая. В 2016 году построили завод в Белоруссии. Сейчас строим заводы не только в Калининграде, но и Курской области. Мы надеемся, что заводы в Курской области, Белоруссии и в Калининграде позволят нам стать крупнейшим переработчиком НЕ ГМО сои в мире.

В этом году наш холдинг переехал с Кипра на остров Октябрьский. Теперь мы —резидент Специального административного района на Октябрьском.

«Содружество» — это не только крупнейший переработчик сои, но и крупнейшая аграрная компания страны. В этом году у нас оборот достиг 200 млрд руб., идущие за нами предприятия — «Русагро» и «Мираторг» — где-то на треть меньше нас. Мы — второй по величине собственник сельскохозяйственных вагонов: их у нас почти 6 тыс. 



У нас собственный порт в Калининградской области, мы — крупнейший аграрный экспортер страны. Когда вы видите, что область заняла 5-е место в экспорте продуктов сельского хозяйства, то знайте, что 95 % этого обеспечивает «Содружество» (в России мы занимаем первое место). Forbes поставил нас на 42 место среди всех частных компаний России. Если мы говорим о Калининграде, то мы с «Автотором» находимся в такой некой… не то, что конкуренции… Внутренней конкуренции. То они чуть выше, то мы. После нас и «Автотора» третья по величине компания Калининграда — это группа «Вичюнай». Она в 7 раз меньше, чем мы и «Автотор» (ну, чуть меньше).


«Быть не только производственником, но и хорошим продавцом»

Почему мы стали успешными? Прежде всего, «Содружество» — это люди. На сегодняшний день «Содружество» — это одна из компаний с самой высокой производительностью труда. Наша выручка на 1 человека составляет чуть больше 1 млн долларов. Это где-то на 10 % больше, чем «Лукойл», и в разы больше, чем «Сургутнефтегаз». «Содружество» — это 70 млн руб. на человека, «Лукойл» — 65 млн руб. на человека, а «Сургутнефтегаз» — всего 10 млн руб. на человека. X5, крупнейшая в России сеть «Пятерочка» и «Перекресток» — это всего 5 млн руб. на человека. Наша сила и наша эффективность — это наши люди.



Если мы говорим о компаниях с персоналом свыше 500 человек, я думаю, что «Содружество» — это самая высокая средняя заработная плата в регионе. Летом этого года акционеры приняли решение поднять зарплату всем работникам (кому-то на 10 %, кому-то даже на 20 % и на 30 %), потому что понимают, что происходят определенные экономические ухудшения, и мы должны поддержать своих работников в непростое время.

У нас [на предприятии] был и кандидат в президенты страны, и разные вице-премьеры, министры, иностранные гости, послы и так далее.

«Русагро» и «Мираторг» — где-то на треть меньше нас.
Каждый раз они говорят: «Вы что, это всё с нуля построили?» В этот момент ты понимаешь, что это не только бизнес, не только возможность заработать дополнительную прибыль, но и нечто, что ты вкладываешь в развитие страны. От этого возникает патриотизм: мы все понимаем, что родились в этой стране и должны ей пригодиться. У каждого человека есть патриотизм, но есть еще и некий «предпринимательский патриотизм». Мы свой патриотизм видим в том, чтобы создавать новое.

Сейчас очень модно говорить о Четвертой промышленной революции. Мы тоже об этом думаем, ищем свое место в новой парадигме мира. Нам в этом плане немножко повезло: мы работаем с растительными протеинами. Животные протеины — это источник невозобновляемый, а растительные белки — возобновляемый. Поэтому растительное мясо и все эти истории, которые так популярны, — это, по сути, то, чем мы сейчас занимаемся. Прежде всего — для животных. Сейчас понемногу начали и для людей.



С другой стороны, мы должны делать все необходимые улучшения. Четвертая промышленная революция сказывается и на продажах, и на производственных процессах. В том числе и на нашей эффективности: то, что мы говорили про 1 млн долларов на человека, — это результат высокого уровня автоматизации производства. Тот человек, который думает о работе, который перешел в университет и хочет стать успешным, должен думать о своем месте в этой революции.

У нас высокотехнологичное производство, которое серьезно автоматизировано. Но всё в этом мире имеет какой-то срок и устойчивость. Летом 2015 года произошла такая история: наш третий завод вдруг остановился.

Мы потеряли бы 18 млн долларов, если бы у нас не было страховки.
Анализ показал, что из строя вышел редуктор. Все наши автоматизированные системы сработали, поэтому мы узнали об этом немножко заранее и успели подготовиться. Узнать-то мы об этом узнали, но он всё равно остановился. Чтобы этот редуктор поменять, а он 5-тонный, его надо извлечь, отвезти в Германию и привезти новый (срок изготовления — несколько месяцев). Это значит, что на месяц завод останавливается, и он действительно остановился (нам говорили, что до 3 месяцев). Мы героически сократили этот срок до 1 месяца, но эффект от этого всего составил 18 млн долларов. Мы потеряли 18 млн долларов. Но сделали всё, чтобы предсказать эту поломку, устранить ее в кратчайший срок, но «эффект» — 18 млн долларов. Это простой людей, неисполнение контрактов. Если бы у нас не было страховки… Не просто страховки редуктора (сам редуктор стоит 200 тыс. долларов, не больше), то мы бы 18 млн долларов точно потеряли. Но у нас была страховка перерыва производства. В итоге, за исключением франшизы, более половины суммы было возвращено. Вот почему страхование очень важно, хеджирование любых рисков — главное в бизнесе. 

Если бы мы были чистым «индустриалом», то получилось бы это у нас? Наверное, нет. Современное общество очень сильно переплетено. Бизнес сильно переплетен с торговлей: ты должен быть не только хорошим производственником, но и хорошим продавцом. С финансами — ты должен быть хорошим финансистом. Эффективное предприятие — там, где совмещаются все усилия. Только машина людей, которая работает слаженно, приносит результат.



Наше производство безотходное. Производство с выручкой 200 млрд руб. вывозит отходы на 8 млн руб. в год. Это очень мало. Что такое безотходное производство? К нам Россельхознадзор предъявляет серьезные требования. Все растительные отходы нами либо полностью перерабатываются, либо уничтожаются, и лишь небольшие отходы отправляются на утилизацию. Есть у нас такой отход — соевая оболочка. Мы ее гранулируем и отправляем на экспорт на корм скоту. Есть меласса (сироп), который получается при производстве сои. Мы его тоже приводим в соответствующее промышленное назначение и отправляем в Данию, где его сжигают на энергетических установках. Но мы будем делать специальное производство по его переработке в различные полезные вещи. 

Только в прошлом году мы потратили 50 млн руб. на технологии, которые ставятся на наши предприятия  и убирают запахи. Мы постоянно работаем над шумами — стоят специальные технологии, чтобы их убрать. Мы порядка 1 млн долларов в год тратим на экологию. Постоянно по этому поводу держим отчет перед руководством региона и Роспотребнадзором. Если мы говорим про выбросы в акваторию, то у нас их нет вообще. 


«Когда "Балтика" вылетела из ФНЛ — ужасный провал»

Я сейчас увлечен темой искусственного интеллекта. Один очень серьезный российский руководитель любит проезжать по университетам и рассказывать, как робот обыгрывает в Go всех лучших игроков, и поэтому его заключения: «Бойтесь! Дрожите!» или «Идите работать в технологические компании, тогда вы не умрете и вас не лишат жизнеспособности, как сорняк, после того, как роботы завоюют этот мир»... У меня немножко другое отношение… Я последние месяцы углубленно занимаюсь искусственным интеллектом: могу отличить сложный искусственный интеллект (который еще не создан) от простого, знаю, какие бывают нейронные сети. 



Нужно ли мне это по работе? Честно говоря, не очень. Но я считаю, что руководитель высшего звена должен в этом разбираться. Чтобы когда к тебе приходит компания и говорит: «Мы сейчас вам искусственный интеллект поставим, и у вас всё полетит», — то ты должен понимать, в чем дело.

Мне кажется, что пришло время философов. История про сложный искусственный интеллект — это для философов. Мы уже начинаем вживаться в фильм «Терминатор». Одной из тем нашей философии должна быть рефлексия. Чтобы порефлексировать над собой, мне кажется, нужно прочитать «Четвертую индустриальную революцию» и посмотреть фильм «Терминатор».

Давайте называть вещи своими именами: я наемный менеджер, всё, что мы делаем, — это гордость наших учредителей. Но у меня есть достижение, которым я горжусь. Я скромно считаю себя автором, создателем и идейным вдохновителем Специального административного района на острове Октябрьском. Я этим достижением горжусь.



Провал? Когда «Балтика» вылетела из ФНЛ — ужасный провал. Я его переживал, но мы как бы вылетели, но не вылетели.

Руководителю всё приходится делать. Воровать он не должен. Всё остальное руководителю приходится делать.


Записал: Алексей Щеголев
Фото: Юлия Власова, wikiwand.com


(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)