RuGrad.eu

02 декабря, 12:46
среда
$76,32
+ 0,12
91,31
+ 0,11
20,40
+ 0,04

«Ему на голову лился кипяток»

Фото: kld.sledkom.ru

На минувшей неделе в Московском районном суде Калининграда выступили еще несколько свидетелей по уголовному делу о гибели в отделении полиции Ивана Вшивкова. RUGRAD.EU приводит содержание очередных судебных слушаний.

 

Очень сильно кричал

19 октября 2019 года заместитель начальника командира ППС Алексей Колтунов и его напарник Роман Погорелов задержали Ивана Вшивкова на ул. Автомобильной за «мелкое хулиганство». Мужчина находился в нетрезвом состоянии и вел себя агрессивно.

В отделе Вшивков отказался подписывать протокол, а когда его поместили в камеру, начал «выносить дверь». Вскоре между Иваном и другим задержанным завязалась драка. По просьбе начальника смены дежурной части Николая Плебуха Колтунов с Погореловым разняли мужчин. Вшивкова перевели в другую камеру, а полицейские убыли на маршрут патрулирования.

Через какое-то время с Колтуновым связался Плебух и снова попросил о помощи, так как Иван повредил камеру видеонаблюдения. По словам сотрудника ППС, открыть камеру получилось не сразу: задержанный держал ее изнутри. «После того как камеру открыли, Иван убежал в конец помещения и стал говорить: "Кто смелый, заходите". Провоцировал драку. Я ему задал вопрос, зачем он это все делает. Он говорит: "Давайте, кто смелый, подходите". Я был, получается, самый первый. Он разбегался и замахивался на меня ногой», — рассказал сотрудник полиции. В какой-то момент Вшивков потерял равновесие, полицейским удалось его скрутить и надеть на него наручники.



Около 03:10 ночи Колтунов с Погореловым привезли в отдел мужчину, который разгуливал с ножом около супермаркета «Спар» на ул. Батальной. Возле камеры, где сидел Вшивков, уже образовалась лужа размером около 1–1,5 м. «Зайдя в помещение, я обратился к дежурной части: "Ребята, у вас потоп? Что происходит?» — рассказывает Колтунов. Командир взвода Андрей Шейпаков пояснил, что Иван Вшивков сломал в камере трубу отопления. При этом в помещении было тихо. Однако через 2–5 минут из камеры послышались крики: «Откройте дверь! Помогите!»

По словам Алексея Колтунова, он 3–4 раза сообщал о происходящем сотрудникам дежурной части, но полицейские «были загружены» и фактически его просьбы игнорировали. «Мне не видно было их реакцию. Но все чем-то заняты. Такое впечатление было, будто им… Просто понимаете, они улыбаются и… на какие темы разговаривают, я не знаю, но шум, крик был слышен», — вспоминает Колтунов, отмечая, что в разговорах сотрудников части «проскакивал юморок».

Полицейский пояснил, что самостоятельно освободить Вшивкова не мог: доступ в камеру имеют только сотрудники дежурной части. Где находится отвёртка, он тоже не знал. Кроме того, полицейский не мог оставить задержанного: его надо было держать в поле зрения, чтобы он не забрал изъятый нож.



«Кто ещё слышал крики кроме вас?» — спросила гособвинитель.

«Ну, я думаю, что вся дежурная часть. Там крики были очень сильные. Крики о помощи… он очень сильно кричал», — ответил Колтунов. Предположив, что в КАЗе много пара, он попросил дежурных включить вытяжку. На его просьбу отреагировал Иванов: кнопка вентиляции находилась рядом с его рабочим местом.

Когда крики в камере прекратились, Николай Плебух открыл окно для подачи пищи. 

«Я увидел, что Иван терял сознание. Он пытался из положения со спины перевернуться, так как с топчана слетел матрас с одеялом, и он пытался на этот островок забраться», — вспоминает Колтунов.

Он зашел в камеру первый. По его словам, подойти к пострадавшему было тяжело, поскольку струя кипятка била из трубы фонтаном. Полицейский взял Вшивкова за ноги и оттащил на себя. Затем они вдвоем с Плебухом извлекли мужчину из КАЗа. 

«Далее Николай крикнул: "Срочно скорую сюда!" Он отодвинул стол, освободил кушетку, и мы его совместно перенесли на топчан. Уложили на боку, так как когда я доставал, там было воды очень много, и возможно, он нахлебался. У него был кашель, и он откашливался пеной», — рассказал Колтунов, добавив, что до приезда скорой они оказывали потерпевшему доврачебную помощь. Приехавшая на вызов фельдшер сильно нервничала. «Я помогал врачу, потому что она не могла укол сделать: у нее дрожали руки», — отметил полицейский. О том, что Иван Вшивков скончался в больнице, он узнал в 09:30 утра.



В ходе допроса Колтунов не смог вспомнить, кто дал ему команду эвакуировать мужчину из камеры. Николай Плебух заявил, что просил коллегу освободить задержанного, но тот не реагировал.

«На записи камеры видеонаблюдения отчетливо слышно, когда я обращаюсь к товарищу Колтунову и говорю: "Леха, давай Погорелова, берем двое наручников, заходим, заковываем и вытаскиваем его оттуда". На что свидетель ответил мне, что он занят. Через минуту я опять обращаюсь к нему и говорю: "Так, выводим его, надо выводить его". Ещё через минуту говорю: "Сколько можно писать, пойдем его вытаскивать!"» — пояснил обвиняемый.

В свою очередь Колтунов заявил, что данный фрагмент разговора относится к временному отрезку, когда Вшивков сломал камеру видеонаблюдения. Вместе с тем, в своих показаниях от 6 июля 2020 года он подтверждал, что в указанный момент находился с задержанным в помещении для допроса. Это же видно и слышно на отрезке видеозаписи. «Кому была адресована указанная реплика Плебуха, затрудняюсь ответить, поскольку такого указания от Плебуха мне не поступало. <…> Кроме того, на видеозаписи видно, что после того, как Плебух сказал данную реплику, сам он из дежурной части не вышел и входную дверь КАЗ не открыл», — говорил тогда Колтунов.

Согласно ранним показаниям, когда он сообщил о криках Вшивкова, сотрудники дежурной части начали шутить по этому поводу, сравнивая обстановку в камере с баней или сауной. «Лишь Плебух находился в напряженном состоянии и пытался что-то предпринять, а именно повлиять на сложившуюся ситуацию и вызвать аварийную службу. При этом у него ничего не получалось, поскольку сам он лишь суетился, а его коллеги — Иванов, Захарова — его не слушались и ничего не предпринимали», — рассказывал полицейский.



Также он отмечал, что, войдя в камеру, увидел, что Вшивков лежит на спине, а сверху ему на голову льется кипяток. «Когда я взял за руки Вшивкова, а Плебух — за ноги, то кожа с мест, где я держал Вшивкова, стала слазить, и осталась у меня на руках. Несмотря на это, мы извлекли его из помещения, а затем положили на кушетку. Вшивков в это время находился в бессознательном состоянии, издавал хрип. При этом изо рта выходила пена», — описывал происходящее Колтунов.

 

«Никогда такого не встречал»

Инспектор ППС Роман Погорелов в тот день патрулировал маршрут вместе с Алексеем Колтуновым. Полицейский вспоминает, что во время составления административного протокола Иван Вшивков сильно нервничал и звонил маме. 

«Я с ней лично сам разговаривал, объяснил ситуацию, что так и так, он задержан по такой-то статье. Мы поговорили с мамой, я объяснил, что будет составлен протокол, а потом уже на его основании [будет принято] решение оперативного дежурного: поместить его в КАЗ, не поместить», — рассказал Погорелов.

По его словам, когда они с Колтуновым привезли в отдел задержанного с ножом, из-под камеры, где сидел Вшивков, уже вытекала вода. При этом никаких криков слышно не было: в помещении было тихо.

Через 2–3 минуты Погорелов уехал вместе с Андреем Шейпаковым, а его напарник остался с задержанным. Полицейский вернулся в отдел примерно через полчаса. К этому времени уровень воды на полу достигал 2–3 см. «Я захожу и уже слышу стоны. <…> Иван Вшивков уже на шконке лежал. <…> Первый раз для меня такое увиденное. Никогда такого не встречал», — отметил Погорелов.

«Вот в течение этих 2–3 минут уже была вода?» — спросила судья.

«Да, она поступала из-под камеры. Пар — нет. Только вода», — подчеркнул сотрудник полиции.

«В эти 2–3 минуты вы могли предположить, что там вообще находится человек?» — уточнила супруга Вшивкова.

«Честно… Я даже не знаю… Потому что было тихо. Только вот вода поступала. Никто не кричал, криков о помощи не было», — повторил полицейский.



Во время допроса от 21 февраля 2020 года Погорелов рассказывал, что на момент извлечения Вшивкова из камеры в помещении части было очень душно, жарко и влажно. Коридор был затоплен водой, везде был пар. По словам полицейского, лежащему на кушетке Вшивкову помощь никто не оказывал. В дежурной части все суетились. Плебух звонил по телефону, Захарова сидела за рабочим столом, а чем занимался Иванов, Погорелов не видел. 

 

«Несите веник, сейчас париться будем»

Полицейский Олег Власов в момент поломки трубы заполнял документы для сдачи смены. «Я услышал резкое шипение, и вода полилась потоком. Иван встал, лег на кушетку, начал смеяться: "Несите веник, сейчас париться будем". И всё», — сообщил он.

По словам сотрудника полиции, после этого они с коллегой предложили вывести Вшивкова из камеры. Однако Николай Плебух ответил, что это не их дело, и посоветовал идти разоружаться.

Власов так же, как и другие сотрудники ППС, утверждает, что самостоятельно освободить потерпевшего не мог. Однако у ответственного за содержание в камере была возможность зайти в помещение и скрутить Вшивкова. Никто из полицейских этого сделать не захотел.

«Вы просили передать вам отвертку для открытия камеры?» — поинтересовалась представитель защиты потерпевших.

«Сейчас не помню точно. Я помню, что говорил: "Открывай камеру"», — ответил Власов, уточнив, что выпустил бы задержанного, если бы знал, где находится отвертка. 



«Кто-нибудь из сотрудников высказывал угрозы в адрес Вшивкова?» — спросил защитник Плебуха.

«Нет. Точно нет…», — неуверенно произнес полицейский.

В своих показаниях от 6 марта Власов рассказывал, что, когда Плебух ушел перекрывать трубу, в коридор несколько раз выходили Иванов и Захарова. «Они интересовались  происходящими событиями и состоянием Вшивкова. При этом ничего не делали, то есть не пытались его освободить. Не исключаю, что они пытались с Вшивковым поговорить через дверь», — отмечал он.

   

«Валера, ты — Валера»

Экс-командир взвода ППС Максим Маркичев — автор той самой видеозаписи, на которой Иван Вшивков ломает трубу отопления. По его словам, он начал снимать задержанного, поскольку в КАЗе оказалась сломана камера видеонаблюдения.

«Хотя бы какая-то фиксация должна быть, если видеокамера сломана. Нужно зафиксировать его поведение с целью доказательной базы на следующий день, чтобы было чем оперировать, что этот человек портил имущество», — пояснил бывший полицейский. 

Перед тем, как начать видеосъемку, Маркичев попытался поговорить с задержанным, но тот общался «на повышенных тонах». «Я говорю: “Как вообще обратиться к тебе?” На что получил порцию нецензурной лексики. “Как обращаться, как с тобой разговаривать?” Он назвал имя Валера», — сообщил экс-сотрудник полиции, добавив что узнал настоящее имя мужчины только на следующий день.

Судя по рассказу Маркичева, Иван Вшивков сидел возле отогнутой решетки радиатора и держался за трубу отопления двумя руками. На вопрос полицейского, что он делает, Вшивков ответил: «Руки грею». 

«Потом, когда ему сказали: “Завязывай”, он накалился. Ну, он и так такой... накаленный был. Нервный чересчур, агрессивный. И оторвал уже непосредственно трубу», — отметил бывший сотрудник ППС.

По словам Максима Маркичева, вода хлынула вниз на пол потоком, на Вшивкова попало лишь несколько капель. Экс-полицейский посоветовал Плебуху вытащить Вшивкова из камеры и посадить его в предбаннике вместе с помощником дежурного до утра. Поскольку «внятного» ответа не последовало, Маркичев предложил перекрыть воду. Вместе с Плебухом и Жендецким они отправились в подвал.

Вернувшись в отдел, они увидели, что в помещении образовалась очередь на сдачу оружия. «Николай говорит: “Я разберусь, я сам приму решение. Вас дофига тут советчиков, всё, валите домой», — заявил Маркичев.

Снятую на телефон видеозапись экс-полицейский сразу же отправил Плебуху. По словам Маркичева, через 4–5 месяцев он утопил мобильный телефон на рыбалке. В Следственном комитете ему не поверили и провели дома обыск. 



«У четырехлетнего ребенка травма. <…> Сейчас у меня каждый божий день, грубо говоря, ребенок [спрашивает]: “Папа, дяди эти не приедут?” За что меня дома раскладывают на глазах у ребенка?» — возмутился мужчина, заметив, что он не скрывал от следователя, что производил видеосъемку. По словам Маркичева, видео появилось в интернете на следующий день после обыска.

Видеозапись, о которой идет речь, была воспроизведена в ходе судебного заседания.

«Для чего ты это делаешь?» — спрашивает задержанного Маркичев.

«Для того, что меня незаконно вообще сюда приняли и посадили. <…> Я никому ничего не сказал, ничего не сделал. Я даже матом не ругался, понимаете? И вы меня сюда приняли. За что?» — возмущается Вшивков. <…>

«А сейчас ты что хочешь сделать? Оторвать трубу?» — уточняет полицейский.

«Да, хочу оторвать трубу, просто чтобы вас затопило», — поясняет Вшивков. <…>

«Звонок адвокату можно сделать?» — через какое-то время просит он.

«Слушай, Валер, ты дурью переставай заниматься», — отвечает Маркичев.

«Я не Валера», — говорит задержанный.

«А кто?» — спрашивает сотрудник полиции.

«Какая разница, кто? У тебя паспорт мой есть. Ты, если со мной разговариваешь, паспорт открой и посмотри, кто я по имени и отчеству», — негодует Вшивков.

«Валер, завязывай», — продолжает Маркичев.

«Я не Валера!» — нервничает задержанный.

«Валера, Валера», — смеется полицейский.

«Валера, да? Ну раз Валера, тогда я рушу батарею, мне по ***», — выходит из себя Вшивков и ломает трубу. На этом видео заканчивается.

После просмотра записи мать Ивана Вшивкова обратила внимание на то, что ее сын общался с сотрудниками отдела корректно. По мнению Маркичева, такое поведение задержанного — «результат его общения» с ним.

«Вы не знали, как его зовут. Вы называете его Валерой. Вы видите, что он начинает нервничать на имя Валера. Зачем вы дальше задержанного провоцируете этим?» — обратилась к бывшему полицейскому мать Ивана. В ответ Маркичев заявил, что «никакого глумления» над задержанным он не допускал, разговаривал с ним «вполне корректно», а начав съемку, предупредил об этом Вшивкова. 

«В связи с чем, после того как Иван сломал батарею, вы предложили Николаю Плебуху распылить перцовый газ в камере, где находился Иван?» — спросила супруга погибшего.

«Это что вообще за бред такой?! Я первый раз слышу от вас такое. Абсолютно нет, не говорил [такого]. Абсолютно. Это Николай сказал такое?» — возмутился Маркичев.

Далее Николай Плебух попросил свидетеля описать обстановку, которая была в подвале. Экс-полицейский отметил, что помещение было «старым и ветхим». Внутри находились трубы, и всё было завалено «какими-то бумажками». При этом вспомнить, была ли открыта дверь в подвал, ему не удалось.

Представитель защиты Плебуха ходатайствовал о просмотре видеозаписи с камеры видеонаблюдения, на которой слышно, как Плебух говорит: «Аварийку вызывайте. Давайте вытаскивать. Опасно».

«Я первый раз от вас слышу про аварийку, это во-первых. Во-вторых, таких указаний Николай мне не давал. И в период моего нахождения в помещении никому из сотрудников никаких указаний не давал», — отрезал бывший сотрудник полиции.



Более ранние показания Маркичева отличаются от того, что он рассказал в суде. Так, по его словам, когда Вшивков сломал трубу, из отверстия начала фонтанировать струя воды, а также сразу появился пар. «Напор был достаточно сильный. Струя воды была направлена в сторону Вшивкова, в связи с чем, намокнув от горячей воды, он отскочил в правый угол, запрыгнув на кушетку», — рассказывал полицейский.

Кроме того, Маркичев говорил, что сообщал Иванову и Захаровой о ЧП с задержанным. «В ответ указанные сотрудники никак не отреагировали, они лишь пошутили по указанному поводу. При этом никаких действий по оказанию помощи не предприняли», — отмечал он. В это время Плебух пытался найти вентиль, чтобы перекрыть воду, «но у него ничего не получалось». По словам Максима Маркичева, сотрудники дежурной части на протяжении 10 минут не предпринимали мер по освобождению Вшивкова и «занимались текущими делами».

   

«Действовать здесь и сейчас»

Начальник инспекции по работе с личным составом Антон Антонов пояснил, что Плебух и Иванов были обязаны доложить о ЧП во все инстанции, которые «могли бы повлиять на развитие событий». В этом случае дежурная часть регионального УМВД могла взять ситуацию под личный контроль, и в отдел полиции были бы своевременно направлены медики, сотрудники МЧС и работники коммунальных служб.

«Надо было действовать здесь и сейчас. Здесь нужно четкое понимание и взаимодействие между начальником смены, старшим оперативным дежурным, оперативным дежурным», — отметил Антонов. Он добавил, что в «очаге ситуации» находились Плебух и Иванов. Именно они должны были дать остальным сотрудникам все необходимые указания.

«Сию минуту и сей момент они должны были ликвидировать последствия и минимизировать ущерб. Более того, они могли предпринять все меры для того, чтобы эти последствия вообще не наступили. Исходя из агрессивно настроенного человека, исходя из его явных намерений (подтвержденных видеозаписью) причинить вред себе и окружающим, исходя из его явной демонстрации этих намерений, они должны были вплоть то того, что вызвать неотложную бригаду специалистов, которая могла бы определить физическое и эмоциональное состояние данного человека и возможность его дальнейшего содержания под стражей, чего не было предпринято», — заявил начальник инспекции. Он отметил, что полицейские поступили неверно «с точки зрения и своего  функционала, и морально-нравственных качеств (человеческих, прежде всего) и исполнения служебных обязанностей». Именно это, по его мнению, и привело к трагедии.

 

Текст: Марина Кошечкина
Фото: RUGRAD.EU, yandex.ru



(Нет голосов)