RuGrad.eu

22 октября, 09:45
четверг
$77,03
-0,75
91,34
-0,22
19,96
-0,02

«Суицид номер два»

В Московском районном суде продолжается рассмотрение уголовного дела о гибели в отделении полиции Ивана Вшивкова, который обварился кипятком. Обвиняемым экс-полицейским Николаю Плебуху и Александру Иванову грозит до 10 лет лишения свободы за превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий. RUGRAD.EU приводит содержание очередных судебных слушаний.

   

«Прыгнул лицом вниз»

6 октября в суде выступил заместитель начальника управления Сергей Чуйкин. На момент трагедии он исполнял обязанности начальника отдела МВД по Московскому району. Мужчина пояснил, что в ночь на 20 октября ему позвонил оперативный дежурный и сообщил, что один из задержанных вырвал трубу отопления, получив «термические ожоги конечностей рук».

«После заданных вопросов о том, что он делает, для чего это всё произвел, гражданин, находящийся в КАЗе (камера для административных задержанных. — Прим. ред.), сказал: "Я вам устрою" — и прыгнул в кипяток, который за определенный период времени набрался непосредственно в КАЗ. Он прыгнул лицом вниз, впоследствии перевернулся на спину», — изложил сотрудник полиции свою версию произошедшего. Он отметил, что после случившегося в рамках служебной проверки к дисциплинарной ответственности были привлечены 7–8 полицейских.

Представитель защиты Александра Иванова поинтересовалась, согласен ли бывший начальник отдела с результатами проверки. «Частично нет», — после длительной паузы сказал Чуйкин. Он уточнил, что полицейские могли не знать, как в дежурной части перекрывается водоснабжение, поскольку подобные инциденты ранее не происходили.

Защитник также спросила, мог ли Иванов покинуть помещение дежурной части. «Ну вообще-то нет», — неуверенно сообщил Чуйкин.

«То есть в тот момент, когда в КАЗе задержанный находится в кипятке, сотрудник дежурной части не может выйти и принять какие-то меры для его освобождения?» — включилась в обсуждение судья.

Внятного ответа полицейский дать не смог. Однако после нескольких уточняющих вопросов он пришел к выводу, что Иванову не запрещалось перемещаться по дежурной части, а значит, освободить Ивана Вшивкова он все-таки мог.



«Ну... судя по рассказам, Плебух был там не один, а с сотрудником ППС. И я считаю, что третьему сотруднику можно было там не находиться, чтобы не создавать панику и столпотворение. <...> Поэтому я считаю, что Иванов находился на своем рабочем месте. Куда бежать ему?» — риторически произнес бывший начальник отдела.

«Куда бежать ему? Дверь в камеру открыть!» — потеряла терпение судья. Однако экс-начальник отдела продолжил настаивать на том, что дверь должен был открыть именно Плебух, пытавшийся во время ЧП перекрыть трубу.

«То есть Иванов, по вашему мнению, должен сидеть охранять оружейную комнату, пускай там хлещет кипяток, пускай человек умирает?» — не выдержала судья.

«Вообще-то нет... должен был подключиться», — еле слышно ответил сотрудник полиции.

Исходя из ранних показаний от 22 апреля 2020 года, Сергей Чуйкин с результатами служебной проверки был согласен. «Считаю, что в данном случае Вшивков получил повреждения, несовместимые с жизнью, в результате невыполнения Плебухом и Ивановым в полной мере требований, указанных в наставлении», — говорил тогда он.

   

«Надо сказать Максу, он это любит»

По словам командира первого взвода Андрея Шейпакова, вернувшиеся для сдачи смен полицейские предлагали сотрудникам дежурной части «принять какие-то меры», когда задержанный сломал трубу отопления. «Плебух сказал, что советчиков много, идите, мы сами разберемся. После чего мы разоружились и отправились по домам», — вспомнил он.

«Вы лично видели, как Иван прыгнул в набежавшую лужу воды?» — спросила жена погибшего. «Нет, я не видел. Я видел, что он лежал и как бы ничего не кричал, не просил о помощи. Сказал: “Я вам устрою проблемы. Мне как бы здесь нормально"», — ответил полицейский.

Производилась ли сотрудниками полиции видеосъемка, Андрей Шейпаков вспомнить не смог. Кроме того, он заявил, что не слышал криков Вшивкова, когда из батареи лился кипяток.



«Я не думал, что такое может случиться вообще. Я не оценивал даже ситуацию, что от такого может такая трагедия случиться», — запнулся он.

«Вот до того, как Иван Вшивков сломал трубу, когда идет обсуждение, чтобы ему там “дать трындюлей” за то, что он плохо себя ведет, конкретные ваши слова: “Надо сказать Максу, он это любит”. Поясните мне, пожалуйста, эти слова», — попросила мать погибшего. Полицейский смутился и ответа на вопрос не дал.

Далее судья по ходатайству зачитала протокол предыдущего допроса свидетеля. «О том, что помещение КАЗ наполнено паром, сравнив это с баней, сауной, я незамедлительно сообщил Плебуху и Иванову. При этом предложил предпринять какие-то действия. В ответ Иванов лишь посмеялся и сам решил убедиться в этом. Когда Иванов вышел из дежурной части и убедился в том, что помещение КАЗ наполнено паром, он снова стал смеяться, при этом сказал: “Там реально баня”. А затем вернулся в дежурную часть. То есть никаких мер по освобождению Вшивкова он не предпринял», — рассказывал ранее Шейпаков.

   

«Понюхай, как пахнет человечиной»

На заседание 7 октября в суд вызвали инженера-электроника Инну Захарову. В день трагедии она дежурила вместе с Николаем Плебухом и Александром Ивановым. Давая показания, девушка заметно нервничала.

По ее словам, когда Вшивков сбил камеру видеонаблюдения, на нем были надеты наручники. О том, что в отделе сломана трубу отопления, Захарова узнала от Плебуха, который до этого объявил: «Вшивков взял в заложники трубу». Уже «ближе к утру» сотрудница полиции улышала крики задержанного о помощи. Именно после этого полицейские решили вытащить Ивана Вшивкова из камеры и вызвали в отдел скорую помощь.

«До того, как вы вызывали скорую помощь, когда Иван кричал о помощи, вы смеялись. Иванов вместе с вами шутил и смеялся. Вам это показалось забавным», — напомнила супруга погибшего.

«Ну... мы не осознавали всю серьезность ситуации. Потому что там никто не поднимал панику, и я думала, что всё под контролем. <...> Это были… Я не знаю, как сказать… глупые полицейские шутки, но не в отношении задержанного», — попыталась оправдаться Инна Захарова.

«Объясните мне ваши слова:”Суицид номер два: один утопился, другой застрелился”», — обратилась к ней мать Ивана Вшивкова. Девушка замялась и решила помолчать.

«Вы говорите о том, что он варится как в аду. И ваш смех. Что вы имели в виду?» — продолжила Ольга Вшивкова.

«Абсолютно ничего. Я повторю, мы не осознавали всю серьезность ситуации… Я, конечно, сожалею вообще о том, что это сказала», — запинаясь, произнесла Захарова.



В ходе допроса сотрудница полиции рассказала, что в дежурной части есть вентиляция, но работала ли система в ту ночь, не вспомнила. Кнопка включения вентиляции находилась возле рабочего места Иванова.

Захарова отметила, что полицейские обсуждали вопрос вызова Вшивкову медицинской психиатрической бригады. Поскольку, по словам инженера, такая бригада не приезжает к людям в алкогольном опьянении, звонить медикам никто не стал.

Николай Плебух также задал бывшей коллеге ряд вопросов. Так, он уточнил, какие меры Инна Захарова приняла для устранения «неполадок с камерой». Сотрудница полиции сообщила, что «сразу об этом сказала» руководству.

По ее словам, Иван Вшивков звал на помощь в течение нескольких минут, пока его не извлекли из КАЗа. В этот момент Захарова принимала телефонный звонок от граждан.

«Скажите, когда достали задержанного из КАЗа, вы находились вместе с Ивановым, вам стало плохо? Вы об этом сказали. Что вам ответил Иванов по этому поводу?» — спросила мать погибшего.

«Я не помню…», — почти беззвучно произнесла сотрудница полиции

«Понюхай, как пахнет человечиной», — ответила Ольга Вшивкова.

   

Думали, что всё под контролем

Инспектор ППС Александр Жендецкий первым увидел, как задержанный вытащил металлический анкер и пытается отогнуть трубу отопления. Полицейский сообщил об этом сотрудникам дежурной части, но пресекать происходящее они не стали. Когда из сломанной трубы полился кипяток, Жендецкий, Плебух и Маркичев побежали в подвал чтобы перекрыть воду. Сделать это у них не получилось, и вода продолжила прибывать в помещение. «Плебух побежал в дежурную часть, мы с Маркичевым хотели попробовать залезть на второй этаж в окно, чтобы попробовать там перекрыть трубу. <...> Вода всё равно продолжала поступать, я так понял, что она с верхних этажей начала сливаться. Но там высоко, не получилось туда залезть», — рассказал Жендецкий.

После этого, по словам полицейского, в дежурной части прозвучал сигнал к разоружению. Александр Иванов приказал сотрудникам сдать оружие, затем они отправились по домам.



«На тот момент, когда мы находились там, мы думали, что все под контролем. Вшивков помощи никакой не просил. То, что он там ошпарился… Блин, не знаю. Никто, наверное, даже подумать не мог, что такое может произойти», — добавил сотрудник полиции. Он отметил, что Плебух предлагал Вшивкову выйти из камеры, но тот отказался.

«Вы лично видели, как Иван после того, как сорвал трубу, прыгнул в набежавшую лужу воды от батареи?» — спросила супруга погибшего. «Нет. Он не прыгал», — уверенно заявил Александр Жендецкий.

В более ранних показаниях он рассказывал, что полицейские предлагали Плебуху освободить задержанного, поскольку воду перекрыть не удалось. «Он отказался от данного предложения, при этом дословно сказал: "Пусть сидит"», — пояснял Жендецкий. 

   

Должны были предотвратить

9 октября в суде выступил заместитель начальника полиции регионального управления МВД Александр Бакланов. 20 октября 2019 года сотрудники указанной дежурной части позвонили ему в районе 4 утра и сообщили о ЧП в отделе. На место он приехал через 3 часа.

Мать Ивана Вшивкова уточнила, могли ли полицейские остановить ее сына, чтобы он не сломал батарею. «Они должны были предотвратить, конечно. Это порча имущества», — ответил замначальника. Он пояснил, что Иванов мог встать и открыть камеру с задержанным, потому что она находится в непосредственной близости от его рабочего места.

«Он должен был это сделать?» — переспросила судья.

«По всем здравым смыслам — да», — ответил Бакланов, добавив, что Иванов также мог разбудить отдыхающую смену.

 

Без чувства сострадания

По словам полицейского ППС Алены Непомнящих, в тот день в отделе было очень жарко. «Вот настолько жарко, что мне стало плохо, и я попросила у дежурного проехать с нарядом до аптеки, купить что-то от головы», — рассказала она.

На ул. Автомобильной, не доезжая до магазина «Спар», полицейские увидели Ивана Вшивкова, переходившего дорогу в неположенном месте. «Не то, что даже переходил, а он вывалился на дорогу, то есть настолько был пьян. Это было очевидно», — отметила Непомнящих. Она рассказала, что мужчина вел себя вызывающе, грубил сотрудникам, отказывался сообщать свои данные и «не шел на контакт». В связи с этим полицейские решили доставить его в отдел для дальнейшего разбирательства.


Ул. Автомобильная рядом с супермаркетом, где полицейские задержали Ивана Вшивкова. Фото: maps.yandex.ru


Когда Вшивкова посадили в машину, подошла его сестра. «Она начала его бить и говорить: "Ты же мне обещал, что больше так себя вести не будешь. Ты знаешь, я в положении, а ты так себя ведёшь!» — вспомнила сотрудница полиции.

После того, как задержанного привезли в отдел, на место подъехала и его сестра. «Вшивков, услышав ее голос, начал кричать: "Езжай домой, нечего тебе тут делать!”

Она сказала: "Пускай до утра он посидит, потому что он нетрезвый, не очень управляемый», — сообщила женщина.

Судя по ранним показаниям Непомнящих, в отделе Вшивков вел себя спокойно, пользовался телефоном, разговаривал с матерью и при помещении в камеру не сопротивлялся. Однако, как отмечает сотрудница полиции, попав в камеру, он начал вести себя агрессивно: у него произошла потасовка с другим задержанным. 

На предыдущем допросе она говорила, что ее попросили посидеть с Вшивковым, пока сотрудники думали, что с ним делать. При этом Иван вел себя спокойно и разговаривал с ней на отвлеченные темы. В итоге полицейские решили развести мужчин по разным камерам. Иван Вшивков сразу же начал пинать ногами дверь, а затем попытался сбить камеру видеонаблюдения. Николай Плебух попросил у Алены Непомнящих наручники и надел их на задержанного. 

«В один момент мы поняли, что он наручники перекинул через ноги, и они у него оказались спереди. Он взял подушку и всё-таки эту камеру добил. Она уже была у него в руках. Николай пошел и забрал камеру. Долго еще они там беседовали, но даже будучи в наручниках он уже ничего не понимал», — заметила сотрудница полиции. В связи с плохим самочувствием она отпросилась уйти домой раньше, забрав у Плебуха свои наручники. О том, что произошло в отделе, она узнала только на следующий день.

«Работа дежурной части в части сотрудников Плебуха, Иванова, Рябова, Винникова, Захаровой должным образом не организована. Все они работают неслаженно, без особого рвения и энтузиазма. К своей работе они относятся формально, должным образом не исполняют свои обязанности. К задержанным указанные сотрудники относятся без чувства сострадания», — зачитала судья ранние показания Непомнящих.



«Какое мелкое хулиганство совершил Вшивков?» — уточнила мать погибшего.

«Я не утверждала что он совершил мелкое хулиганство. То есть мы его остановили, потому что он шел через дорогу в неположенном месте в пьяном виде. Мы подошли сделать ему замечание, возможно, помочь каким-то образом добраться до дома. Мы не на всех пишем протоколы, если вы думаете, что мы только этим занимаемся», — обиженно заметила Непомнящих.

«Около мониторов, когда вы зашли в дежурную часть, собралась целая толпа людей. Что вы обсуждали в конкретный момент?» — поинтересовалась Ольга Вшивкова.

Сотрудница полиции ответила, что не помнит.

«В данный момент вы произносите: "У меня есть шесть мелких, мне хватит". Что-то можете пояснить по этим своим словам?» — спросила мать Вшивкова. Алена Непомнящих заявила, что вопроса не понимает.

 

То смеялся, то плакал

Дежурный части Артем Рябов составлял на Ивана Вшивкова протокол административного задержания. Он рассказал, что около 12 ночи мужчину доставили сотрудники ППС, пояснив, что он вел себя неадекватно. «Менялось настроение у него. То смеялся, то плакал, то угрожал», — добавил полицейский. 

Составив протокол, Рябов отправился отдыхать. В три часа ночи его разбудили коллеги, пояснив, что одному из задержанных плохо, и нужно помочь погрузить его в карету скорой помощи. Кто конкретно его разбудил, сотрудник полиции вспомнить не смог.



«Я незамедлительно вышел, обнаружил, что на кушетке лежал один из задержанных. Рядом с ним стояли сотрудники скорой помощи. <...> Я точно не помню, как он выглядел, я помню, что он дышал как-то странно немного», — отметил полицейский, добавив, что в дежурной части на тот момент была паника.

Плебух попросил бывшего коллегу вспомнить, кто именно транспортировал Вшивкова в машину скорой помощи. «Для оказания помощи транспортировал я, Винников, Погорелов и кто-то ещё. Кто конкретно, я не помню», — ответил он.

 

Текст: Марина Кошечкина
Фото: RUGRAD.EU


(Голосов: 3, Рейтинг: 3.17)