RuGrad.eu

13 ноября, 20:26
среда
$63,85
-0,06
70,42
-0,05
16,46
-0,04
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Остается только слово «зона»

Федеральные власти заявили о намерениях сократить субсидии на поддержку регионального рынка труда Калининградской области. Фактически речь идет о компенсации таможенных платежей, которые платят калининградские компании с 2016 года. Федеральный центр также планирует изменить и методологию выплат: теперь калининградские компании смогут претендовать на компенсацию только 85 % уплаченных сумм (именно такой объем платежей идет в российский бюджет, остальные средства распределяются между партнерами России по ЕАЭС). По просьбе RUGRAD.EU президент ГК «Продукты Питания» и руководитель Ассоциации иностранных инвесторов Калининградской области Стефано Влахович рассказал об ошибках в логике федеральных властей и о том, что будет с регионом в случае сокращения субсидий.

 

Возможное сокращение субсидий на поддержку регионального рынка труда — это очень серьезная проблема. Выплаты носили компенсационный характер. На них была завязана вся промышленность Калининградской области.

Наш товар, который отправляется в другие регионы, растаможивается так, как будто он полностью импортный.
Даже те предприятия, которые не использовали никакие импортные составляющие. 

В стране два [крупных] производителя полуфабрикатов — это мы и «Мираторг». Мы присутствуем почти во всех российских регионах (наша продукция более сконцентрирована на птице), и наш товар продается до Владивостока.

Группа компаний «Продукты Питания» получала чуть меньше 1 млрд руб. в год. Но эти выплаты нельзя назвать просто субсидиями. Есть проблемы с идентификацией происхождения товара. «Продукты Питания» в данный момент работают на 70 % отечественного сырья. 70 % птицы, которую мы сейчас используем для своих продуктов, произведено на «Балтптицепроме». Но, несмотря на это, весь наш товар, который отправляется в другие регионы России, растаможивается так, как будто он полностью импортный.



Естественно, здесь нарушается некая логика. Проблема начинается с методологии. Но она была не такой критической, пока эти деньги быстро возвращались.

Казначейство начинает диктовать правила, куда тратить эти деньги, которые теоретически вообще не надо было платить.
Когда был поднят вопрос, что они теперь полностью возвращаться не будут, то работа в Калининградской области станет очень сложной. Если федеральный центр примет решение сократить выплаты на 15 %, то это будет очень критично не только для «Продуктов Питания». Это превращается в налог на работу в Калининградской области. Количество административных процессов для работы в регионе растет и растет. 

Вместе с другими проблемами сейчас навязали еще ряд еще ограничений, как можно тратить эти деньги. Как тут можно говорить о «нецелевых» тратах (федеральные власти считают, что региональный бизнес мог расходовать полученные субсидии нецелевым образом. — Прим. ред.)? Это, по сути, возврат денег, которые предприятия платят на таможне. Это факт. Второй факт — предприятия, которые используют 95 % отечественных составляющих, допустим, консервы, где всё, кроме краски на литографию, отечественное. Эти продукты растаможиваются, как будто они импортные. Эти таможенные платежи, которые в принципе не надо было делать, возвращаются предприятиям. Потом казначейство начинает диктовать правила, куда ты можешь тратить эти деньги. Деньги, которые теоретически вообще не надо было платить на таможне. 

То, что эти 15 % уходили партнерам России по ЕАЭС, — это проблема не бизнеса. Это проблема ЕАЭС. Зачем подписывать такой договор, где 15 % платежей на российской таможне уходят кому-то другому? Причем тут бизнес? Зачем калининградский бизнес должен за это платить. Это же политическое решение, с какими-то политическими целями и принятое по каким-то другим причинам. А что, если бы они решили 99 % отдавать в другие бюджеты? Причем тут калининградский бизнес? 



Если решение о сокращении субсидий будет принято, то Калининград потеряет то, что осталось от его конкурентоспособности. В словосочетания «свободная экономическая зона» теряется слово «свободная». И слово «экономическая» — тоже. Останется только слово «зона». Я неоднократно слышал про средние и маленькие предприятия, которые собирают оборудование и уезжают в другие регионы России, где дешевле рабочая сила и энергоносители, где не нужно оформлять разного рода документы при отгрузке на таможне. Те преимущества, которые есть для бизнеса в области, есть и в других свободных экономических зонах. А проблемы эти — уникальные калининградские проблемы. 

Фактически у Калининграда забирают все бонусы, а остаются только проблемы.

Вы проходите все проверки. Но попадаете не в самолет, а в автобус без двух колес.
Как будто вы проходите все проверки, чтобы попасть в самолет: рентген, металлодетектор, ждете… Но попадаете не в самолет, а в автобус. И то, у него двух колес нет. Если решение будет принято, то это будет удар коленом в пах калининградскому бизнесу. 

Придется ли «Продуктам Питания» принимать решение о сокращении производства и персонала, если такое решение будет принято? Нам придется в таком случае что-то поменять. В ассортименте, в месте, где продукция произведена. 15 % — это существенная сумма. В некоторых случаях это больше чем маржа, которую имеет предприятие. Если насыпать спортсмену в карманы 10 кг свинца, то, естественно, он будет бежать медленнее.



Эксперты говорят, что Калининград и так достаточно получал от федерального центра? Как это мило и забавно! Человек назвал сам себя экономистом, а на самом деле ни черта не понимает. Каким образом Калининград получал? Он получал возврат таможенных платежей, которые вообще не надо было делать. Как это красиво! Возьмем, допустим, океан. Есть открытая часть, а есть территории, где находятся кораллы. Там, где кораллы, ловится один вид рыбы, тунец там не пойдет. Там, где песок — другой вид рыбы. В Калининграде собрался определенный вид бизнеса, который связан с импортозамещением. Он существует в определенной среде. Это бизнес, который заменяет импорт продукцией, где импортные составляющие используются не на 100, а на 30–50 %.

То, что эти 15 % уходили партнерам России по ЕАЭС, — это проблема не бизнеса. А если бы они решили 99 % отдавать в другие бюджеты?
Для государства это имеет смысл. Даже в Северной Корее есть свободная экономическая зона. Но потом приходит кто-то и начинает тыкать пальцем: «Почему это так? Почему в Красноярске этого нет?» В Красноярске очень дешевая электроэнергия. Туда идет другой бизнес. Мы же не жалуемся на то, что у нас электроэнергия самая дорогая в России. 

Мы предлагали и другие схемы в качестве альтернативы той, которая используется с 2016 года. Область пыталась это объяснить. Но здесь мы застреваем на «негибкости» (нет более подходящего слова) таможенных структур. Они не понимают, что их роль — это помочь экономике зарабатывать деньги (имеется в виду помочь всей стране). Они могут остановить отгрузку, которая стоит 100 тыс. долларов из-за проблемы, которая стоит 5 центов. Эта структура требует, чтобы было идентифицировано происхождение клея под этикеткой на коробке. Этого клея во всей партии 30 грамм. Но они из-за этого остановят отгрузку. Стране от этого лучше? Нет, стране от этого не лучше. 

Я думаю, что лоббистские возможности у Калининградской области неплохие. Губернатор Калининградской области Антон Алиханов приехал сюда из федерального центра. Естественно, у него осталась прямая связь. Госсовет проводится в Калининграде. Это знак федерального значения, и это дает определенные возможности губернатору, и он, видимо, ими пользуется. 



Что касается меня, то у меня как у иностранца таких лоббистских возможностей нет. Но есть небольшое количество предпринимателей, у которых остались связи в федеральных структурах. Например, бывший региональный министр сельского хозяйства: у него есть партнеры, с которыми он сотрудничал во времена своей государственной службы. По крайней мере, он может у кого-то спросить… Председатель регионального отделения Союза промышленников и предпринимателей также был министром. Не говоря уже об основателе холдинга «Автотор» Владимире Щербакове — он вообще был вице-премьером СССР и последним «президентом Госплана». Это люди, которые знают, как функционирует власть. Они умеют нажать на правильную точку, чтобы получить результат. С этой точки зрения Калининграду повезло. 

 

Записал: Алексей Щеголев
Фото: RUGRAD.EU



(Голосов: 13, Рейтинг: 4.01)