RuGrad.eu

01 июня, 04:22
понедельник
$70,75
+ 0,00
78,55
+ 0,00
17,64
+ 0,00
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

«Это и есть халява»

В регионе около 20 тыс. охотников. Многие из них не помогают охотхозяйствам и стремятся получить разрешение на отстрел на общих угодьях. Однако беспокоиться надо о том, что численность зверей в области катастрофически снизилась за 5 лет.


На сегодняшний день в Калининградской области зарегистрировано почти 20 тыс. охотников на 1,2 млн га доступных охотничьих угодий (из них 53 тыс. га — особо охраняемые природные территории (ООПТ). За 24 юридическими лицами, заключившими охотхозяйственное соглашение, закреплены угодья общей площадью 770 тыс. га. На общедоступные угодья, не закрепленные за кем-либо, приходится около 373 тыс. га, или порядка 37 % от общей площади охотугодий. Именно они испытывают на себе давление со стороны охотников, желающих поохотиться практически бесплатно. Одним из решений сложившейся проблемы могло бы быть постепенное снижение доли общедоступных угодий (по нормативу не менее 20 %) и их передача реальным заинтересованным пользователям. Об этом шла речь в областной Думе на заседании круглого стола на тему законодательных аспектов охоты и сохранения охотничьих ресурсов на территории Калининградской области.

Наведение порядка в общедоступных охотничьих угодьях упирается в несовершенство регионального закона от 20 сентября 2010 года «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов». 

На сегодняшний день в Калининградской области под угрозой находятся популяции лося и оленя по причине активной хозяйственной деятельности человека и труднопрогнозируемой численности этих видов. Особенно сильный пресс испытывают на себе косули — в связи с практически полным уничтожением кабана из-за АЧС и учащением случаев браконьерства.

 Остро стоит вопрос их воспроизводства и проведения биологических мероприятий. В числе необходимых пунктов — предотвращение гибели и болезней животных, их подкормка, улучшение условий обитания и защиты естественного воспроизводства, селекционная работа, мелиорация охотничьих угодий и т. д. Всего законодатель предусмотрел 6 пунктов. 

«Мне было бы интересно послушать, а что из этих 6 пунктов выполняется теми, у кого есть хозяйственные соглашения. Ваше мнение, насколько это всё реализуется?» — риторически спросил министр природных ресурсов и экологии Олег Ступин. Фактически он констатировал отсутствие на угодьях общего пользования полноценного ведения охотничьего хозяйства. Дело в том, что в настоящее время ответственные за проведение биотехнии на этих угодьях законом не установлены. В качестве решения минприроды предлагает законодательно передать общие угодья в долгосрочное пользование юрлицам.



Аналогичной позиции придерживается председатель Калининградского общества охотников и рыболовов Олег Белкин. «На переданных угодьях сами охотники принимают посильное участие и лично [задействованы] в воспроизводстве охотничьих животных. Охотники на общедоступных угодьях являются потребителями. Получая разрешение, они ничего не делают для воспроизводства дичи. При этом на таких угодьях можно охотиться ежедневно, что приводит к сильнейшему фактору беспокойства», — сказал Белкин.

Решением, по его мнению, было бы также введение бюджетного финансирования воспроизводства животных на угодьях в госсобственности. Без вливания бюджетных средств невозможно восстановить и экономически нерентабельные угодья общего пользования. Необходимо, чтобы ими кто-то занимался, а штатные охотоведы ведут там работу несистемно и по остаточному принципу в силу загруженности. В то же время с общих территорий происходит выкачка оставшегося охотничьего ресурса без возможности его восстановления в ближайшие годы.

«Из 20 тыс. охотников меньше половины состоят в обществах и клубах. Большинство платят копейки государству в виде госпошлины за право отстрелять плавающую или копытную дичь. Естественно, получается очень большая несправедливость. Затраты тех, кто состоит в обществе, — в районе 10 тыс. руб. в год. А на местах общего пользования надо заплатить в районе 500 руб., и бегай сезон. Наши общества уже давно определились, какое количество денег нужно, чтобы содержать охотугодья и воспроизводить. У нас не бездонная бочка, чтобы выделить такие же деньги на места общего пользования», — обозначил проблему председатель Калининградской региональной организации Военно-охотничьего общества Эльдар Насыров.

По его словам, у охотничьих обществ нет достаточных средств на поддержание угодий общего пользования. «В общественных организациях всё на уровне себестоимости, чтобы заставить охотников что-то платить. А остальная армия, остальные 60–70 %? Это и есть халява», — подчеркнул Насыров.



Второй существенной проблемой является увеличивающееся количество охотников в Калининградской области, что вызывает реальные опасения. В ближайшем будущем охотугодья просто не вместят всех желающих. По мнению Эльдара Насырова, воспроизводить животных на местах общего пользования нужно за счет тех, кто там охотится. Тогда из 20 тыс. человек останутся реальные охотники, и никаких очередей не будет. Олег Ступин согласился с тем, что «халяву надо закрывать». Выполнение мероприятий будет давать возможность тем, кто участвовал, получить разрешение на отстрел.

«Главная проблема на сегодняшний день — это беспрепятственное получение федерального охотничьего билета, а это упрощенный доступ к получению лицензии на хранение, ношение огнестрельного оружие», — считает председатель калининградского областного охотничьего общества Олег Белкин. В пример он привел трагические события в Керчи годичной давности, когда ученик получил охотничий билет, разрешение на приобретение оружия и совершил теракт в родной школе, что повлекло многочисленные жертвы.

Лишь малая часть калининградских охотников знакома с ветеринарно-санитарными правилами утилизации биоотходов, что говорит о необходимости введения обязательных испытаний на знание правил охоты для получения федерального государственного билета. В Польше, например, количество охотников ограничено площадью имеющихся угодий и регулируется по принципу «один выбыл — другой вступил». Все они ожидают в очереди на вступление и проходят испытания и экзамены, в том числе ценз по оценке меткости стрельбы по тарелкам — 9 из 10.

Третьей существенной проблемой, помимо отсутствия электронных очередей на получение разрешений, стало распределение 50 % лимита на отстрел копытных между штатными охотниками минприроды, которые в то же время производят и регулирование численности таких животных, как волк и кабан. 



Законно прибегнуть к помощи рядовых охотников государственные охотоведы не могут. Таким образом, существующий порядок выдачи разрешений на отстрел приводит к напряжению среди охотников и ажиотажу. 

Отметим, что квотирование выдачи разрешений и распределение половины из них среди охотников, регулирующих численность животных, а второй — среди тех, кто «ничего не делает», обсуждается в региональном правительстве еще с 2013 года, когда руководителем лесного агентства был Александр Соколов. На тот момент губернатор области Николай Цуканов и вице-премьер Александр Рольбинов усмотрели в этой схеме коррупционную составляющую и отметили, что проще заниматься животными за государственный счет, а разрешения распределять на общих основаниях, без всяких льгот. 

«Решение о том, чтобы штатные охотники были регуляторами численности, [странное].... Да им охранять некогда. Также необходимо включить пункт об обязательном оповещении егеря о предстоящей охоте, если идут на копытное. Когда егерю охранять лес от браконьеров, если он должен отстрелять волка, например? Когда в лес заезжают 10–15 охотников, а еще коллективы охотников…», — возмутился депутат Александр Орехов.

Представители региональных охотничьих обществ в рамках круглого стола предложили распределять 50 % ежегодной квоты на отстрел косулей между теми, кто участвует в воспроизводстве животных на территориях общего пользования. Министр Олег Ступин в своем выступлении подтвердил намерение властей добиться утверждения этой нормы в региональном законодательстве. При этом ответственным за добычу должен оставаться штатный работник, а определять этих «помощников» должен либо госорган, либо охотпользователь. Похожий порядок был в 2000-х годах, но только по соглашениям между коллективами охотников и юрлицами.

Еще одна проблема — это ограничение охотдеятельности на сельхозземлях лесного фонда, которые также являются охотничьими угодьями, но сейчас они практически выведены из этой деятельности. Возможность проводить там биотехнические мероприятия также отсутствует. К примеру, на землях, занятых в разведении крупного рогатого скота, никакая охота и регулирование численности не проводится. В первую очередь это касается отстрела кабана из-за эпидемии АЧС. Фактически эти угодья выпадают из охотпользования.



Кроме того, законодательно не урегулированы полномочия штатных охотников в городских лесах, которые входят в границы Калининграда, Светлогорска, Зеленоградска и т. д. С этой проблемой министерство столкнулось также при регулировании численности кабана.

Примерно с 2010 года охотничье сообщество Калининградской области сильно обеспокоено проблемой АЧС. Рентабельность хозяйств и частных охотпользователей из-за этого снизилась наполовину.

Однако, наряду с этим, есть и удачные примеры востребованных в последние годы частных хозяйств. Они задействованы на территории региона в воспроизводстве популяции благородного оленя и косули. Председатель Калининградской региональной общественной организации «Клингбекское охотничье общество» и соучредитель проекта «Мушкино» Александр Саканов рассказал о своем опыте разведения копытных и успешном пополнении дичересурсов через частное хозяйство. При этом он пожаловался на отсутствие в федеральном законодательстве четкого регламента содержания полувольных животных.

Одним из факторов, снижающих численность животных в Калининградской области, остается браконьерство. По мнению представителей охотничьего сообщества, это следствие уничтожения института общественных охотинспекторов, которых на территории области было 600 человек.

«У любительского состава пользователей сейчас нет права на составление протоколов. Решение вопросов воспроизводства и контроля на самом деле ситуацию кардинально не изменит. Наличие огромного количества нарезного оружия у населения, разрешение нашего законодателя использовать для спортивной любительской охоты приборы ночного видения и тепловизоры, а кроме того, отсутствие у госинспекторов современных спецсредств, такие как приборы ночного видения и квадрокоптеры, тоже ведет к браконьерству», — считает Олег Белкин.

Председатель Славского охотобщества Александр Хляпов возмутился тем, что выступающие говорили только о регулировании численности животных, но не о создании достойных условий для развития и воссоздания животного мира.

«Регулированием можно заниматься, когда у вас согласно охотустройству определенный вид животного перешел планку максимальной численности. А мы говорим о регулировании 3 кабанов, которые остались? Давайте сначала доведем численность до того уровня, который был 5 или 6 лет назад. Мы с 2010 года только и обсуждаем африканскую чуму и регулируем численность животных. Написали 0,25 кабана на 1 тыс. га. У меня Заповедный лес, 2 тыс. га. Там его перед или зад должен бегать?» — сказал Александр Хляпов.

В качестве примера он привел 4 хозяйства общего пользования в Славском районе, 2 из которых закреплены за Славским охотобществом. По эксплуатационному плану, подписанному губернатором, в нем значится 20 косуль на 4 хозяйства. При этом на одном Заповедном было 50. По словам Хляпова, эффект работы по восстановлению численности животных будет заметен, только когда охотугодья закрепят, чтобы было с кого спросить. 

«Что такое хозяйства общего пользования? Ну вот огород есть, давайте мы еще пропишем 20 собственников на этот огород. Как думаете, что-нибудь вырастет там? Со времен организации этих хозяйств общего пользования это был абсурд на уничтожение охотничьего хозяйства как рода деятельности. А мы сидим и разговариваем о каком-то регулировании численности, кто будет заниматься, кто нет», — возмутился охотовед. 



Кроме того, по его мнению, в самом региональном законе об охоте от 2010 года заложены противоречия. Общественные организации могут оказывать помощь в биотехнии, но по 12 статье организация, которая занимается воспроизводством и охраной животного мира, не может заниматься охотхозяйственной деятельностью.

В связи с этим наиболее радикальную идею высказал депутат Облдумы Павел Лоцман, предложивший министерству природных ресурсов ввести мораторий на охоту на 2–3 года для воспроизведения и пополнения ресурсов. Или, если это невозможно, ввести выходные дни для охоты, поскольку охотники меняются в течение недели, а животные одни и те же.

Все перечисленные предложения региональное минприроды направляло на федеральный уровень, в том числе проект правил охоты. Однако отдельные предложения не вошли в нацпроект по экологии. Сам проект правил охоты был существенно отредактирован, и пока что многие инициативы не приняты на уровне Минприроды России. До конца года региональному министерству и областной Думе предстоит в рамках рабочей группы дополнить пакет поправок в закон об охоте и побороться за продвижение калининградских инициатив в сфере охотничьей деятельности.


Текст: Анна Пласичук
Фото: Анна Пласичук, Юлия Власова, wikimedia.org


  • В соответствии с действующим законодательством на 2019 год, стоимость охотничьей лицензии (вместе с госпошлиной в размере 650 руб.) на лося и благородного оленя в общественных угодьях равна 2150 руб., на пятнистого оленя и лань — 1250 руб., на отстрел кабана и косули — 1100 руб., выдры — 770 руб., барсука, куницы, бобра — 710 руб., фазана, тетерева и т. д. — 670 руб.

  • В 2015 году правительство области разрешило отстрел 16 благородных оленей, 100 кабанов, 59 косуль и 8 лосей в Виштынецком природном парке и заказниках Дюнном и Громовском. 

  • С 1 августа 2019 года по 1 августа 2020 года в регионе разрешено убить в охотничьих целях 1503 европейских косули (14 % от численности вида), 139 барсуков (8 %), 55 благородных оленей (2 %), 41 лося (3 %), 23 выдры (2 %), а также 2 пятнистых оленей (5 %), которых в предыдущие годы не трогали.


(Голосов: 8, Рейтинг: 3.46)

Комментарии

MaximK_39
Цитата
Второй существенной проблемой является увеличивающееся количество охотников в Калининградской области, что вызывает реальные опасения.
Цитата
«Главная проблема на сегодняшний день — это беспрепятственное получение федерального охотничьего билета, а это упрощенный доступ к получению лицензии на хранение, ношение огнестрельного оружие»,
В регионе около 20 тыс. охотников..... Надо отделить мух от котлет, полностью легализовать оружие хранимое для самообороны без всяких там охотбилетов и соответственно с запретом его применения в целях охоты. Оставшуюся часть маниакальных убийц на спец учёт.
Проходил мимо
В регионе двадцать тысяч охотников на миллион жителей. Это какие-то избранные.

С какой стати такие расценки на отстрел. Для подавляющего большинства это забава. Надеюсь, что голодающих среди этих двадцати тысяч единицы.

А потому, на отстрел животных необходимо вводить нормальные мировые цены: пусть платят достойно и полностью компенсируют воспроизводство диких зверей.

Посмотрел английскую википедию и вижу: стоимость отстрела фазана 25 фунтов. От этого и нужно исходить.

А у них отстрел лося дешевле!