«Леденев обиделся за встречу с Ведерниковым»


Бывший заместитель полномочного представителя президента в СЗФО Александр Дацышин в Московском районном суде Санкт-Петербурга дал показания по делу о вымогательстве у генерала СК Виктора Леденева 50 тыс. долларов за прекращение негативных публикаций в газете «Новые колеса».

Александр Дацышин рассказал о бизнесе генерала Леденева, зарегистрированном на других людей, доме на ул. Береговой в Калининграде, в который вложился глава управления Следственного комитета, и который был вынужден оформить на московского бизнесмена из-за «несоизмеримых доходов». Дацышин сообщил, откуда ФСБ узнала про деньги, которые собирался передать Виктор Леденев и почему глава управления СК РФ на него обиделся. Экс-заместитель полпреда также объяснил, что у него не было причин помогать Рудникову в получении денег от Леденева.


Леденев - «очень хороший и нужный человек»

Александр Дацышин и Виктор Леденев никогда не встречались до августа 2017 года, пока генерал не пришел к Дацышину из-за статей в «Новых колесах» о доме на ул. Береговой. По данным газеты Рудникова, Леденев построил дом за свой счёт и проживал в нем. В антикоррупционных декларациях генерала никакой информации об участке или доме не было.  

Дацышин хотел помочь Леденеву, потому что «прекрасно понимал генерала», который поведал о страданиях семьи из-за публикаций о дорогой недвижимости. Экс-заместитель полпреда президента рассказал историю, как спецвыпуск «Новых колес» сыграл с ним злую шутку перед выборами в Госдуму в 2003 году. По мнению Дацышина, именно статьи в «Новых колесах» стали причиной его проигрыша на выборах в Государственную Думу.

Дацышин встретился с Леденевым по просьбе экс-главы регионального УМВД генерал-лейтенанта Евгения Мартынова, который руководил калининградским управлением с 2011 по 2016 годы. Затем Мартынова перевели в Москву, где недолгое время он был главным инспектором МВД РФ. В октябре прошлого года в отношении экс-начальника УМВД возбудили уголовное дело по подозрению в злоупотреблении должностными полномочиями. Ранее в суде Мартынов давал показания по уголовному делу Рудникова-Дацышина.  

«Мартынов сказал мне, что Леденев очень хороший и очень нужный лично ему человек, который помогает Мартынову решать какие-то проблемы. Что он [Мартынов] очень обязан и очень просит меня помочь», - пересказывал Дацышин разговор с экс-полицейским, добавляя, что после общения с Мартыновым ему позвонил некий предприниматель Рабинович. Бизнесмен «по просьбе Мартынова и Леденева» хотел встретиться с Дацышиным «по срочному делу», но встреча не состоялась. Ранее Евгений Мартынов говорил о встрече с Виктором Леденевым на яхте некого Рабиновича, который являлся другом обоих высокопоставленных силовиков.

17 августа 2017 года Леденев и Дацышин встретились. Как отметил подсудимый, на встрече больше говорил глава управления Следственного комитета. К примеру, Леденев рассказал, что «человек он не бедный, занимается или занимался «каким-то бизнесом», оформленным «то ли на родственников, то ли на знакомых».

Генерал Следственного комитета, который впервые видел Александра Дацышина, рассказывал, что на юге России он продал ресторан более чем за 40 млн руб., бизнес за 50 млн руб.», и что-то «по мелочам».

«Купил участок и построил дом на Верхнем озере в Калининграде, а документы на строительство дома оформил на другого человека, поскольку стоимость дома несоразмерна с его официальными доходами, а бизнесом он официально заниматься не мог из-за должности», - пересказал Дацышин слова главы управления Следственного комитета РФ по Калининградской области.  

Дацышин отступил от рассказа событий августа 2017 года и вспомнил про допрос Сергея Зеленина - предпринимателя из Москвы, на которого официально записан участок и дом на Верхнем озере. Зеленин на суде не ответил ни на один вопрос о характеристиках дома, каждый раз ссылаясь на статью 51 Конституции.

«У меня вызывало удивление, когда Зеленин отвечал. Мне Леденев все рассказал: сколько он [Леденев] туда вложил, как материалы покупал», - отметил Дацышин.


Просьба Леденева и «федерального центра»

Александр Дацышин рассказал, что генерал Леденев просил вопросы с Игорем Рудников «решить мирным путем». Леденев жаловался Дацышину, что статьи в «Новых колесах» мешали генералу работать в Следственном комитета и жить в доме на Верхнем озере. Руководство главы регионального управления СК и некий «федеральный центр» просили Леденева самостоятельно решить вопрос с Рудниковым. По мнению Дацышина, под «федеральным центром» Леденев, скорее всего, имел в виду Администрацию президента РФ.

Леденев хотел узнать, что попросит Рудников за прекращение всех публикаций про жизнь генерала. Глава управления СК рассказывал Дацышину, что готов на «любое неформальное соглашение», чтобы в «Новых колесах» «забыли о его существовании».


«За спиной Леденева мы ни о чем не договаривались»

Игорь Рудников и Александр Дацышин встретились в тот же день в кабинете последнего. По словам Дацышина, он пытался узнать условия издателя.

Рудников долгое время отказывался от диалога с генералом СК. Издатель «Новых колес» говорил, что все «слишком далеко зашло»: из-за Леденева в Калининград приедут журналисты федеральных СМИ, вопрос о генерале пообещали обсудить в ноябре 2017 года на совете при президенте РФ.  После долгих уговоров Рудников согласился пойти на мировую при условии, что уголовное дело о нападении на него переквалифицируют с «Покушения на убийство» (ст. 105 УК РФ) на «Посягательство на жизнь общественного или политического деятеля» (ст. 277 УК РФ). По словам Дацышина, в конце встречи Рудников мельком упомянул о расходах, потраченных на расследование дела, и попросил возместить 50 тыс. долларов. Впрочем сам Игорь Рудников после допроса Дацышина заявил, что никаких подобных тем не поднимал.

Но ни о каком преступном плане Дацышин и Рудников не говорили. Как считает Дацышин, у него с издателем «Новых колес» были не те отношения, чтобы обсуждать сговор «за спиной Леденева».


Никаких угроз не было

Следующая встреча Виктора Леденева и Александра Дацышина состоялась 18 августа 2017 года, в день рождения главы управления следственного комитета. По словам Дацышина, он передал Леденеву все условия Рудникова.

Во время следствия генерал управления Следственного комитета заявил, что 18 августа он отказался платить деньги Рудникову через Дацышина. По словам Дацышина, Виктор Леденев, мягко говоря, лукавит. В дальнейших разговорах, которые в сентябре записывались ФСБ, Леденев нигде не говорит, что он передумал и решил заплатить Рудникову. Не говорил никто Леденеву и о том, что деньги надо передать именно через Дацышина.

По словам Дацышина, Леденеву не говорили, что публикации в «Новых колесах» продолжатся, если генерал не выполнит условия Рудникова. Несмотря на отсутствие этих слов, в обвинительном заключении говорится, что если глава СК не выполнит условия журналиста, Рудников продолжит «распространять порочащие сведения».

Дацышин считает, что генерал СК говорит неправду в показаниях о встречах 17 и 18 августа, пользуясь тем, что разговоры на тот момент еще не записывались ФСБ.

«Оговаривая меня, Леденев не только сводит счеты с Рудниковым и избавляется от него, но он спасает себя, свою должность и избегает уголовной ответственности за приготовление к совершению преступления», - отметил Дацышин.  


«Давай-ка, друг, в Калининград»  

bbba22c52a056b9748244f4d4b3c3ae1.jpgДацышин 12 сентября 2017 года пошел к на тот момент заместителю полномочного представителя президента в СЗФО Михаилу Ведерникову, который «курировал все правоохранительные органы региона». Дацышин рассказал, что «Леденев готов по сути платить» и спросил о своей роли в ситуации. Ведерников ответил, что «надо посоветоваться в том числе и с Леонидом Михайлюком», который до ноября 2018 года возглавлял калининградское управление ФСБ. Во время одного из разговоров Дацышин намекнул Леденеву, что он ходил к Ведерникову.

Генерал Михайлюк в тот же день позвонил Леденеву, который был в отпуске в Геленджике. Глава управления ФСБ поинтересовался у коллеги из Следственного комитета, не собирается ли он платить деньги Рудникову. Когда Леденев ответил «нет», Михайлюк рассказал о Ведерникове и Дацышине, добавив: «Давай-ка, друг, в Калининград».  

«Получается, по моему сообщению против меня начали оперативную работу», - продолжил Дацышин.

Операция ФСБ началась через три дня после визита Дацышина к Ведерникову. В течение месяца телефон Виктора Леденева прослушивали оперативники, а сам генерал, зная о работе силовиков, пытался в своем кабинете дать Игорю Рудникову взятку в 30 тыс. долларов.  

На суде Дацышин рассказал, что генерал СК передал Мартынову, а тот бывшему главному федеральном инспектору по Калининградской области Александру Чаплыгину, что Леденев обиделся на то, что о его делах узнал Ведерников.

Как рассказал Дацышин, 17 октября 2017 года он заявил, что больше не будет участвовать в разрешении конфликта. Дацышин считал, что после последних разговоров, он «вышел из этой ситуации». Сам он воспринял свой арест как чью-то шутку или розыгрыш.


Единственное доказательство

Чтобы осудить Игоря Рудникова, следствию нужны показания Дацышина в роли обвиняемого: «это единственное качественное прямое доказательство». По словам Дацышина, если бы Леденев дал правдивые показания о сути разговоров 17 и 18 августа 2017 года, то сам он стал бы свидетелем по делу  и следствие таким образом потеряло бы одно из главных доказательство в деле Рудникова-Дацышина.

Как считает Дацышин, Леденев хотел сам совершить преступление: коммерческий подкуп в отношении Игоря Рудникова. «И когда планы Леденева стали раскрыты, у него не оставалось варианта представить эту ситуацию против него самого, иначе Леденев стал бы фигурантом уголовного дела. В отношении Леденева никто не собирался совершать никакого преступление и генерал об этом прекрасно знает», - говорит Дацышин.

С самого начала следствия Дацышин признал обстоятельства дела, но не свою вину. По словам самого Дацышина, после задержания он больше доверял сотрудникам ФСБ, чем адвокатам. Следователи и сотрудники ФСБ обещали Дацышину разобраться в деле и перевести его из подозреваемого в статус свидетеля.

Как отметил Александр Дацышин, после предъявления обвинения в апреле 2018 года в ФСБ допросили Леденева дополнительно. Перед этим допросом Леденева допрашивали дважды. Следователь по особо важным делам Следственного комитета РФ Андрей Кошелев говорил на допросе накануне, что часть показаний генерала он «интерпретировал» на свой лад и записал в протокол. Перед допросом в апреле 2018 года генерал Леденев потребовал, чтобы все показания были записаны под диктовку.

Как рассказал Дацышин, показания оказались существенно изменены: Леденев приписал обвиняемому те действия, которые он не совершал.

Допрос экс-заместителя полпреда президента завершился тем, что гособвинитель пытался указать на различия в показаниях обвиняемого с  тем, которые он давал во время предварительного следствия. Но никаких фактических отличий в показаниях не нашлось.



Текст: Елена Владыкина, «Мой район», специально для RUGRAD.EU


(Голосов: 18, Рейтинг: 4.29)