RuGrad.eu

25 января, 16:13
понедельник
$74,36
+ 0,00
90,41
+ 0,00
19,92
+ 0,00

Налоговая против бизнеса

Налоговые органы проводят «крестовый поход» против бизнеса, массово закрывая предприятия и злоупотребляя своими полномочиями. Российские бизнес-омбудсмены заявляют, что такая ситуация — по всей стране.


На минувшей неделе в Калининграде прошел круглый стол по взаимодействию бизнеса с Федеральной налоговой службой. В нем приняли участие уполномоченные по защите прав предпринимателей из 21 региона России. Было заявлено, что начиная с 2016 года во всех регионах РФ участились жалобы предпринимателей на налоговую службу

«Современный период работы налоговых органов — “крестовый поход” на бизнес России. Правоприменительная практика налоговых органов складывается так, что под сомнение ставится соблюдение конституционных прав, свобод, принципов и презумпции добросовестности. Когда начинаешь вникать, охватывает ужас. Это целенаправленная политика по уничтожению малого и среднего бизнеса», — заявил уполномоченный по защите прав предпринимателей в Орловской области Евгений Лыкин.

По его словам, первый этап «крестового похода» — доначисления налогов из-за «непроявления должной осмотрительности» — уже заканчивается.

«Это были многомиллионные доначисления налогов, штрафов, пени за нарушения, допущенные контрагентами, причем вменялось применить должную осмотрительность к контрагентам второй, третьей, четвертой очередей. Это обосновывалось благородной целью — борьбой с фирмами-однодневками. Однако подобные доначисления незаконны», — отметил Лыкин.



Следующий этап «похода» — претензии по дроблению бизнеса. Но он не последний. Третий этап будет, и он уже подготовлен — это субсидиарная ответственность учредителей и руководителей, отметил бизнес-омбудсмен из Орла.

Претензии по дроблению бизнеса касаются предпринимателей практически всех регионов, говорит бизнес-омбудсмен из Кемерово Елена Латышенко.

«Когда предприниматель применяет специальный налоговый режим и уличается в том, что применяется схема дробления бизнеса, он рассматривается как нарушивший законодательство, а это привлечение в том числе и к уголовной ответственности. Мы считаем, что это недопустимо. Если предприниматель в своей деятельности отражает все операции в бухгалтерском и налоговом отчетах, почему он должен рассматриваться как некто, кто уходит от налогов? Мы видим примеры, когда налоговая приходит с проверкой и начисляет за предыдущие три года. То есть три года предприниматель отчитывается, к нему не возникает вопросов, а потом подвергается уголовной ответственности», — отметила Латышенко.

Из-за операций, связанных с дроблением, малый бизнес вынужден уходить в серый сектор, говорит Латышенко.

«Использование специальных налоговых режимов — это подчас единственная возможность для малого бизнеса конкурировать с серым и черным сектором, который демпингует. Единственная возможность конкурировать и с крупным бизнесом, который может получать конкурентное преимущество, — за счет масштабов своей деятельности», — заявила Латышенко.

С проблемами, которые связаны с налоговыми органами, сталкиваются предприниматели практически всех регионов России, при этом они уверены, что в соседнем регионе ситуация лучше. Однако всё везде одинаково, говорит Латышенко.

По ее словам, в Кемерово налоговая служба — лидер антирейтинга как орган, оказывающий наибольшее давление на бизнес.

«На эти оценки очень обижаются налоговые органы. А почему так реагирует бизнес — потому что цена ошибки, которая связана с налоговым администрированием, очень высока. По сути, законодательство не меняется. Однако меняется трактовка его норм и правоприменение меняется. Мы видим, что ФНС выпустила несколько писем, содержащих признаки дробления. Хотя многие вопросы вызывают недоумение со стороны предпринимателей. Например, когда взаимозависимые лица, отец и сын, объединяются в один хозяйствующий субъект, семейный бизнес, то есть у нас, по сути, сегодня родственники не имеют возможности объединяться и вести бизнес, применяя специальный налоговый режим. Нам кажется, это недопустимо», — заявила Латышенко.



Некоторые из признаков фирм-однодневок достаточно смешные, соглашается калининградский уполномоченный по правам предпринимателей Георгий Дыханов.

«Как трактует наша налоговая: если ты пришел на допрос в налоговую с адвокатом, это уже признак однодневки. Причем слово “допрос” с моей точки зрения уже подразумевает, что ты должен идти с адвокатом. Только что подошел предприниматель. жаловался: живет в другом конце региона, не явился — всё, отказано, фирма-однодневка, Количество счетов, сколько открыто, тоже может быть признаком однодневки», — отметил Дыханов.

По его словам, сегодня 98 % выездных проверок налоговой в РФ заканчиваются выявлением нарушений. На 75 % увеличилось количество камеральных проверок и на 32 % выросли поступления в бюджет в результате принудительного взыскания, отмечает он. Если в 2015 году средняя цифра доначислений была порядка 10 млн руб., то в 2017 — уже 17 млн руб. В ряде регионов доначисления исчисляются сотнями миллионов рублей, отметил Георгий Дыханов.

По его словам, в борьбе с однодневками страдают добросовестные предприниматели. Налоговые органы проводят в отношении них настоящие допросы, которые сами налоговики называют мягче — «опросами», используя при этом бланк УВД, отмечает Дыханов. Налоговые органы устраивают допросы при регистрации новых компаний, а также при проверке уже существующих. В итоге в 2017 году 3000 компаний получили отказы в регистрации после допроса. Было внесено 6000 записей о недостоверности в отношении калининградских компаний.

«Это перекрестный допрос: собирают всех учредителей и опрашивают, руководителя и начинают спрашивать: где вы познакомились, насколько доверяете друг другу, как будете вести бизнес, кто ваши поставщики и клиенты. Если есть заминка, отказывают в регистрации, в том числе и по формальным основаниям. Сами опросы ведет один отдел, принимает решение другой. Если сотрудник отдела, который вел допрос, забыл, например, записать в бланк номер телефона руководителя — а у меня было много таких жалоб, — всё, отказано в регистрации. Звонят по этому же мобильному телефону и говорят: вам отказано в регистрации, потому что мы не знаем вашего номера телефона», — рассказал Дыханов.

В Калининграде компаниям отказывают по трем основным причинам: массовый руководитель или учредитель и массовый адрес регистрации. Однако нигде в законе не прописано, сколько компаний может быть зарегистрировано на одного учредителя или руководителя. Сама налоговая постоянно меняет свое мнение об этом. Сейчас пока сошлись на 10 компаниях на одного учредителя, отметил Дыханов. Что касается массового адреса, то под эту трактовку подходит любой офисный центр.

«В борьбе с однодневками демография бизнеса пошла вниз. В 2017 году у нас было 97 средних компаний с оборотом 2 млрд руб. Сейчас стало на 5 меньше. А малых компаний с оборотом до 2 млрд руб. стало на 100 меньше. Зато увеличилось число микропредприятий. Бизнес мельчает, и количество предпринимателей становится меньше. Путин поставил задачу подняться в рейтинге Doing Business с 35 на 20 место, но на 15 пунктов мы вряд ли передвинемся», — заявил Дыханов.

При этом, по словам Дыханова, мало кто из предпринимателей судится с налоговыми органами. В Калининграде было 24 случая обращения в суд и удовлетворено только четыре жалобы.

«Редко, когда предприниматель может доказать свою правоту. Во многих случаях суды даже не вникают в суть и встают на сторону налоговой службы», — отметил Дыханов.



По словам бизнес-омбудсменов, важная проблема — отсутствие понятных правил игры для бизнеса.

«Хотелось бы увидеть от налоговых органов формулирование недопустимых налоговых практик, чтобы было понятно бизнесу, что делать нельзя, — отметила Елена Латышенко. — Мы считаем, что должна быть принята мера по принятию федеральной амнистии за предыдущие периоды, если в результате проверки были выявлены нарушения, Также необходимо предоставление отсрочки, которой реально мог бы воспользоваться предприниматель, чтобы исполнить вмененные обязательства и иметь возможность продолжить деятельность. Должны быть выработаны понятные критерии оценки дробления, понятные и четкие».

Как отметили уполномоченные по правам бизнеса, показателем работы налоговых органов должны быть не штрафы и закрытые предприятия, а данные о том, сколько компаний выжило после таких проверок.


Текст: Юлия Парамонова
Фото:ombudsmanbiz39.ru, RUGRAD.EU



(Голосов: 14, Рейтинг: 3.97)