RuGrad.eu

16 ноября, 16:37
пятница
$66,62
-1,38
75,54
-1,22
17,62
-0,25
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Николай Власенко: Бизнесу всегда кажется, что во власти дураки

Предприниматель о том, как начать бизнес со старых «Жигулей», становлении компании «Виктория» и о том, при каких условиях можно брать на работу жен и любовниц.


Сооснователь торговой сети «Виктория» и экс-сенатор Совета Федерации Николай Власенко стал вторым гостем проекта Калининградской торгово-промышленной палаты «Вечер с акулами бизнеса». Власенко стоял у истоков одной из крупнейших региональных ритейл-сетей. В середине «нулевых» он попробовал стать чиновником: по приглашению Георгия Бооса занял должность министра промышленности, но в правительстве области задержался всего на два года. Второй заход Николая Власенко в органы власти случился уже во времена губернаторства Николая Цуканова: в 2011 году один из основателей «Виктории» стал представителем Калининградской областной Думы в Совете Федерации. Впрочем, по окончании срока сенаторства Власенко решил больше не испытывать счастья во властных структурах. В рамках встречи в КТПП бывший сенатор рассказал, как старенькие «Жигули» помогли ему начать предпринимательскую деятельность, в какой момент нужно продавать свой бизнес, при каких условиях можно взять на работу в компанию любовницу и почему у него не получилось стать частью народа.


Как стал заниматься бизнесом

Я ходил в море, работал преподавателем. Что заставило заняться бизнесом? Самая банальная вещь — нужда. Работая преподавателем в мореходном училище, я поначалу таксерил. Это были 90-е годы, и денег не было. Помню, каких-то немцев полдня повозил, и они мне 10 марок заплатили (на нынешние деньги это где-то 5 евро). Я помню эту мысль в голове: «Господи, какая это была б чудесная работа, если бы мог так работать каждый день!» Но, к сожалению, немцев больше не было. 

Приятель предложил заниматься торговлей шинами: банально возить их с наших судов, которые привозили из Европы старые покрышки. У него товарищ с машиной заболел, а у меня машина была. За первую субботнюю торговлю заработал на цветной телевизор. Знаете это чудесное ощущение первых денег? Когда покупаешь телевизор, диван... К сожалению, это чувство с годами пропадает. Для тебя деньги — это как инструмент для слесаря. Они тебе позволяют масштаб увеличивать, вкладываться в проекты. Но ощущение радости, к сожалению, стирается.

В 1991 году Ельцин объявил какое-то неповиновение и был такой политический кризис. Я не вышел на работу исходя из того, что Ельцина поддерживал. Меня встретил ректор, спросил: «Что ты не вышел?» Мы с ним поскандалили.

Нет неромантических бизнесов. Либо бизнес есть, либо его нет.
В итоге я плюнул: «Лучше буду покрышки продавать, чем за такую маленькую зарплату выслушивать всё, что мне говорят руководители». Эта банальная история меня привела в предпринимательство.

У меня никогда не было потребности в предпринимательстве. Всегда был романтиком: море, дальние плавания... Когда был этот первый мой бизнес, вы не представляете, как было стыдно заниматься торговлей. Мы взяли в аренду палатку напротив «мореходки», и, когда приходили курсанты, у которых я преподавал, приходилось прятаться под прилавок (товарища своего ставил). А когда его знакомые появлялись, то он под прилавок… Вот так вот, стесняясь, привыкали к этому нелегкому бизнесу. Сейчас понимаю, что нет неромантических бизнесов. Либо бизнес есть, либо его нет.

Мне кажется, невозможно понять теоретически, что нужно, чтобы стать предпринимателем. Пока не появился эмпирический опыт у человека, пока он не ткнулся, не попробовал. Думаю, мои коллеги, люди с большим предпринимательским стажем, [докажут], что среди наших знакомых очень много самых разных людей — интровертов, экстравертов, обаятельных, зажатых, сухих, умных глупых (и много глупых предпринимателей). Но у них есть какая-то пассионарность. Есть что-то, что толкает тебя... [Найти] это теоретически, через тесты, невозможно. Поэтому любой может быть предпринимателем и любой может им не быть.



Почему кредиты — страшная вещь

В свое время я проходил семинары у эзотерика: есть такой Норбеков Мирзакарим Санакулович. Он сказал правильную фразу: «Никогда не работай на заемный капитал». Наверное, [адресовал ее] тому человеку , который с ним не работал и у которого нет опыта предпринимательства. Тогда было всё просто: у меня была машина — десятилетняя «шестерка». Я ее привез из Гамбурга на научном судне «Курчатов». Естественно, всё судно покупало старые машины, когда мы туда заходили.

Если ты умеешь контролировать кредит, то он тебе дает большой мультипликативный эффект. Если не можешь — он тебя разрушит.
Я за 400 марок купил, кто-то за 600. В немецкой газете, как сейчас помню, появилась заметка: они сфотографировали, как всю эту рухлядь грузят на белое судно. Была такая заметка [в духе] «русские машины едут умирать на Родину». Потому что, естественно, они все требовали ремонта. Только сейчас понимаешь, как мы в их глазах выглядели: реально дикари с острова Пасхи.

Первый [мой] капитал была вот эта машина, на которой мы ездили. Как появился мой компаньон Кацман, который сейчас известный ресторатор? Он просто приехал из Грозного с одной СВЧ-печкой. Нам позвонили знакомые ребята из Москвы: «Есть хорошие люди, но им нечем заняться». Я спросил [у Кацмана]: «А что у тебя есть?» — «СВЧ-печка» — «Будешь продавать сосиски». Мы тогда решили открыть кафе в светлогорской администрации.

Вот это [и были] все активы. Кредит — страшная вещь. Мне на эту тему нравится высказывание тренера Тайсона. Он как-то сказал, что страх — это как огонь. Если ты его контролируешь, он тебя согревает. Если не контролируешь, то он тебя сжигает. Точно так же и кредит: если ты умеешь контролировать, то он тебе дает большой мультипликативный эффект. Если не можешь — он тебя разрушит.



Когда легче начинать бизнес?

Начинать бизнес всегда тяжело. В любое время. Чем хорош рынок? Он справедлив. Когда меньше конкуренция, то меньше условий для бизнеса. А чем легче вхождение в бизнес, тем больше конкурентов.

Самое удивительное, что тогда [в 90-е] мне говорили: На хрена ты занимаешься открытием бизнеса? Зачем ты делаешь магазины? Их навалом!» Всегда ниши [на рынке] заняты. Вот так, чтобы ты пришел и у тебя будет свободное место, — такого никогда [не будет]. Даже на самых жестких рынках — американских — куча компаний, которые создаются каждый день. И, естественно, куча закрывающихся компаний. Никогда нет удобного момента точки вхождения в рынок. Не надо бояться, что сейчас все места расхватаны. Да навалом! Очень много неэффективности [на рынке].

Тогда какие-то вещи были легки. Я пришел к директору и говорю: «Слушай, палатка здесь стоит. Дай торговать!» «Да вот, бери-торгуй». У нас там было два вида товаров: у одного товарища жена закупила где-то на черном рынке два ящика сигарет, другой приятель привез из Пскова кукурузные палочки. Вся палатка была заставлена этими товарами.

Насим Талеб (американский математик, трейдер, автор бестселлера «Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости». — Прим. ред.) говорил, что сейчас эра маленьких компаний, индивидуумов. Всю эту многообразную инфраструктуру можешь взять в аренду и создавать свой уникальный продукт без больших операционных затрат. Поэтому [это] прекрасное время для любого индивидуального предпринимателя: за счет интернета, легкости доступа к любым информационным источникам.



В те годы единственной книгой, которую я прочитал [была] «Основы маркетинга» [Филиппа] Котлера, которую все знают. Самая главная вещь, которую я там вычитал, — до сих пор ее помню — управление филиалом обратно пропорционально расстоянию до этого филиала.

Когда ты без штанов — это идеальные условия, чтобы заняться предпринимательством.
То есть ты всегда найдешь кучу причин, почему не поехать и не проверить его. Поэтому очень осторожно открывайте филиалы.

Всегда прекрасно что-то начинать, когда ты действительно без штанов. Когда тебе нечего терять. Когда мы только создали компанию, у меня был один приятель (мы с ним учились вместе). Он после «мореходки» пошел в КГБ. В какой-то момент я говорю: «Давай приходи к нам, будешь компаньоном». Он сначала собирался, а потом говорит: «Знаешь, я с женой посоветовался, у меня паек, удостоверение, зарплата, пенсия. А что у вас? Сегодня есть, а завтра нет». А через 10 лет его должность прихлопнули, его уволили, и он пришел в компанию. Но работал простым грузчиком. А мог начинать компаньоном. Когда ты без штанов — это идеальные условия, чтобы заняться предпринимательством. Потому что ты бесстрашный и любая заработанная копейка тебе в радость.


Про становление «Виктории»

Сначала пришел Владимир Кацман. А потом рядом проходил мой товарищ с училища, которого кинул один компаньон — Саша Зарибко. Но у нас там еще были [компаньоны]. Было 5 компаньонов, потом кто-то отклеивался... Знаете, почему отклеивались? Мы были заряжены на большие цели. В какие-то моменты ребята говорили: «Слушайте, нафига вы так сильно упираетесь? Вроде деньги какие-то появились. Чего упираться то? Давай жить на то, что есть». Эта идея их отталкивала. Мы сократились до троих, которые просчитали... В двухтысячном году я как-то на коленке просчитал, что если расти такими же темпами (по 60 % в год), то как раз в 2018 году мы должны были купить Walmart. Но, к сожалению, темпы в какой-то момент спали.

Испытания [в жизни] будут. Увольняется топ-менеджер, ушел клиент. Мы, допустим, строили Cash & Carry, брали у голландца кредит. И бах — в 1998-м девальвация, рубль обесценился, упали потоки. И что делать? По идее всё, банкротство. Но, если ты работаешь с партнерами, которые долго [на рынке] работают, они понимают, что нельзя тебя давить, а нужно дать тебе время. Мы реструктурировали долг на 5 лет. Потом у нас всё нормально пошло, заработало. Мы приехали : «Хуго, давай мы тебя отблагодарим». — «Да не надо...». — «Как твою дочку зовут?» — «Виктория». — «Во, назовем компанию «Виктория». Так она и появилась.



Когда нужно продавать компанию

В бизнесе важно прийти и уйти. Если ты сделал это обязательством на всю жизнь: «Я типа умру на этом рабочем месте», — мне кажется это самым неправильным решением. Потому что себя ограничиваешь. Есть время создавать компании — есть время продавать. Иначе она может превратиться в гирю, которая тебя утопит.

Как почувствовать момент, когда нужно продать компанию? Всякие обстоятельства бывают. Наверное, когда цену предложат, которая вас устраивает. Наверное, это самый важный критерий. Все предприниматели знают, как рассчитывается доходность, смотрят на рынок, сколько стоит такая компания, и тут вдруг кто-то приходит и говорит: «А я даю тебе в 1,5 раза больше». Вот сразу продавай! Я знаю московские компании, которые много торговались из-за цены и в итоге ничего не получали. Мы знаем некоторые калининградские банки, которым тоже полгода не нравилась цена… Через год они стали банкротами.

Я не представляю, как бы переживал банкротство. Когда искусственное банкротство делают, это такая серьезная психологическая вещь. Еще в советские времена, если ты подавал заявление на свадьбу, то давали талон на покупку обуви. Мой приятель раза 4 это использовал. Ему мама всё говорила: «Сынок, не надо, не искушай судьбу». И точно, личная жизнь не сложилась. Нет у него жены на сегодняшний день. Есть какие-то вещи, их лучше не искушать.


Про власть

Это был 2005 год, такой известный человек — Георгий Боос — позвал управлять этим сектором: промышленность, торговля, сфера услуг... Бизнесу всегда кажется, что во власти дураки. Подчиненный всегда считает, что начальник — дурак, а начальник — что ему подчиненные попались неудачные. Тоже самое с правительством: всегда кажется, что там настолько тупые люди и ты умный придешь, сядешь, расскажешь, и всё закрутится.

Но потом я понял, что это просто действительно другая система управления. Где действительно, может быть, [есть] не нацеленность на эффективность, а нацеленность на сбалансированность каких-то решений многих-многих групп. Даже самое твое прогрессивное решение нельзя сейчас реализовывать.

Лозунг государственной власти — это стабильность. И любой, кто придет и попытается ее нарушить, будет самоубийцей.
Люди не готовы. То есть любая идея там должна проходить через сложные временные механизмы. Вся государственная власть нацелена на то, чтобы и глупых решений не было принято, и шибко умных. Потому что всё это дестабилизирует народ.

Лозунг государственной власти — это стабильность. Любой, кто придет и попытается ее нарушить, будет самоубийцей. Он будет сметен. Помните Черчилля? Он выиграл Вторую мировую войну для Англии, а в 1946 году его партия проиграла выборы.

Любые реформы всегда народом воспринимаются настороженно. Даже самые прогрессивные. Я понял, что это не мое. Потому что в бизнесе я привык к быстрым результатам.

Второй заход. Думаю: «Ладно, если в административном управлении такая система, то пойду в законодательную власть. Там как раз прогрессивные новые законы, которые я буду реализовывать». Но та же фигня оказалась. Оказалось, что два раза в одну реку можно входить, можно много раз граблями получать по лбу. То же самое в системе сбалансированности. Ты должен быть единой частью народа. Массового народа. А предприниматель все-таки не является частью массового народа по своей природе. Не хочу сказать, что он выше или ниже, но у него другая стезя.

Почему я во власть пошел? Иногда приятно, знаете, получить приказ. Хорошо было работать у Бооса. Он очень умный человек во всех сферах. Он даже в колхозе поучал доярку, как теленка принимать у коровы. Он знал всё. У такого начальника прекрасно быть в подчинении: он тебе всё расскажет, как надо делать. Иногда я скучаю по этому. Иногда завидуешь военным, у которых всё четко прописано: куда президент пошлет — туда и поеду. И сидишь думаешь: «Кто бы тебя послал куда-нибудь сделать чего-нибудь масштабное для страны?» А никто не посылает. А потом приезжаешь в офис часов в 11–12, выпиваешь кофе и думаешь: «Блин, а хорошая все-таки профессия «предприниматель».



При каких условиях можно взять на работу любовниц

В чем отличие предпринимателя [от остальных]? Как ты можешь уйти в 6 часов вечера и забыть про него, если это твой бизнес. Конечно, ты вернешься [на работу]. Один наш знакомый — Саша Рольбинов — у них сеть магазинов была. Он как-то сдуру заехал ночью в магазин и потом говорит: «Ну зачем я приезжал, ну я ж понимаю, что не надо ночью приезжать с проверкой...». Заехал — увидел там весь букет негатива: пьянки, разгулы, даже всё нельзя перечислить, что он там увидел. Его главный вывод был какой? Не надо ехать в подразделение ночью? Кому от этого хорошо, что ты скрываешь недостатки? Проверяй их по параметрам внешним: выручка, прибыль. А как они там внутри этим занимаются...

Если твои сотрудники не дают "кровь" компании, ты, конечно, должен от них избавляться.
Ты только себе настроение испортишь.

В свое время у нас сформулировался такой тезис: «Нет ничего, что можно было бы достигать любой ценой». С одной стороны, бизнес — это всегда жесткая конкуренция, ты кому-то наступаешь на ногу. Но есть этика: не делай другому ничего, что ты не хочешь, чтобы сделали тебе. А соревнование это жесткое. Если твои сотрудники не дают «кровь» компании, ты, конечно, должен от них избавляться. Несмотря на то, что у кого-то может быть ребенок маленький или он, может быть, инвалид. К сожалению, это такая циничная вещь.

Говорят, что нельзя брать родственников на работу, жену, любовниц. Можно, но только если вы чувствуете, что у вас будут силы их уволить. Если вы чувствуете, то берите кого угодно. Если вы слабые, не готовы на алтарь компании бросить всё, то лучше опасаться таких семейных уз.

У нас характерный случай на эту тему был. Генеральный директор привел свою любовницу на работу. Говорит: «Она классный бухгалтер». Я говорю: «Я в книжках читал, что нельзя брать любовниц. Субъективизм». — «Да нет, она не такая, всё будет тихо». Через две недели приходит наш главный бухгалтер и говорит: «Меня увольняют». — «Кто?!» — «Наш новый бухгалтер. Мы чего-то с ней повздорили, и она сказала: «Ты будешь уволена. Я скажу директору, и он тебя уволит». Это один из случаев, когда я потерял одного компаньона. Сел и сказал ему: «Так невозможно. Либо ты уходишь вместе с ней, либо она уходит. Иначе нашу компанию разорвет». И всё, он ушел.

Был один классный менеджер, имевший все описываемые недостатки, когда менеджера нельзя брать на работу.

Был один классный менеджер, он пил, воровал, он приносил добавленную стоимость.
Он пил, воровал и 3 раза уходил из нашей компании. По идее, его нельзя было брать. Но у него было единственное достоинство, за которое мы его держали: он приносил добавленную стоимость. Он воровал гораздо меньше, чем давал. Приходила женщина, которая не нравилась внешне: водяные глаза... Но она была талантливая и давала толчок компании. Не надо поддаваться вкусовщине. Простой критерий: дает «кровь» компании — не дает кровь компании. Дает — можешь ей всё прощать. Она может быть алкоголичкой, мужа избивать, бабушку через дорогу не переводить. Всё это прощается. Не приносит «кровь» — увольняем. Даже если человек занимается благотворительностью.



Про гордость и бандитов

Я горд тем, что мне никому не стыдно смотреть в лицо среди предпринимателей. Были, конечно, разные события. Вплоть до того, что чуть ли не у бандитов [нас] заказывали. Но прошли годы, и тот человек, который заказывал бандитам разборки с нами, подошел ко мне и сказал: «Извини, погорячился», — мы пожали руки. Это было приятно.


Про преимущества бизнеса в Калининградской области

В [Калининградской области] сейчас появилось много интересных компаний, сфера услуг. Динамика есть. Но мы прекрасно понимаем, что Калининградская область — 0,4 % от [экономики] РФ. Вот наша роль в ВВП РФ. Поэтому здесь хороший инкубатор для маленьких компаний. Меньше шансов, что вас обдурят: в основном вы все друг друга в лицо знаете.



Текст: Алексей Щеголев

Фото: kaliningrad.tpprf.ru, RUGRAD.EU




(Голосов: 20, Рейтинг: 4.11)