RuGrad.eu

21 ноября, 09:40
среда
$65,59
-0,42
75,18
-0,14
17,37
-0,09
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:


Газета "Дворник"
отзывы: 0
20 лет газете "Дворник"
Соломон Гинзбург
отзывы: 259
Когда компромисс невозможен
Мария Пустовая
отзывы: 0
Медицина у соседей
Сергей Шерстюк
отзывы: 254
Обращение к жителям Калининградской области
Вадим Еремеев
отзывы: 5
Кому на Руси жить хорошо?
Анна Пласичук
отзывы: 2
Аллея как дом родной
Арсений Махлов
отзывы: 5
Ярошук. Встреча с избирателями
Борис Образцов
отзывы: 0
Апелляционная жалоба
Никита Кузьмин
отзывы: 5
Испытание Калининграда хорватами (фото, видео)
Paulina Siegień
отзывы: 6
Потерялся интерес
МП "КТС"
отзывы: 4
Как получить рассрочку при оплате задолженности за тепло и горячую воду
Дулов Владимир
отзывы: 3
Государственные и муниципальные закупки в Польше
Дмитрий Сабирин
отзывы: 198
План революции
Владимир Саускан
отзывы: 16
Как решать социально-экономические проблемы в новых геополитических условиях?
Мария Пустовая
отзывы: 0
Ни одной новогодней ярмарки, зато 4 продуктовых

akimow ( 73 ) + 1
GazetaDvornik ( 162 ) + 1
dontausam ( 239 )
pirobalt ( 896 )
sabirin ( 9 )
Alex_kld ( 59 )
annabele ( 10 )
Ardeurs ( 2 )
eremeev ( 3 )
Prekol ( 0 )
annargu ( 12 )
loverad ( 15 )
BorisObraztsov ( 122 )
nikkuz ( 7 )
Teploset39 ( 4 )
Dulov ( 45 )
Y_R ( 48 )
Victor.Koshelev ( 26 )

Тевтонский орден

  • Архив

    «   Ноябрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30    

4 Орден и пруссы продолжение

4 Орден и пруссы

 Орден крайне неохотно соглашался на проживание пруссов в городах. В случае если пруссы становились   бюргерами - горожанами, Орден терял своих воинов. Так как горожане только в экстренных случаях принимали участие в военных походах.
Но была ещё одна немаловажная причина. Для обороны края от набегов литовцев требовалось большое количество укреплённых пунктов, крепостей и замков.
В этом случае из числа горожан за очень приличные деньги приглашались строительные специалисты, каменщики, плотники, и т.д.
Одной из главных  обязанностей, которая распространялось почти на все слои  прусского населения, была служба на строительстве замков.
В то время как крестьянское сословие, должно было выполнять строительные работы,  витинги  и свободные земельные рыцари (дворяне) были освобождены от этих работ.  От них требовались лишь конь и оружие, чтобы  во время строительства замка предупредить нападение врага. Если ситуация на границе была достаточно спокойной, они выполняли функции строительных инспекторов. Так, они  контролировали: каменоломни, изготовление древесного угля, доставку и обжиг извести, а так же в больших количествах кирпич. Им   также поручалась охрана  строительных материалов и контроль за их расходом.
  Прусским крестьянам было сложнее. По распоряжению ордена старосты прусских деревень выделяли определённое количество людей, которые, отработав установленный срок и получив деньги, посредством ротации заменялись другими. Для крестьян, хозяйство которых было связанно с определённым временным циклом, это не всегда было удобно.  
В 1360 г во время строительства каменного замка в Лабиау (Полесск) на строительство было набрано  544 человека . Они копали рвы и готовили площадку под фундаменты и основание замка.
Когда в конце XIV в. великим магистром ордена Конрадом фон Юнгингеном  было принято решение о возведении нового замка Рагнит, (строительство велось с 1397 до 1409гг) на вспомогательные работы с Замланда было затребовано 1200 чел. (Оскар Шлихт «Западный Замланд»). Перед началом строительства, орденской администрацией были подготовлены   мастерские и склады, построено жильё для прибывающих каменщиков, каменотёсов, плотников и других специалистов. Из документов Ордена следует, что на строительстве было занято до 30 мастеров различных специальностей. Жившие в округе пруссы-скаловы за оплату выполняли подсобные и извозные функции. Витинги из пруссов охраняли, а в случае нападения обороняли строительную площадку.
Для строителей доставлялось  продовольствие, в орденских счётных книгах имеются записи на 62840 шеффелей  ржи, 120 шеффелей пшеницы, 17000 шеффелей  овса, 11300 кругов сыра. Из 2218 шеффелей ячменя и солода и 750 шеффелей хмеля большая часть безусловно использовались на приготовление пива .
Строители помимо питания получали за свою работу деньги.  Так за постройку колодца в замке Лабиау они получили 160 марок. (1 марка = 720 пфенингов)
Как регулировался вопрос оплаты, дают определённое представление  строительные договора. Повремённой оплаты практически не было, оплата так же колебалась от места строительства. В 1407 г в Рагните Ханнус Боле за кирпичные работы в 1 Seil  длинны, 1 руту высоты (37,7 метров  длинны, 3,7 метра высоты)  и толщиной в один кирпич получил 2,25 марки или 1620 пфенингов.   При начавшемся в 1399 г. строительстве замка в Бютове за кладку стены в 1 Seil длины, 1 руту высоты и (правда) 9 футов толщины было заплачено 18 марок. Йорге Бешейден получил за изготовление сводов   в орденском замке Рагнит согласно договору за двухгодичный период (дек. 1403 г. по дек. 1405 г.) 500 марок .
Если учесть, что слуга комтура в Кёнигсбергском замке получал в год 3 марки, повар 13 марок, а городской секретарь 12 марок, то при тех ценах  заработки на строительстве замков были очень даже не плохие. И они конечно могли финансово компенсировать крестьянам возможные убытки, даже если они были заняты на вспомогательных работах.

Также дают нам определенное ознакомление с хозяйственными отношениями тогдашнего времени, ибо в них регулировались также вопросы оплаты. Прочная оплата за сопоставимые работы чётко не указывалась. Также высота оплаты колеблется от места к месту. Как различен был расчёт, могут объяснить следующие примеры: Ханнус Болле получил в 1407 г. за кирпичные работы в 1 Seil (канат, трос) длины, 1 руту высотой и толщиной в 1 кирпич 2 ¼ марки (меры длины орденского периода: 1 кульмская миля = 180 Seile, 1 Seil = 10 рутам, 1 рута = 7 ½ локтя, 1 локоть = 2 футам, 1 фут = 0,288 м). При начавшемся в 1399 г. строительстве замка в Бютове за кладку стены в 1 Seil длины, 1 руту высоты и (правда) 9 футов толщины было заплачено 18 марок. Йорге Бешейден получил за изготовление сводов и реконструкционные работы в орденском замке Рагнит согласно договору за двухгодичный период (дек. 1403 г. по дек. 1405 г.) 500 марок, но которые всё же были разделены на многие платежи различной величины. В качестве особой привилегии ему было предоставлено единственное право - продавать своим баракам пищу и напитки. Зато в Торне один городской каменщик за уложенные 1000 кирпичей в 1445 г. получил 15 шиллингов; к тому же в качестве оплаты ему было предоставлено «летнее платье, свободную лавку под ратушей».
Для оценки этой оплаты можно привести, что рабочий конь оценивался 4 марками. Конь ценой в 8 марок должен был быть уже высокопородным экземпляром, т.к. одного такого однажды получил литовский князь (герцог) Swittrigail Свидригайло в качестве подарка Великого магистра Конрада фон Юнгинген. Сегодня очень редкий рабочий конь оценивается, пожалуй, не ниже, чем в 1500 евро.
Наряду с поштучной оплатой Орден также производил годовую оплату. Так, в 1404 г. придворный юрист Йоханнес Риманн получил 40 марок, врач Великого магистра, магистр Йоханнес – 30 марок и известный мастер по строительству (баумейстер) Николаус Фелленштейн 20 марок в год. При этом Фелленштейн имел прочный оклад, который сегодня может соответствовать стоимости около 5000 DM или более. Челядь в орденских замках (кнехты, повара, пекари) получали тогда ежегодную плату в 3 марки.

 Во дворе был устроен колодец, руководил его строительством Ханнус Болле из Данцига .
Строительство Рагнита было подготовлено очень хорошо.  Здесь работал знаменитый  архитектор Николаус Фелленштайн  из Кобленца, он работал так же над крепостью в Тильзите и в других местах. В 1403 г. работали мастера из Данцига, Эльбинга, Бранденбурга, Грауденца, Торна, Кульма, Мариенбурга, Бальги и даже из Померании .


3 Орден и пруссы продолжение

3. Орден и Пруссы

В процессе завоевания Орденом Пруссии почти параллельно шло основание городов и заселение их немецкими колонистами. Наряду с городами, немецкие колонисты селились и в сельской местности основывая новые деревни или заселяя брошенные прусские. Возникновение и развитие самоуправляющихся городских общин в крае, не имевшем собственной городской традиции, имело особое социально-культурное значение. В «море» преимущественно прусского по своему составу населения образовывались «островки» с более  развитой системой хозяйствования .
Но немецких колонистов из Германии было очень немного. К началу   XIV в. в прусских землях проживало по одной оценке, около 12-15 тыс. немцев , по другой 15-20 тыс.    Поэтому вторую общественную группу причастную к хозяйственному подъёму прусских земель составляло местное прусское население, отношение с которым орден  урегулировал на правовой основе.
Прежде всего, орден установил единые законы и для немцев и для пруссов. Законы для всех были равны. Может быть, только отношение к пруссам у ордена было более либеральным, так как в своём развитии они ещё отставали от западно-европейской цивилизации. Пруссы, по общему правилу, были подсудны только орденским властям. За  исключением случаев, когда потерпевшим был горожанин, а происшествие случилось в пределах городского судебного округа.  
1286, февраль 28, Кёнигсберг.
Конрад фон Тирберг, ландмейстер Пруссии, дает горожанам Кёнигсберга за их верность во время прусского восстания Кульмское право, сохраняя за Орденом  юрисдикцию над пруссами и самбийцами , кроме тех случаев, когда они посягают на права горожан или немцев.  Самбийцы и пруссы остаются на этой территории под юрисдикцией Ордена.  
1286, март 12, Кёнигсберг.
Герихо из Добрина, староста, Альберт Монцер, Иоганн Виссе, Хенник Пруссе, Вернхер фон Бремен, Хильдебранд фон Варендорф, Конрад Монцер, Лупольд, Арнольд Крузе, Зифрид из Кристбурга, Вальтер, Хинрих из Тремона, советники в Кёнигсберге составляют грамоту о том, что по их просьбе магистр и конвент Кёнигсберга установили, что случаи воровства со стороны пруссов и самбов в Кёнигсберге должны быть судимы Орденом, (за кражу на сумму) более фирдинга – штраф 16 марок, менее фирдинга – 2 марки, менее 1 Scot – 1 марка. Немец, обокравший прусса, выплачивает те же штрафы .
К тому же Орден использовал пруссов из витингов для назначения на административные должности низшего звена. Прежде всего в качестве камерариев. По описанию границ Самбии (Замланда) относящемуся к 1331 г она делилась на восемь административных единиц Kammerämter: Каймен (Заречье), Кремиттен (Сокольники), Вальдов (Низовье), Варген (Котельниково), Гирмов (Русское), Побеттен (Романово), Рудов (Мельниково), Шаакен (Некрасово). Во главе каждого из этих  районов стоял камерарий из пруссов, осуществлявший функцию связывающего звена между населением и властями. В обязанности камерария входило взимание земельных налогов и десятин, а так же надзор за земельной собственностью, и прусскими деревнями. Кроме того, он был обличён довольно широкими полномочиями в сфере общественного порядка (полицейские функции): разбирал случаи воровства и телесных повреждений. Камерарий имел право арестовать преступника даже в чужом доме или дворе. Далее в его обязанностях было проведение судебного расследования по данному преступлению. Препятствующий  ему в исполнении этих обязанностей подлежал смертной казни. Если при аресте преступник оказал сопротивление и бывал ранен или даже убит камерарием, то последний не нёс  за это никакого наказания .  
Камерарий из пруссов прекрасно знал своих земляков, их культуру менталитет и обычаи, его невозможно было обмануть, поэтому со своими обязанностями они справлялись прекрасно.  
Резиденцией для камерария служил орденский замок, который он обязан был содержать в надлежащем порядке и всегда готовым к обороне. В нём имелись запасы оружия, продовольствия и фуража на случай осады. Во время литовских вторжений камерарий обязан был оповестить  население окрестных деревень, которое спасалось под охраной замковых стен. Как правило беженцы располагались в предзамковом укреплении, форбурге, имеющим обширный двор и складские помещения обнесённые оборонительной стеной.  Мужчины вооружались и пополняли замковый гарнизон,  готовились к отражению вражеского нападения. Женщины и дети устраивались в форбурге и готовились к осаде. Литовцы сжигали деревни, захватывали домашний скот и людей не успевших спастись в замке. Но литовцы очень редко делали попытки штурмом овладеть замком, поэтому даже небольшие камеральные замки служили надёжным убежищем для местного населения.  
  Если в результате внезапного литовского набега прусские крестьяне теряли свой дом и домашний скот, камерарии обязаны были скрупулёзно подсчитать убытки и доложить комтуру. (Большое количество таких подробных отчётов в архивах ордена сохранилось до сегодняшнего дня). Комтур выделял деньги и в качестве ссуды выдавал их крестьянам на восстановление дома и хозяйства. На несколько лет пострадавшие освобождались от налогов и десятины.

2 Орден и пруссы продолжение

2 . Орден и Пруссы

После окончательного покорения Пруссии к 1285 году, ландмейстер Пруссии ввёл новое административное деление подчинённых территорий. Они были поделены на комтурства во главе которых находились комтуры назначаемые Генеральным капитулом , а также и фогтства с назначаемым непосредственно ландмейстером и подчинявшиеся лично ему  фогтом.  Комтурства делились на более мелкие административные единицы  камеральные амты руководимые каммерариями .
К этому времени ситуация во взаимоотношениях Ордена и пруссов сложилась таким образом.  Тевтонский орден в основном оставил местным пруссам  их родовые имения и дворы.  Об этом свидетельствуют письменные обязательства в земельном ведомстве комтурства   Бальги, и документах комтурства  Бранденбурга, а также в регистрах Мариенбургской казначейской книге и многих других источниках орденского периода .
Среди пруссов привилегированное положение занимали владельцы замков  reges или nobilis. Они поддерживали Орден и при покорении и при христианизации края. За это их вознаградили в придачу к родовым владениям, которые оставались за ними дополнительно служебными имениями, «на которые возлагались определённые обязательства, как реальное (земельное) бремя».
Служебные имения в лен получали также средняя прослойка мелкопоместной прусской знати,  называемой rikijs или господа. К этому сословию принадлежали и витинги, служившие ордену в качестве охранения, смотрителей (управляющих), переводчиков (толмачей), камергеров и конвойных. Они являлись ленниками Ордена по- прусски laukinikis. В отличии от крестьян, живших в деревнях, они жили на хуторах -фольварках (прусс. Lauks) .
Все названные владельцы служебных имений образовали так называемое сословие свободных, или дворяне freiherr.
Третью основную массу населения составляли крестьяне (бауэры) и их слуги, к ним же относились и безземельные крестьяне.  Они платили как уже говорилось в предыдущей статье небольшие налоги  и выполняли другие необходимые ордену работы.    
Основной тяжестью владельцев служебного имения была военная служба, которую они обязаны были исполнять на коне с лёгким вооружением. На военную службу они были обязаны являться по первому требованию орденской администрации. Если учесть что за 14 век только против Литвы Орден совершил более ста походов, рейдов и набегов.
Различались три вида военной службы: конная служба, служба с доспехами (платах ) и просто «служба».
Конная служба должна была исполняться владельцем имевшим более 40 гуф (680 га) земли.  Он обязан был иметь полное рыцарское снаряжение и на соответствующем боевом коне. Его должны были сопровождать по меньшей мере двумя всадниками (как правило это был небольшой отряд) и повозку с продовольствием и кормом.  
Владелец менее 40 гуф прибывал на службу в доспехах (кольчуга) и другим лёгким снаряжением и на соответствующем коне.
           Из сословия свободных, пруссы имеющие малое служебное имение до 10 гуф (около 170 га.) были обязаны на «службу» отправляться «по обычаю края» на жеребце и в платах (или кольчуге)  и прусским оружием .  
Пруссы получавшие свои служебные имения по прусскому праву исполняли «службу» в железном шлеме или прусском шлеме, со щитом и копьём. Иногда они несли службу в доспехах. В этом случае пруссы использовали небольших, но выносливых и стойких местных коней, называемых швайке (schweike) .
           Крестьяне  призывались в ополчение во время литовского вторжения.
В 1296 г. во время генерального капитула в Эльбинге, Великий магистр Конрад фон Фойгтванген поднял вопрос о страховых возмещениях для прусских витингов.  После  обсуждения этого вопроса, в этом же году поступило распоряжение:  все участники военных походов с 1296 г.  за ранение, увечье или смерть обязаны были получить  от Ордена страховые суммы.
За погибшего прусса нёсшего «конную службу» выплачивалась сумма в 60 марок = 43200 брактиадов (пфенингов). «Служба в доспехах» 30 марок = 21600 брактиадов     «Служба» оплачивалась 15-16 марок = 10800 -11520  брактиадов .  
Таким же образом оплачивались и ранения. В зависимости от тяжести ранения повышалась и страховая сумма.  Позже страховые суммы распространялись и за потерю коня, или доспехов. Если у воина убивали в сражении коня, он получал соответствующую замену. Никлус фон Вальдов  во время зимнего похода в Жемайтию  попал в плен к литовцам, но удачно бежал и 3 января 1400 года получил компенсацию за потерянного коня и латы в размере  2880 брактиадов. (Позже в 1409 г он был витингом у верховного маршала) . За время похода на Готланд пруссам Паулю из Койкайна и Хельвигу из Плёссен  за потерянных коней было выплачено по 2,5 марки, Никлус из Мараунена  и один прусс из Цинтена  получили по 4 марки. Старый проводник Зедайте получил за жеребца 8 марок. Всего в январе 1406 г комтуром Бальги было выплачено прусским воинам за утерянных на Готланде коней 55 марок.
Таким образом, бремя военных походов, в которых  большая часть орденского войска состояла из пруссов (орденские рыцари принимали на себя командные функции) компенсировалась деньгами. Пруссам также доставалась большая часть военной добычи захваченной в походе.    

1 Орден и пруссы

Продолжение
Гл архивист ГАКО А.П. Бахтин

Орден и Пруссы
1
В связи с участившимися набегами пруссов на северные княжества Польши и  невозможности их предотвратить собственными силами, польский князь Конрад Мазовецкий  в 1225 г обратился за помощью к Тевтонскому ордену. В обмен на помощь князь предлагал им Хельмскую (Кульмскую) землю. После длительных переговоров с Конрадом, Тевтонский орден решил подготовить правовую базу и добился от императора  Фридриха II  Золотую буллу дававшей право на вечное владение Хельмской землёй и территориями которые могли быть завоёваны в будущем.  
В начале 1231 г орденские рыцари и присоединившимся к ним крестоносцам   вторглись в прусские земли. Возглавил этот отряд  Герман фон Бальк назначенный Великим магистром  ландмейстером Пруссии. В его подчинении находился маршал Теодорих фон Бернгейм и помощники Конрад фон Тутелен, Генрих фон Берк и Генрих фон Цайц   По мере наступления  завоёванные земли закреплялись строительством крепостей, замков и основанием городов. Города в основном заселялись немецкими переселенцами из Германии. Наступление Ордена было успешным, большеё частью благодаря отсутствию единства в разрознённых прусских племенах. К 1242 г. орденские отряды захватили Кульмскую землю, а также территории прусских племён Помезании, Погезании, Вармии и  Натангии.
С местным прусским населением Орден стремился урегулировать свои отношения на правовой основе. После первого прусского восстания (1242-1249 гг) Орден при посредничестве папского легата заключил с побеждёнными пруссами Христбургский договор от 7 февраля 1249 г.  
По этому договору пруссам изъявившим покорность Ордену и принявших христианство, предоставлялась личная свобода.  Договор  изменил  порядок наследования в сторону либерализации. Если по древнему прусскому обычаю наследование переходило только сыновьям. То Орден такое право распространил и на дочерей, родителей и иных родственников наследователя. Кроме того, Христбургский договор  гарантировал пруссам  Помезании, Вармии и Натангии почти неограниченное право распоряжаться движимым и недвижимым имуществом, включая право на завещание. Единственным исключением стало условие, согласно которому землю, доставшуюся по завещанию духовному лицу или церкви, надлежало в течение года продать кровным родственникам наследователя. Это условие  было оговорено Орденом с целью не допустить, усиление епископств которым принадлежали кирхи-церкви  на территории орденских владений. Более того, церковная  десятина,  которую обязано было платить население Западной Европы церкви, в Пруссии была уменьшена в 14-15 раз . Епископам которым в дальнейшем выделялась треть завоёванных территорий, запрещалось увеличивать с пруссов ранее установленные Орденом подати.
Налоги в Пруссии в орденское правление XIII-XIV вв. были самыми малыми в Европе. Что крайне удивляет современных исследователей.  Налог в XIII в.  как правило, состоял из двух частей: денежной и натуральной. Денежный налог составлял  1 кёльнский пфенинг или 5 кульмских .  Натуральная часть налога уплачивалась ордену в виде 2 марок воска . Итого в год набегало 1,5 грамма серебра и 380 граммов воска. По западно-европейским меркам объём такого налога носил в основном символический характер. Как раз это подчёркивается и прямым указанием в Кульмской грамоте, что  налог вносится в знак признания господства Тевтонского ордена.  Внёсший налог …   должен будет находиться под нашей юрисдикцией, а мы милостиво обязуемся защищать его от тех, кто причинит ему несправедливость и, насколько это в наших силах, возьмём его под свою защиту. Вышеупомянутый чинш (налог) они должны уплачивать ежегодно в день святого Мартина или в течении 15 следующих за ним дней.
Упоминаемый день св. Мартина – 11 ноября. Это был традиционный день уплаты податей, приуроченный к окончанию сельскохозяйственных работ. Всего для уплаты налога давалось 15 дней. Однако дело не столько в денежных суммах получаемые от земледельцев (они как уже сказано были невелики) сколько в намерении орденских властей подчеркнуть свои суверенные права на завоёванные территории .  
Когда  к  середине 15 в. после поражения  в 1410 г в  Грюнвальдской битве и последующем финансовом кризисе ситуация в ордене  резко изменилась,  он был вынужден  постепенно  ввести нормальные налоги. В городах в среднем 16 скотов  с гуфы  соответствующих среднеевропейским, оказалась   эта сумма  в 96 раз больше привычного налога в Пруссии.
После завоевания прусской земли Барта, Орден в 1255 г захватил Самбию и продолжил наступление на  Надровию. Все вновь принявшие христианство пруссы пользовались  правами Христбургского договора. Местные племенные вожди и знатные пруссы,  если они принимали христианство и отрекались от язычества, автоматически причислялись к дворянству. Им оставлялись наследственные земли в свободное  владение и добавлялись участки в лен.  Взамен на это, они были обязаны принимать участие в походах ордена против язычников.      
В 1260 г началось второе восстание пруссов, которое затянулось на12 лет. В этом восстании не приняли участия только Кульмская земля и Помезания. За предательство многие пруссы потеряли предоставленные им ранее привилегии . В то же время  часть пруссов со своими вождями остались верны ордену. О чём имеется большое количество упоминаний в орденских хрониках. С этого времени Орден счёл  вправе в индивидуальном порядке решать вопрос о статусе отдельных пруссов.  Тем не менее орден подходил с большой  осторожностью к вопросу о статусе и многие знатные пруссы замешанные в восстании и даже бежавшие в Литву были прощены и вернулись на родину.    

Тевтонский орден и Пруссы

13.11.2006
Пруссы сегодня

Историческое прошлое Пруссии  созданное российскими и советскими историками в 19-20 вв. хорошо известно  читателю интересующемуся историей нашего региона. Одной из главных аксиом в этой истории является полное уничтожение пруссов тевтонским орденом. Эти идеологические штампы особенно  видны после окончания 2 мировой войны. Знакомо заявление советских историков выполняющих политический заказ КПСС, что коренное население Пруссии в 13-14 вв.   было  полностью уничтожено.
Но когда современные историки обратились к историческим источникам, оказалось, что прусское население в орденском государстве не только существовало, но и являлось преобладающим.  Статистика  говорит о том, что к началу 15 века на территории Пруссии проживало около 500 тысяч человек, из них до 300 тысяч это были пруссы, принявшие христианство. Остальные 200 тысяч приходились на немцев и славян польского происхождения, а также кашубы и мазуры. Более того, имеются факты, говорящие о том, что многие орденские рыцари знали прусский язык.  Оно и понятно, он им был необходим для руководства прусскими витингами находившихся на службе у ордена.
После реформации в 1525 г  когда тевтонский орден в Пруссии прекратил своё существование, по распоряжению лютеранской церкви и лично герцога Пруссии Альбрехта на прусский язык переводились богословские книги.  В 16 веке пастор кирхи Побеттен – Романово (Зеленоградский р-н) перевёл  катехизис.  В тех деревенских приходских церквях, где священники не знали прусского языка, они пользовались услугами переводчиков.  
До конца 17 в. прусский язык был ещё живой. По крайней мере, известно множество фактов, что в быту прусские крестьяне пользовались своим родным языком. Только в начале 18 века в результате разразившейся в Европе эпидемии чумы  в Пруссии в 1709-10 гг  вымерло 2/3 населения. Многие деревни, а именно там сохранялся прусский язык, прекратили существование.
Тем не менее ещё в конце 19 в. дворянство прусского происхождения на Замланде (Зеленоградский р-н) преобладало над немецким как 3 к 2. В районе Меденау  - Логвино  семья фон Таубенхайм, фон Тизель, фон Дальтитц, фон дер Альбс. Эти на первый взгляд немецкие фамилии все имеют прусские корни с германизированными окончаниями.
Старейшая прусская дворянская фамилия фон Пербандт родоначальником которой был прусский вождь Склоде из района Кведнау (сейчас Северная гора) известна с 13 века. Этот род имел поместье Виндекайм сейчас это местечко не существует. Род начинается с Матиеса фон Виндекайм по прозванию Пербанд. Этот известный древнейший дворянский род существует до сегодняшнего дня.
В целом многие прусские фамилии продолжают существовать до сегодняшнего дня. Как пример:  Лепа, Лушнат, Дабеке, Толе и т.д. Часто сталкиваясь с приезжающими из Германии бывшими жителями Восточной Пруссии удивляешься их неожиданным и на первый взгляд странным фамилиям.
Немецкий язык в Пруссии подвергся большому влиянию пруссов говорящих на этом языке. Первоначально это был акцент с которым говорило местное население на немецком языке. Но некоторый акцент закрепился в языке и использовался даже немцами проживающими в Пруссии. К 20 в. это послужило образованию Восточно-Прусского диалекта немецкого языка. Он отличался своей мягкостью, несколько длиннее звучала «У» и особый звук «Э».
После 1945 г. немецко-язычное население, было депортированы в Германию.
Как известно вскоре на территории Западной Германии из выселенных и бежавших из Восточной Пруссии жителей  было образовано «Восточно-Прусское  землячество». Это землячество подразделялось на районные организации.
Постепенно из этой среды выделилась группа людей имевшие прусские корни. К концу 70-х годов они объединились в отдельную общественную организацию «Толькемита». Целью этого общества было напомнить о коренном населении Восточной провинции Германии, которые внесли свою немалую лепту в историю Пруссии, и прежде всего заявить о том  что пруссы ещё существуют.
Обществом были сделаны попытки к  созданию предпосылок для возрождения прусского языка. Для этого руководством Толькемиты делались попытки привлечь учёных и исследователей России (Топоров) и Литвы (Мажюлис).     Неоднократно члены Толькемиты связывались с Топоровым с просьбой, что бы он продолжил составление прусского словаря, не законченного им в 70-80 годах. Предлагалась финансовая поддержка. К сожалению Топоров не смог продолжить свой труд, ссылаясь на свой преклонный возраст и здоровье.
Со второй половины 90-х годов обществом «Толькемита» неоднократно делались попытки получить статус нацменьшинства. Но все обращения в бундестаг и в Министерство культуры наткнулись на отказ. Причина была одна, отсутствие на сегодняшний день живого прусского языка.  
Уже много лет обществом   Толькемита издаются журналы и научные исследования по истории, этнографии, языку  и религии пруссов.  Изучаются сохранившиеся в архивах документы. В одном из документов орденских времён было обнаружено судебное решение по обвинению католической церкви   одной прусской женщины, которая,  как было известно, помогала женщинам с помощью «контрацептивов»  не забеременеть. Использовала она для этих целей рецепт (не очень понятный) в котором  основным компонентом являлся янтарь.
В 1999 г был издан «Базовый русско-прусский словарь» для дальнейшей рекреации лексики (Замландский диалект). Автором этого словаря является русский, имеющий литовское гражданство, он издал книгу под прусским псевдонимом Миккелс Клуссис. Словарь посвящён «Памяти Зигрид фон Пербандт потомка прусской знати 13 в. идеолога возрождения пруссов». Книга была издана с поддержкой объединения Толькемита.  
Регулярно проводятся  конференции на которые приглашаются пруссы, которых судьба раскидала по разным странам.  В 2001 г в Германии и части Литвы  был проведён опрос среди жителей бывшей Восточной Пруссии. В нём  на вопрос кем вы себя ощущаете, немцем, литовцем или пруссом около 2-х миллионов людей причислили себя к пруссам.






Гл архивист ГАКО А.П. Бахтин

Орденские замки-крепости и укрепления северной части Восточной Пруссии

А.П. Бахтин 2002г.

Орденские замки-крепости и укрепления северной части Восточной Пруссии
(Кёнигсбергского региона)
                                                                             
       

     Основание ордена
Начавшиеся в 11 в. крестовые походы привели к феномену создания рыцарско-монашеских объединений, «орденов». Первым таким объединением, появившимся в Святой Земле, стал орден Храмовников или Тамплиеров (temple – храм . Следующий рыцарский орден  был создан на базе Иерусалимского госпиталя Св. Иоанна    
  Немецкий орден так же был создан на базе госпиталя появившегося во время третьего крестового похода в 1190 г при осаде  города Акра.  В 1198 г.,  было принято  решение о создании рыцарского ордена,  первым его магистром был Герман Вальпот (Germann Walpot).    
  С  приходом  к власти Германна фон Зальца (Hermann von Salza 1209-1239) ситуация  изменилась.   В 1210-11 гг. венгерский король Андраш II (1205-1235), приглашает Тевтонский орден  для обороны  границы  Венгрии от вторжений  половцев.
Руководителем экспедиции в Бурценланд был назначен брат Теодорик. Под его руководством в 1212 г. началось освоение полученной территории. Орденом было построено 5 замков.  
В борьбе с половцами орден добился определённых успехов, нанеся им ряд поражений. Часть половцев вынуждена была признать его власть и принять крещение . В 1225 году Андраш II изгнал Тевтонский орден из Венгрии.
  Успешная борьба ордена  с половцами привлекла к себе внимание  польского  князя Конрада Мазовецкого. Его княжество на севере Польши  постоянно подвергалось разорительным набегам прусских язычников. В 1225 г. Конрад Мазовецкий обратился за помощью к немецким орденским братьям.
После длительных переговоров согласие было достигнуто и орден направил в Пруссию своих  рыцарей. В 1230 г. на границу подошёл  орденский отряд под командой ландмейстера Пруссии Германа фон Бальк.

                                            Завоевание Пруссии
Весной 1231 орденские братья  во главе с Германом фон Бальк,  переправились на восточный берег реки. На берегу Вислы они построили вальное укрепление, назвав его Торн. На следующий год они  приступили к завоеванию прусских земель начав наступление по берегу  Вислы.  По мере продвижения для закрепления своих владений орден строил   замки. Первые замки были вальные. Насыпались земляные валы по периметру которых устанавливался деревянный палисад с деревянными башнями и жилыми помещениями для гарнизона. Крепость окружали глубокие рвы. На начальном этапе орден часто использовал прусские крепости.
      После основания Эльбинга в 1238 г.  орденом была совершена  разведывательная морская экспедиция по заливу на двух кораблях.  Продвигаясь вдоль берегов Вармии на север,   ими была обнаружена, прусская крепость Хонеда .  Попытка взять крепость штурмом была неудачна, практически весь десант был уничтожен пруссами.
Через год (1239) хорошо вооруженные корабли с новым отрядом рыцарей    причалили к подножию высокого берега, на котором находилась Хонеда. После долгой осады, она перешла в руки Ордена.   Незначительно перестроив  старую крепость, назвали его Бальга .  
   На 1239-40 годы орден имел 21 укреплённый пункт.
В 1242 г. на захваченных орденом  территориях пруссы  начали восстание, которое  длилось около 7 лет.  
После подавления восстания орден   приступил  к дальнейшему завоеванию прусских земель
Во главе с  Чешским королём Отакаром (нем. Ottokar) была захвачена Самбия (Замланд).   Результатом этого наступления было основание Кёнигсберга (1255).
Продолжить наступление  ордену помешало второе восстание пруссов, начавшееся в 1260 г. и окончательно подавлено в 1272 г.  
   
    После подавления восстания орден практически сразу приступил к завоеванию прусских земель Надровии и Скаловии.    
К 1283 г. передовые отряды ордена вышли к реке Мемель (Неман) и на его крутом берегу в 1289 г. построили крепость Ландсхут (Рагнит).  На этом этапе основная территория Пруссия была  покорена.
Началось освоение покорённой территории и тактическое улучшение обороны от начавшихся нападений со стороны Литвы.  
Из-за практического отсутствия  дорог основными транспортными артериями являлись реки, в данном регионе это была река Прегель. От Кёнигсберга вдоль неё  было построено большое количество замков, в том числе Арнау (ок. 1302 г.), Тапиау,  Велау в 1320 г.   Таплакен (ок. 1310 г.), Норкиттен  (ок 1320 г.), Инстербург (1336 г.).
 
 В 1309 г.  резиденции Хохмейстера (Великого магистра)  была перенесена из Венеции в Пруссию в  комтурский замок  Мариенбург  основанный  около 1270 г
Сразу после переезда великого магистра в Пруссию началось массовое строительство замков в камне.  К тому времени в ордене сложилась своя традиция постройки замков, равно как для резиденции комтуров, так и для самых малых укреплённых крепостей. Всё было единым, несмотря на большую разницу в некоторых абрисах и местоположении. Именно благодаря этой планомерности и единообразия строительства, замки Пруссии образуют твёрдо определённую группу  орденского строительного искусства средневековья. Как правило, это были четырёхугольные замки, имеющие от одного до четырёх флигелей с бергфридом и высокими оборонительными стенами . Эти замки,  имели предзамковое укрепления (форбург), так же обнесённые оборонительной стеной из кирпича с боевым ходом.
За  XIV век было построено большое количество дорогостоящих замков.  
Большой важности вопросом был вопрос о строительных материалах.  Пруссия бедна запасами камня, на её территории так же нет каменоломен, а потому сваи, колонны, некоторые строительные блоки изготавливались из привозимых   гранитных и известняковых глыб. Поэтому главным строительным материалом для прусских замков являлся обожённый кирпич ручной формовки.   Кроме обычного кирпича, требовался ещё и фасонный кирпич для внутренних поверхностей сводов, окон,  дверей и для опор сводов. Так же использовался в больших количествах глазурованный кирпич. При кладке был необходим раствор, для которого требовалась в больших количествах известь, добываемая в Ноенбурге. Известь лучшего качества завозилась с острова Готланд.  
  Наряду с перестройкой старых замков продолжалось основание новых, которые после 1310 г.,  часто сразу строились из камня.  
Работы по строительству замков были огромны не только по объёму, но и по сложности. Из затраченного на строительство замка материала можно было вполне построить средневековый город средних размеров.
Строились так же   небольшие замки, служившие резиденциями орденским чиновникам (фогтам, пфлегерам - управляющим, каммерариям и т.д.). Кроме затрат на материалы имели место и затраты на оплату труда (производство строительных материалов, само строительство). Орден оплачивал и высококвалифицированных специалистов.  

                                            Комтурские замки
Территория орденского государства  делилась на комтурства, крупные административные единицы, которые являлись центрами военной и экономической организации Ордена. Возглавлял эту единицу комтур, с рыцарским конвентом,  их  резиденцией   являлся замок.  Сам замок, (хохбург) имел от одного до четырёх флигелей , в форме замкнутого четырёхугольника. Часто с большой башней (бергфридом) и  небольшими башнями на опасных участках.
Основным этажом в замке, считался второй, куда можно было подняться с внутреннего двора через крытую галерею, на этаже располагались капелла (часовня), зал капитула (помещение для собрания орденских братьев), ремтер (столовая), и дормиториум (спальня), а так же обязательно данцкер (туалет). В зимний период жилые помещения отапливались, путём накаливания камней в подвальном помещении, по   воздуш¬ным каналам, через отверстия в полу подавался тёплый воздух.    На первом этаже располагались хозяйственные помещения (кухня и т.д.).  В подвалах хранились продукты питания и другие, необходимые для обороны материалы.  Хранилищем служил так же третий этаж, преимущественно его использовали как хлебный амбар. Под крышей главного замка по периметру находился военный ход и бойницы для обстрела как наружу, так и во двор. (Особо крупные замки имели  четыре и даже пять этажей). Во внутреннем дворе обязательно имелся колодец. Сам двор был вымощен необработанным полевым камнем, и чтобы не застаивалась дождевая вода, имел наклонный вид с отводом воды  в колодец.
Безопасность замкового комплекса обеспечивалась за счёт больших рвов и стен с боевым ходом, окружающие сам замок. Между такой стеной и замком  находилась площадка называемая пархам.  
Сооружение больших массивных построек, представлявших  хорошо укреплённый комплекс, имели и предзамковое укрепление (форбург), а часто и несколько форбургов, с высокими стенами, и многочисленными постройками складских помещений, для хранения продуктов питания, фуража, вооружения, всевозможные мастерские, конюшни, а также жилые помещения и т.д.
Строились эти замки не только как чисто военные сооружения, но и как символы статуса рыцарского сообщества и территориальной власти. Комтурские замки архитектурно были полны достоинства. Богатые декора¬тивные формы и строительные элементы придавали североевропейской готике свои неповторимые черты. Во многих случаях использовались художественные произведения высшего класса. Применялись элементы архитектурных украшений, как-то ажурная каменная резьба, многослойные капители, фризы с надписями, глазурованные панели. Прекраснейшим произведением орденской архитектуры являются залы с ребристыми сводами. Украшались замки так же рельефами и барельефами, для которых приме¬нялся известняк, завозимый из Готланда .
На территории Кёнигсбергского региона находилось 4 комтурских замка:
Бальга, Бранденбург, Кёнигсберг, Рагнит.   Временно выполняли функции комтурских замков: Лабиау, Тапиау, Лохштедт, Инстербург.
Фирмари
При  комтурских замках очень часто имелись фирмари для больных и старых орденских братьев и орденских священников, которые по старости или ранению не могли нести службу. В больших комтурских замках имелись два вида фирмари, для орденских братьев-рыцарей, орденских священников, серых плащей и отдельно для слуг. Иногда для серых плащей (служащих братьев незнатного происхождения) и простых кнехтов фирмари были отдельные как в замке Остероде. Но для отдельного лечения серых плащей – полубратьев это, пожалуй, единственное доказательство . Обычно они лечились в одном помещении с рыцарями.  Стол фирмари, по крайней мере, в некоторых  замках  обеспечивался собственной кухней, где готовили лучше и более обильные блюда, как требовали орденские статуты. При большом значении в средневековой медицине к пищевой диете, можно говорить о диетической кухне. Кухня имела собственного повара, а иногда (в Кёнигсберге) и двух поваров.   В больших замках с конвентом от 30 до 60 братьев имелись большие помещения с собственным  ремтером (столовой) для больных и престарелых рыцарей, с отдельной баней. Орденские статуты рекомендовали больным братьям купание.  Фирмари были сооружены таким образом,  что бы каждый орденский рыцарь имел собственную комнату (келью) и общее помещение для отдыха. В большинстве случаев в этот комплекс входили капелла, кухня и подвал. Всё выглядело как небольшой госпиталь, в котором жизнь протекала изолированно .
Бани
Бани были достаточно распространённым явлением в Европе, соответственно и Орден повсюду в своих замках сооружал бани. Они имелись не только в замках с большим конвентом, но так же  в замках фогтов, пфлегеров – управляющих и каммерамтах. Бани сооружались так же, как в фирмари: дощатый пол, положенный на каменный настил, стеклянные окна. На печи клали камни, будучи раскалёнными, они поливались водой для получения пара. Вода для мытья нагревалась в котлах,  мылись в «ваннах» (деревянных бочках).   Для банных процедур использовались так же и лиственные веники. Иногда в банях находился особый колодец .
Водоснабжение
По исследованиям Б. Шмида (B. Schmid) в замковом комплексе Мариенбурга имелось 19 колодцев. Колодец в высоком замке имел глубину до 27 м. был выложен камнями. Над ним деревянный навес  с черепицей и колесом для вытягивания ёмкости с водой, колодец,  очевидно, был построен ещё в 13 в. В помещении великого магистра в среднем замке в полу имелось круглое отверстие, которое вело через этажи в подвал к колодцу. Обычно колодец находился  в центре замкового двора, как в Кёнигсберге во внутреннем дворе Дома конвента.  
Данцкер
Характерной  чертой  орденских замков, были данцкеры (туалеты),  это были внушительные башни, стоящие за приделами замкового корпуса, в большинстве на водном  потоке (ручье, заливе, реке, и в проточном рву), С замком они соединялись крытым переходом на мощных колоннах (в Мариенвердере этот ход имел 54 м. длинны). Нередко они соединяли в себе оборонительные функции и архитектурную красоту и образовывали выделяющейся замковый комплекс. Но, прежде всего они выполняли функции отхожего места для обитателей замка.   Помимо башенных  данцкеров имелись так же небольшие,   навешенные на внешнюю оборонительную стену помещения с наружными люками для нечистот. Кёнигсбергский замок имел два данцкера, один  для Дома конвента второй, для фирмари. Как правило, данцкеры имели несколько мест .
Отопление
Так же тщательно была продуманна отопительная система. В 13 и первой половине 14 вв. замки   отапливались открытыми каминами и угольными противнями. Позже, повсеместно встречается калориферное отопление (отопление тёплым воздухом), самое старое встречается до 1300 г. в Мариенбурге. Под обогреваемыми помещениями, располагалась специальная печь, в которой накаливались крупные валуны, затем  открывались тёпловые отверстия и тёплый воздух от раскалённых камней по тепловым каналам и через отверстия в полу обогревали помещения. Дымоходную трубу использовали также и для открытых каминов. Благодаря этой отопительной системе, суровые прусские зимы переносились  достаточно комфортно . Позже в замках стали использовать комнатные печи. Комнатная печь в соединении с вентиляционными каминам, окончательно приняла законченную форму в Пруссии около 1370 г.      

                                      Малые замки
Наряду с крупными замками конвентов, орденским рыцарям для   управления  землями необходимы были и многочисленные малые замки.
Предназначение малых замков было очень разнообразно.
Комтурства с их зачастую  огромными территориями, нуждались в более мелких подразделениях (административных единицах). Они возглавлялись отдельными орденскими братьями или орденскими чиновниками.
и существовали в виде Pflegamt – заботничеств, (управленческое ведомство),   Waldamt- «лестничеств» и Kammerämter . Возглавляли их соответственно Pfleger- заботники (управляющие),  Waldmeister- «лесники» и  camerarius - камерарий.
Территория, прилегающая к замку конвента, управлялась как отдельная административная единица, схожая  с каммерамтами. Наряду с комтурствами имелись и другие административные районы, которые находились в подчинении ландмейстера или магистра это были Vogtoien - фогтства  (наместничества), с фогтами во главе как верховными администраторами.  Фогтства возникли в магистерский период, иногда из упразднённых комтурств.
Различия в предназначении малых замков оказали незначительное влияние на их архитектурную форму; во всех этих замках были в наличии приблизительно одинаковые условия: орденскому чиновнику требовались жилое, представительское и, служебное помещение. В замке должна была быть часовня, предназначавшаяся для всего предзамкового района. Эти немногие помещения вполне могли расположиться в здании типа однофлигельного замка конвента. Кроме этого, для  различных военных и хозяйственных потребностей нужен был двор и другие помещения. Крепостные стены расширяли площадь замка, здания под их защитой могли примыкать к главному строению и даже образовывать многофлигельное сооружения. Поэтому были  одно, – двух, -   трёх - и даже четырёхфлигельные замки, например Тапиау, Лабиау, Инстербург. Эти замки в начальном периоде   использовались как комтурские, а когда перестраивались в камне, с самого начала сооружались как  пфлегерства. Масштабы замков не были связаны с их предназначением. Скорее всего, они зависели от размеров подчинённой территории, или значение замка как военного пункта.
Малые орденские замки начинают формироваться, когда развитие замков конвентов достигло своей высшей точки, это произошло  после 1320 г.  До этого времени не выявлено ни одного малого замка, построенного из камня. На начальном этапе замковые сооружения полностью находились под влиянием типового замка конвента. Но, в конце концов, они приобрели свою особую форму .

Zwischenwerke – передовые и промежуточные укрепления, сооружались для охраны границы или как прикрытие между более крупными укреплениями.  Они были невелики по размерам и, как правило, редко получали архитектурное оформление. Многочисленные сохранившиеся в Пруссии валы орденских замков, могут быть по большей части остатками самых мелких оборонительных сооружений.
Орден строил мелкие укрепления для защиты населения. Одновременно с поселениями  он основывал замки, военной целью которых были обеспечение безопасности и защиты  населения. Позднее они стали выполнять функции ранее лежавших на замках конвентов: они стали военными замками, бастионами, на которых основывалась оборона страны.
Поселковые (городские) замки преобладали внутри страны, как правило, они располагались рядом с поселениями или городами и представляют собой два отдельных укреплённых места, (город и замок) разделённых стенами и рвами.

Замки Самбийского епископства
На территории Кал обл. располагалось Самбийское (Замландское) епископство, ему было выделено три отдельных части. Две из них находились в Самбии, одна в Надровии.
После начала наступления Ордена в Пруссию Римский папа Григорий IX  3 августа 1234 г. издаёт буллу,  в которой  даёт разрешение аналогичной «золотой булле» Фридриха II на завоевание Пруссии и подчинения этих территорий Ордену, но при условии, что третья часть этих земель будет передана церкви.  Папский легат Вильгельм фон Модена  в 1243 г. прибыл в Пруссию и разделил её на четыре епископства . Так как Самбия к тому времени ещё не была завоёвана, епископство на её территории было лишь in partibus infidelium.
После завоевания в 1255г. Самбии (Замланда), вскоре произошёл её   раздел.  В 1258 г. между первым епископом Хайнрихом фон Штриттбергом и ландмейстером Пруссии Герхардом фон Хирцбергом был составлен договор по которому епископ выбрал южную и северо-западные части  Самбии.  
  До 1260 г. центр епископства находился в Кёнигсберге, но уже в 1264 г. епископ основал свою резиденцию Фишхаузен на берегу Фрише Хафф (Кал. залив).   После завоевания Орденом Надровии треть территории была передана епископу.  Для управления пограничными землями в Надровии в 1350 г. был основан замок Георгенбург.
 По своей архитектуре и форме они практически ничем не отличались от орденских замков. Всего на территории Кёнигсбергского региона находилось 11 замков Самбийского епископства: Фишхаузен, Ринау-Гальтгарбен, Меденау, Лаптау, Тиренберг, Нойхаузен, Повунден, Цигенберг, Заалау, Георгенбург, Кведнау. Из них 2 укрепления Ринау-Гальтгарбен, Цигенберг, выполняли функции крепостей убежищ. Они не имели постоянного гарнизона и использовались только во время литовских набегов. В эти крепости убежища имевшие вальное укрепление, стекалось местное население, оно же и принимало участие в обороне.

Епископ Прусский Христиан (Кристиан)

2003 г АП Бахтин.

Епископ Прусский Христиан (Кристиан)


    Ещё в древние времена пруссы враждовали с Польшей. Поляки неоднократно пы-тались покорить их, но все усилия закончились безрезультатно. Не добившись победы оружием, они предприняли  попытку обратить пруссов в христианство с помощью хри-стианских миссионеров. В 997 г. Болеслав Храбрый отправляет в земли пруссов пражско-го епископа Адальберта (Войцеха). Но эта миссия закончилась для Адальберта трагиче-ски. Заподозрив в нём польского шпиона, пруссы убивают его. Произошло это  23 апреля 997 г. в день святого Георгия. Останки мученика были выкуплены Болеславом и отправ-лены в Гнезно .
    Неудачей закончилась и следующая акция миссионера монаха Бруно из Кверфурта, он  и 18 его спутников, погибают от рук язычников   14 февраля 1009 г., по словам лето-писца, «где-то на границе Пруссии и Руси» .  
    В   XII в. Болеслав III (Кривоустый) вновь делает попытку покорить пруссов. Но оба его похода заканчиваются практически ничем.  
    После начавшихся в Польше междоусобиц полякам  стало не до пруссов. Но тут уже пруссы, воспользовавшись ослаблением своих южных врагов, начали предпринимать против них грабительские походы. Обессиленная Польша не смогла отразить эти нападе-ния.
      Чтобы как-то предотвратить эти набеги, были вновь предприняты усилия по хри-стианизации пруссов.
    Попытки привить пруссам христианство возобновил с 1206 г. (по другим данным с  1208 г. и даже с 1209 г.)   цистерцианский монах Христиан (Кристиан) , человек большого ума и силы воли, обладающего организаторскими способностями.
    До сих пор  неизвестна его национальность, есть предположение (Карл Ломейер), что он был немцем Готфридом из великопольского монастыря Лугне (Лекио), а имя Хри-стиан (Кристиан) как говорится  в сообщении за 1215 г. в одной из восточно-саксонских хроник, было им получено за его миссионерскую деятельность по христианизации прус-сов. Перебравшись в монастырь Оливы, на левом берегу Вислы недалеко от прусской гра-ницы он активно приступил к подготовке проповеди христианства среди пруссов. Его це-лью была попытка мирными путями найти среди них друзей и обратить их на «путь ис-тинный». Он собирал любую информацию о пруссах  их быте, веровании и языке. Приме-ром для него служил ливонский проповедник  Мейнхард действовавший на реке Даугава среди язычников Латвии.
  За помощью и официальным разрешением Кристиан отправился в Рим к папе Ин-нокентию III.  Римский папа очень обрадовался перспективе закончить более чем столет-ние попытки обратить в христианство прибалтийский народ. Он без колебаний выполнил просьбу отважного монаха и в распоряжении от 26 октября 1206 г. поручил Кристиану предпринимать любые мероприятия, какие он сочтёт необходимыми для обращения языч-ников в христианство, а всех священников верхней и нижней Польши,  буллой от 4 сен-тября 1210 г.  призвал всячески способствовать ускорению и завершению этой миссии.  По поручении  папы, он так же должен был активно сотрудничать с польской католиче-ской церковью.

Уже в следующем году Кристиан переправился через Вислу служившей границей между язычниками и христианами, начав проповедовать Евангелия. Отправляясь в Прус-сию, Кристиан говорил «урожай созрел для жатвы» имея в виду, что пруссы готовы для принятия христианства, и хотя один из двух сопровождающих его монахов сразу после вступления на территорию пруссов, принял мученическую смерть, его миссия была доста-точно успешна. Некоторые знатные вожди прусских родов, а за ними и часть простого на-рода приняли крещение. Среди них было два знатных прусса, братья Содрех и Фалет, об-ращённые лично Кристианом.  
    Каким то образом на западе были осведомлены о деятельности Кристиана, один очень хорошо осведомлённый монах в Бельгии уже тогда говорил, что Готфрид мог быть «пер-вым епископом страны».
Столетием позже монахи из монастыря  Олива  в Поморье прославили свою обитель толь-ко тем, что Кристиан вышел  из их монастыря для крещения пруссов.
    Кристиан не только обращал пруссов, но и некоторых из них посылал для обучения на запад в монастыри.  После подготовки   он их направлял в Пруссию для обращения своих собратьев. Так, известно, что два прусса Свобобул и Варпод, после крещения Павел  и Филипп, были посланы в земли Вармии, и Натангии проповедовать христианство. В об-щем незначительные  успехи в обращении пограничных пруссов, в докладах папе  значи-тельно преувеличивались.  В 1215 г. (1216 г) папа Иннокентий III ободрённый сообще-ниями Кристиана назначает его епископом Пруссии.  
    И хотя достижения были не велики, правовые притязания Кристиана уже значительно выросли, и он старался утвердить свой приоритет по отношению к светской власти. Что бы доказать  свои успехи в обращении язычников он переселяется   в 1222 г. за Вислу в прусские земли.
        Но так как интенсивность  прусских набегов на  Польшу не уменьшалась  папа при-зывая европейских христиан к крестовому походу в Палестину указывал, что богу были бы угодны и походы против язычников, европейских.
      Следующие походы, обрушившиеся на Пруссию, уже были крестовыми, официально благословлённые церковью. Организовали их польские князья, поддержанные государст-венными и духовными руководителями. В первом походе 1222 г. приняли участие князья Лешек Белый,  Бородатый и Конрад Мазовецкий. Через год к ним присоединился князь Святополк, а так же множество епископов. И на этот раз Пруссию они   покорить не смог-ли. В ответ на это пруссы уничтожили своих соплеменников уже принявших христианст-во, пограничная Хельмская земля  где поселился Кристиан была превращена в пустыню, а он сам лишившись своей резиденции вынужден был бежать. Епископ Кристиан укрылся  в монастыре  Олива. Но преследующие его пруссы, узнав, где он скрывается, сожгли и этот монастырь.
    Граница   запылала вновь.  Пруссы начали массированные набеги, опустошая и ра-зоряя Поморье и Мазовию, Что бы прекратить эти набеги необходимо было организовать постоянную охрану границы, особенно со стороны Мазовии.
      В этом катастрофическом положении Конрад Мазовецкий решает создать свой ры-царский орден. Созданный в 1224 г. орден назывался «Братья рыцарской службы Христу в Пруссии»  или « Добжинский» по месту своей резиденции крепости Добжинь.  Но в пер-вом же сражении (1224г.) Добжинские братья были разбиты. Пруссы неоднократно  осаж-дали крепость, они настолько деморализовали орденских братьев, что даже небольшой прусский  отряд мог спокойно грабить окрестности крепости, не встречая никакого сопро-тивления с их стороны .
    Конрад Мазовецкий, завязал контакты с великим магистром Немецкого ордена Германом фон Зальца.  Он обратился к нему с просьбой, о помощи в борьбе с пруссами.
    Герман фон Зальца был в курсе дел европейского севера, он был также знаком с проблемами миссии Кристиана.
    Получив от Конрада Хельмские земли, фон Зальца решил добиться поддержки от императора Фридриха II и Римского папы. В 1226 г. магистр получает от Фридриха II    «Золотую буллу» с правом на завоевание языческих земель.  
      Магистр  ясно видел и трудности, с которыми ему предстоит столкнуться, особенно в отношении папской миссии во главе с епископом Кристианом. Основная проблема  вы-глядела таким образом, папская теория миссионерства:  язычники должны быть обращены в христианство, но нельзя подчинять их своему господству . В 1230 г. папа Григорий IX дал разрешение ордену расширить сферу христианства в этой стране, разрешив занятие территорий, не охваченных христианскими миссиями, а также взял под опёку в будущем захваченные ими земли.
      Не дожидаясь полного согласования с императором и папой, а так же ставленником Римской курии епископом Кристианом, фон Зальца решает начать наступление в Прус-сии.  
    Взаимоотношения ордена с епископом Кристианом прошли несколько этапов, в 1231 г. с ним был заключён договор в Рубенихте, согласно которому Кристиан отказывал-ся от прав на владения Кульмской землёй, переданной ему епископом Плоцка, и землями, подаренными ему Конрадом Мазовецким, но сохранял свои епископские права на этой территории.
    Неожиданный случай помог ордену приблизится к своей цели.
    Уже после начала наступления Ордена  в Пруссии (1231г.), епископ Кристиан во время новой поездки к пруссам,  в 1233 г., был взят язычниками в плен. Орденские братья и пальцем не пошевелили, что бы его спасти. Напротив, Герман фон Зальца, воспользо-вавшись тем, что конкурент устранён, с успехом заключил соглашение с Римом. Григорий IX, убеждённый магистром, что Кристиан пропал без вести, 3 августа 1234 г. издаёт бул-лу, по сути, аналогичную «золотой булле».
Епископ Кристиан более 5 лет пробыл в плену у пруссов. За это время он хорошо изучил историю, быт и религию прусских племён. Он добился уважения прусских вождей и, в конце концов, получил свободу. После окончания плена им была описана история и жизнь и легенды прусских племён. Часть этих утерянных позже  записей  использовалась хронистами и позднесредневековыми историками.
    Оказавшись на свободе, Кристиан пытался восстановить свою церковную и свет-скую власть на завоёванной орденом территории.  Но все его попытки оказались бесплод-ными. Новый папа к этому времени был вполне удовлетворён  Немецким орденом, кото-рый достаточно успешно продолжал завоевание прусских племён. Кристиану в 1244 г. было предложено на выбор одно из четырёх  епископств создаваемых Орденом на  завоё-ванных землях. Кристиан отверг это предложение и выступив против Ордена, получивше-го в его лица серьёзного  противника. Но его деятельность не получила должного размаха в 1245 г. он умирает.

Добжинский орден

Орден «Братьев рыцарской службы Христу в Пруссии» (Добжинский орден)

    С древнейших времен пруссы враждовали с Польшей. Поляки неоднократно пытались поко-рить их, но все усилия закончились безрезультатно. Не добившись победы оружием, они предпри-няли  попытку обратить пруссов в христианство с помощью  миссионеров. В 997 г. Болеслав I Хробрый (Boleslaw I Chrobry 966-1025) отправляет в земли пруссов пражского епископа Адаль-берта (Войцеха). Но  миссия закончилась трагически, пруссы 23 апреля 997 г убивают  Адальбер-та. Останки мученика были выкуплены Болеславом и отправлены в Гнезно.  
    Неудачей и смертью закончилась и следующая акция миссионера монаха Бруно из Кверфурта, он и 18 его спутников погибают  14 февраля 1009 г., по словам летописца «где-то на границе Пруссии и Руси».  
    В XII в. Болеслав III (Boleslaw III Krzywousty 1085-1138) вновь делает попытку покорить прус-сов. Но оба его похода заканчиваются практически ничем. Более того,  во время второго похода его войска попали в засаду и понесли тяжёлые потери.
После начавшихся в Польше феодальных междоусобиц полякам было не до пруссов. Но тут  прус-сы, воспользовавшись ослаблением своих южных врагов, начали предпринимать против них гра-бительские походы. Обессиленная Польша не смогла отразить эти нападения.
Польские князья, подвергающиеся опустошительным набегам пруссов, обратились за помощью к Римскому папе.
   В это время папа призвал европейских христиан к крестовому походу против язычников, в том числе европейских. На его призыв  из далёкой Испании откликнулись рыцари ордена Калатравы (Сalatrava). Этот  духовно-рыцарский орден Испании, был основан  в Кастилии, в 1158г.,  в ходе борьбы против мавров. Испанский орден Калатрава был утверждён папой Александром III в 1164 г. Название получил  по  отвоёванному у мусульман замка Калатрава.  Отличившись в битве при Лас Навас де Толоса в 1212 г., они посчитали, что вполне смогут оказать помощь и польским хри-стианам.  Прибывшие около 1220г., на побережье Пруссии, рыцари Калатравы, вступили в борьбу с пруссами. За время своего  пребывания в Пруссии ими были заложены три замка.   Предположи-тельно  Шёнек (Schöneck), Тейман (Thyman) и Люков (Lükow).   В этой борьбе они не смогли до-биться победы и переломить ситуацию.   Далее их следы теряются, некоторые исследователи по-лагают, что все они  погибли в Пруссии, так как о их возвращении в Испанию никаких подтвер-ждающих сведений нет.
      Следующие походы, обрушившиеся на Пруссию, уже были крестовыми, официально благо-словлённые церковью. Организовали их польские князья, поддержанные государственными и ду-ховными руководителями. В первом походе 1222 г. приняли участие князья Лешек (Leszek Bialy 1186/87-1227), Хенрих I (Henryk I Brodaty 1165/70-1238) и Конрад Мазовецкий. Через год к ним присоединился поморский князь Святополк, а так же множество епископов со своими вассалами. Однако, Пруссию, они не покорили, и через некоторое время граница вновь запылала,
    Пруссы начали массированные набеги, опустошая и разоряя Поморье и Мазовию, пограничная Хельмская земля была превращена в пустыню. По некоторым сведениям было разрушено и со-жжено 250 приходских церквей, не считая  часовен и монастырей.  Для прекращения этих набегов необходимо было организовать постоянную охрану границы, особенно со стороны Мазовии.
Помочь развязать этот узел проблем мог бы орден Братьев Рыцарей Христа «Fratres Militiae Christi»  действующий в Ливонии с 1202 г.  Этих рыцарей  называли так же Меченосцами по  гер-бу на белом плаще в виде небольшого красного креста, с находящимся под ним красным мечом остриём вниз, носимый ими на левой стороне груди. Но у них были свои проблемы в Ливонии (Лифляндия, Эстляндия и Курляндия), и оказать помощь Польше на этом этапе  они не могли.
   Тем временем положение польского князя Конрада Мазовецкого  всё ухудшалось.  Отряды пруссов непрерывно предпринимали опустошительные набеги на польские территории преимуще-ственно на Мазовию. Конрад этими набегами был доведён до отчаяния, отсутствие средств, при-вели к тому, что он не мог предпринять против пруссов не только наступательные действия, но и противостоять им в обороне. Дело дошло до того, что один из отрядов пруссов подойдя к его ре-зиденции, потребовал от него, лошадей и  одежду. Конрад не смел, им отказать, и обобрал при-глашённых к нему на пир знатных панов, отослав  их лошадей и верхнюю одежду пруссам.
    Видя безнадёжность положения,  Конрад Мазовецкий, вероятно по совету князя Хенриха Бродатого, который в 1222 г, выделил в Силезии владения Тевтонскому ордену, в 1225 г. (по дру-гим сведениям в 1226 г.) завязал контакты с великим магистром Тевтонского ордена Германн ом фон Зальца.
Германн  фон Зальца был в курсе дел европейского Севера, но после провала орденской  миссии в Венгрии к приглашению Конрада Мазовецкого отнёсся очень осторожно. В это же время готовился шестой крестовый поход. Император Фридрих II ответственным за его подготовку на-значил Германн а фон Зальца. Видя, что переговоры затягиваются, и Тевтонский орден не спешит на помощь, Конрад по совету епископа прусского Кристиана (Христиана) и других князей, решает  в этом тяжелейшем  положении по примеру епископа Рижского Альберта, создать свой рыцарский орден.
Известно, что в декабре 1227 г. или в январе 1228 г. при дворе князя обсуждался   проект основания нового ордена.  Сразу после принятия решения о создании ордена Конрад Мазовецкий  приглашает из Ливонии орденских «Братьев Рыцарей Христа».
    К тому времени часть рыцарей  меченосцев была крайне недовольны, своим орденским руководством. Магистр ордена был вынужден проводить политику Рижского епископа и прино-сить ему присягу. Некоторые орденские рыцари требовали независимой политики  и,  были на-строены крайне оппозиционно.
  После приглашения Конрада, оппозиционная группа орденских рыцарей, в количестве 15 человек  вышли из состава ордена Меченосцев, и  покидают Ливонию. Где-то в 1228 г. они  пере-бираются в Добринскую (Добжинскую) землю в Мазовии. Возглавил этих рыцарей брат Бруно, имеющий свои далеко идущие планы.
  Польский историк Герхард Лабуда полагает что эти орденские рыцари происходили из Нижней Саксонии и Мекленбурга. Среди них, были потомки славянского Мекленбургского ры-царства.
  Князь Конрад в качестве резиденции пожаловал им Добжинский (Dobrin) замок, располо-женный на правом берегу Вислы. Это укрепление  являлось хорошим  плацдармом для борьбы с пруссами. Вместе с замком ордену были пожалованы  земли между ручьями Каменица и Хельме-ница до прусской границы. На содержание ордена  Конрад выделил поместье Седльце (Cedelicze)  в Куявской земле. Пожалование относится к 1228 г. Плоцкий епископ с капитулом уступил право над этой территорией и сбор десятины для новых поселенцев.  
Созданный  орден был назван «Братья рыцарской службы Христу в Пруссии».  Имеются  сведе-ния и о других его названиях:  Рыцари Христа (milites Christi), называемые так же Рыцари Пруссии (milites Prucie) или братья из Добжиня (fratres de Dobrin).  По-польски он назывался Добжиньские братья, (Dobrzynscy bracia).
    (Есть ещё одно предположение, по которому контакты Конрада Мазовецкого с меченосца-ми начались ещё в 1224 г.  Прибывшие  из Ливонии рыцари,  в первом же сражении были разбиты пруссами, что побудило Конрада пригласить в Мазовию Тевтонский орден.   Исходя из этого, можно предположить, что в 1227-28 гг. новое объединение, ещё только  получило статус  ордена.  Невероятно, что орденские братья сразу после приглашения,  смогли в том же году, перебраться в Польшу и сразу потерпеть поражение. Ещё нужно было время договориться об условиях их при-бывания в Мазовии. Образование нового ордена  в течение одного года вызывает сомнение).    
    В качестве отличия Рыцари Христа  имели белый плащ,  на котором были нашиты, красная шестиконечная звезда, и меч остриём книзу,  похожий на герб меченосцев в Ливонии,  имевших такой же меч но вместо звезды красный крест.  
    Добжинский орден имел устав  Тамплиеров. Официально считалось, что его основной за-дачей являлась оборона польских земель. Но Петер Дусбургский пишет, что Конрад и орденские братья договорились о завоевании прусских земель, которые будут  поровну поделены между ор-деном и князем.  Это очень устраивало нового магистра ордена Бруно, пытавшегося получить независимость от светских и церковных властей, аналогичные  Тамплиерам, Госпитальерам и Тев-тонского орденов.
    Конрад Мазовецкий так же имел далеко идущие планы, пытаясь с помощью созданного ордена осуществить экспансионистские намерения по отношению к землям пруссов.  Петер из Дуйсбурга пишет что князь и орден договорились завоеванные прусские земли поделить попо-лам.  
На начальном этапе орденских братьев насчитывалось 15 человек, но с кнехтами и оруже-носцами они представляли значительную силу.    Узнав о новом противнике, пруссы собрали многочисленную рать и двинулись на Добжинь. Вышедшие навстречу «Братья рыцарской службы Христу в Пруссии» или Добжинские  рыцари, во встречном бою были разбиты. Оставшиеся в жи-вых бежали в замок. Пруссы осадили его, но после нескольких неудачных атак  отошли. В даль-нейшем пруссы неоднократно  осаждали Добжинь однако захватить замок им не удалось. Орден-ские рыцари были настолько деморализованы, что редко кто из них отважился появляться за при-делами замка, даже небольшой прусский  отряд мог спокойно грабить окрестности крепости, не встречая никакого сопротивления с их стороны.
    Разочарованный Конрад Мазовецкий продолжил сложные  переговоры с Немецким орде-ном, решившись пойти на большие уступки
    После длительных переговоров Немецкий орден получил от Конрада Хельмские земли. Что бы закрепить этот успех, Германн фон Зальца, добился официальной поддержки, от импера-тора Фридриха II получив в 1226 г.  «Золотую буллу».   Император утвердил сделку с Конрадом и передал ордену земли, которые тот в будущем завоюет в Пруссии.  
    К весне 1230 г. на границу прибыл Германн  фон Бальк назначенный руководителем втор-жения в Пруссию. Вместе с ним прибыли, маршал ордена Дитрих фон Бернхайм, а также братья Конрад фон Тайтлебен, Генрих фон Берг и  Генрих фон Кица, с множеством оруженосцев.  
    Вскоре им пришлось, впервые столкнутся с пруссами. Один из прусских отрядов перепра-вившись через Вислу, вторгся в польские земли, привычно безнаказанно занимаясь грабежом и разбоем. Получив сообщение о прусском набеге,  братья Тевтонского ордена вооружившись, ки-нулись за ними. Увидев за собой погоню, пруссы страшно удивились.  Давно уже ничего подобно-го   не происходило на польской границе, их противники  были настолько  запуганы и деморали-зованы, что  пруссы  отвыкли встречать сопротивление. Узнав, от пленного поляка, кто эти рыца-ри, они, в растерянности отступили.
    Весной 1231 ,  орденские братья  во главе с Германном фон Бальк, назначенным ландмей-стером  Пруссии, совместно с отрядом крестоносцев переправились на восточный берег реки.
Началось завоевание Пруссии Тевтонским орденом.  Параллельно продолжает существовать и  орден «Братьев рыцарской службы Христу в Пруссии», который вероятно в качестве союзников   так же принимает   участие в наступлении на пруссов.
В 1234 г. между Тевтонским орденом и Конрадом Мазовецким возник неприятный спор. Причиной послужил план объединения Добжиньских рыцарских братьев с Немец-ким орденом. По этому плану вместе с Добжиньским орденом тевтонцам переходили и принадлежащие ему владения, с чем князь был категорически не согласен. Папа опасаясь, что существующий раздор помешает дальнейшему обращению пруссов в христианство призвал Конрада не препятствовать планам ордена. Для этого папа 19 апреля 1235 г издал буллу по которой владения Добжиньского ордена за исключением замка Добжинь уступа-лись Тевтонскому ордену. Князь Мазовецкий не смог устоять перед давлением папы и ор-ден «Братьев рыцарской службы Христу в Пруссии», в 1235 г. был инкорпорирован в со-став Тевтонского ордена. С трудом Конраду удалось вернуть себе Добжиньскую землю . Части Добжиньских рыцарей не пожелавших объединяться с тевтонцами Конрад предос-тавил город Дрогичин на границе с Галицко-Волынским княжеством . Из Дрогичин, они вскоре были выбиты дружиной Даниилы Галицкого. В 1237 году они влились в состав ор-дена Святого Иоанна (Госпитальеров). Владения иоаннитов с 1198 года  располагались в нижнем течении Вислы, пожалованные им поморским князем Гримиславом .  
  Вскоре в Прибалтике произошло крупное событие, особенно повлиявшее на ситуацию в Пруссии. После двух  походов татар на  Русские земли в 1238 и 1240 гг. Татары, разделившись на две колонны, вторглись в Западную Европу. Одна из колонн наступала на Польшу.
  На помощь польскому князю Генриху выступили немецкие бароны северной Марки,  не-сколько десятков братьев Тевтонского ордена с кнехтами, к ним присоединились местные Иоан-ниты, а так же  рыцари   ордена Храма, которые имели в Прибалтике и в Польше свои владения, Тамплиеры имели 9 братьев- рыцарей и 500 воинов.  Информация о силах иоаннитов в рядах, ко-торых присутствовали остатки Добжинских рыцарей, отсутствует.
Весной 1241 г. орденские рыцари впервые столкнулись с  татарами. В сражении у города Лигницы, 9 апреля, объединённое рыцарское войско потерпело поражение. В этом сражении ор-денские братья находились на левом фланге и под мощным натиском татаро-монгольской конни-цы почти все были уничтожены. В том числе и оставшиеся рыцари Добжинского ордена.    

   29.01.02  -  14.02.02                                                                                                      А.П. Бахтин.


Тевтонский орден как фактор

Тевтонский орден как фактор становления Московского государства.

А.П. Бахтин. 12 октября 1998г. - Часть 2 ( начало )


Ситуация на северо-западе.

В начале XIV века в 1304 г. в Дорпат съехались все ливонские представители. Прибыли, орденское руководство и комтуры,   все епископы, и представители епископских вассалов. На собрании было единодушно решено, всячески избегать войны с русскими.  Военные стычки заканчивать  миром и не помогать   самовольно нарушившим принятое решение. «... и тем навлечёт на себя месть их /русских/ »xlvii.

На северо-западе продолжалась старая борьба Новгорода со шведами.  В 1320 г. встречается известие о столкновении новгородцев с норвежцамиxlviii.

В 1322 г. произошло столкновение с датчанами (Пашуто В.Т. датчан почему то называет Орденом, Немецкими рыцарями.xlix, хотя Карамзин Н.М. указывает, что это были «эстонские рыцари»l)  напавших в Чудском озере на корабль псковских купцов и перебили их.. Подверглись нападению и псковские рыбаки на реке Нарве. Псков  в этом же году жестоко наказал датчан, опустошил их земли до самого Ревеля (Таллин).

На следующий год  датчане, пытаясь взять реванш, дважды осаждали Псков. Прибывая на кораблях и лодках по Чудскому озеру,  высаживали десант (в марте и в мае)  и, но были разбитыli.
                                                                                                                                С ливонцами у Пскова были  дружеские отношения. Об этом мы можем судить на примере Тверского князя Александра, который   бежал от татарской мести, с семьёй  в Псков (1329 г.). Псковичи отказались выдать его татарам и их русским  пособникам, обещая защитить  князя, если понадобиться с  немецкой помощьюlii.
                                                                               В этом же году (1329) по неизвестной причине в Дорпате (Тарту) в резиденции епископа был убит новгородский посол Иван Сыпа. Почему-то это убийство никаких последствий не вызвало.                                                                                  

В 1341 г. в Латгалии – пограничная территория Ливонии с Псковом, были убиты псковские послы. Тут не ясна ни  причина, ни кто  в этом деле был замешан. Как бы там ни было, псковичи тут же отомстили ливонцам опустошением пограничных районов. Ожидая ответного удара, Псков попросил помощи у Новгорода, а затем и у Ольгерда. Но Ливонцы никаких мер не предприняли. К границе выдвинулись военные отряды дорпатского епископа и под их прикрытием,  был заложен замок Нойхаузен (Neuhausen). Псковичи не дождавшись наступления немцев, перешли к мелкой войне, нападая на немецкие сёла. В ответ ливонцы начали набеги на Псковские земли. Эти стычки продолжались до мая 1343 г. Затем псковичи, собрав крупные силы, глубоко вторглись в Дорпатское епископство и пятеро суток «...воевали немецкую землю» в районе Оденпе (Отепя /эст./) «...воевали там, где не бывали их отцы и деды...». Захватив множество пленных и добычи, они стали возвращаться обратно. В это время их настиг епископский отряд. В завязавшемся бою немцы были отброшены, русские, потеряв 17 человек убитыми, вернулись домойliii.

В датских владениях северной Эстонии в 1343 г. началось крестьянское восстание.  Дания обратилось за помощью к Ордену, с помощью которого восстание было подавлено.  Желая, избавится от беспокойных владений,  Дания предложила Ордену выкупить эту территорию. Великий магистр Генрих Дузeмер (Heinrich Dusemer 1345-1351гг.) в 1346 г. покупает эти земли   в Эстонии, со ставшим уже значительным Ганзейским центром Ревелем (Таллин). С этого времени  орденская территория в Ливонии приобрела   окончательные границыliv.

До 1348 г. на границе было затишье. Затем, воспользовавшись, что псковское войско оказывало помощь Новгороду в войне со шведами, немцы (неизвестно кто именно) стали грабить и жечь приграничные сёла. Весной 1349 г. их отряд неожиданно подошёл к Изборску, после небольших стычек с русскими, отошли.

В этом же году для более надёжного прикрытия своих вновь приобретённых территорий в северной Эстонии, Орден заложил новый замок Нойшлос (Neuschloß) на реке Нарва. Узнав об этом, псковичи собрали ополчение и сожгли замок, гарнизон был полностью уничтоженlv.

Вторая половина XIV в. на Ливонской границе была достаточно спокойной. Стычки, которые происходили время от времени, не переходили в жестокие и кровопролитные войны, которые были так характерны для этого периода на Руси, как в междоусобных войнах, так и в борьбе против Литвы и татар. Как правило, всё заканчивалось небольшими набегами. В основном псковичи и новгородцы воевали с Дорпатским епископством (три набега на епископский замок Нойхаузен 1367, 1370 и 1377 гг.). Епископские отряды так же устраивали набеги на псковские земли (1367 и 1369 гг.). В этих столкновениях Н.О. принимал участие крайне редко. Известен только один набег в 1406 г. О том, что он не был серьёзным, говорит численность русской рати, в 150 человек, которых хватило, что бы разбить и обратить их в бегство. Обе стороны давно пришли к выводу, что торговать гораздо выгодней. Даже новгородские ушкуйники, любившие прежде совершать набеги на ливонцев, переключились на татар и русских. У Новгорода оставался ещё старый противник в лице шведов, с которыми они продолжали вести борьбу за влияние на Карелию. На этом XIV в. на ливонской границе благополучно закончился.


Продолжение Литовской экспансии.

В 1363 году Литовская экспансия докатилась до границ Московского княжества, где правил внук Ивана Калиты Дмитрий Иванович (1359-1389). Он вёл борьбу  за великое княжение с князьями суздальско-нижегородскими и тверскими. К началу 60-х годов 14 века суздальско-нижегородский князь признал права Дмитрия Ивановича на великое Владимирское княжение. В   борьбе между Тверью и Москвой  на стороне Твери выступила Литва. Это вылилось в войну  Москвы с Литвой.

В 1368 году Ольгерд собрав большие военные силы, организовал поход на Москву. Вместе с ним двинулись также тверской князь Михаил и смоленский  Святослав со своими полкамиlvi. Нападение Ольгерда было для Москвы неожиданным. Выступившие навстречу литовцам полки московские, коломенские и дмитровские были уничтожены в бою 21 ноября. Литовцы осадили Москву. Осада продолжалась всего три дня, после чего Ольгерд неожиданно снялся и ушёл в Литву. Причиной поспешного отступления, как пишет С.М. Соловьев,  послужило нападение ордена на Литвуlvii.

Наступление Литвы на восток постоянно сдерживалось на западе  трудной борьбой с Тевтонским орденом, который  в 1362 году взял Ковно (Каунас) и сжёг его. Более того, орден уже предпринимал попытки закре

На несколько лет литовцы были вовлечены в борьбу на два фронта, против Москвы и Ордена. В 1370 году за 8 дней до масленицы. Ольгерд с Кейстутом вторглись на территорию Пруссии с большим войском, состоящим из литовцев, жмуди, русских, татар и подошли к замку Рудау (Мельниково), что в 20 км на север от Кёнигсберга. 17 февраля  произошло крупное сражение, в котором Ольгерд потерпел  поражение. Воспользовавшись этим, Москва начинает наступление на смоленские земли. Затем московский князь Дмитрий посылает войска к Брянску и выступает против Твери-союзницы Литвы.

Оправившись к концу года, Ольгерд, с большими военными силами, в рождественский пост (декабрь, по новому стилю - в ноябре)  двинулся на Москву, грабя и сжигая всё на своём пути. Вместе с Литвой опять двигались смоленские полки князя Святослава.  6 декабря литовцы подошли к Москве и осадили её. Взять город штурмом  не смогли, а тратить время на осаду не было возможности т.к. за спиной у них находился Немецкий орден, который не упускал возможности нанести очередной ударi. Не закончился ещё 1370 г. когда прибытие значительного отряда крестоносцев из Европы послужило причиной для нового похода в Литвуii.

Летом 1372 года Ольгерд совершил третий поход против  Московского княжества, организованный в союзе с Тверским князем. Брат Ольгерда Кейстут (Кейстутис) с сыном Витовтом захватили Дмитров, Переяслав-Северный и Кашин.  От Кашина они подошли к Торжку и взяли его. Затем к ним на соединение подошёл Ольгерд.  Московский князь Дмитрий Иванович перехватил инициативу  в свои руки и нанес удар по литовскому авангарду, который   был разбит. После этого, противники несколько дней стояли друг  против друга, не решаясь дать сражение.  Московские войска не решались перейти в наступление, предпочитая оборонительный бой, а Ольгерда  тревожили сообщения с прусской границы. Ольгерд вынужден был отступить, признав требование князя Дмитрия Ивановича о невмешательстве в отношения  Москвы с Тверьюiii.

Походы ордена на Литву продолжались до 1374 г. но ввиду эпидемии чумы были не столь сильными как раньше,  к тому же и перешедший  в наступление Ольгерд  на каждый поход ордена отвечал контрударом. Вооруженные силы литовского князя постоянно увеличивались за счет захваченных русских территорий, вошедших в состав литовского государства. Ольгерд в 1376 году  опустошил смоленские земли.

Московские войска в 1375 г. перешли в наступление на Тверское княжество. Причиной этого похода послужило получение в Орде от хана  тверским князем Михаилом, ярлыка на великое Владимирское княжение. Но Дмитрий Иванович отказался признать ханское решение. Под натиском крупных московских войск,  Михаил был вынужден принять ряд условий и отказаться от права самостоятельного ведения внешней политики.

В 1379 г. московские войска разбили на реке Воже направленное против них Мамаем татарское войско мурзы Бегича.

В это же время орден опять активизировал  наступление против Литвы. Количество походов резко увеличилось. В этот период тевтонское наступление  развивается с размахом, не ограничиваясь как прежде, Жмудью, а охватывая Аукштоту (центр Литвы) и русские земли, захваченные Литвой. Их видели так же  под стенами столицы Литвы Вильно и Трокай. Крупномасштабное наступление развивалось и со стороны Ливонииiv. Практически каждый год после 1377 г. совершались крупные походы. Литва, обеспокоенная ситуацией на западе, а так же в результате внутренних усобиц была вынуждена прекратить  наступление на Русские земли.

Новый Великий князь Литвы Ягайло, что бы облегчить себе борьбу против внутренней оппозиции, которую возглавлял Кейстут и его сын Витовт,  вынужден был в 1379 г. заключить с орденом перемирие. В 1380 г. переговоры продолжились и закончились заключением тайного мира, одним из условий было обещание  Ягайло   принять христианство. Воспользовавшись передышкой на западе,  он вступил в союз с татарами (Мамаем) против Москвы. Но прийти на помощь Мамаю он всё - таки не решился, простояв в нерешительности близ Одоева. В результате татары были разбиты Дмитрием Ивановичем (Донским) в Куликовской битве.

Почему же Ягайло не пошёл на соединение с Мамаем?  Дело в том, что его мир с орденом не был прочным.  Так как уже зимой 1380 г. рыцари вторглись в литовские земли с двух направлений, из Пруссии и Ливонии. И хотя этот удар был направлен на Кистутиса, его оппонента в борьбе за власть, опасность существовала и для него. Ягайло ещё не принял христианства, а мирный договор с язычником орден не считал действительным. Поэтому, направив войска на соединение с Мамаем, Ягайло не дошёл до татар, так как был вынужден опасаться Кeйстутиса и в ещё большей мере Орден.

Путём коварства и измены ему удалось устранить своего внутреннего противника Кейстутиса, но оставался его  сын Витовт. Чтобы не дать возможности ордену выступить против него, Ягайло продолжал   переговоры, которые закончились в 1383 г.  новым договором. По этому договору, Ягайло  вынужден был уступить ордену Жмудь по реке Дубиссе. но, в конце концов, из-за интриг Великого князя Ягайло и двусмысленного поведения ордена в отношении Витовта, переговоры были сорваны. В августе 1383 г. Великим магистром Конрадом фон Роттенштайн (Konrad von Rottenstein) был предпринят поход в Литву. В результате был захвачен замок Тракай и частично сожжён Вильно. В это же время в Литве обострилась борьба за власть между Ягайло и его двоюродным братом. Витовт бежал в Пруссию и там крестился в замке Тапиау.

В этой борьбе активную роль пытался сыграть Орден, это ему явно не удалось. Ягайло  оказался хитрым и беспринципным  политиком,  не брезговавшим для достижения своей цели  ни какими методами.

Для поддержки своего ставленника Витовта были организованы походы против Ягайло. В районе старого Ковно был построен замок  Мариенвердер являвшийся ключом ко всей Литве. Неожиданно для ордена, Ягайло и Витовт, помирились и, осадили этот замок и спустя 4 недели овладели им.

Объединение Польши с Литвой.

В 1386 году  Польша объединяется в унии с Литвой, и королевский престол достаётся Ягайло. Официально Литва принимает крещение.  Великим князем после упорной борьбы с Ягайло становится Витовт (1392). Объединение двух мощных государств поставило Орден в очень тяжёлое положение. Тем не менее, с 1386  по 1389 год Орденом  вновь совершается серия походов на Литву. Воспользовавшись этим,  смоленский князь  решил отбить свои земли у Литвы, но в сражении у реки Вехре под Мстиславлем  русские были разбиты, князь Святослав Иванович был убит. Литовцы  осадили Смоленск и взяли с него контрибуцию.

Руководство Ордена понимало всю опасность борьбы в одиночку с объединёнными Польшей и Литвой. В завязавшихся с королём Ягайло переговорах, Великий магистр ещё яснее ощутил надвигающуюся опасность скорой борьбы.  Орден так же сознавал, что силы у него для этого слишком слабы и попытался найти себе союзников.

На западе всё ограничилось дипломатической поддержкой, и только венгерский король Сигизмунд, обещал в случае войны напасть на южные районы Польши.

На востоке было  только одно Московское княжество, которое могло, как - то противостоять Литве. Это единственное государство на Руси которое доказало свою способность оказать противодействие как татарам так и противнику на западе. К тому же в начале 90-х годов Москва значительно усилилась за счёт присоединённого княжества Нижегородского. Москва имела также большое влияние на Новгород и Псков, что так же было немаловажно для Тевтонского ордена в Ливонии.                                                            

Но имелось и препятствие для заключения с Москвой союза.  В 1386 г. московский князь Василий Дмитриевич спасаясь бегством из Орды, что бы уйти от погони хана Тохтамыша, бежал на запад. Сначала он укрывался в Молдавии, затем его путь пролегал через литовские владения. До сих пор неизвестно где Василий встретился с Витовтом (возможно в Пруссии, где в это время находился Витовт). Во время встречи молодой московский  князь пообещал жениться на его дочери Софии. В 1390 г. Василий своё обещание выполнил.

Орденское руководство в 1393 г. решается отправить посольство в Москву. Поздней осенью возможно в начале зимы посольство прибыло к Великому князю московскому Василию Дмитриевичу. «Того же лета (В том же году) прислал мистр (магистр) немецкий великому князю посла о мире и любвии, жалуючися на плескович (Псков) и на Литву, прислал в дарех пушку медяну, и зелие, и мастера (медную пушку, порох и артилериста)».  К сожалению, родственные связи Василия и его недальновидность,  перевесили политические преимущества предложенного союза.


Литовское наступление продолжается.

В 1395 году Витовт захватывает Смоленск.  Князь Олег в 1401 году отбил Смоленск у литовцев.  Рязанский князь Родослав в 1402 году выступает против Литвы, но был разбит и взят в плен. На следующий год литовцы захватили Вязьму.  Витовт в 1404 году опять осадил Смоленск, но сходу взять не смог и, держа город в осаде, три месяца опустошал окрестности. В это время Орден вторгся в Литву.  Сняв осаду,  Витовт вынужден был отступить,  срочно отправившись в Литовскую землю.  Не смея дать открытого боя, он нападал на немцев из засад, поджидая, когда на помощь подойдут польские войска.   Это был последний крупный поход тевтонцев в Литву. Всё же из-за предательства смоленских бояр город был захвачен литовцами.

Витовт, чтобы развязать себе руки на востоке спешно заключает с орденом мир, по которому подтверждает передачу Жемайтии (Жмуди), исконные литовские земли, и направляет все свои усилия на северо-восточную Русь.

На следующий год Витовт вторгается в Псковские земли, захватывает город Коложе и осаждает город Воронач. Но, так и не взяв его, отступает в Литву. Подоспевшим на помощь новгородцам, псковичи предложили выступить против Литвы. Но новгородцы против Литвы воевать не захотели и предложили напасть на немцев. Тогда псковичи сами нападают на Литву, а на следующий год повторяют свой поход и подошли к Полоцку, где простояли три дня.

Но псковичи с новгородцами понимали, что им   не справится с Витовтом, а потому послали просить помощи и защиты к Московскому князю Василию Дмитриевичу.  Василий  разорвал мир ранее заключённый с Витовтом. Объединившись с тверским князем, он вторгся в литовские земли, осадив Вязьму, Серпейск и Козельск, но успеха не добились.

Многие русские, проживающие на захваченной Литвой территории и недовольные новыми порядками на Литве после её объединения с Польшей, полагали, что негде больше искать помощи, кроме иноверного Ордена. С 1405 по 1407 годы Литва с  Москвой постоянно находились в состоянии войны с временными перемириями. Для ордена дальнейшая ситуация сложилась трагически, объединённые силы Польши и Литвы, начинают войну против ордена. Эта война для ордена заканчивается сокрушительным поражением в Грюнвальдской битве. Слишком не соответствовала мощь Польши и Литвы, в которую входило почти две трети Руси небольшому по площади и ресурсам  орденскому государству. Обеспечив  западные границы Великого Княжества Литовского, Витовт занялся дальнейшими завоеваниями. Он пытался покорить Псков и Новгород, но успеха не имел. На юге его беспокоили татары. Он направил туда свои силы и очистил от них Подолию, а в 1415 году достиг берегов Чёрного моря, где утвердил южную границу своего государства.

Но Тевтонский орден, свою «миссию» по «спасению» Московского княжества – центра будущего Российского государства выполнил. К началу 15 века оно уже достаточно окрепло  и  могло само противостоять литовскому натиску, который ещё продолжался весь XV и XVI века. Сейчас трудно сказать, как повернулась бы история  России, если бы Тевтонский орден  закончил свой поход завоеванием только Пруссии и остановился у границ Литвы.

Только в конце 13 века им было организованно 10 мощных походов. Практически весь 14 век Орден и Литва находились в состоянии войны. За этот период Немецкий орден совершил около 109 походов и рейдов против Литвы. С 1309 по 1344 г.г. им было проведено 45 крупных и мелких походов, а с 1348 до 1404 гг. Ещё 34 похода.

В то же время Литва в 14 веке только в Пруссию совершила около 50 крупных вторжений. В результате этих  нападений  на Пруссию было разрушено и сожжено большое количество замков, городов и деревень многие из них неоднократно.  Если же учесть что для завоевания большей части Руси Литве было достаточно организовать около 38 походов и набегов, то можно представить чтобы осталось от неё, если бы удары, нанесённые по Пруссии, были направлены на Русь. Скорей всего Русь была бы захвачена Литвой, и православию был бы нанесён непоправимый удар.

Известно, что сразу после принятия христианства в Литве последовало немедленное наступление католичества на православных потданых Литвы. Есть даже известие, что православная церковь в Литве при Ягайло имела мучениковv. По акту  Городельского сейма 1413 года литовские феодалы католики получили ряд привилегий, а православная церковь была подвергнута мощному давлению, с целью осуществить унию с католической церковью. Смоленск на долгие годы становится центром католического епископства. Западная Украина и Белоруссия вынуждены были частично принять католичество и униатство. Русское дворянство, чтобы иметь успех при дворе короля, так же большей частью перешло в католичество.

Часть 2 ( начало )

Тевтонский орден как фактор

Тевтонский орден как фактор становления Московского государства.

А.П. Бахтин. 12 октября 1998г. - Часть 1 ( окончание )


Конец 13 в. и практически весь 14 в. были временем фактического союза Тевтонского (Немецкого)i ордена с Русью, а позднее и с Московским княжеством. Этот «союз» сыграл значительную роль в становлении Московского государства, объединившего Русь, на базе которой была создана Российская империя.

В Российской же истории Тевтонский орден традиционно был представлен основным (главным) врагом, который якобы  стремился к порабощению русского народа с целью навязать ему духовное рабство католичество. При всей сложности положения на границах Пскова и Новгорода с Ливониейii  объективный анализ исторических фактов говорит, что Тевтонский орден чаще выступал союзником, нежели врагом Руси. Если отбросить православную идеологию (которая навязала этот образ врага) и исторические штампы, сложившиеся на этой основе, использовавшиеся на протяжении веков, то мы найдём в исследованиях даже российских и советских историков немало подтверждений сотрудничества Ордена и Руси.

Рыцарский  «Орден Госпиталя Святой Девы Марии Немецкого Дома в Иерусалиме», называемый так же Тевтонским, был  основан в 1190 г. при осаде  Аккона как госпиталь и только летом 1198 г. стал  военным орденом. Орденские рыцари носили белый плащ, (подаренный им тамплиерами)iii с простым чёрным крестом.

В 1225 г. Орден был приглашён польским князем Конрадом Мазовецким для защиты его владений от  усиливающихся набегов прусских язычников. После длительных и трудных переговоров орденского руководства с Конрадом, князь, в конце концов, в Крушвицком договоре 1230г. документально зафиксировал  дарение Кульмской земли ордену. Сразу вслед за этим, было принято решение о начале вторжения в Пруссию. Назначенный ландмайстеромiv Пруссии Герман фон Бальк в 1231 г. с отрядом орденских рыцарей и примкнувшим к ним крестоносцев выступил в поход против пруссов. К 1237 г. орденские отряды захватили прусские земли Помезании, Погезании и частично Вармии.

Положение в Ливонии.

Во второй половине XII века Дания стала осваивать побережье Эстляндии (север современной Эстонии), куда в 1167 г. с христианской миссией был направлен епископ цистерцианец Фульк. Усилиями датчан была захвачена северная часть Эстляндии.

В конце этого века в устье Двины появляются и другие европейские миссионеры, пытающиеся окрестить балтийские племена ливов, земгалов, латгалов и др. Оказанное этими племенами сопротивление не позволило клерикальным миссионерам справится с этой задачей мирными средствамиv. Епископы Майнхард (1189-1196) и Бертхольд (1196-1198)vi, назначенные Бременским Архиепископом, были вынуждены, с помощью немецкого и шведского рыцарства, организовать крестовые походыvii. Но и они не дали нужного результата.

Избранный в епископы бременский каноник Альберт Буксхёфден (1199-1229) стал собственно основателем церкви и колонии в нижнем течении Даугавы (Западной Двины) при этом он как дипломат и проповедник крестовых походов постоянно проводил в Германии компании по привлечению материальной и персональной помощи. Из стратегических соображений он перевёл епископскую резиденцию из Юкскюле в нижнее течение  Западной Двины, куда могли подойти морские суда. Здесь при поддержке любекских купцов в 1201 году возник город Рига. Ближайший помощник Альберта, цистерцианец Теодорих во время  отсутствия епископа, но с его разрешения  создаёт в 1202 г.viii рыцарский орден «Братьев рыцарей Христа» по своему гербу  известные как Меченосцы. В отличие от крестоносцев, прибывающих на ограниченное время, орденские рыцари действовали в Ливонии на постоянной основе. На начальном этапе они выполняли роль ударной силы Рижского епископа. Затем Альберт приглашает на эти территории немецких дворян, выделяя им земли на условиях вассальной зависимости. Теодорих был первым аббатом основанного в 1205-08 гг. цистерцианского монастыря в Дюнамюнде, а в 1211 г. стал епископом вновь созданного Эстляндского епископства, попавшего под датское влияние. Во времена Альберта Буксхёфдена возникло епископство южнее Зап. Двины, в Земгалии. Эстляндское епископство после смерти Теодориха было переведено в Дорпат (Тарту). Кроме того, были созданы епископства Саарема-Викское и в датском Ревеле (Таллинн). Папская курия  совершенно не была заинтересована в возникновении в Ливонии сильного объединённого государства, имеющего вполне ощутимую власть, так что новые епископы поначалу не были подчинены епископу Рижскомуix.

В завоевании Ливонии конкурировали епископы, орден Меченосцев и город Рига. Поначалу это выглядело так, словно город хочет наряду с церковниками получить треть уже завоёванных земель, но в итоге ему досталось только относительно большая городская территория. Деятельность ордена не была  межрегиональнойx,  он должен был присягать епископу Рижскому.

Продвигаясь по землям  язычников, ливонцыxi вышли к границам территориальных притязаний Пскова. В 1216 г. началась борьба между русскими и ливонцами за   сферы влияния над балтийскими племенами. Эти столкновения закончились в 1224 г., когда определилась постоянная граница между  владениями епископа, ордена Меченосцев и датчанами с одной стороны, и землями Пскова  и Новгородом  с другой.

В тоже время обострились территориальные претензии   между Ливонией и Данией, вылившиеся в 1226 г. в войну, где меченосцы играли ведущую роль.  Попытка епископа добиться помощи против русских и Датского короля у императора Фридриха II успеха не имела. Император посоветовал ему жить в дружбе с датчанами и русскимиxii.

В самой  Ливонии первый раздел   земель между владениями епископа и ордена произошёл ещё 1207. Руководство меченосцев этим разделом было крайне недовольно, ему досталась только третья часть. В связи с этим был написан протест папеxiii.  В будущих завоеваниях орден Меченосцев пытался увеличить свою долю, для этого они выпросили у императора  охранные привилегии. Орден Меченосцев играл ведущую роль при покорении Эстляндии, по крайней мере, после коллапса датской власти после битвы  под Борхёфедом в 1227 г. Наибольшей властью рыцари-меченосцы обладали после 1233 г., когда они владели не только узкой полосой у ливонской (Трейденской) реки Аа, но и почти всей Эстляндией, за исключением Эзель-Вик, а так же островов, югом Курляндии, и являлись соправителями Земгалии. Но меченосцы сильно тяготились зависимостью от Рижского епископа и пытались проводить собственную политику.

После смерти епископа Альберта  17 января 1229 г. у магистра меченосцев Фолквина (Volquin) появилась надежда освободиться от епископской зависимости путём объединения с Немецким орденом. В 1231 г. к Германну фон Зальца в Италию была направлена многочисленная делегация. После долгих размышлений великий магистр понял, как будет сложно избежать зависимых условий в которых находится орден меченосцевxiv. В результате делегация так и не дождавшись ответа отбыла в Ливонию.

С этой целью магистр Фолквин через папу Григория IX в 1234 г. вновь предложил Великому магистру Тевтонского ордена Германну фон Зальца объединиться. Фон Зальц  был против этого объединенияxv и что бы иметь повод к отказу в 1235 г. отправил в Ливонию  делегацию во главе с Эренфридом фон Ноенбург комтуром Негельстандским.  После ознакомления с порядками  в ордене меченосцев, в Марбурге (Германния) был собран капитул, который возглавил ландмейстер Германии Людвиг фон Оттинген. Меченосцы прибывшие на этот капитул были тщательно опрошены, об их уставе, образе жизни, владениях и притязаниях. Затем была опрошена делегация побывавшая в Ливонии. Глава делегации фон Ноенбург представил отчет, в котором в очень негативном свете  описал поведение братьев меченосцев, назвав их людьми упрямыми и конфликтными, которые в своей деятельности нарушают орденские уставы, которые больше уделяют внимания личному за счёт общественного блага. «А эти прибавил он, указывая пальцем на присутствующих меченосцев, да ещё четверо мне известных, хуже всех там»xvi. Формальный повод к отказу в объединении был найден.

Во время внутренних неурядиц в Новгороде в 1232 г. между князем Ярославом, сыном Владимира Псковского приглашённым в Новгород на правление и выступившей против него оппозицией, князь был вынужден искать спасения в Ливонии. Вместе с ним из Новгорода бежали и его сторонники.

Новгородские изгнанники с Ярославом, втянули в свои политические интриги и ливонцев, которые решили их поддержать.  Объединённые силы выступили против Пскова и захватили крепость Изборск. Дальше своё наступление они развить не смогли,  и псковичи  вскоре отбили  Изборск обратноxvii. В 1234 г. новгородцы совершают набег на епископские земли и осадили Дорпат (Тарту). Взять замок не смогли и, разграбив  его окрестности, отступилиxviii.

В самом начале своей деятельности в Прибалтике у западноевропейских миссионеров - колонизаторов не было единства между собой. Часто за помощью они обращались к русским. На юге орденские территории граничили с  агрессивной Литвой, неоднократно совершавшей в Ливонию крупные походы. В ответ меченосцы в союзе, с Псковом, земли которого так же подвергались литовским набегам, во второй половине лета (или в начале осени) 1236 г. организовали поход против Литвы.  Это предприятие завершилось для союзников тяжёлым поражением при Сауле (Зауле).

Меченосцев это поражение поставило на грань  краха. Восстала Семигалия, к ней   присоединились курши, эзельцы тоже взялись за оружие. Тогда орденские рыцари вновь обратились к Тевтонскому ордену с просьбой о помощи и объединении. Герман фон Зальца в резкой форме им отказал, указывая на беспорядки в ордене и отсутствие строгой дисциплины. Но это объяснение было только формальность, по сути, Тевтонский орден не желал влезать в проблемы,  созданные меченосцами в своей внутренней и внешней политике. Прежде всего, это касалось запутанных взаимоотношений ордена с рижским епископом.

Этот отказ вынудил меченосцев обратиться напрямую, к римскому папе. К нему был отправлен рыцарь  Герлах фон Ротт с просьбой помочь объединится остаткам  меченосцев с Тевтонским орденом. Епископы Рижский, Дерптский и Эзельский (Сааремаа-Викский) под впечатлением страшного разгрома при Сауле  эту просьбу поддержали xix.

Только под сильнейшим давлением папы Григория  IX (практически это был приказ)xx 13 мая в 1237 г. в Витербо была подписана булла о совершившимся слиянии орденов. С этого времени орден меченосцев становился Ливонской ветвью Немецкого ордена. Для него, это объединение было лишней головной болью. Дело в том, что орден меченосцев находился в вассальной зависимости от епископа Рижского, который считался сюзереном предоставленной ордену одной трети завоеванных земель, и магистр обязан, был давать ему присягу. По своим земельным владениям на территории Эстонии орден находился в вассальной зависимости от дорпатского и саарема-викского епископов. Все эти взаимоотношения были очень запутаны.

Немецкий орден, формально находясь под покровительством папы, претендовал на полный суверенитет и верховную власть и практически сумел этого добиться. Когда папский легат епископ Вильгельм фон Модена в 1243 г. создал и в Пруссии четыре епископства, создаваемые постепенно по мере завоевания Пруссии. Орден ограничил их суверенитет, три епископства были практически инкорпорированы, в состав ордена и только в Эрмланде это не удалось. Этим епископствам было выделено  треть территории.  Орден же брал на себя военное обеспечение безопасности внешних границ, так что рядом с ним не могла сформироваться никакая другая властная сила.

В Ливонии Немецкий орден  столкнулся с тремя духовными земельными властями – епископствами Рижским, Дорпатским (Тарту) и Эзельский. Кроме того, существовал имеющий собственную территорию торговый город Рига.  После ликвидации меченосцев Немецкий  орден должен был унаследовать не только все его права и владения, но так же и подчинение местным епископам. Магистр Ливонии был вынужден, как это делали братья ордена Меченосцев,  принести епископу Рижскому  присягу (клятву - Obödienzeid). Сюда добавились внешние политические проблемы оставленные меченосцами, которые вопреки воле епископа Альберта вторглись в Эстонию и нарушили права и притязания датчан.  Так же продвижением на восток  к Пскову и на юг  в сторону Полоцка обострили положение с русскими. В обоих случаях были нарушены торговые интересы Риги.

Прибывший из Пруссии  с 60 (40) рыцарями ландмейстер Герман фон Бальк, прежде всего, навёл порядок во внешней политике. В Стенсби 7 июля 1238 г. был заключён мир с Датским королём Вальдемаром II. Он вернул датчанам спорные территории в северной Эстонии, оставив за орденом южную часть. Орден в Ливонии, фон Бальк рассматривал в качестве  активного противодействия набирающей силу языческой Литвы,  неоднократно совершавшей крупные походы в Ливонию. Уже зимой 1238-39 гг. фон Бальк отбывает в Германиюxxi, оставив в Ливонии за себя вице-магистром Дитриха фон Грёнинген (1239-1240 гг.).

Во внутренней политике его усилия были направлены на стабилизацию ситуации и усиления роли Ордена в Ливонии. Эта попытка тут же натолкнулась на противодействие Рижского епископа Николауса. Часто эти противоречия выливались в прямые столкновения. Это постоянно дестабилизировало ситуацию внутри Ливонии. Решение этих проблем требовало много времени и энергии, что не позволяло активно решать вопросы внешней политики.

К этому времени Русь подверглась двум  сильным татаро-монгольским набегам в 1237 и в 1239 гг.   Последствиями татарского нападения на Русь явились 12 пострадавших от этого городов. Относительно остальных 11 городов стоявших на пути татаро-монголов никаких свидетельств их разрушения нет. Но если допустить, что и эти города были разрушены, то при более чем 253 городах имевшихся на Руси к 1239 г. xxii, это будет около 10% .  В очень короткие сроки всё  вернулось в свою колею. Например, в Рязани князь Ингвар Ингварович очень быстро …«И обнови землю Резаньскую, и церкви постави и монастыри согради и пришельца утеши и люди собра». Советский археолог и историк Рязани А.Л. Монгайт подтверждает, что Рязань была быстро восстановлена  и это княжество, вскоре вернулось к нормальной жизни xxiii. Похожая картина восстановления и подъёма происходила и в других районах Руси. Уже в 1239 г. князь Ярослав наносит поражение литовцам, вторгшимся в Смоленские земли. Итак, мы имеем картину Руси испытавшей сильный удар степняков. Но Русь  вовсе не была такой сокрушённой, разорённой и деморализованной какой её пытались изобразить.

В первой половине 13 века между Новгородом и Швецией  обострились отношения   за влияния в Финляндии и Карелии, начались открытые пограничные столкновения. В первой половине июля 1240 года шведский отряд появился в устье Ижоры на Неве, с намерением идти в Ладогу. Узнав об этом, князь Александр Ярославич, который   в это время был приглашён на княжение в Новгород, срочно выступает со своей дружиной и небольшим ополчением. Он неожиданно нападает на шведский лагерь. В результате этого боя Александр теряет до 20 человек и отступает. Шведы, похоронив павших в бою воинов, отплывают обратно. О том, что это не было крупным сражением, говорят потери новгородцев, а так же отсутствие сообщений об этом в летописях Суздальской земли (Лаврентьевская) и в шведских источниках.  За этот бой Александр  спустя много лет после своей смерти, с подачи митрополита Кирилла получает прозвище «Невский».

Князь Ярослав Владимирович по-прежнему находящийся в изгнании в Ливонии, продолжал интриговать против Новгорода и его союзника Пскова.  В Пскове  у него были свои сторонники, во главе с Твердило Ивановичем,xxiv который и предложил ему выступить совместно с немцами. Ярославу удалось уговорить епископа Дорпатского  Германа фон Бекесховедена воспользоваться удобным случаем и выступить на его стороне. Предложение тем более было удачным т.к. в это время земли епископства подвергались постоянным нападениям со стороны русских. Епископ Герман призвал на помощь нового ландмейстера  Ливонии Андреаса фон Вельфен (1240-1241).

Вопреки оставленным распоряжениям Германа фон Балька, Андреас фон Фельфен совместно с отрядами епископа Дорпатского и князя Ярослава в 1240 г. выступил против Псковаxxv. Неожиданным ударом, был взят стоявший на их пути Изборск. Вышедших навстречу  псковичей разбили и осадили Псков.  Пронемецкая партия (если такая была), в городе поддерживающая Ярослава Владимировича уговорила жителей не воевать с немцами и выдать заложников. К руководству в городе пришёл  Твердило Иванович, возглавлявший пронемецкую партию. Орден оставил в Пскове двух братьев рыцарей и небольшой отряд. Ободрённые успехом, ливонцы вторглись в новгородские земли. Целью было  посадить на место отсутствующего князя своего протеже, имевшего в Новгороде   своих сторонников.    Захватив городок Тесов, немцы  построили крепость в Копорье.

Новгород, боровшийся против Ярослава, призвал князя Александра. Князь прибыл в Новгород в 1241 г. и, навёл порядок в самом городе, казнив «многих крамольников». Вслед за этим с войском   осадил Копорье.  Взяв крепость, он перевешал помогавших немцам  эстонцев и вожан, отпустив при этом рыцарей.

Ландмейстер Ордена в Пруссии Хайнрих фон Вида,   узнав о начавшихся военных действиях против русских, что в корне противоречило орденской политике,  весной 1241 г. отстранил ландмейстера Андреаса фон Вельфенxxvi, оставив его до прибытия нового ландмейстера в чине вице – магистра.  Зимой 1242 г. Александр со своим братом Андреем  без особых усилий захватили Псков, после чего военные действия переместились на земли  Дорпатского епископства. Епископ, зная о малочисленности орденских рыцарей (половина которых  в это время вместе с новым ландмейстером Дитрихом фон Грёнингеном  воевала с куршами) собрал своих вассалов и соединился с орденским отрядом.  На марше русский авангард   был уничтожен в бою. Узнав об этом, князь Александр отступил к Чудскому озеру, стянул туда свои силы и занял оборонительное положение.

Объединённые отряды орденских рыцарей и епископских вассалов с пехотой набранной из эстонских племён, 5 апреля атаковали русских. Орденский отряд, около 30 рыцарей  прорвался в глубь боевых порядков, но был разгромлен. Епископские войска тоже понесли большие потери и бежали. После победы Александр отошёл к Пскову, где жестоко навёл порядок, разгромив оппозицию.

Ландмейстер Ливонии Дитрих фон Грёнинген в этом же году освободил все русские земли, которые Орден к тому времени занимал, обменялся пленными и заключил мир. В результате этого мира и дальнейших переговоров Александра с папой Инокентием IV , Александр разрешил построить католическую церковь в Псковеxxvii.

Дальнейшие столкновения на Ливонско-Русской границе ни как не сказались на внешней политике как Псковско-Новгородской, так и Ливонской.

По неизвестной причине, епископ Дорпатский нарушил договор от 1242 г. (возможно этот договор был подписан только Немецким орденом) и в 1253 г. осадил Псковxxviii.  Был сожжён посад, но, узнав, что на помощь  идут новгородцы, немцы сняли осаду  и отступили. Новгородцы решили, что раз собраны войска,  надо воспользоваться случаем и напасть на датчан. Цель была одна  пограбить.    И хотя те были вовсе не причём, опустошили большую территорию  в районе реки Нарва. Псковичи, со своей стороны не захотели остаться в долгу, вторглись  в Ливонию, разбив вышедший им навстречу отряд. После чего был заключён мирxxix.

Через 10 лет в конце 1261 г.  литовский князь Миндовг заключил союз с русскими князьями,  для совместного нападения на  Ливонию. У русских не было особых политических причин для  конфликта с не угрожавшей  им Ливонией. К тому же Орден был сильно ослаблен поражениями, нанесёнными  ему литовцами  при Дурбене 13 июля 1260 г.  и 3 февраля 1261 г. при Ленневардене. В связи с этим  представилась возможность набрать лёгкой добычи. Литовцы в начале 1262 г. вторглись в Ливонию, и дошли до резиденции орденского ландмайстера  замка Венден (Цесис). Не дождавшись там русских, (князь Александр в это время срочно выехал в Орду к хану Берке) опустошили местность и ушли.  Ближе к осени, появились русские и осадили епископский Дерпт, сожгли город, но   замок взять не смогли и, набрав пленных и добычи, ушли назад. Немецкий летописец говорит, что русские отступили, узнав о подходе  ландмайстера Вернера фон Брайтхаузена, который вторгся в русское  пограничье  и опустошил его.

Как правило, пограничные стычки если и переходили в крупные бои, то были спровоцированы русской стороной. Как пример: «В 1268 г. новгородцы собрались было опять на Литву, но по дороге раздумали и пошли за Нарову к Раковору (эст. Раквере нем. Везенберг), много земли попустошили, но города не взяли и, потерявши 7 человек, возвратились домой…»xxxi.  Нападение это было совершено на датские территории. Неожиданность выбора для нанесения удара говорит,   что новгородцы совершенно не боялись ответной реакции, зная слабость своих соседей. Это подтверждается дальнейшими действиями обеих сторон.

Лёгкость и безответность этого нападения  спровоцировало новгородцев  в этом же году опять напасть на датчан. В этот поход  пригласили и русских князей, в числе которых был и  Довмонт с псковичами. Были собраны крупные силы, для взятия городов, располагавшими наиболее ценной добычей,   подготовили стенобитные машины.

Узнав об этих сборах, рижане, жители Феллина и Дорпата отправили послов в Новгород с просьбой о мире, заявив о своём нейтралитете по отношению к датчанам Ревеля (Таллин) и Раковора.  Новгородцы этим не удовлетворились, отправив своих посланцев в Ливонию,  потребовав   нейтралитета от  Рижского Архиепископа Альбертаxxxii, «божьих дворян»- орденских рыцарей и епископов. Представители этой стороны так же обещали не оказывать помощь датчанамxxxiii.  Орден вынужден был пойти на это, т.к. большая часть братьев-рыцарей с ландмейстером Отто фон Лютенбергом   находилась в Пруссии xxxiv.

Обезопасив себя со стороны Ливонии, русские в январе вторглись в датские владения, «…и начали опустошать её по обычаю».  Обнаружив в одной огромной пещере спрятавшихся от русских множество чуди (эстонцев) они затопили её водой и когда, люди спасаясь,  покинули своё убежище, всех  перебилиxxxv. Наступление продолжилось на Раковор.

К тому времени ливонцы одумались, понимая, что после датчан следующей жертвой русских могут быть они и выступили на помощь датчанам. Замещающий отсутствующего ландмейстера Конрад фон Мандерен возглавил небольшой орденский отряд числом около 34 рыцарей с ополчением из местных жителей.

18 февраля у реки Кеголы (эст. Кунда) русские столкнулись с объединёнными силами датчан и ливонцев. В завязавшемся ожесточённом сражении русские и их противники понесли большие потери, сражение закончилось только к вечеру. Обе стороны приписали  победу себе, прорвали, фланг и преследовали отступающую часть войск до самого Раковора. Оставшаяся часть объединённых войск  со свежими силами нанесла удар по русским, и, прорвав оборону, пробились к новгородским обозам. К вечеру сражение закончилось. Войска остановились друг против друга. Русские князья решили продолжить сражение утром, но ночью ливонцы отступили.    Эта победа дорого обошлась и русской стороне. Три дня они простояли на месте, а затем начали отходить. «Но Довмонд с псковичами воспользовавшись победой, опустошили датскую  территорию до самого моря, и, возвратились, наполнив землю свою множеством полона»xxxvi.

Только в следующем году собрав силы, ландмайстер Ливонии осадил Псков, но, узнав, что на помощь идут новгородцы, снял осаду и отступил.

Всё говорит о том,  что даже объединённые силы ливонцев и датчан были слишком слабы, что бы противостоять  силам псковичей и новгородцев.

Для Ливонии наиболее сложным было  выстроить единую политику. Взаимоотношения между высшими ливонскими структурами были очень запутанными. В церковно-правовом отношении высшим должностным лицом был Рижский архиепископ, которому в вопросах религии и церковного права почти вся Ливония, а также  Пруссия. Только Таллинский епископ был подчинён Лундскому архиепископу.  Как светские правители, епископы были совершенно независимы и придерживались самостоятельной внутренней и внешней политики.

Особенно сложными были отношения между Рижским архиепископом и Орденом. Эти отношения в начале 14 в. едва не привели к ликвидации Ордена в Ливонии.

В военном отношении Орден оказался сильнее всех ливонских епископств. Опираясь на экономическое и военное превосходство своих территорий, а в дальнейшем на ресурсы Немецкого ордена в Пруссии,   ордену в Ливонии удалось добиться если не формальной, то, по крайней мере, фактической независимости от епископов. Дальнейшая попытка усиления роли ордена натолкнулась на противодействие со стороны архиепископа. Эти противоречия часто выливались в прямые столкновения. Всё это постоянно дестабилизировало ситуацию внутри Ливонии и на решение этих проблем требовалось много времени и энергии, что не позволяло активно решать вопросы внешней политики.

Главным внешним  врагом  Ордена  в Ливонии   была   языческая Литва, постоянно совершавшая крупные набеги. С 1210 по 1268 годы Литвой было совершено 29 походовxxxvii.  Псков и Новгород в этом раскладе оставались  на заднем плане, которых старались не провоцировать и поддерживать с ними мирные отношения.

Так за весь XIII в. Тевтонский орден в Ливонии принимал участие в нападениях на русские территории не более 4 раз, из них 3 похода были спровоцированы русскими. За это же время русские ходили в походы на Ливонию и датчан 11 раз.  Литовцы за это же время, только псковско-новгородские земли подвергли нападениям более 8 раз. Александр (Невский) уже в 1239 г. вынужден был отдать распоряжение строить укрепления на реке Шелони против литовских набеговxxxviii.


Литовская экспансия на восток.

К 1285 году Немецкий орден закончил завоевание Пруссии и вышел на границу с Литвой.  Литовское государство, к этому времени проводило жесткую завоевательную  политику по отношению к своим соседям.  Уже в начале  13 века зафиксированы частые нападения литовцев на земли Новгорода. Эти разорительные набеги следуют один за другим, охватывая  всё более широкий район Новгородской землиxxxix, а с 20-х годов  так же Полоцка и Смоленска. Особенно эта политика усилилась по отношению к раздробленной Руси, подвергшейся двум татарским набегам. Если в советской истории  обвинялся Тевтонский орден, который якобы воспользовался татарским нашествием  и напал на обессиленную Русь, что ни в коей мере не факт, то Литва поступила именно таким образом что видно на протяжении всей истории 13-14 веков и далее.

Если в начале двадцатых годов литовские нападения на Русь выливались в набеги с целью захвата пленных и разграбления деревень, то с 1238 года,  когда правителем стал Миндовг (Миндаугас) началась настоящая экспансия. Миндовг представлял для Александра (Невского) большую угрозу, чем немцы на севере. Начавшаяся война с Литвой закончилась в начале 50-годов поражением Александра и потерей Чёрной Русиxl. Политикой Миндовга становится постепенное проникновение на соседние территории. Еще до подхода Немецкого ордена к литовским границам, со стороны Пруссии, Литвой в начале 50-х  годов 13 века были захвачены остатки Полоцкого княжества, западная часть бывшего Туро-Пинского княжества в верховьях Припяти и северный треугольник Волынской земли с Брестом.

Продолжить активные территориальные завоевания на Руси Литве помешал Немецкий орден, который с окончанием завоевания Пруссии, начал  военные действия против языческой Литвы. Только за первые пять лет (1290-94) было совершено восемь крупных походовxli.   В ответ на это Литва перенесла свои усилия на запад. Это послужило перерывом в литовском натиске на восток. С 1269 по 1306 годы Литвой  было совершено 16 походов на Ливонию, 9 походов в Пруссию и только 5 на Русьxlii.

Воспользовавшись начавшейся политической борьбой между Т.О. и Польшей за Поморье, которое вскоре переросло в войну (1327-1343), Литва опять главный удар направила на восток. С 1316 по 1341 князем Гедимином (Гедиминасом) были захвачены Минск, Пинск (1318), Брест (1319), Могилев, Туров, Витебск (1330), Орша, Мозырь.  В самом начале его правления в русских Летописях упоминаются  столкновения литовцев с князьями Галицкими, Волынскими и другими. Есть сведения, что эти князья хотели совместно с Тевтонским орденом выступить против Литвыxliii. В 1320 году  Гедимин совершил поход на юг и захватил  Волыньxliv, передав это княжество  своему сыну. Потом  был захвачен Луцк.  В 1321 году Гедимин двинулся на Киев. На реке Ирмени он разбил объединённые войска русских князей. После этой победы он занял Белгород и осадил Киев, который, продержавшись два месяца, сдался. Многие русские города последовали примеру Киева. Гедимин в этих городах поставил своих наместников  и литовские гарнизоныxlv. Вскоре в 1323 г. подверглись нападению новгородские территории по реке Ловати.

За время правления Гедиминаса, Тевтонским орденом  параллельно с войной с Польшей, было организовано более 50 походов и набегов против Литвы. Литовцам пришлось постоянно  организовать ответные акции, которые вылились в более, чем 20 военных походов на Пруссию. Всё это отвлекало военные усилия Литвы и являлось  сдерживающим фактором против наступления на восток.

После смерти Гедимина  его политику продолжил сын Ольгерд с братом Кейстутом (Кейстутисом). Но если главный удар Гедиминаса был направлен против Юго-Западной Руси, то Ольгерд свою завоевательскую политику нацелил против Северо-восточной Руси. Вскоре к Литве отошло Витебское княжество, затем был нанесён удар по Можайску. В 1346 году Ольгерд  вторгается в Новгородские земли. В 1349 он нападает на псковские территории, Псков отвечает ему тем же. Затем Литовцы захватывают Ржев (1356), который вскоре был отбит обратно (1358). Но в 1360  захвачен опять Ольгердом.

В 1356 году Брянское княжество после 110 лет самостоятельности прекратило свое существование, перейдя под власть Литвыxlvi. В то время как русские князья пресмыкались перед  татарами, Ольгерд  в  1362-(63?) году нанес татарам поражение при Синих Водах. Результатом этой победы явился захват Подолии.


Часть 1 ( продолжение )

18+

Дети! Отдельные страницы данного сайта могут содержать вредную (по мнению российских законодателей) для вас информацию. Возвращайтесь после 18 лет!