RuGrad.eu

21 ноября, 18:39
вторник
$59,27
-0,36
69,67
-0,69
16,48
-0,09
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:


Арсений Махлов
отзывы: 22
Про Рудникова
Сергей Шерстюк
отзывы: 6
Некомпетентность или саботаж
Газета "Дворник"
отзывы: 1
Заложники советских директив: Удивительные превращения Кёнигсбергской больницы
Владислав Шарамкин
отзывы: 0
Марионетки у власти, или качмар Светлогорска...
Соломон Гинзбург
отзывы: 31
Общественная палата: от комы к жизни?
Никита Кузьмин
отзывы: 2
Монастырь выселил из гостиницы
Дмитрий Сабирин
отзывы: 24
Неманский патоген: от разрушения профсоюза до международного обмана (фото + видео)
Мария Пустовая
отзывы: 3
Смотр достижений какого угодно хозяйства
МП "КТС"
отзывы: 0
Критическая масса: правда и ложь в оценках «самочувствия» калининградского ЖКХ
Анна Пласичук
отзывы: 4
Попасть на остров. Любой ценой
Александр Адерихин
отзывы: 0
Космос наш
Сергей Козлов
отзывы: 9
Народ и кладовщики...
Василий Британ
отзывы: 2
"Хочешь быть "лошарой" - будь им!"

akimow ( 33 ) + 1
dontausam ( 220 ) + 1
aandry39 ( 7 ) + 1
pirobalt ( 862 ) + 1
Sherstyuk Sergey ( 32 ) + 1
GazetaDvornik ( 113 )
Ardeurs ( 64 )
loverad ( 2 )
nikkuz ( 6 )
Alex_kld ( 56 )
sabirin ( 8 )
pustovajam ( 7 )
Teploset39 ( 1 )
RomanYhnovec ( 327 )
O.E. ( 82 )
annargu ( 8 )
administrator ( 7 )
Victor_Mars ( 173 )
SergeyKozlov ( 12 )
Avtor_Bloga ( 2 )

Мария Пустовая

  • Архив

    «   Ноябрь 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3 4 5
    6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19
    20 21 22 23 24 25 26
    27 28 29 30      

Смотр достижений какого угодно хозяйства

А вы знали, что в Калининградской области выпускают качественное женское нательное бельё и производят вкуснейшее копченое мясо утки и гуся? И речь идет не о штучном товаре, а о массовом производстве. Причем продукт из птицы получается очень аппетитным, а от вида коллекции белья вовсе не хочется сбежать с желанием «забыть вид этого ужаса». Я тоже не знала об этом до недавнего времени — пока не побывала с редакционным заданием на III форуме предпринимателей Балтийского моря. Возможно, распространение знания об этих двух производствах — главное достижение упомянутого форума, потому что оно несет практическую пользу.
Почему он так называется — большая загадка. По моим наблюдениям, то, что было заявлено как «форум», оказалось одним из более или менее местечковых и как бы деловых мероприятий, которыми к концу летнего сезона стараются наполнить футуристическую бетонную глыбу «Янтарь-холла» в Светлогорске. К каждому такому форуму неизбежно прилагается смотр достижений народного хозяйства в целом или какой-нибудь отрасли отдельно.
В июле здесь проводили международный форум янтарной отрасли. Главным его событием для обычных посетителей должна была стать ярмарка изделий из янтаря, существенно отличающихся по качеству исполнения от тех, что обычно продаются на главной улице курортного города или на променаде. Однако еще до начала форума директор Янтарного комбината Михаил Зацепин — организатор праздника — пожаловался журналистам, что выставочных площадей в Театре эстрады явно недостаточно. Но отступать было поздно, и в итоге более 40 павильонов с украшениями, сувенирами, изысканными предметами декора — от янтарной гитары до вазы, выполненной в стилистике немецкого барокко, — были плотно утрамбованы внутри атриума второго этажа «Янтарь-холла». На один квадратный метр приходилось столько янтаря, что обнаружить шедевры и отличить их от менее удачных работ и копеечного ширпотреба было совсем не просто: глаз замыливался на второй минуте прогулки по этой выставке. И это не вина самих экспонентов, это беда площадки.
Фойе Театра эстрады так же мало приспособлено для художественных выставок, как и в принципе для любой осмысленной разнонаправленной массовой активности. Оно представляет собой кольцо, в которое просто так не попадёшь: вход расположен на уровне второго этажа, и выйти из него в правильном направлении тоже получается не с первого раза: дверей много, а навигации — мало. Здесь не хватает мебели, на которой можно посидеть и отдохнуть, практически нет доступа к мобильной сети основных операторов. Если вы потеряетесь, то даже не сможете отправить своему товарищу SMS-сообщение о том, возле какого ориентира находитесь. Это очень неудобно.
Помня об этих особенностях, вернёмся к предпринимательскому форуму. По задумке организаторов (если допустить, что они действительно были и действительно продумывали все нюансы), в разгар рабочего дня в фойе шел перманентный кофе-брейк, где люди пили и ели; там же демонстрировалась фотовыставка парадных портретов деятелей калининградского малого бизнеса, а сам малый бизнес тут же (преимущественно пищевики) угощал печеньем, колбасой и копченостями. Работу отдельных столов сопровождала игра балалаечников и народные танцы. Кроме того, шло голосование, розыгрыш каких-то призов за визитку, не прекращались консультации банковских и туристических агентов. Добавьте к этому ведущего, которого слышно, но не видно, выставку уже упомянутого нижнего белья, рабочей обуви и платьев, сделанных из обоев, и вы получите полное представление о царившей там деловой атмосфере!
По моему мнению, всё это скорее напоминало хаос и клоунаду, но допускаю, что кто-то именно так и представляет себе будни калининградского предпринимателя.
Деловая часть форума шла параллельно с описанным выше многообразием активности, но хотя бы за закрытыми дверями. Однако, как оказалось, особенности звукоизоляции на площадке для совещаний и конференций самого высокого уровня были таковы, что крики ведущего в фойе напрочь заглушали выступления спикеров даже за закрытыми дверями.
Каюсь, до сих пор я как зритель не имела удовольствия оценить преимущества амфитеатра «Янтарь-холла» как концертной площадки. Чаще всего мне приходится бывать здесь по работе и оценивать самую большую площадку Светлогорска в плане её удобства и соответствия тем мероприятиям, которые принято называть деловыми. Субъективная оценка: или площадка не приспособлена, или что-то не так с организаторами.
Вообще, «Янтарь-холл» не единственное место, где можно проводить форумы и симпозиумы. В Калининграде есть масса площадок, построенных в том числе конкретно для данных целей, притом не за государственный счет. Но это обстоятельство, вероятно, и есть ответ на вопрос, почему теперь всё проводится в Светлогорске. Инвестиции нужно «отбивать» или хотя бы стараться. Получается пока как-то вопреки здравому смыслу и кустарно.
Единственный плюс — благодаря насыщению афиши Театра эстрады подобными событиями калининградские журналисты по долгу информационной службы стали чаще видеть море. Но ведь деловые форумы проводятся для достижения несколько иных целей, не так ли?  

О природе очередей в Храброво

В конце июля новый корпус аэровокзала калининградского аэропорта наконец открыли для пассажиров. Частично и в тестовом режиме. Но оттягивать этот момент еще более было бы просто неприлично, да и невозможно. На следующей неделе, когда номер газеты будут разносить по почтовым ящикам, как ожидается, Храброво посетит президент РФ.

У меня есть подозрение, что ему покажут только то, как воздушные ворота региона работают на вход в Калининград. Под этим углом картинка выглядит замечательно: новые терминалы для выдачи сумок и чемоданов обустроены так же, как в московском аэропорту Домодедово: компактно, но без тесноты. Хорошо, если багаж вашего рейса подвезут оперативно: можно схватить его, быстро прошагать по светлому фойе и через автоматические двери попасть в главный зал аэровокзала, чтобы ретироваться в направлении Калининграда. Хуже, если багаж задержат: кресел для ожидания в зале не наблюдается. Впрочем, может, Храброво так заботится о здоровье пассажиров и таким образом ненавязчиво приглашает размяться после часового сидения в самолёте?

Есть такая присказка: «Заходишь — платишь рубль, выходишь — платишь три». Она справедлива в отношении Храброво после реконструкции. Маршрут «трап – автобус – получение багажа – выход из аэровокзала» даётся легко и приятно. Совсем иное дело, если вам нужно улететь из Калининграда, так сказать, проследовать на выход.

В социальных сетях и электронных СМИ организацию «наземного» пассажиропотока, уже прибывшего в Храброво, ругают последними словами. В сюжетах на государственном ТВ — наоборот, показывают радостную картинку и обнадёживают планами о том, что пассажиропоток после завершения реконструкции увеличится вдвое. Если это произойдёт, а в обустройстве терминалов ничего не изменится, можно с уверенностью говорить о том, что очереди и длительное ожидание у стоек регистрации станут фирменной чертой калининградского аэропорта.

В летние дни среднее время ожидания в очереди на то, чтобы попасть в здание аэропорта, составляет около 12 минут. Дискомфорт доставляет не стояние само по себе, не страшно потерять это время. В конце концов, большая перемена в школе длилась дольше, и разве кто-то боялся большой перемены? Страшнее потери времени стресс, что ожидание затянется и ты пропустишь и регистрацию, и посадку на рейс, что вот-вот тебя отожмут от входа сначала в тамбур аэровокзала, затем от очереди для прохождения через рамку контроля.

Сам по себе такой досмотр — требование безопасности, с которым бесполезно спорить. Но возникает вопрос: почему, расширяя принимающие мощности Храброво проектировщики и исполнители не предусмотрели увеличение количества рамок металлоискателей? Сейчас в главном холле работает столько же рамок, сколько и до реконструкции, то есть две. А ведь программное увеличение пассажиропотока в два раза означает, что людей, которым потребуется проходить досмотр, станет, наверное, в 2,5 раза больше. Подумал ли кто-то о такой категории, как «провожающие и встречающие»? Другой вопрос, о чем думают они сами и находят ли удовольствие в том, чтобы стоять в очередях с родными и близкими, чтобы отложить момент расставания.

Как-то раз я улетала из Калининграда вечерним рейсом в пятницу. В очереди к рамкам металлоискателя рядом со мной нервничала семья: молодые бабушка и дедушка и их четырёхлетняя внучка. Угадайте, сколько человек из этой группы собирались улетать? Правильно — один.

Стойки регистрации в Храброво после первого этапа реконструкции не изменили своего местоположения и находятся там же, где и были, — в правом крыле, ремонт которого только-только начинается. Очередь на сдачу багажа и получение посадочных талонов — это такое испытание, которое сложно миновать. Поскольку почти всегда это испытание коллективное, оно дает шанс людям проявить скрытые качества натуры. Здесь находится место не только грубости, но и настоящей широте русской души. Едва знакомые друг с другом люди могут «придержать» место в очереди поближе к стойке, если вы почему-то показались им симпатичным. Поскольку земляк земляка видит издалека, то броуновское движение из середины и хвоста очереди в сторону её головы происходит регулярно. К вящей радости тех, кто ждёт регистрацию на общих основаниях.

Если у вас нет распечатанного посадочного талона или если он есть, но вы хотите непременно сдать вещи в багаж, то закладывайте на стояние в «храбровских» очередях 40 минут, не меньше. Кстати, такая роскошь срочного вылета, как саморегистрация, в аэропорту не доступна. Хочется надеяться, что пока.

Ремонт — такое дело, которое легко начать, но невозможно закончить. Однако этим состоянием неустроенности во имя лучшего будущего можно многое объяснить. Это равно справедливо как для частной жизни, так и для жизни транспортного узла. Наверное, это издержки настройки, что в зоне вылета, большой и просторной, пассажирам приходится интуитивно выбирать, в какую очередь встать. Гейты пронумерованы, но информационные табло рядом с ними работают через раз. «Это на Москву?» «На Москву…» «Москву Внуково?» Очередь движется быстро, вы уже почти у стеклянных дверей гейта. «Нет же, Домодедово». Вы чертыхаетесь и выскакиваете из очереди, чтобы успеть встать в другую до строгого окрика регистратора: «Посадка окончена».

И да, можно не обращать внимания на то, что, кроме кресел и гейтов с неравномерно работающими табло, в зоне вылета пока ничего не обустроено. Есть, конечно, уборные, но посетить их у вас, скорее всего, не хватит времени. Очередь съест его целиком.

Основные испытания пройдены. Вы настраиваетесь на то, что дальше спокойно пройдёте по телетрапу к своему месту в самолёте. Но... Не тут-то было. Пассажиров значительной части рейсов из Калининграда к борту воздушного судна доставляют по старинке, автобусами. Это среди прочего означает, что из выхода на посадку нужно спуститься вниз примерно на два этажа. Причем спускаться предстоит не на лифте или эскалаторе, а по самой обычной бетонной лестнице с высокими ступеньками. Особенно этот спуск «порадует» тех, кто решил сэкономить время на ожидании в очереди к стойкам регистрации и не стал сдавать в багаж свою объемную ручную кладь. И, кроме шуток, эта лестница мало приспособлена для маломобильных групп населения.

Когда и это препятствие остаётся позади, можно облегченно вздохнуть и спокойно проанализировать, что пришлось пережить за час-полтора нахождения в калининградском аэропорту? Было ли это похоже на душегубку? Нет. На каторгу? Тем более. Это было похоже на квест, зарядку для мозга (угадай, в какую очередь тебе нужно встать) и терпения. В конце концов, и до реконструкции в разгар сезона в Храброво такое бывало. Но стоп! Разве мы не ждали реконструкции, чтобы увидеть и почувствовать, что стало лучше? Ждали, конечно, собирались показывать аэропорт болельщикам, которые приедут на чемпионат мира по футболу. Всё еще собираемся.

Не знаю, любят ли футбольные фанаты живые квесты.

Автор — шеф-редактор газеты «Дворник»

Привычка к убогости

На дверях аэровокзала «Храброво» долгое время висят два объявление. Одно - о том, что зал ожидания не работает в ночное время, другое - обращение к ветеранам Великой Отечественной войны. Очевидно, что ветераны и участники войны не являются типичными пассажирами, путешествующими через калининградский аэропорт. Однако связку аэропорт-ветераны используют довольно часто, обычно для «подгонки» каких-нибудь правительственных обещаний. Например, открыть новый аэровокзал для пассажиров обещали ко Дню Победы. На прошлой неделе стало понятно - не откроют.
То, что сроки снова сдвигаются, - уже никого не удивляет. Ни тех, кто в аэропорту бывает в качестве пассажиров, ни тех, кто о них пишет. Все мы привыкли к аэровокзалу, который выглядит, как жертва обстрелов, сколько его ни реконструируй; который кажется неудобным в первую очередь потому, что плохо выглядит. Лично у меня к сервису претензий нет и не было: аэровокзал Храброво - порт, предназначенный для того, чтобы быстро, ни на чем не задерживая взгляд, улететь из него. Или проследовать в обратном направлении. Эти прагматические потребности калининградский аэропорт удовлетворяет вполне.
По такой же утилитарной схеме: неважно, как это выглядит и удобно ли это, в Калининграде привыкли не только к аэропорту. Недоблагоустроенность стала городской нормой. Вокруг Нижнего пруда в Калининграде всё еще существует прогулочная зона. Как существует? - влачит по большей части существование. Но поскольку оно не меняется годами, в дорожках встречаются ямы столь большие и глубокие, что их можно спутать с неолитическими погребениями, спуски и лесенки разбиты и местами на них не хватает уже целых ступеней. Каменное оформление кромки воды сохранилось далеко не везде. Каждый день эту убогость замечают сотни горожан. И что? - Привыкли - главное, что можно пройти, ни на чем не останавливая взгляд.
И уже неважно, что «пройти» означает - пробраться, преодолеть буквально полосу препятствий. Из-за привычки к убогости потребность в комфорте и в благообразности атрофирована. А где нет потребности - там не будет и возможности. И это не вопрос реакции власти, а вопрос отсутствия реакции у горожан. За последние годы я не могу припомнить никакой акции хотя бы по уборке берега Нижнего пруда, которая родилась бы из инициативы самих калининградцев.
Пару раз в год здесь проходят инициированные сверху субботники, результаты которых перестают быть заметны так же быстро, как упоминания о них теряются в потоке других новостей.
По инициативе, кажется одной общественной организации, в районе Нижнего пруда несколько лет назад установлены контейнеры для утилизации собачьих фекалий. Казалось бы - создана возможность вносить хоть маленькую лепту в поддержание чистоты. Но поскольку потребность в благообразии обстановки уже убита привычкой к убогости, урны востребованы среди меньшинства собаководов, устраивающих променад с питомцем у Нижнего пруда. И у пруда хотя бы есть контейнеры. Стоит ли говорить о том, какие картины обнажаются после схода снега во дворах, где с собаками гуляют люди, лишенные и потребности, и возможности цивилизованно убрать после себя?
Всё начинается с простых вещей. Из привычки к запустению в своём дворе вырастает попустительство к убогости во всём, что делается как будто в интересах и, более того, на деньги самих попустителей - граждан и горожан. В том числе и в этом нужно искать ответы на вопросы, почему у нас всё, за что ни берутся по государственной инициативе, делают так плохо. Потому что делают это такие же люди с такими же непритязательными привычками. И остальные к этому привыкли.  

Почему результаты работы областного Минздрава похожи на топтание на месте?

В январе в областном правительстве наконец появился вице-премьер по социальной политике. Илья Баринов, экс-помощник заместителя председателя федерального правительства Ольги Голодец, человек с обширной корпоративной историей. О причинах его назначения в регион достоверных сведений нет. Калининградские СМИ в общих чертах восприняли это назначение как понижение для чиновника. Что этот перевод даст региону, пока не очень понятно. Илью Баринова до сих пор не представили калининградской общественности. Короткая цитата, распространенная пресс-службой правительства, не даёт представления о том, что станет для Баринова приоритетом, и о том, есть ли у него программа действий. Несколько эпизодических упоминаний о его визитах в муниципалитеты глубины образу министра не добавили.
«Скрытый» вице-премьер пока не проявил себя в комментировании ситуации в областном здравоохранении, традиционно очень непростой, консервативной и непрозрачной сфере, которую ему предстоит курировать. Первым лицом этой системы остаётся - всё еще в статусе «временно исполняющей обязанности» - Людмила Сиглаева. Она заходит на свой третий год руководства. Неполный, конечно. Но нельзя отрицать, что из всех министров здравоохранения, именно Сиглаева больше других «в теме» того, как устроена эта система в регионе. Более того, она непосредственно была в числе её архитекторов, лично участвовала что в муниципальном руководстве медицинской сферой, что в процессе передачи её на уровень субъекта.
Оттого тем больше вопросов к первому лицу ведомства: почему происходящее в здравоохранении в лучшем случае напоминает топтание на месте: «два шага назад - один вперёд».
Позитивная повестка министерства на 2017 год - сглаживание ошибок предыдущих лет, включая 2016. В январе журналистам, в первую очередь им, а не пациентам представили концепцию «бережливых поликлиник». По идее, она должна убыстрить обслуживание заболевших детей и взрослых, сделать их пребывание в стенах учреждения более комфортным в условиях жесткой экономии средств и дефицита кадров. Но по большому счету ускорение обслуживания в поликлиниках, эта мини-реформа - попытка отыграть один из самых сомнительных шагов минздрава прошлого года.
Тогда, ссылаясь на федеральные акты, министерство ликвидировало самозапись калининградцев к врачам-специалистам. Обязательным промежуточным звеном стали регистратуры и врачи-терапевты - еще одно личное посещение поликлиники, еще несколько дней ожидания встречи с необходимым специалистом, до старта дальнейших процедур по госпитализации или обследованию. Всегда ли у пациента есть это время? Конечно, не всегда. Минздрав «украл» часы и дни в прошлом году и теперь возвращает «минуты» через ускорение обслуживания. Равноценная ли это замена? Нет. И, как представляется, вовсе не решение проблемы доступности медицинской помощи.
Еще один «побочный» эффект проекта - наполнение пространства поликлиники информационными киосками, разделение регистратуры. Более, чем во «взрослых» результат такого уплотнения будет заметен в детских поликлиниках, которые и так страдают от нехватки площадей. Риторический вопрос: почему минздрав не делал заметных шагов по строительству новых помещений для детского здравоохранения, хотя бы по лоббированию этой идеи?
Еще одна «работа над ошибками» - разговор с населением. Одна из самых частых характеристик, звучащих со стороны пациентов в адрес медиков и чиновников в белых халатах - «цинизм». В ответ на свои претензии и вопросы люди, столкнувшиеся с неприемлемым, по их мнению, отношением со стороны медперсонала, хотят видеть реакцию. Выразившуюся в конкретных делах. Не обязательно - в увольнении или штрафе главного врача. Они хотят двух вещей: чтобы их услышали, и чтобы ситуация изменилась.
Говорить о проблемах министерство как будто и не отказывается. В январе - организовало встречу главных врачей детских учреждений здравоохранения с родителями,  в конце прошлого года - оперативно собрало общественный совет после открытого письма жителей региона о невозможности получить в регионе своевременную помощь для онкобольных. Но дальше дискуссии дело не пошло. Более того, позже минздрав и медицинская часть совета крепко поссорилась с немедицинской. Озвученная в социальных сетях и в публикациях участников тех заседаний причина - отсутствие прогресса и понимания. Даже если предлагать минздраву свои инициативы, вносить предложения по совершенствованию его проектов, эффект будет одинаковым  - невидимым. Министерство быстро возвращается в ореол исключительности своей работы. Где-то на этом этапе все совместные с общественниками инициативы отправляются в бюрократическую систему, откуда не возвращаются. Получается, от готовности разговаривать до забалтывания в калининградских реалиях - один шаг. И это всегда - шаг назад.
Один из самых позитивных проектов минздрава - реанимирование корпуса онкологического диспансера на улице Иванникова. Если Людмиле Сиглаевой удастся последовательно выполнить придуманный проект, то это однозначно станет огромным успехом минздрава под её управлением. Но пока модернизация онкологической службы не демонстрирует результаты: проект строительства онкоцентра в регионе отложен, обещанные в декабре «революционные» приказы о немедленном приёме пациентов с подозрением на онкологию врачами-специалистами диагностического центра не подписаны. Первые шаги к улучшению ситуации выглядят как конкурсы по отбору подрядчиков для ремонта старых помещений для новых кабинетов. Стройку и ремонт в России принято считать инструментами «распила» бюджетного финансирования.
В министерстве ведутся «рабочие встречи» по реформированию онкологической службы и строительству онкоцентра. Но их детали не выносятся на публику, поэтому сказать наверняка, обсуждается ли там движение или отказ от проекта, невозможно. Общая обстановка и источники, близкие к правительству, намекают на второй вариант. Весьма вероятно, что Людмилу Сиглаеву в регионе запомнят как человека, «похоронившего» проект онкологического центра.
Осенью Антон Алиханов просил не обвинять Людмилу Сиглаеву в развале онкослужбы. Одному человеку это действительно не по силам. Это - следствие серии системных ошибок, но важно заметить, что сегодняшняя диспозиция в областном здравоохранении создавалась при непосредственном участии нынешнего министра. И все плачевные результаты, которые в отличие от положительных (они тоже есть, и не всегда только на бумаге) всегда более заметны, отделить от имени нынешнего врио министра уже невозможно.
Говорят, у министерства здравоохранения нет стратегии. На это намекает и работа «битья по хвостам»: сделали ошибку - переиграли ситуацию. Часто проговариваемый план: давайте работать с имеющимися, очень ограниченными, ресурсами - до статуса нового плана не дотягивает и ставит вопрос: а до 2017 года работа строилась с учетом не имеющихся ресурсов, с надеждами на доброго волшебника в голубом вертолёте, который перезапустит федеральную программу модернизации? Если так - то это многое говорит о сегодняшней ситуации в здравоохранении, планировании и государственном управлении отраслью в целом.
Мария ПУСТОВАЯ
Шеф-редактор газеты “Дворник”

Государство в государстве

Внутренние конфликты между владельцами участков в товариществах собственников недвижимости и председателями таких обществ неоднократно становились предметом освещения в материалах газеты “Дворник” (см. “Устали от поборов”. “Дворник”, №47 (1004) от 8 декабря 2015 г.). История смены власти в “Нескучном” представляет собой интерес в первую очередь потому, что эта ситуация - очень типична и может повториться в любом другом объединении владельцев недвижимостью.
При первом приближении ситуация оказывается очень похожей на те споры, которые обычно возникают между собственниками квартир и управляющими организациями жилья. И в том, и в другом случае правоохранительные органы - даже в случае, когда владельцам собственности вроде бы очевидно, что внесенные ими платежи пошли не на те нужды, на которые предназначались, не очень охотно принимают материалы к рассмотрению. В практике калинигнградских судов за последние годы можно найти лишь единичные примеры решений по искам физических лиц к своим садовым товариществам. Так, в 2015 году участники СНТ “Октябрьское” через суд добивались от председателя предоставить им отчетные документы по работе за последние два года. Суд решение вынес. Однако заочно сказать, пошел ли председатель на предоставление документов, невозможно.
В частной беседе члены СНТ, попавшие в ситуацию, подобную сложившей в “Нескучном”, говорят, что морально готовы пойти на самые крайние меры, вроде персонального разговора с пристрастием. Такую форму делового диалога сложно назвать цивилизованной, но у многих создаётся впечатление, что разговаривать с присвоившими полноту власти председателями можно только с “позиции силы”.
Можно допустить, что члены СНТ не всегда бывают объективны к своему правлению. Но в том числе и о качестве управления садовых товариществ говорят иски со стороны ресурсоснабжающих организаций. Ряд СНТ, заключивших договоры на услуги с “Водоканалом” и “Янтарьэнергосбытом”, накопили долги, объем которых приближается к миллионной отметке. Взыскать их ресурсоснабжающие структуры пытаются через областной арбитраж.
Сегодня в Калининграде более 100 садовых обществ. Это - примерно 11% территории областного центра. Генеральный план развития Калининграда обходит деликатным молчанием их судьбу: СНТ есть и, если успеют вовремя перерегистрироваться в форму товариществ по владению недвижимостью, никуда просто так не исчезнут. В то же время ни сами садоводы, ни члены профильных общественных организаций не скрывают, что эта земля давно перестала быть местом для ведения подсобного хозяйства. Законодательство дало инструменты, чтобы на этих участках появлялись малоэтажные жилые дома. Подчас - это единственное местопроживания для целых семей, переехавших в город из других регионов. И, как показывает история с “Нескучным”, собственники вовсе не против того, чтобы, не обременять городскую казну, а за собственный счет на земле, за владение которой они платят положенный налог, за свои деньги построить инфраструктуру. Они готовы выступить инвесторами.
Устремления тех, кто пользуясь уставом ли СНТ, “лазейками” ли в 66-м Федеральном законе, стремится получить хороший “навар” от посредничества при операциях таких инвесторов, тоже легко объяснимы. Любое СНТ, как и товарищество собственников недвижимости имеет очень широкие возможности для самоуправления. По факту же в каждом отдельном СНТ формируется очень условное “государство в государстве”. И почему-то по факту любая такая маленькая система начинает воспроизводить все ущербные клише - произвол и воровство из общей кассы, пассивность большинства, которые известны за “большой” системой.

Автор: шеф-редактор газеты "Дворник"

День, когда ничего не произошло, но было много новостей

Калининград - такой особенный город, где, несмотря на всю возню и шебуршание, сопряженное со сделками разного объема и законности, на самом деле ничего не происходит. То, что в один день называется событием или, например, коллапсом, забывается на следующий. Через неделю сложно вспомнить, что это было и почему возбудило общественность в конкретную дату - вроде же все на своих местах?
Эта колонка писалась в начале марта. В день, которые многие коллеги поспешили назвать "переломным", Днем транспортного коллапса и применить многие другие эпитеты, как если бы происходило что-то значимое. Двадцать дней спустя основной вывод той заметки остается прежним.

"2 марта 2016 года, то есть в минувшую среду, на городские маршруты не вышла треть автобусов большого класса и определенное количество микроавтобусов. Транспорт оказался заперт в гаражах частных предприятий-перевозчиков по решению их собственников. В тот же рабочий день, конкретно - в утренние его часы, некоторое количество жителей областного центра опоздали к местам работы и учебы. Другая часть жителей областного центра вообще ничего не почувствовала. На следующий день, 3 марта, всё вернулось на круги своя. В региональной прессе эта ситуация получила характеристику “транспортного коллапса”, что является явным преувеличением.
Отсутствие трети автобусов на линиях не парализовало доставку пассажиров из пункта А в пункт Б. Да, трудности и давки в час пик имели место. Но, простите, а что их не было днём ранее или они не повторились на следующий день? Личный опыт проживания чуть за пределами Калининграда напоминает, что радостным и лёгким путешествие от окраины к центру бывает очень редко. И лучше, чем условно “городские” автобусы, в этой ситуации выручают автобусы внутриобластные. Кстати, 2 марта все эти “101-е”, “146-е” и т. д. чувствовали себя весьма вольготно на нешироких магистралях. Вообще оказалось, что у, казалось бы, незаменимых автобусов есть маршрутки-дублёры, стало понятно, что трамвай №5 - это действительно средство передвижения, а не предмет культурного наследия современности. Отдельной проблемой оказалось транспортное обеспечение садовых обществ, которые, как хорошо известно, давно уже вышли из зоны подсобных хозяйств в неполноценные коттеджные посёлки.
Эта небольшая однодневная встряска вызывает вопрос к разработчикам новой транспортной схемы Калининграда, которая должна быть введена с 1 июля: вы учли опыт этого дня?
Ряд журналистов, наблюдая за событиями в “гражданском” измерении, подметили, что жители Калининграда были плохо и несвоевременно проинформированы о переменах. Вопрос - кто в этом виноват? Поставщики информации, то есть структуры администрации, которые несвоевременно предоставили средствам массовой информации данные о том, какие автобусы на улицах не появятся, почему и какая альтернатива им придумана? Или сами СМИ, которые так заверстали свои эфиры и новостные ленты, что даже опубликованная информация “не нашла своего читателя”? Может быть, пора поговорить о том, что телеканалы, которые подкармливаются за счет муниципальных контрактов, не так уж интересны зрителям и не отвечают базовой задаче - “информирования населения”?
Несколько лет назад в Сыктывкаре, также в начале марта на свои маршруты не вышла та же треть автобусов. Но там речь шла о забастовке водителей. Представляете, сотрудники частной компании-монополиста решили побороться за своё право на достойную зарплату. Ратуя за это, они доставили беспокойство своим землякам. В Калининграде в день коллапса не было ничего подобного, даже намёка хоть на какую-то борьбу за справедливость. Чем был “транспортный коллапс” по факту: шантажом? Демонстрацией силы частного бизнеса? А его развязка - “сливом конфликта”? Можно назвать как угодно - в любом случае произошедшее никак не способствовало соблюдению гражданских интересов и никак не повлияло на решение транспортных проблем в городе.
Этот “коллапс” и связанный с ним конфликт между администрацией города и автобусниками не вызывает у нормального калининградца ничего, кроме раздражения. Обещаний про новое транспортное движение было дано много, а сдержано - очень мало. Поэтому поддержать любую сторону конфликта невозможно. Претензии к администрации Калининграда можно перечислять долго, перевозчики со своей стороны тоже дали горожанам достаточно поводов для недовольства. Но в сложившейся системе взаиморасчетов между автобусниками и городской администрацией такой капитал, как социальная напряженность роли не играет. Горожане - не сторона конфликта, а потребители транспортной услуги и заложники ситуации.
Не исключено, что если бы в ситуацию не стали вмешиваться областные власти, для которых “коллапс”, похоже, был так же реален, как для журналистов, о нём написавших, городской администрации хватило бы авторитета продавить свою линию с альтернативными договорами и выходом на маршруты резервных автобусов ГорТранса. Это было бы уже на шаг ближе к схеме “единого” перевозчика.
Вместо “коллапса” - какого-то сложного, большого события, которое можно и нужно обсуждать, которое даёт какие-то результаты, запускает цепь новых событий в самых разных сферах все мы получили пузырь. Который поднялся из застоявшейся жижи городских проблем и лопнул. И ничего не изменилось. А жаль".

Опубликовано в газете "Дворник"

"Всё, к сожалению, в руках граждан"

Почувствовать себя в роли разработчиков Генерального плана города — такую возможность предоставила калининградским «журналистам и блогерам» администрация Калининграда. Принимая приглашение к участию в некой «деловой игре», я и подумать не могла, что общение с традиционными спикерами — хорошо известным читателям «Дворника» главным чиновником по строительству в Калининграде Артуром Крупиным и другими работниками мэрии - обернётся … уроком рисования!
В малом зале заседаний в мэрии за круглым столом собрали с десяток журналистов известных и не очень городских газет, телеканалов и интернет-порталов. Взявшие на себя роль педагогов чиновники — сотрудник пресс-службы, заместитель начальника управления градорегулирования Алексей Преображенский и главный архитектор проектов в фирме, которая разрабатывает для Калининграда Генеральный план, - Андрей Прохоров, непосредственно Артур Крупин - раздали присутствующим карандаши и листочки бумаги. На листе был изображен некий условный участок, на котором по заданию нужно было нанести схему дома, гаража и беседки и инженерных сетей. Творить предлагалось в прямом смысле — на коленке, а данные брать — с потолка.
Простое для пятиклассника задание на практике повергло взрослых в ступор: данных для выполнения задачи явно не хватало. Главным образом не хватало простых или сложных правил этой странной «игры». А то, что они есть и содержат массу подводных камней, было очевидно не только по опыту разбора многочисленных кейсов по проблемному строительству в Калининграде, но и по особенно хитрым лицам «педагогов». Понятно, что всерьёз это задание воспринять было нельзя, но несерьезное отношение было чревато порицанием.
Так и оказалось: «запроектированные» журналистами дома мечты подверглись детальному разбору специалистов и были мягко, но убедительно разнесены в пух и прах. Одни — за нерациональное использование площади и помещение воображаемой детской площадки рядом с воображаемой же проезжей частью, другие — за скрытые конфликты с соседями, третьи — за отсутствие на рисунке охранной зоны вокруг инженерных сетей, четвёртые — за дороговизну проекта.
Упражнения с планшетом, карандашами и бланками, как представляется, несли простой посыл от городских властей: «Вот, вы не можете даже грамотно выполнить шуточное задание по планированию, а представьте, как сложно нам»?! Но тут возникает встречный вопрос: «Извините, но мы учились не на это. И деньги за проектирование городских территорий получаем не мы, журналисты, историки и лингвисты, а вы. И почему вы перекладываете на нас, ничем не отличающихся от 400 с лишним тысяч горожан психологический комплекс вины за кривизну планировочных документов? Возможно, потому что настоящим проектировщикам Генплана было выдано информации не сильно больше, чем участникам «деловой игры»?
А может быть, организаторы хотели донести мысль о том, как сложно учитывать «коллективные хотелки»? - так ведь параллельно председатель комитета архитектуры и строительства заметил, что часть пожеланий горожан, высказанных в ходе соцопросов, обнуляется за счет региональных и местных нормативов, есть еще требования федерального законодательства. Причем ссылки на то, что что-то делается в соответствии с требованиями федерального законодательства, звучат гораздо чаще, чем это происходит. К примеру максимальный и минимальный уровень обеспеченности населения социальными, медицинскими и другими объектами местного или областного значения устанавливает именно местная власть. Поэтому все вопросы о том, почему при уровне автомобилизации 350 автомобилей на 1000 населения, при строительстве 100 квартирной многоэтажки может быть обустроено 40 парковочных мест, а в конечном счете вопрос о том, почему во дворах новостройки не могут разъехаться два автомобиля и пешеход с коляской, — нужно адресовать именно ей.
С третьей стороны, знакомство даже с названиями решений городского Совета депутатов дают отличное представление, как складываются отношения даже с имеющимися документами планирования. Отношения эти характеризуются формулой: если надо что-то построить — планы поменяем.
Так что фактически ключевым назначением Генерального плана Калининграда остаётся следующее — служить приложением к просьбам выделить федеральные или областные средства на тот или иной объект капитального строительства. Который, в свою очередь, не факт, что не приведет после достройки к увеличению прямой или опосредованной финансовой нагрузки на самих горожан.
Генплан, по идее, закладывает в себе возможности развития городской среды. Но чтобы понимать, куда будет развиваться город, в каком направлении он должен развиваться, нужно прежде всего понимать, куда он может развиваться и каков желаемый результат этого развития. И вот здесь, пожалуй, заключается главный урок «деловой игры» - ни горожане, ни муниципалитет внятно формулировать свои желания не умеют.
«Всё, к сожалению, в руках граждан», - горько заметил по другому поводу Артур Крупин. И правда пока у граждан нет понимания и желания понять, чего хотеть от этого «всего», у тех кто понимает хотя бы приблизительно, есть все возможности манипулировать непонимающими и их формальными «остатками всего». Не только в контексте Генплана. И об этом остаётся пока только сожалеть.

Автор - шеф-редактор газеты "Дворник"

18+

Дети! Отдельные страницы данного сайта могут содержать вредную (по мнению российских законодателей) для вас информацию. Возвращайтесь после 18 лет!