RuGrad.eu

01 июня, 23:46
понедельник
$70,75
+ 0,00
78,55
+ 0,00
17,64
+ 0,00
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:


Соломон Гинзбург
отзывы: 1
Насущные уроки пандемии
Анна Пласичук
отзывы: 0
Нонсенс в благоустройстве
Екатерина Ткачева
отзывы: 0
Как из националистов не сделали террористов
Газета "Дворник"
отзывы: 0
«Болит спина, глаза. Телефон не выдерживает»
Oko Solomonovo
отзывы: 0
Социальные уроки эпидемии, cоциальная несправедливость разрушает наш регион и всю Россию (видео)
Борис Овчинников
отзывы: 0
О войне и об отце
Сергей Шерстюк
отзывы: 132
Что день грядущий нам готовит?
Гражданский проект
отзывы: 1
Дело пожарных (видео)
Беник Балаян
отзывы: 2
Необоснованные и необдуманные шаги организации защиты Калининградского побережья Балтики
Алексей Елаев
отзывы: 2
«За соблюдение норм Конституции я бы поставил твердую тройку»
Никита Кузьмин
отзывы: 0
Обвинительные клоны
Мария Пустовая
отзывы: 5
О кипятке и безразличии
Экологический патруль
отзывы: 0
#леспобеды2019
Георгий Деркач
отзывы: 4
Ещё раз о Королевской горе и Доме Советов
Борис Образцов
отзывы: 0
Бориса Образцова освободили из ШИЗО по требованию прокуратуры
Дулов Владимир
отзывы: 0
Витрины закупок Калининградской области
Людмила Клокова
отзывы: 3
Обращение по оплате ТКО
Вадим Еремеев
отзывы: 2
Восточная ярмарка Кёнигсберга

annargu ( 17 ) + 1
Victor_Mars ( 178 ) + 1
loverad ( 20 )
pirobalt ( 920 )
GazetaDvornik ( 206 )
dontausam ( 264 )
Oko Solomonovo ( 23 )
sabirin ( 5 )
bovchinnikov ( 4 )
stopstop ( 14 )
grazhproekt ( 8 )
O.E. ( 95 )
akimow ( 102 )
Benik Balayan ( 2 )
elaev ( 2 )
mgartman ( 0 )
nikkuz ( 10 )

Сергей Кузнецов

  • Архив

    «   Июнь 2020   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5 6 7
    8 9 10 11 12 13 14
    15 16 17 18 19 20 21
    22 23 24 25 26 27 28
    29 30          

Существует ли в России культ личности Владимира Путина?

По данным Левада-Центр:
Существует ли в России культ личности Владимира Путина?
1. Да, все его признаки уже налицо:
    март, 2006 - 10%              
       июль, 2010 - 27%  


2. Еще нет, но предпосылок для него все больше и больше:
    март, 2006 - 21%              
       июль, 2010 - 28%  


3. Нет, никаких признаков такого культа нет:
    март, 2006 - 57%              
       июль, 2010 - 33%  


4. Затрудняюсь ответить:
    март, 2006 - 12%              
       июль, 2010 - 12%  

Помолись о президентах

Участники детской Таврической ассамблеи вместе с книгами и сладостями получили в подарок брошюру «Молитва за президента России». В ней детям предлагалось помолиться за рабов Божьих Димитрия и Владимира. В РПЦ говорят, что не имеют к инициативе организаторов ассамблеи никакого отношения. По мнению священников, те проявили народное благочестие, которое часто выбивается из канонов и этических норм.

Детская Таврическая ассамблея проходила в Таврическом дворце 1 июня — в День защиты детей. Пригласительные билеты рассылались заранее в творческие образовательные учреждения, детские творческие коллективы, а также победителям городских олимпиад и талантливым детям из интернатов Петербурга. В результате на праздник в Таврический дворец прибыли около 150 детей.

Темой дня стала мультипликация. Ей были посвящены мастер-классы, где детей учили рисовать мультфильмы, а также карнавал, на который ребят попросили придти в костюмах героев анимационных фильмов. В конце праздника всем юным участникам вручили подарки — книги, конфеты, шоколадки, игрушки.

Среди них затесалась брошюра, на которую ни дети, ни взрослые внимания сначала не обратили, несмотря на то что называлась она «Молитва за президента России».

В брошюре была напечатана частично переделанная молитва: «Господи Боже, Великий Царю, Безначальный, пошли Господи Архангела Твоего Михаила на помощь рабам Своим Димитрию и Владимиру изъяти их от врагов видимых и невидимых» (далее шел канонический текст).

Как выяснила «Газета.Ru», подбором подарков для детей занимались сотрудники одного из организаторов мероприятия — продюсерского центра «Арт-Ассамблея» (еще одним организатором была Межпарламентская асамблея СНГ). Как рассказала корреспонденту «Газеты.Ru» генеральный директор продюсерского центра Алена Петрова, молитва стала дополнением к набору из книг и сладостей: «Если честно, прикладывая православную брошюру, мы особо не вчитывались в ее текст. Ничего плохого в молитвах нет. Напечатала эту брошюру православная типография «Русская симфония». Там и узнавайте, была она благословлена патриархом или нет».

В типографии сказали, что не имеют отношения к брошюре – ее выпустило издательство «Общество памяти игуменьи Таисии», которое почему-то воспользовалось копирайтом «Русской симфонии». Однако связаться с самим «Обществом памяти» не удалось. Продавец магазина, торгующего историческими и православными книгами этого издательства, также заявил, что не знает, как связаться с поставщиками.

Источник в издательском отделе Санкт-Петербургской епархии сообщил «Газете.Ru», что обычно православные издательства открываются с благословения патриарха и на каждой их книге стоит гриф: «С благословения патриарха...»

Но, по словам собеседника, десятки организаций, занимающихся выпуском книг православной тематики, к патриарху не обращаются, поэтому православными на самом деле не являются, и «Общество памяти игуменьи Таисии», судя по всему, относится к последним: на брошюре никаких пометок о благословении нет.

Как пояснил корреспонденту «Газеты.Ru» протоиерей Вячеслав Харинов, духовник Санкт-Петербургской православной духовной академии и семинарии, церковь не воспрещает молиться за кого-то (будь это хоть президент). «В молитвословах это учитывается. И часто вместо имен там оставляют пустые места, чтобы молящийся мог вписать имена тех людей, за которых он хочет помолиться. Но это касается конкретного человека — у каждого свой молитвослов. Сами же молитвы и их чтение по молитвослову являются примером апостольского благочестия, — говорит он. — Добавление туда имен в частных случаях не возбраняется, молитвы даны нам, как пример, для инспирации, а молиться мы можем своими словами — это так называемое народное благочестие. Могу привести пример: церковь рекомендует поминать умерших на Вселенские субботы, их в году несколько, одна перед праздником Троицы — а люди ездят на кладбища именно в Троицу. Это не ересь, это заблуждение. Так и с этой брошюрой. Церковь за ней не стояла. Но, если хотите, молитесь хоть за одного, хоть за двух президентов. Но надо иметь в виду, что молитва — это просьба о помощи. И, наверное, логичнее было бы, если бы детям раздали молитву, в которой они молились бы за себя, за родителей».

Руководитель отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии протоиерей Артемий Скрипкин также считает, что организаторы ассамблеи перегнули палку.

«До революции существовали особые молитвы за царя. Но царь в России был наместником Бога, хранителем православной веры, священным саном, — пояснил священник. — Президент и премьер-министр сановниками не являются. Никто не запрещает за них молиться, если они крещеные. Особенно в дни их святых. Здесь мне понятны мотивы авторов этой инициативы. Но заставлять играть в такие политические игры детей — это перебор».

Получить комментарии пресс-служб президента и премьер-министра России в четверг не удалось.

ТЕКСТ: Вячеслав Громов (Санкт-Петербург)

Дожили.. С.Иванов: Транспортный налог могут отменить уже в 2011г.

 В России с 2011г., возможно, будет отменен транспортный налог, сообщил вице-премьер РФ Сергей Иванов на заседании комиссии по транспорту и связи. Вместо него планируется увеличение акцизов на нефтепродукты с 2011г. для пополнения дорожных фондов, а также другие сборы.

"Полагаю, эта новость порадует многих автолюбителей, которые по тем или иным причинам редко эксплуатируют свои транспортные средства, однако вынуждены платить этот налог наравне со всеми", - сказал С.Иванов. По его словам, теперь объемы расходов автовладельцев на содержание автомобиля будут определяться "в первую очередь количеством потребляемого топлива".

Как отметил вице-премьер, правительство РФ предусматривает увеличение акцизов на нефтепродукты с 2011г. для пополнения дорожных фондов, "что является мировой практикой". Также, по его словам, источниками дополнительного финансирования федерального дорожного хозяйства могут стать введение платы за проезд по автодорогам общего пользования транспортных средств общей массой свыше 12 т, а также доходы, поступающие от присоединения объектов дорожного сервиса и возмещения ущерба, наносимого автомобильным дорогам федерального значения.

В целом С.Иванов отметил, что "ни при каком сценарии экономического развития страны" расходы на дорожное хозяйство уменьшаться не будут.

Ведь могут когда захотят:)

Часы Дмитрия Медведева – это треть его годовой зарплаты. Чего стоят декларации о доходах высших чиновников страны

Интереснаое интервью на "Радио Свобода".


Елена Рыковцева: Разговор о доходах высших государственных лиц и членов их семей, информацию о которых  опубликовали сайты президента, Совбеза и правительства Российской Федерации, начну с цитаты из статьи польского журналиста Вацлава Радзивиновича («Gazeta Wyborcza»), написанную для «Новой газеты»: «Если окажется, что была какая-то техническая проблема с этим самолетом «Ту-154», то можно будет сказать, что президент стал жертвой польской демократии. Уже давно  понятно, что это самолет устаревший, небезопасный. Но власть у нас боится расходовать большие деньги на свой комфорт. Уже было происшествие, когда премьером был Лешек Миллер, и вертолет «Ми-8» с премьером на борту разбился, а сам Миллер был ранен. И все тогда говорили: «Как же можно подвергать риску своих лидеров, надо покупать новую авиатехнику!». Но на разговорах все и закончилось. У нас считают каждый грош и не могут себе позволить истратить лишнее - люди не поймут».


А вот что поймут русские люди из тех деклараций первых лиц страны, с которыми их уже второй год официально знакомят? Какие выводы они, к примеру, должны сделать из того факта, что в собственности первого заместителя премьер-министра страны Игоря Шувалова семь супердорогих автомобилей, от современного «Ягуара» до антикварного «Лимузина», а доходы его супруги за последний год составили 641 миллион рублей? Что мы должны понять из той информации, что денежный доход министра природных ресурсов Юрия Трутнева за год составил 155 миллионов рублей, хотя средняя цифра доходов других должностных лиц, которых обязали заполнять декларации, 3-4 миллиона рублей? Что дает нам та новость, что жены одних чиновников в десятки раз богаче своих мужей, но при этом доходы супруги премьер-министра страны Людмилы Путиной составили 500 рублей, и она единственная, у кого нет вообще никакой собственности.

Одним словом: нужна ли обществу информация о доходах своих руководителей, если из нее все равно ничего не понять? Хотя мы в программе как раз будем делать все, чтобы понять хоть что-то. У нас в гостах - заместитель главного редактора журнала «Forbes» Владимир Федорин и редактор отдела расследований газеты «Ведомости» Ирина Резник.

Ирина, вот удалось пробить эту антикоррупционную меру. И мы видим сегодня, сколько зарабатывает супруг, сколько супруга и чем владеют несовершеннолетние дети. Хотя совершеннолетних детей почему-то в сторонке оставили. Как вы оцениваете эту меру в целом?



Ирина Резник: Я бы не стала называть это мерой, я бы сказала, что это полумера или даже четверть меры. Во-первых, у нас декларируются только доходы, а не расходы. И то, что у чиновника скромные 2 миллиона рублей в год доходов, это не значит, что расходы у него не 20 миллионов, а может быть, и 40 миллионов. А ведь очень часто у чиновников можно предположить расходы гораздо большие, достаточно посмотреть, условно говоря, на их часы. То есть стоимость часов у многих наших чиновников составляет их годовой доход, которые они демонстрируют публике.



Елена Рыковцева: Ирина, в вашей же публикации полугодичной давности одна из жен этих чиновников - Зумруд Рустамова (это супруга Аркадия Дворковича), которая очень хорошо зарабатывает... И она как раз самая «прозрачная» из жен, там понятно, откуда берутся ее доходы замечательные. Так вот, она вам говорит следующее: «Я согласна, что доходы членов семьи чиновников и их источники могут быть открыты. Хотя мне было не очень приятно, что мой доход обсуждают, я не была к этому готова. Мне только непонятно, какая обществу разница – «Лексус» у чиновника или «Мерседес»? Если доходы задекларированы, значит, и источники их получения законны. Вряд ли кто-то станет декларировать доходы непонятного происхождения». Так вот, она вас опровергает. Она считает, что информация о том, что в этой конкретной семье 7 «Мерседесов», 2 «Бентли» и 4 «Лексуса» - это информация о расходах. Они показали вам свои расходы на земельные участки, дома и на автомобили.



Ирина Резник: Фактически – да. Но тут же следует второй момент, который я хотела бы обсудить: сейчас получается, что задекларировал свои доходы – и живи спокойно. И даже если видно невооруженным взглядом, что чиновник Игорь Шувалов не мог приобрести эту собственность, то никто не обязывает его объяснять – откуда же все это. В законе существует положение о проверке достоверности и полноты сведений чиновников, которое было утверждено указом президента в сентябре прошлого года. Но там ничего не говорится о том, что делать в случае явного несоответствия дохода и имущества чиновника. Там, конечно, заложен некий кнут для чиновников, в том, что проверить сведения о доходах и имуществе может руководитель администрации и любой из членов президиума Совета по противодействию коррупции. Но основания для этой проверки очень смешные. Это должна быть письменно оформленная информация о предоставлении госслужащими недостоверных или неполных сведений! То есть, условно говоря, если он задекларировал 7 «Мерседесов» - это же не значит, что это незаконные, недостоверные сведения.



Елена Рыковцева: Итак, первое, что вас смущает, - это то, что нет реальных расходов. Мы видим дома, которые когда-то куплены и декларируются из года в год. А вот новых часов, стоимость которых превышает все зарплаты, вместе взятые, мы уже не видим в этой декларации.



Ирина Резник: Да. И второй момент, что даже если мы видим явное несоответствие, чиновник не обязан отчитываться, почему  такое несоответствие. Он представил достоверную информацию – и все.



Елена Рыковцева: И дальше нет механизма проверки, он не выработан.

Владимир, а что он, вообще-то, по закону должен предъявить? Как это все формулируется? Что он обязан нам показать?



Владимир Федорин: Я отвечу на этот вопрос, но хотел бы уточнить, что, на самом деле, кое-какие расходы мы видим из деклараций. Например, мы знаем, что премьер-министр израсходовал часть своей зарплаты на приобретение «Нивы».



Елена Рыковцева: Которой у него в прошлом году не было, а она появилась, значит, расход у нас один есть.



Владимир Федорин: Некоторая информация, конечно, из этого может быть извлечена. Но как мне кажется, сам указ, который был подписан президентом в мае прошлого года, который описывает состав сведений, которые должны предоставлять чиновники, не отвечает на очень важный вопрос. Ведь самый важный вопрос, ответ на который хочет для себя получить общество: нет ли в деятельности чиновников конфликта интересов? Условно говоря, не коррупционер ли тот или иной деятель. А по сути, мы видим требования к чиновникам указать, чем они владеют. Причем этот список усеченный. Напомню, что по указу президента чиновники должны декларировать свои денежные доходы за истекший год, должны сообщать о том, какой недвижимостью, какими автомобилями владеют. То же самое относится к их мужьям или женам и несовершеннолетним детям. И на мой взгляд, тут очевидные пробелы. Это  ведь часть имущества, потому что тем же указом запрещено (так и сказано, что запрещено) представлять другие сведения. Но мы понимаем, что у богатых индивидуумов, а к их числу, несомненно, относятся высшие руководители нашего государства, недвижимость – это лишь некая доля той собственности, которой они владеют.



Елена Рыковцева: Да, там не очень понятно. Вот он купил «Лексус», он его почему-то должен показать, а если он купил бриллиант в 154 карата, он его не должен показывать. Почему?



Владимир Федорин: Я бы тут обратил внимание даже не столько на цацки, к которым относятся и автомобили, и бриллианты, и часы...



Елена Рыковцева: А ведь одного порядка цацки-то. Уж по ценам – точно.



Владимир Федорин: ...сколько информация о заинтересованности того или иного чиновника в тех или иных бизнесах - акции, облигации, прочие финансовые активы. Я понимаю, что даже если бы указом президента было установлено, что чиновник обязан сообщать о тех акциях, которыми он владеет, о долях в каких-то компаниях или участии в трастах, - это все, наверное, тоже можно было бы обходить с помощью всяких подставных лиц и так далее. Но, тем не менее, мы видим, что даже на уровне главы государства не сформулировано требование, которое...



Елена Рыковцева: Он не обязал их это показать.



Владимир Федорин: Он фактически запретил раскрывать информацию о том, какие интересы в бизнесе могут быть у тех или иных чиновников. А они, безусловно, есть.



Елена Рыковцева: Вот как было раньше, до того, как Дмитрий Медведев все-таки что-то воплотил в жизнь и появилась хоть какая-то информация? Раньше газеты кустарным образом пытались эту информацию добывать. Я помню, как Роман Шлейнов, редактор отдела расследований «Новой газеты», писал в 2007-м году, что законопроекту о противодействии коррупции, в свою очередь, оказывается колоссальное противодействие, потому что никто не хочет открывать доходы. И Роман сам вручную начал составлять историю деловой активности родственников первых лиц. К примеру, он пытался разобраться, чем же занимаются супруги высших чиновников и сколько они зарабатывают. В публикации 2007 года он  исследовал историю жены Владислава Суркова по имени Юлия Вишневская, упоминания о которой в качестве супруги Суркова встречались в прессе, по крайней мере, с 1997 года. Роман Шлейнов ставил вопрос: за какую именно работу с января по сентябрь 2003 года  супруга замглавы президентской администрации получила 170 тысяч долларов в Московском дворце молодежи? При этом главным занятием Юлии Вишневской было коллекционирование кукол, она даже открыла Музей кукол на Малой Дмитровке. Потом, пишет Роман, помощь музею оказала компания «Ферро-строй», которая построила для него небольшой особняк на Покровке стоимостью в миллион долларов. Потом она заработала в Московском дворце молодежи 170 тысяч долларов. И  дальше «Новая газета» уткнулась в тупик, так не сумев понять, что же делала Юлия Вишневская во Дворце молодежи? Хотя получалось, что ее доход был вторым по величине после гендиректора Дворца Павла Забелина, который, впрочем, на момент написания публикации находился в  розыске.

Так и не разобравшись с одной женой Владислава Суркова, мы плавно переходим к тому, что в его декларации  за 2008 появился совсем другой человек, новая супруга Наталья Дубовицкая, доходы которой сейчас бурно обсуждает пресса. Это вам не Юлия Вишневская, у которой обсуждались всего 170 тысяч долларов. Теперь пресса интересуется, из каких источников супруга Суркова получила 54 миллиона рублей, кем она работает? Ирина, я знаю, что вы этим занимались в газете «Ведомости». К каким выводам вы пришли?


Ирина Резник: Официальная должность Натальи Дубовицкой, по крайней мере, на тот момент, когда мы этим занимались, - заместитель генерального директора по связям с общественностью ОАО «Группа промышленных предприятий «Российские крахмальные предприятия». Но, несмотря на свою должность, нам жестко сказали, что она не общается ни с прессой, ни с какой-либо другой общественностью.



Елена Рыковцева: Хотя ее работа – это общаться с прессой.



Ирина Резник: Да. И дальше, когда мы решили проверить, чем она занимается, какие фирмы на нее зарегистрированы в Едином государственном реестре юридических лиц, мы выяснили, что она является совладелицей ряда крахмальных предприятий и заводов. Но дальше обнаружилась еще более интересная ситуация. Наталия Дубовицкая появилась в составе акционеров этих заводов (я не буду их перечислять) с 2004 по 2006 год, и постепенно наращивала там свою долю. Но что самое интересное, раньше эти акции принадлежали некоему человеку – Михаилу Одинцову. Очень скоро выяснилось, что этот Михаил Одинцов учился вместе с Владиславом Сурковым в МИСИС, давний его друг и приятель. И, как нам сказали ряд экспертов и политологов, очень активно именно его Владислав Сурков лоббировал на должность аудитора Счетной палаты вместо ушедшего Панскова. В 2006 году Сурков, преодолев ряд сложностей, потому что другие чиновники хотели своих людей туда поставить, все-таки смог устроить Одинцова на должность аудитора. И именно осенью 2006 года жена Суркова оформила свою очередную долю в одном из заводов крахмальных, которые принадлежали Одинцову. То есть Одинцов стал госчиновником, он вышел из состава акционеров, но перешли эти акции жене другого чиновника.



Елена Рыковцева: Но она еще не была женой Суркова, когда получила эти акции? По крайней мере, Роман Шлейнов в 2007 году еще исследовал доходы Юлии Вишневской.



Ирина Резник: Не факт, что он знал о том, что существует Наталья Дубовицкая.



Елена Рыковцева:  И вот такой наивный вопрос: каким образом девушка, которая занималась дизайном интерьеров – в 98-ом году она возглавила фирму «Мастерская изящных решений», где проработала до 2006 года, оказалась учредителем крахмало-паточного завода? Какая здесь связь?



Ирина Резник: Мы все эти вопросы ей задавали, а она приняла решение на эти вопросы не отвечать. Поэтому нам пришлось спрашивать об этом других людей. И политологи, эксперты совершенно однозначные делали выводы, почему она стала совладельцем этих крахмальных заводов.



Елена Рыковцева: Потому что Михаил Одинцов является другом Владислава Суркова. Владимир, тогда к вам вопрос. Считается, что антикоррупционная мера – это доказать, что чиновник не участвует в бизнесах, которые так или иначе связаны с его основной деятельностью. У него могут быть акции где-то, но ни в коем случае не на том предприятии, которое подчиняется ему по работе. Как же расценивать тот факт, что друзья, одноклассники и однокурсники конкретного, например, заместителя руководителя президентской администрации владеют акциями конкретных предприятий и передают потом эти  акции супруге (или будущей супруге) этого представителя администрации? Ведь нет же формальной связи. Формально этот Одинцов не родственник, но неформально мы знаем, что одноклассник. Как классифицировать с точки зрения антикоррупционного законодательства всю эту историю, например?



Владимир Федорин: Я думаю, что поскольку Владислав Сурков продолжает занимать одну из ведущих должностей в администрации российского президента, то в случае с крахмальными заводами и школьным другом все чисто. Иначе наверняка прокуратура или какие-нибудь другие органы, Государственная Дума непременно заинтересовались бы всем этим делом.



Елена Рыковцева: Конечно же, чисто, потому что он же не родственник.



Владимир Федорин: Вообще-то, я только что пошутил. Хочу напомнить один исторический факт. Единственный известный мне из истории новейшей России случай, когда декларирование доходов крупных чиновников привело к кадровым решениям, имел место в 97-ом году, еще до того, как Владислав Сурков занялся менеджментом политической системы и, скажем так, снижением уровня политической конкуренции в российском обществе. Это знаменитое «дело писателей», когда ряд высших чиновников, включая Анатолия Чубайса и его соратников, получили серьезные гонорары за еще не написанную книгу об истории российской приватизации. Я напомню, что тогда эта история была растиражирована средствами массовой информации, которые находились под контролем Бориса Березовского и Владимира Гусинского.



Елена Рыковцева: На что Александр Минкин скажет вам: «Я честно сражался за правое дело».



Владимир Федорин: А дело не в том, правое дело или левое дело. Дело в том, что в 97-ом году была ситуация, когда процесс выявления информации в обществе мог привести к каким-то последствиям.



Елена Рыковцева: И повел еще как!



Владимир Федорин: Да, он повел к отставкам, к понижению в статусе ряда фигурантов. И можно сколько угодно говорить, что публикации были проплачены...



Елена Рыковцева: Но мы так не будем говорить.



Владимир Федорин: Общество получило информацию, общество на нее каким-то образом отреагировало. В том числе и глава государства отреагировал.



Елена Рыковцева: Борис Николаевич отреагировал будь здоров.



Владимир Федорин: И моя мысль заключается в том, что, конечно, без механизмов превращения такого рода информации, как декларации, которые мы сейчас читаем, без превращения ее в какой-то реальный инструмент реальной политики вряд ли какие-то успехи в борьбе с коррупцией будут достигнуты. Нужно, чтобы кто-то, кто заинтересован пусть даже в приходе к власти, был заинтересован в том, чтобы находить информацию, ловить чиновников на противоречиях...



Елена Рыковцева: ...и объяснять эту информацию. Ирина,  я читаю все эти публикации и вижу, что каждая из них заканчивается: «Мы обратились с запросом, но нам не ответили». Если вы сейчас откроете сайты всех перечисленных выше государственных структур, то окажется, что там нет фамилии жены Шувалова, там просто написано «супруга», и дальше только цифры этой супруги. Там нет источников доходов никаких. И поэтому вы пытаетесь обращаться с запросами, и вам ведь не отвечают.



Ирина Резник: Нам не отвечают. Ну, единицы отвечают. Например, жена Аркадия Дворковича, супруга Кудрина, они согласились...



Елена Рыковцева: Которым есть что ответить.



Владимир Федорин: И это тоже важно – кто отвечает, а кто - нет.



Ирина Резник: Конечно. Поговорить согласились только две супруги, когда мы готовили этот материал, - это супруга Кудрина и супруга Дворковича. Остальные либо нам говорили: «Оставьте чиновникам право на частную жизнь»...



Елена Рыковцева: Откройте сайт, любуйтесь цифрами – и все, не задавайте вопросов: как зовут и откуда взялось.



Ирина Резник: Когда мы позвонили в аппарат Игоря Шувалова, чтобы спросить, почему у его жены такие доходы... Например, в прошлом году в 76 раз она больше мужа получила, а в этом году в 100 раз ее доход превысил доход мужа. Нам сказали: «Какая вам разница! Смотрите, какой он честный, он же вам все показал. И радуйтесь, что это так».



Елена Рыковцева: И спрашивает вас как раз слушательница Анися: «Интересно, что за бизнес у жены Шувалова, который позволяет ей зарабатывать в день 2 миллиона рублей (уже она рассчитала по дням - Е.Р.), когда она начинала свой бизнес, каков был стартовый капитал и его происхождение? Спасибо за ответ». Пытались «Ведомости» официальным путем все это выяснять. Солидное издание, между прочим.



Ирина Резник: Официально нам говорили, что Ольга Викторовна нигде не работает и заработка не имеет. А когда мы попытались пробить то, чем она занимается, в базах «SPARKY» и «ЕГРЮЛ», выяснилось, что она учреждала ряд компаний, которые занимались оптовой торговлей и финансовым посредничеством, что одна из компаний владела земельным участком в Одинцовском районе, также в Одинцово был зарегистрировано некоммерческое партнерство по эксплуатации жилых домов и благоустройстве придомовой территории «Заречье-4». Кстати, такое же название у бывшей госдачи на Сколковском шоссе, проданной корпорацией «Госинкор» коммерческим структурам. Но вот один из коллег Игоря Шувалова объяснял высокие доходы неработающей жены тем, что это доходы от портфельных инвестиций и ценных бумаг. И мы решили поговорить с разными инвест-банкирами, с управляющими фондами, как же можно заработать такую сумму за год. Например, управляющий партнер одной крупной компании сказал нам, что доходность в десятки миллионов долларов можно получить с портфеля активов, который очень большой, то есть он тоже должен быть в десятки миллионов долларов. И плюс нужно уметь так торговать акциями, чтобы знать какую-то информацию о том, что будет какая-то сделка. Может быть, конечно, это просто случайность, и она гениальный игрок на рынке, она интуитивно чувствовала…



Владимир Федорин: Почему Уоррен Баффет может зарабатывать, а наш человек не может?



Ирина Резник: Такое тоже может быть, конечно. Но большинство инвест-банкиров сходились во мнении, что там может быть все-таки какой-то инсайд, потому что заработать такую сумму за год можно только обладая заранее какой-то информацией.



Елена Рыковцева: Очень интересно! Продолжаю читать сообщения. Роза пишет: «Интересно, кто, кроме журналистов, проверяет это вранье, которое нам предоставляют высшие наши чиновники?». Мы же с этого начинали программу, что закон обязывает отчитаться, но он не обязывает проверять. Мы с вами вот сидим, проверяем, чего-то комментируем. Но вы правы, больше никто.



Ирина Резник: Я уже сказала в начале, что в принципе любой из членов президиума Совета по противодействию коррупции имеет право проверить того или иного чиновника. Но это право у него избирательное: «Вот этого я проверю, потому что он косо на меня смотрит, а вот этого я не буду проверять».



Владимир Федорин: А правоохранительные органы не только не занимаются сличением деклараций и соответствием доходов и расходов, они не реагируют даже на какие-то совсем вопиющие публикации. Вроде публикации о взятках и откатах, которые давала здесь фирма «Daimler» людям, связанным с Управлением делами президента



Елена Рыковцева: В «Новой газете» приводятся такие слова Елены Панфиловой, директора Центра антикоррупционных исследований: «На Западе участие родственников чиновников любого уровня в бизнесе обязательно декларируется. Абсолютно для всех действует закон о конфликте интересов. Если у чиновника есть родственники, которые занимаются бизнесом, и этот бизнес может хоть каким-то образом пересекаться с деятельностью чиновника, последний должен задекларировать наличие у него конфликта интересов». Эксперт отмечает, что в Европе и США существует специальная форма, которую госслужащие заполняют, как правило, при поступлении на работу и обновляют каждый год. В ней сообщается о том, где работают родственники, то есть декларируется потенциальный конфликт интересов. Причем понятие «член семьи» трактуется расширительно: это отцы, матери, братья, сестры, жены, дети и так далее».

Журнал «КоммерсантЪ. Деньги» в свое время ставил такой вопрос: положено говорить только о несовершеннолетних детях в этих декларациях. Но насколько интереснее имущество совершеннолетних - сына Валентины Матвиенко, который многомиллионные контракты от города получает, сына Лужкова, сыновей Рахимова и Шаймиева»…

А некоторые жены сидят и думают: не повезло нам. Вот она получает в сто раз больше меня, и муж ее гребет больше в тысячу. Но они не попали в перечень лиц, обязанных декларировать доходы, а мой попал.  



Ирина Резник: Я не хочу называть фамилии, но у очень многих чиновников в графе «доходы супруги» стоит прочерк или очень маленькая цифра. И при этом про них хорошо известно, что они очень активно ведут бизнес. Но, к сожалению, для этого нет фактических доказательств, в базе «ЕГРЮЛ», например, нет информации про некоторых жен, хотя вполне возможно, что их доходы гораздо больше, чем у Ольги Шуваловой.



Владимир Федорин: И когда «Ведомости» про это напишут?



Ирина Резник: Когда будут жесткие доказательства.



Елена Рыковцева: Вот чем уникальна Людмила Путина. У нее какие-то странные 500 рублей. Ведь у других жен как получается: либо прочерк, либо тысяч 200-300, либо уже миллионы идут – от 6 миллионов до 600 миллионов, как у жены Хлопонина, например. Володя, а вы как эту цифру в 500 рублей Людмилы Путиной объясняете? Это шутка такая ее личная над всеми?



Владимир Федорин: Ну, не знаю... Я это воспринимаю, скорее, как пунктуальность и педантизм.



Ирина Резник: А я это воспринимаю как издевательство. И прочерк я тоже воспринимаю как издевательство.



Елена Рыковцева: И я тоже. Мне кажется, что это какая-то акция, что-то она нам хочет сказать. Кстати, я ошиблась: 600 миллионов у жены Шувалова, а у хлопонинской – всего 13 миллионов доход в этот раз. Там, правда, две страницы списка машин и земельных участков, но денег немного совсем, ну, какие-то 13 миллионов женщина заработала.

Я не очень хорошо понимаю прочерк, например, в строчке жены Игоря Сечина.



Ирина Резник: Вот это не хотелось бы комментировать.



Елена Рыковцева: Не хотелось бы комментировать, пока нет доказательств. Но есть сведения, что работает человек. Конечно, такие вещи порождают какой-то обывательский интерес. Мне интересно, где люди работают? Вот где работает, например, жена Сердюкова Анатолия Эдуардовича, министра обороны. Мы до сих пор о ней только знали, что она дочь Виктора Зубкова. Доход составил 8 миллионов рублей. Известно, где она работает?



Ирина Резник: Мне не известно.



Владимир Федорин: Вы имеете в виду, что в указе президента начисто отсутствует требование о раскрытии источников доходов, который был бы очень полезен с точки зрения обнаружения конфликта интересов?



Елена Рыковцева: Совершенно верно. Очень любопытно, в какой фирме, в какой компании работает...



Владимир Федорин: И не связана ли эта компания каким-то образом с Министерством обороны...



Елена Рыковцева: И вообще, где так хорошо платят? Пусть наши слушатели знают, что в этой компании прекрасные заработки.



Ирина Резник: Мне кажется, что даже первые лица государства нашего – президент и премьер – должны продемонстрировать, что для них тоже важно то, что они публикуют. Условно говоря, когда часы, которые мы видим на руке нашего президента Дмитрия Медведева, практически треть его заработка, который он официально задекларировал… Возможно, он накопил деньги, когда еще работал в «Илим Палпе». Но если посчитать его костюмы и все его часы... То же самое и премьер Владимир Путин. То есть они сами, получается, не очень серьезно относятся к тому, что они на самом деле декларируют. Эти цифры противоречат тому, во что они одеты, что они носят. Пусть тогда уже с самого начала скажут, что это какой-то цирк, все эти декларации.



Елена Рыковцева: Николай из Тамбовской области, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я хочу задать такой вопрос, может быть, он и не соответствует. Не стыдно ли Медведеву говорить о декларациях на фоне, когда в этой стране 17 миллионов нищих? Это люди, которые живут на грани вымирания.



Елена Рыковцева: Николай, спасибо. Вот человек, который получает пенсию в размере 10 тысяч рублей, открывает сайт, если у него есть компьютер, и видит эти цифры – хозблоки, количество домов... А какие там земельные участки!.. Там десятками гектаров все исчисляется. Не раздражает ли это общество? Это же не то что в Америке, когда в среднем более-менее люди состоятельные. Здесь колоссальная пропасть возникает.



Владимир Федорин: То есть вы предлагаете молчать о том, что наши чиновники – это состоятельные люди? Я думаю, что молчание в данной ситуации – это бессмысленная позиция. Надо понимать, что разрыв между богатыми и бедными, который сейчас имеет место в России, - это результат не только реформ 90-х, а это результат последнего, наверное, столетия в жизни России. Да, это страна, в которой 70 лет 99% населения было очень бедным. Кстати, в начале 80-х доля людей, живущих за чертой бедности, была выше, чем сейчас, как показывали всякие секретные записки в Политбюро.



Елена Рыковцева: Я поняла, эти таблицы приучают нас к терпимости. Нужно воспринимать все это спокойнее. Радуйтесь, что ваши правители – состоятельные люди, что, может быть, у них меньше стимулов залезть в ваш карман за взяткой.



Владимир Федорин: Не то чтобы радуйтесь, но просто вы должны понимать, что когда люди принимают решения на миллионы и миллиарды долларов, платить им гроши – это просто нерационально.



Елена Рыковцева: Интересно, что на фоне очень ровных зарплат, вот этих доходов в 3-4 миллиона, вдруг выбивается неожиданно Игорь Левитин, у него 21 миллион, почему-то у Виталия Мутко 9 миллионов,  у Трутнева 155. Но в основном – 3-4, и это достойная зарплата.



Ирина Резник: Это достойная зарплата для чиновников, но проблема в  несоответствии между этой зарплатой и между имуществом, и все равно мы не видим расходы. Конечно, чиновник не должен зарабатывать копейки, никто с этим не спорит. Вопрос в соответствии.



Елена Рыковцева: А это соответствие не поддается логике. Не понятно, каким образом куплено это количество машин и гектаров, за какие деньги.



Владимир Федорин: Мне кажется, что единственный способ получить какой-то внятный ответ на этот вопрос, - это честные и свободные выборы, когда руководитель чиновников, у которых расходы и доходы расходятся наиболее кардинально, будет вынужден отвечать на вопрос: почему так, откуда, что это?



Елена Рыковцева: Мне все засмеялись при словах «честные и свободные выборы». Уже как анекдот воспринимается это сочетание.

Ян информированный пишет нам: «У Шувалова дом в миллиард евро, в саду саженцы от 700 евро и хозблок в 9 этажей». Ян, наверное, вы там работали дизайнером. Но я вам скажу, что официально на сайте гораздо больше понаписано.

«На мой взгляд, чтобы знать доходы господина Путина, надо знать доходы его друзей». Очень верное Раиса из Москвы замечание делает. Правда, вместо одной декларации Путина опубликовать 15 деклараций кооператива «Озеро».



Ирина Резник: Некоторые его друзья в список «Forbes» входят.



Елена Рыковцева: Надежда из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. К сожалению, боюсь, что вы и надо мной посмеетесь. Потому что я считаю, что коррупция – результат отсутствия выборов в нашей стране. Народ с удовольствием бы выгнал этих коррупционеров со своих насиженных мест, а потом бы задал вопрос: откуда? И я считаю, что надо именно поэтому сосредоточиться на политической составляющей источников всех наших бед – это отсутствие выборов, несменяемость. Они не меняются и ничего не боятся. И все так и будет продолжаться, если у нас не будет нормальной выборной системы.



Елена Рыковцева: Надежда, спасибо.



Владимир Федорин: А я не буду смеяться.



Ирина Резник: И я не буду смеяться.



Елена Рыковцева: Ирина, Дмитрий Медведев все-таки упорно добивался этого, и вот уже второй год широко все это обсуждается, теперь все знают, сколько зарабатывает его окружение. Что он от этого получил?



Ирина Резник: Конечно, этот шаг был важен. Но мне кажется, что пока он сам не покажет, насколько для него это ценно и важно, ничего не изменится.



Елена Рыковцева: А как он должен показать?



Ирина Резник: Я уже говорила про часы. Вот я привязалась к этим часам. Но это некая демонстрация: он ходит в очень дорогих часах. Я не спорю, может быть, эти часы были куплены 100 лет назад или были накоплены деньги. Но Обама же не носит дорогих часов.



Владимир Федорин: Я думаю, что серьезной демонстрацией будет увольнение кого-то из чиновников за нечестную декларацию.



Елена Рыковцева: Одним словом: пусть расскажет, откуда у него эти часы. И второе: пусть проверит все эти декларации и отчитается перед обществом. Это два совета для Дмитрия Медведева по итогам «Часа прессы».



Read more: http://www.svobodanews.ru/content/transcript/2011443.html#ixzz0ovol6gim
Under Creative Commons License: Attribution

Статья в РБК, которая многое объясняет

Прочитайте, пожалуйста, статью, которая вышла на РБК 18.05.2010.

Таможня ответит за калининградские протесты
Георгий Боос рассказал, что это она спровоцировала массовые выступления в регионе
В Калининградской области нашли, кто ответит за многотысячные митинги протестов, прокатившиеся в январе—марте по региону. Своего поста может лишиться начальник Калининградской таможни Александр Чебаев. Высокопоставленный источник в Госдуме, знакомый с ситуацией в области, рассказал РБК daily, что это может произойти уже в течение ближайших двух-трех недель. Причиной протестов стало изменение правил растаможки на территории области.

О ситуации, сложившейся с таможенными сборами в особой экономической зоне — Калининградской области, вчера в Москву приехали рассказать лично губернатор области Георгий Боос и его замы. Для полноты картины Боос привез с собой оппозиционных лидеров, которые в январе—марте устроили массовые митинги протеста с антиправительственными лозунгами и требованиями отставок первых лиц. Одной из главных причин выхода людей на улицу тогда стало закручивание таможенных гаек.

Как рассказал вчера Георгий Боос, в области за последние несколько лет странным образом ужесточился порядок растаможки автомобилей. В феврале 2006 года проверка Калининградской таможни вышестоящей структурой выявила нарушение в налогообложении при растаможивании автомобилей, ввозимых в область. Через месяц местная служба издала внутренний приказ, не зарегистрированный в Минюсте, в соответствии с которым схему налогообложения изменили, обязав всех оплачивать сборы как с юридических лиц. Причем правило применялось задним числом — ко всем, кто ввез авто с февраля 2005 года, были предъявлены судебные иски.

Один из оппозиционных лидеров Константин Дорошок, организовавший в начале этого года многотысячные протесты в области, рассказал РБК daily, что началом его протестной активности стал как раз внутренний приказ ФТС об изменении задним числом схемы налогообложения ввоза автомобилей с физических на юридических лиц. Калининградцы получили судебные иски до 100 млн руб. Лично г-н Дорошок после многочисленных судебных разбирательств оказался должен 31 млн.

На автомобильные разбирательства наложился корявый порядок налогообложения при провозе продукции через эксклав на территорию России. Как красноречиво объяснил один из высокопоставленных участников вчерашних слушаний, чтобы ввезти в анклав гвоздь, его надо дважды «затаможивать», а потом растаможить. «Невозможно ввезти пару обуви фабрики «Скороход» или, уж извините, трусы фабрики «Большевичка»!» — с возмущением рассказал собеседник, добавив, что все это в сумме привело к массовым выступлениям на улицах, которые прошли в Калининграде в конце января — начале марта.

Как объявил вчера глава комитета по экономической политике Евгений Федоров, представляющий в Госдуме область, депутаты должны дать оценку действиям, направленным против экономического развития, в том числе отдельных чиновников, которые забыли национальные приоритеты. «Это саботаж! Надо инициировать парламентское расследование и обратиться в Генпрокуратуру в связи с саботажем некоторых федеральных чиновников проекта «Калининградская область»!» — возмущенно заявил он.

Не исключено, что депутаты не успеют выплеснуть свой праведный гнев. Как рассказал РБК daily высокопоставленный источник в Госдуме, знакомый с ситуацией в области, в ближайшие две-три недели своего поста может лишиться начальник Калининградской таможни Александр Чебаев. «Его песенка спета, вопрос отставки практически решен», — уверяет источник, отмечая, что, хотя «таможенные гайки явно закручивались с подачи федерального ведомства, но и местные таможенники проявили излишнюю ретивость».

Помимо кадровых выводов власти региона ждут радикальных законодательных изменений в отношении области. «Необходимо разрешить свободное обращение на территории России без уплаты таможенных пошлин и налогов легковых автомобилей, ввезенных до 1 июля 2006 года. Ведь сегодня калининградцам легче съездить на этих автомобилях в европейскую страну, чем в другой регион России», — отметил Георгий Боос.

Кроме того, губернатор попросил изъять Калининградскую таможенную службу из подчинения Северо-Западной таможни и замкнуть ее напрямую на ФТС. «Нужно придать региональной таможне статус таможни центрального подчинения, что позволит снять лишние административные барьеры, повысить управляемость процессами на границе», — отметил г-н Боос. Как пояснил РБК daily источник, посвященный в областную ситуацию, скорее всего последнее предложение связано с непростыми отношениями губернатора и полпреда президента в СЗФО Ильи Клебанова. В области намекают, что вызвавшая скандал проверка растаможивания автомобилей и последующее издание внутреннего приказа были проведены неспроста.

Так вот из-за чего оказывается собирались люди на митинги!
Не из-за увеличения транспортного налога, не из-за ростов тарифов ЖКХ, не из-за отсутсвия диалога с властью. А и-за ситуации на границе..

Очень надеюсь, что это РБК "криво" подало факт, а не К.Дорошок пришел в политику решать свои частные вопросы..

Общество мародеров


В 1999-м взрывали не элитные коттеджи на Рублево-Успенском шоссе, а обычные панельные дома в непрестижных районах. В 2002-м в заложники взяли не членов правительства, собравшихся в одном зале, а простых театралов. В 2004-м захватили не руководителей государства, начальников спецслужб, олигархов разной степени равноприближенности, куршевельских светских львиц, а школьников, их родителей, учителей. В 2009 году подорвали не царский поезд, а «среднеклассовый», сугубо деловой. В 2010 году мало что изменилось: на воздух взлетели не «мерседесы» с мигалками, а поезда метро, самого демократичного вида транспорта. Да еще в самое «демократичное» время – вокруг восьми утра, когда на работу едут замороченные жизнью мелкие служащие, а на учебу – студенты и школьники.

Конечно, здесь важен эффект масштаба, на который рассчитывают террористы. Технологически проще попасть на ленты информационных агентств и в телевизор с помощью демонстративно большого числа жертв. (По телевизору, впрочем, с утра вместо новостей о теракте и сломанной сетки программ можно было созерцать все ту же Надежду Бабкину и другие – киношные, бутафорские – взрывы.) Но дело еще и в том, что


до начальников и прочих светских львиц труднее добраться. Они защищены от терактов. Простые граждане – нет.


Когда происходят события, сомасштабные взрывам в метро, становится слишком очевидной эта пропасть между защищенными и незащищенными, сверхбогатыми и обычными людьми, правящими и управляемыми. Никакой коэффициент Джини не демонстрирует столь ярко пропасть между хозяевами жизни и ее статистами, то есть человеческим мясом, нами, любимыми, пассажирами метро и родителями детей, обучаемых в неэлитных школах.

Взрывы произошли в нашей с вами стране. Но никаких взрывов не было в ИХ стране – с их высокими зелеными заборами, бронированными машинами, перекрытыми автомобильными трассами и открытыми горнолыжными, разделительными полосами, бизнес-классами, фейсконтролем на входе. Да, было глухое эхо взрывов. Сказал же президент: усилить, ужесточить… Вот теперь ИХ холуи «усилят и ужесточат». Контроль над нами с вами. В целях ИХ безопасности. А гнев народный естественным образом переключится с начальников, крыш и крышевателей на инородцев и иноверцев. Последнее тоже важно, потому что под охраной у нас теперь и официозная версия православия. Все остальное может идти лесом, обмотавшись пластидом…


Это только кажется, что между демократией и безопасностью нет никакой связи. Точнее, есть, но, в нашем понимании, чем меньше демократии, тем больше безопасности. Чем сильнее закручены гайки, тем в большей степени мы защищены.


Это часть общественного договора путинской эры: вы обеспечиваете нам безопасность, а мы даем вам возможность делать все что угодно. Воровать, крышевать, откатывать. Народ и власть квиты, расходятся в разные стороны и живут своей жизнью.

Оказывается, так не получается. Гайки закручиваются, но безопаснее не становится: только омоновский гаечный ключ все норовит ударить по темени. Жизнь тех, кто наверху, становится все безопаснее и безопаснее – так, что за километр не подойдешь, да еще в пробке настоишься, когда полностью защищенные ФСО руководители катаются по улицам города. Обычного же человека опасности подстерегают на каждом шагу: бандит трудно отличим от милиционера, а на всякую частную жизнь непременно найдется свой видеоролик.

Значит, общественный договор не получился: и в покое не оставили, и безопасности не обеспечили.

Чтобы ОНИ оставили нас в покое, именно мы должны постоянно беспокоить ИХ: выбирать на свободных выборах, контролировать, гнать поганой метлой, если они не предоставляют обещанных сервисов. Даже товарищ Сталин понимал суть социального контракта. Помните его знаменитый тост за русский народ: «Иной народ мог бы сказать правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Но русский народ не пошел на это, ибо он верил в правильность политики своего правительства, и пошел на жертвы».


Русский народ и сейчас верит в правильность политики своего правительства и готов идти на жертвы. Жертвы терактов?


Русский народ отказался от выборов, вперил взгляд в телевизор, где если и показывают теракты, то виртуальные, в формате 3D. И это тоже входило в условие общественного договора. Но кино со спецэффектами вдруг шагнуло в жизнь каждого из нас, а начальство не смогло защитить свой народ с помощью телевизора. Он не очень пригоден для решения вопросов безопасности.

Мы, правда, и сами разучились давать правильный ответ на вопрос «По ком звонит колокол?». Таксисты и частники, которые в день теракта требовали с голосующих по 3 тысячи рублей за 3 километра, – зловещая метафора той социальной спячки, в которую впало общество. Здесь нет места доверию и солидарности. Зато в избытке мародерства. Отказавшись влиять на события, мы превратились в общество мародеров. Никто нам не придет на помощь, но и мы не придем. Скорее, наживемся на чужом горе и страхе. Это тоже такой социальный контракт.

Трагические события ставят все более страшные диагнозы социуму, который перестал быть обществом в собственном смысле слова, и власти, которая на самом деле властвует лишь там, где видимые или невидимые заборы отгораживают ее от простых людей.

…Компетентные органы с оттенком гордости сообщали, что теракты в метро – это «сигнал», или там «привет», ФСБ и МВД. Ой, как страшно. Только почему эти сигналы ИМ подаются за наш счет? За счет простых налогоплательщиков и рядовых пассажиров общественного транспорта в час пик?

Андрей Колесников

Культурные барьеры

Очень интересная статья.
Автор — ректор Европейского университета в Санкт-Петербурге.

Интересно услышать Ваше мнение.


Большинство экспертов, консультирующих правительство или оппозицию, считают, что основные барьеры на пути российской модернизации — это проблемы политические или институциональные. Главный аргумент примерно таков: перестроим институты, поменяем законодательство — скажем, защитим права собственности и введем политическую конкуренцию — и проблема будет решена. Но есть ли культурные барьеры для модернизации?

В теории повседневных практик разница в культурной идентичности — это не разница ответов на вопрос «что?» (типа «русский — это Х», «немец — это Y»), а разница в методах нахождения ответов на вопрос «что значит быть русским или немцем?». Например, культуры внутри христианства различаются тем, опираются они на исповедальные методы самопознания (и нахождения собственной идентичности) или на покаянные. Первые разработали основатели западного монашества, такие как святые Бенедикт и Кассиан, вторые — такие отцы церкви, как Тертуллиан и Иероним.

Этот контраст — ключевой для Европы, что показали труды как зарубежных теоретиков типа Мишеля Фуко, так и лучших отечественных типа замдиректора Института русского языка РАН Виктора Живова. Краткую версию данного тезиса можно найти в моей книге «Обличать и лицемерить: генеалогия российской личности» (2002). Если западнохристианские исповедальные методы самопознания толкают человека к анализу собственных чувств и переживаний (в одиночку с помощью интроспекции или с помощью духовника или психоаналитика), методы самопознания, основанные на восточнохристианских покаянных практиках, заставляют искать значимую самооценку в мнении релевантного для тебя сообщества, которому ты демонстрируешь поступки, свидетельствующие о твоей личности.

Как сформировалась эта центральная роль покаянных практик самопознания для российской культуры? Дело прежде всего в православии, которое было радикализовано советской реформацией повседневных практик построения коллектива и личности. Дискурс был атеистический, но форма, как заметил еще Николай Бердяев, была религиозной. Создать коллектив на каждом предприятии — это задача эпохальная, сродни идее сектантов основать монастырь в каждой деревне. Православных культур в мире много — например, Греция вообще не пошла по пути подобного радикализма. И только в СССР заставили каждого пытаться соответствовать святому облику строителя коммунизма, т. е. требовали святости в повседневной жизни и поддерживали это всепроникающим горизонтальным надзором, когда за тобой следил прежде всего сосед или коллега, а потом уже органы.

И после падения СССР методы самопознания, основанные на покаянных практиках, не ослабли, а лишь трансформировались. Например, бандиты носили цепи и ездили на «бумерах» и «мерсах» не только из-за показного потребления, характерного для «новых богатых», но и воспроизводя покаянные механизмы самопознания. Целью — как и традиционной восточной версии христианства — было также укрепить свою личность, утвердить себя через одобрение своих достижений релевантным сообществом.

Как все эти механизмы формирования и познания личности связаны с практиками научного сообщества? Посмотрим, прежде всего, на историю советских успехов и постсоветских неуспехов. С точки зрения теории культурных практик советские истории успеха в организации науки — это а) использование методов горизонтального контроля для дисциплинирования ученых и б) использование методов покаянного самопознания личности для того, чтобы разбудить соревнование между изобретателями внутри «невидимого колледжа», коим является научная дисциплина.

Чем же тогда объясняются постсоветские неуспехи, если эти факторы сохранились? Новая социология науки и техники, сформировавшаяся за последние 20 лет (Бруно Латур и Мишель Каллон во Франции и их последователи по всему миру), утверждает: создание нового изобретения завершает процесс построения сети разнородных элементов, когда точки сети связываются связками переноса — перевода (одной ситуации в другую, одного элемента из одного места в другое). Процесс научного открытия похож на построение газопровода или линии электропередач, нитки этого особого «газопровода», по которому течет формирующаяся истина, связывают столы и терминалы ученых, между которыми перемещаются материальные носители с их идеями.

Но такой «газопровод истины» состоит не столько из мест по производству и переработке идей на основании опытов. Он также связан с научными и опытно-конструкторскими разработками, без которых нельзя поменять реальность. Нынешний же провал НИОКР в России произошел за счет нехватки денег после 1991 года на оборудование и, как следствие этого, за счет неудач в построении таких сетей производства истины (и новых механизмов, на ней основанных). Но дело, конечно, не только в деньгах: до 80% успешной советской науки имело гарантированный рынок в рамках военных разработок. Когда военная сфера НИОКР почти что полностью рухнула, оказалось, что ученые не умеют и не хотят искать внедрения для своих изобретений. Раньше внедрение было гарантировано тем, что придет Королев или Курчатов и скажет, что искать, а потом внедрит найденное. Теперь же нет таких всемогущих людей из военки, а новые предприниматели тоже не взяли на себя эту функцию. Им легче заработать другим способом.

Вкратце получается, что нет конечного звена сети инфраструктуры для переноса идей — т. е. внедрения, так как на последнем этапе уже почти не осталось желающих довести дело до промышленного образца. Диагноз: слишком много Кулибиных и слишком мало Королевых, а Эдисоны не появились.

Какие культурные механизмы разбудило и интенсифицировало в 1990-е годы отсутствие денег на науку? Ученые занялись игрой в признание, не заботясь о технических и производственных аспектах внедрения своих изобретений. Эдисон мог быть уверен в своей богоизбранности (т. е. в своей «крутой» протестантской идентичности), только когда его лампочка стала коммерчески успешной, а не светила лишь в его лаборатории. Наши Кулибины могут веками прозябать в научных институтах, зная, что их ценят как отличных специалистов среди небольшого количества ученых (и их идентичность стабильна, опирается на это признание). Они считаются «крутыми», так как изобрели, сказали, показали. Но не внедрили! Последний элемент не важен для нынешнего российского ученого, он не сказывается на его самооценке, основывающейся на оценке тебя значимым сообществом других таких же ученых в НИИ или другой академической организации.

В протестантизме и реформированном под его влиянием католицизме познание себя основано на интроспекции, которая анализирует объективные технические или экономические критерии твоих достижений. У нас же православные практики конструирования самооценки могут иногда опираться вообще только на мнение группы, не скованное никакими техническими или экономическими показателями. Как писал еще Джордж Кеннан, известный дипломат и автор теории сдерживания мировой экспансии СССР, самая важная сторона жизни в Советском Союзе — это то, что социальная реальность там не зависит от Бога или от технически проверяемых критериев; вся жуть советской действительности проистекает из того, что реальным там является то, за что группа проголосовала.

Возможно, как раз из-за этих наших культурных особенностей инноватор в России чувствует себя иначе, чем в тех же США. Среди развитых стран только в России можно высказать идею, быть вследствие этого признанным в научном сообществе, но никогда даже и не пытаться ее внедрить на практике.

Поэтому надо рассмотреть другой сценарий: как трансформировать культуру академического сообщества, сделав внедрение центральным для научной идентичности и тем самым установив мостик с передовым бизнесом и с заинтересованным в инновациях обществом, — для того чтобы не строить анклавы очкариков, непонятных обществу, а создать широкую коалицию модернизаторов?



Хельсинский синдром

А наших, еще недавно всенародно любимых, оппозиционеров охватил сплин и хельсинский синдром. Вступили в диалог с властью! Скорее в метафизический альянс..
Боос умница - он очень грамотно использовал прием, успешно внедренный "суверенными демократами" - разговор в прямом эфире. Только это не диалог, не отчет тех, кого поставили во главе для решения проблем страны, это всенародная лотерея, когда раз в год решаются те или иные холопские проблемы. В Пиндюкино - школу! В Гадюкино - больницу! Иванову - квартиру! А народ завороженно смотрит в экран и обожает тех, кто стоит у барабана..
Почему никто не говорит про СИСТЕМНЫЕ проблемы? Почему не спрашивают за отсутствие такой СИСТЕМЫ, при которой в Пиндюкино будет школа, в Гадюкино больница, а Иванов сам сможет купить себе квартиру?
"Тут блядей надо менять, а мы продолжаем кровати двигать" (с).  

Как же так?

Не трудно почувствовать себя гением на растущем рынке. Не помню кто произнес эту фразу, но она гениальна по своей сути.

На досуге подверг анализу ВВП нашей страны. И выяснилась интересная штука. ВВП страны с 1998 года рос. ВВП страны на 45% формируется за счет торговли углеводородами. Если убрать из роста ВВП рост цен на углеводороды, то получается, что.. он падал в среднем на 1,5% в год.
То есть получается, что с фундаментальной точки зрения результаты страны ухудшались, а сырьевая зависимость усугублялась???

И что теперь делать?! Идти сдавать партбилет Единой России?
Нет конечно! Ведь мы бодры, веселы!

Померещилось

Смотрел выступление Губернатора на ТВ в субботу и заметил два удивительных момента.. Не знаю, может померещилось..

Первый.
Соловьев: Давайте теперь послушаем вопросы из города.
На экране телевизора появляется на первом плане корреспондент,  за его спиной толпа страждущих задать вопрос Губернатору.
Корреспондент (обращаясь к страждущим): Кто хочет задать вопрос?
(Осматривается. Выбирает.) Вот Вы, Дмитрий... Ой..(понимает, что облажался. Понимает, что это уже не выглядит, как вопрос от неизвестного человека из зала) Вас же по-моему Дмитрий зовут..

Второй.
Соловьев (обращаясь к человеку "на улице": Вот Вы, молодой человек, мы с Вами вчера встречались и говорили, что Вам не дадут задать вопрос.. Задавайте!
Т.е. Соловьев заранее встречался с теми, кто будет задавать неудобные вопросы??

Вспоминаю эти моменты и думаю, что суверенная демократия таки была построена..

18+

Дети! Отдельные страницы данного сайта могут содержать вредную (по мнению российских законодателей) для вас информацию. Возвращайтесь после 18 лет!