RuGrad.eu

01 июня, 23:38
понедельник
$70,75
+ 0,00
78,55
+ 0,00
17,64
+ 0,00
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:


Соломон Гинзбург
отзывы: 1
Насущные уроки пандемии
Анна Пласичук
отзывы: 0
Нонсенс в благоустройстве
Екатерина Ткачева
отзывы: 0
Как из националистов не сделали террористов
Газета "Дворник"
отзывы: 0
«Болит спина, глаза. Телефон не выдерживает»
Oko Solomonovo
отзывы: 0
Социальные уроки эпидемии, cоциальная несправедливость разрушает наш регион и всю Россию (видео)
Борис Овчинников
отзывы: 0
О войне и об отце
Сергей Шерстюк
отзывы: 132
Что день грядущий нам готовит?
Гражданский проект
отзывы: 1
Дело пожарных (видео)
Беник Балаян
отзывы: 2
Необоснованные и необдуманные шаги организации защиты Калининградского побережья Балтики
Алексей Елаев
отзывы: 2
«За соблюдение норм Конституции я бы поставил твердую тройку»
Никита Кузьмин
отзывы: 0
Обвинительные клоны
Мария Пустовая
отзывы: 5
О кипятке и безразличии
Экологический патруль
отзывы: 0
#леспобеды2019
Георгий Деркач
отзывы: 4
Ещё раз о Королевской горе и Доме Советов
Борис Образцов
отзывы: 0
Бориса Образцова освободили из ШИЗО по требованию прокуратуры
Дулов Владимир
отзывы: 0
Витрины закупок Калининградской области
Людмила Клокова
отзывы: 3
Обращение по оплате ТКО
Вадим Еремеев
отзывы: 2
Восточная ярмарка Кёнигсберга

annargu ( 17 ) + 1
Victor_Mars ( 178 ) + 1
loverad ( 20 )
pirobalt ( 920 )
GazetaDvornik ( 206 )
dontausam ( 264 )
Oko Solomonovo ( 23 )
sabirin ( 5 )
bovchinnikov ( 4 )
stopstop ( 14 )
grazhproekt ( 8 )
O.E. ( 95 )
akimow ( 102 )
Benik Balayan ( 2 )
elaev ( 2 )
mgartman ( 0 )
nikkuz ( 10 )

Берестнев Геннадий

  • Архив

    «   Июнь 2020   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5 6 7
    8 9 10 11 12 13 14
    15 16 17 18 19 20 21
    22 23 24 25 26 27 28
    29 30          

Ливия обратилась к России с просьбой созвать экстренное заседание Совета Безопасности ООН для обсуждения продолжающейся военной операции НАТО в стране.

Ирак Россия уже предала не раз. Предаст или не предаст она Ливию?

Медведев не будет следующим президентом

Он открыто объявил, что у него уже есть на примете новая интересная работа. Какие комментарии будут?

Синдром Самаркина

Жизнь сегодня непростая – это каждый знает. И что ни день, то новые сюрпризы. Чаще всего неприятные. К расхожей американской мудрости «Нет новостей - это хорошая новость» мы когда-то относились иронично (экие, мол, шутники эти тупые америкозы), но со временем все больше и больше стали ей верить. Ведь что ни новость, то гадость какая-нибудь. Что ни весть, то проблема.
И на этом фоне мы продолжаем верить в любовь, добро, надежность друга, слово, сказанное в непростой ситуации глаза в глаза. Ну а как же без этого? Это последнее, что у нас остается настоящего, человеческого. Того, что дает опору в жизни. К этому «настоящему» мы всегда относили слово и дело русского офицера, особенно офицера морского. За его словом и делом всегда стояла честь. Известно, например, что когда от А.В. Колчака революционные матросы потребовали сдать оружие, он отказался сделать это и свою золотую саблю, которой он был награжден за Порт-Артур, бросил в море.
Похоже, что слово «честь» для русского флотского офицера (хоть и бывшего – а есть они, бывшие русские офицеры?) перестает что-то значить. Я обобщаю, потому что паскудный поступок одного человека бросает пятно на всех. Предательство одного заставляет думать обо всех как о предателях. Ну не реальных, так потенциальных. Мол, час еще не пробил. Но придет время и…
И не обязательно это относится к офицерам. Давайте смотреть шире. Предать себя, свои жизненные позиции, людей, которые оказываются рядом в силу тех или иных причин, порой даже предать своих близких – это становится нормой, а порой и базовой ценностью. Этот сидром предательства захлестывает общество. Правда называют его чаще новым словим – кинуть. Что-то новое в нем звучит, не такое гнусное, лихое даже. Кинуть? Да влегкую!
И слышим мы истории о том, как близкие друзья заводят совместный бизнес, а потом один другого «кидает» и расстаются они злейшими врагами. Мы слышим о том, как «приподнявшийся» на бизнесе мужчина бросает свою жену и детей и заводит новую семью, наверное, как символ новой и счастливой жизни. Счастливой до тех пор, пока его самого кто-нибудь не «кинет». Мы то и дело узнаем о том, как кидают родители детей, дети родителей. Синдром предательства стал уже целой эпидемией, охватившей наше общество.
В политике предательство давно считается нормой. Обычно это и имеют в виду, когда говорят, что политика – «грязное дело». И все же становится неприятно, когда с двуличием и предательством сталкиваешься непосредственно. Хочется помыть руки и желательно хозяйственным мылом – оно покрепче действует. А еще лучше – с хлоркой. Вот такое желание у меня возникло, когда я прочитал новость, ехидно озаглавленную так: «Кандидат от КПРФ Александр Самаркин станет помощником депутата окрсовета Андрея Колесника».
И правильно, что ехидно. Есть чему позлорадствовать. Мы прошли с Александром Валентиновичем всю избирательную кампанию. Он очень убедительно и звонко говорил людям о коммунистических ценностях, о предательстве народа Единой Россией, о спасении России и о голосовании за него, Александра Валентиновича Самаркина, кандидата от КПРФ. Красивые листовки готовил. Ругал Единую Россию на них почем зря. Сейчас он не менее убедительно и ладно говорит о благородстве своей новой позиции, о возможности защищать интересы жителей поселка А. Космодемьянского, о собственных принципах, о том, как он боролся за правду в суде… «В моих принципах…», «Не в моих принципах…», «Я не признаю слова “надо”, я признаю слова: “Я готов сделать! Я сделаю!”», «Мои судебныетпроцессы…» Вот и сделал.
И вспоминается евангельская мудрость: «По делам их узнаете их». Есть дело – есть мнение о человеке, который его совершил.
Кто понаивней или похитрей, может сказать. Наверное, что-то здесь не так. Наверное, мы его не так поняли...
Да все так! Правильно поняли. За всем этим стоят деньги. И «деловая» (в самом пошлом смысле этого слова) коммерческая закваска, которую Александр Валентинович получил после ухода в запас будучи директором городской бани № 5, этот интерес сделала «одной, но пламенной страстью». Тогда еще Александр Валентинович почувствовал вкус денег, да развернуться не дали.
А с другой стороны, совсем даже не плохо, что все так обозначилось. По крайней мере все будут знать, что такое Александр Валентинович Самаркин, каковы его ценности в жизни и на что он способен. И остерегаться будут. Предавший один раз, предаст и в другой, и в третий… И самого Александра Валентиновича можно поздравить. Он хоть и не в полном объеме, но получил то, к чему так стремился. Сбылась мечта – оказаться поближе к власти. Можно сказать даже при самой власти. Ведь не кто-нибудь, а помощник!
Хочу еще, пользуясь случаем, обратиться к самому г. Самаркину. Может быть, кто-то и подаст вам руку при встрече, Александр Валентинович. Но не я. И телефон ваш удаляю из списка в мобильном.
И еще скажу всем, кто читает эту заметку. Не думайте, что все в КПРФ или среди примкнувших к ней все такие, как А.В. Самаркин. Есть всякие. Но большинство – порядочные люди, как и в любой партии, наверное. Вот только А.В. Самаркин к их числу не относится.

Лягушка в сметане

20 апреля 2011 года произошло событие, которое официальные российскими СМИ отметили, но как-то походя, не вдаваясь в особые подробности и без ярких аналитических комментариев. А между тем внимания оно, несомненно, заслуживает. И западные печатные издания постарались вдуматься в последствия, которые это событие может иметь для всего мира. Речь идет о третьем саммите группы БРИКС, который состоялся в Хайнане (Китай).
Сама аббревиатура БРИКС раскрывает состав государств, входящих в группу, – Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР. Три государства в ее составе – ядерные державы, еще две – вот-вот станут таковыми. Совокупная численность населения этих государств составляет без малого половину человечества. Так что группа обладает реальной силой как в военном, так и в экономическом отношениях, и с ней Западу и США поневоле приходится считаться.
Конкретную значимость группы БРИКС в контексте современных геополитических тенденций аналитики оценивают по-разному. С одной стороны, ее существование и объявленные на саммите основные направления деятельности определяются как положительные. И прежде всего, она представляет собой заявку на вполне оформившееся противостояние Соединенным Штатам Америки, активно осуществляющим долларовую экспансию и опирающимся на силу при решении геополитических проблем.
А вопрос долларовой экспансии в настоящее время важен чрезвычайно. США навязывают миру доллар в качестве валюты, и за счет государств, входящих в долларовую зону, обеспечивают себе сытую жизнь. Государства, которые предпринимали попытки вырваться из сферы этого влияния, подвергались самому серьезному силовому давлению со стороны США (сокращение долларовой зоны больно ударяет по самым основам американского благополучия). «Защищая» себя таким образом, Америка вторглась в Ирак, когда тот отказался производит расчеты за нефть в долларах. Она же «продиктовала» бомбежки Ливии, когда Муаммар Каддафи начал продавать нефть и газ за золотые динары вместо долларов. На грани агрессии был и Иран, захотевший быть свободным от долларового террора, но вовремя изменил свои позиции.
Перевод взаимного кредитования между государствами группы БРИКС на национальные валюты резко снижает их зависимость от США и вообще от Запада и бьет по США. Но США вынуждены с этим смириться, поскольку силовое давление на государства группы БРИКС исключается.
И с этой точки зрения группа БРИКС видится первой, но как будто бы продуктивной попыткой сопротивления глобальному финансовому и геополитическому монстру – США.
С другой стороны, группа БРИКС некоторым российским аналитикам видится западней для России. Как считают, сама идея БРИК (ЮАР присоединили к этой группе позднее) родилась в аналитических "недрах" Goldman Sachs – одной из банковских групп ротшильдовского клана. Кроме того, важную роль в финансово-политической жизни Бразилии – а соответственно и всей группы БРИКС – играет банковская группа Santer, также связанная с Ротшильдами. А этот клан как раз и является наиболее активным в строительстве Нового мирового порядка, в том числе путем уничтожения Российского государства.

Будет ли группа БРИКС в этих условиях бороться с системой, которая ее же и породила или во всяком случае косвенно поддерживает ее? Вряд ли. Однако обнадеживает здесь то, что центральное место в группе занимает Китай. Не случайно ведь и сам саммит проходил в Гонконге. Китай – наиболее заинтересованное государство в поставках сырья из других государств группы и особенно из России. И взаиморасчеты в национальных валютах составляет продолжение и форму реализации этой заинтересованности. Экономика оказывается мощным дополнительным фактором политики.

Далее государства группы БРИКС могут «втянуть» в этот глобальный геополитический проект и другие страны, что усилит вес группы на геополитической арене. Пока же деятельность группы БРИКС напоминает действия лягушки, оказавшейся в сметане. Как известно, она билась, билась, пытаясь выбраться из кувшина. В итоге получилось масло и она обрела-таки свободу. Может быть, БРИКС – это путь к свободе России от американского ига? Посмотрим, время покажет. И думаю, что это время совсем близко.

Уже заглядывая в бездну…

Пойти направо – потерять коня, налево – голову

Сегодня мне попалась  полуторамесячной давности статья Л.Г. Ивашова о том, что в России в относительно недалеком будущем произойдет революция. Или не произойдет, но тогда и самой России уже не будет. Эта статья обозначена в поисковиках, ее можно прочитать в гайдпарковском блоге автора. Она толкает на серьезные размышления и ведет к выводам, которыми мне и хотелось бы здесь поделиться.
Общая идея, которую проводит этот безусловно уважаемый, грамотный и знающий тему человек, такова. При нынешнем курсе и режиме у России будущего нет. Социальные, экономические и политические противоречия в ней достигли запредельных уровней! В связи с этим революция в Росси в недалеком будущем неизбежна. «Она станет попыткой найти свое будущее и курс развития, который сохранит Россию как единое государство, а русский и остальные коренные народы – как национально-социальное образование». Альтернатива революции – раскол и распад страны, уход русского мира с исторической арены.
Фактором социального напряжения и опасности для России Л.Г. Ивашов указывает олигархические круги и находящиеся у них на службе властные государственные структуры. И те, и другие составили «тандем» для разворовывания страны и делают это так активно, как только это позволяют условия. Они торопятся, потому что понимают: времени осталось мало, а хапнуть нужно побольше.
Власти наживались за счет населения всегда и везде. Но такого глобального разграбления, как это происходит сейчас в России, по замечанию Л.Г. Ивашова, не было в истории ни одного государства. Хозяева и их холопы, олигаохи и продавшиеся им госчиновники, сосут из страны и из народа все жизненные соки: одни – невосполняемые природные ресурсы, другие – собственно денежные средства. «Кеш», так сказать! Коррупция достигла невиданного, уникального размаха и, судя по всему, этот процесс уже не остановить никакими либеральными средствами. Премьер с гордостью заявляет о повышении МРОТа с июня на целых 275 руб. (он составит 4611 руб. против нынешних 4336 руб) – это 6,34%. А между тем о его собственном состоянии, которое простая пенсионерка и представить-то себе не может, ходят легенды. В это же время реальные доходы населения в январе по сравнению с январем прошлого года сократились на 47%! Вы заметили? Если во всем мире падают цены на нефть, в России, нефтедобывающем государстве, бензин все равно дорожает. Цены на продукты и остальные предметы первой необходимости растут постоянно. Жить становится все «легче» и все «веселее»… И пожалуйста, не надо говорить о глупости русских, о том, что мы сами во всем виноваты!



Кто больше всех выигрывает от моратория на смертную казнь?

Вся эта деятельность нашей верхушки откровенно тянет на преступление против государства, которое в нормальных домах всегда каралось по самому строгому закону! По большому счету происходит «предательство в особо крупных размерах». Поясню свои слова.
Кучка олигархов и приближенных к ним  властных чиновников прекрасно понимают, что революции не избежать. Поэтому подстраховываются. Прежде всего, они спешат вывезти свои капиталы за рубеж. В бизнес-кругах распространенной стала такая установка: деньги зарабатывать в России, а жить за границей. «Дом» у олигархов там, а здесь они «зарабатывают деньги» – обирают народ. А когда их призовут к ответу, они сначала поставят страну на дыбы, а потом пригласят НАТО «для сотрудничества в военной сфере». Вот этим и объясняется их откровенно хамское, потребительское отношение ко всему, что «здесь»,  к России и ее людям, и преклонение перед «западными ценностями».

Тезис о готовности олигархов и властных структур к революции объясняет также, почему в России промышленность никак не развивается, а все 25 лет с начала перестройки губится всеми доступными способами – налогами, поборами, законодательной неразберихой… И в самом деле, зачем ее развивать? Зачем создавать что-то новое, если завтра… или послезавтра… или через неделю – но все равно очень скоро! – все придется бросать? Вы слышали хоть об одном серьезном предприятии в недобывающей отрасли, не присвоенном путем обмана, предательства, рейдерства, подкупа, а созданном нашими олигархами? Нет, у них другая установка – прибрать к рукам то, что России дал Господь. Дал России, а теперь принадлежит им! Сбылась мечта, лелеемая еще со времен хазарского царства. Поэтому к революции они готовы  как пионеры! А после них хоть потоп! Хоть трава не расти!
Вы заметили? – цены не нефть сейчас вновь перевалили рубеж в 100 долларов. Раньше разговоры были про гигантскую валютную прибыль, которая обрушилась на Россию. Сейчас все проходит в тишине и молчании. А что говорить? Все равно эти деньги частично уходят на Запад, частично разворовываются – и тоже вывозятся на Запад. Всю Россию продали на экспорт. А россияне выживают, как могут, на гроши.


Предчувствие чужой боли

Как убежден Л.Г. Ивашов, «разборки в России начнутся обязательно»! При этом они будут, к сожалению, гораздо более жестокими – все-таки, страна многонациональная. Эта многонацинальность – козырный туз в рукаве государственной власти. Как я уже неоднократно писал, предпосылки и условия для таких разборок создаются властями исподволь, заранее, заманиванием в русские города азиатов для так называемых «неквалифицированных» работ. Это потом они станут «материалом». Технологии провокаций, направленных на стравливание народов, отработаны. Время от времени проводятся боевые учения внутренних войск, чтобы навык укрощения толпы не терялся. Вспомним сравнительно недавнюю историю на Манежной площади в Москве. А народ тем временем держится в страхе перед террором.

Все это достаточно предсказуемо. Но есть еще одна болезненная тема, которую власти старательно загоняют вглубь русского национального сознания, но которая неминуемо выйдет наружу при революционных разборках. И эту тему Л.Г. Ивашов также затрагивает, проводя некоторые параллели между грядущей революцией в России и протестным движением на Ближнем Востоке. В арабских странах традиционного врага видят за пределами собственной страны – в Израиле или США. Российский же антисемитизм обращен вовнутрь. И враг будет искаться здесь, рядом. И сколько совсем ни в чем неповинных людей пострадает – они будут преданы и чиновниками, и олигархами.

Открытое письмо Вольфу Тамбовскому по поводу статьи «День Сурка»

Задумал я обратиться к вам открыто, публично, чтобы получить от вас такой же открытый, публичный - и честный -  ответ. А "добрым молодцам" от этого только урок будет.



Экий вы романтик, Вольф (несмотря  на совсем не романтический псевдоним). Экий вы поэт! Как вы нежно и поэтично о коррупции у нас в стране!  Конечно, можно на традиции валить, на кормление... Но если человек в прокуратуру, в суд, в таможню, в госструктуру идет, чтобы БРАТЬ! ХАПАТЬ! РВАТЬ с кого только возможно! И показательные порки почему-то никого не пугают. Все знают, что они только показательные. Аттракцион, так сказать! Вспомним "оборотней в погонах"! Сколько их было? Пять? Девять на всю страну? А потом пройдитесь по нашим тихим улицам. Можем же жить, когда "хочем"! И крастора, и порядок!
Рыба, как известно, тухнет с головы. И вы это знаете! И все знают. Так что же вы так витиевато про яйцо и курицу?
Я неоднократно писал, что многое у нас упирается в нравственность. Не могут безнравственные люди составить совершенное общество Не может вор и коррупционер быть лидером государства, в котором якобы соблюдаются законы. Ведь прежде всего он – гарант соблюдения этих законов! Именно он задает тон и показывает образец законности. И если он один этот закон нарушает, закона не будет и воровать будут все! Но кого это в нас волнует?
Что же касается нас, России, то почитайте о коррупции и кумовстве в нашем правительстве. Об этом пишут давно, много – и бесполезно. Кем и кому приходится министр обороны Сердюков? И почему его поставили и до сих пор не сняли? Не устают ли на госслужбе супруги Христенко и Голикова? Как помогает в работе муж Я. Кузьминов министру Э. Набиуллиной и как у них работает «семейный подряд» по добыванию бюджетных денег? Как устроены дети наших высоких госчиновников? И вы, конечно, знаете, что на тему жен и детей наших руководителей в печати еще со времен Ельцина усилиями его дочери Татьяны и едва не ставшего родственником Чубайса наложено табу! Почему бы это?
Так что не прикидывайтесь, Вольф. И не витийствуйте. Будет честнее и эффективнее (если, конечно. вы думаете об эффективности ваших статей - к слову, талантливых) писать правду. И делать это прямо. А то ведь могут превратно понять. Удачи.

Рак души, или Где еще срубить бабла российскому чиновнику от политики

1. Чудище обло, стозевло и лаяй

Китайская пословица гласит: «Не дай вам бог жить в эпоху перемен». И мы с вами все больше и больше убеждаемся в ее верности. В этом году как-то тихо и незаметно исполнилось двадцать пять лет, как начался уникальный в своих масштабах государственный катаклизм, до сих пор сотрясающий великую страну и всех тех, кто живет в ней. Название этого катаклизма – перестройка, а его автор – гордящийся своей ролью в истории М. Горбачев. О начале перестройки забыли, зато 80-летний юбилей ее автора Запад отметил широко и помпезно, откомандировав на мероприятие агитбригаду из кинозвезд и артистов. Но заметьте, сами торжества были проведены не в России – в Лондоне. Вам это о чем-нибудь говорит? Горбачев сейчас ближе Западу, чем России, где его ненавидят и презирают. А как иначе? Он сам открыто заявлял о том, что еще будучи высоким партийным работником мечтал предать свою страну. Так что устроенный для престарелого «Мишки Меченого» праздник был одним из тех самых тридцати сребреников. Знак того, что Запад пока еще помнит его предательство.
А в России прошли четверть века беззакония, неуверенности в завтрашнем дне, нравственного и интеллектуального одичания, развала и разврата, подстав и «кидалов», измен и предательств. Четверть века производилось насилие над умами людей: из них вытравливались старые, традиционные для российского сознания жизненные ценности и вбивались, вбивались, ВБИ-ВА-ЛИСЬ новые. Люди от этих «перемен» люто устали! Люди изверились во всем, что, собственно, и требуется продолжателям «дела Горбачева» на Западе. Основной целью жизни для многих стало простое выживание, сведение концов с концами. Как раз такими людьми легче управлять, таких людей легче поставить на колени.
Но как говорится, «кому война, а кому мать родна». Не перевелись еще в России умные люди типа Чичикова, для которых муть «эпохи перемен» – благодатная среда, позволяющая почувствовать себя в своей тарелке. Это чиновники от политики. Они умеют и подмазать где надо, и сказать нужное слово когда надо, и оказаться в нужном месте в нужное время. Они даже могут быть успешными функционерами или как бы учеными. Но на самом деле они ни на что не способны, кроме болтовни. Они лишь трубят о себе, ловко «засвечиваясь» на экранах телевизоров. Еще они хорошо – почти как акулы – чуют, где можно поживиться. А еще они умеют выслуживаться перед теми, кто больше заплатит и делать то, что от них ждет хозяин. При этом они создают видимость активности, высокой социальной ценности того, то они «производят».
Вот такой «продукт» составил родившийся в недрах Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека и обнародованный недавно проект программы по «десталинизации» в российском обществе, называемый «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении». Авторы проекта – М.А. Федотов, председатель указанного совета, и С.А. Караганов, член этого совета и руководитель рабочей группы.


2. Хоть и противно ковыряться в нечистотах…

В целом проект, при всей его внешней благородности и идейной значимости, производит впечатление чего-то нечистого, лукавого. В нем отчетливо просматриваются корыстные мотивы его создателей. Попытаемся разобраться, как и почему это происходит.
Прежде всего бросается в глаза то, что С. Караганов и М. Федотов активно манипулируют содержащимися в нем языковыми выражениями и идеями с целью нужного им воздействия на сознание читателей. При этом особенно настораживает лукавство, соседствующее с верными и, в общем, справедливыми утверждениями. Это придает лукавству вид правды. Например, авторы в самом начале проводят мысль о том, что во всем произошедшем с Россией за последнее столетие виноват сам народ, – они призывают открыто сказать правду «о том, что наш народ сделал сам с собой в XX веке». Но ведь с народом России в XX веке происходило разное. Была и Гражданская война, которая составляет не вину, а беду, страшную и все еще живую боль России. Была и измена своей традиционной, лапотной и во многом кондовой культуре, но был и великий энтузиазм первых пятилеток, достижение практически всеобщей грамотности, была победа над нацизмом, был первый спутник, полет Гагарина. Много всякого было! А самое главное: на протяжении всего XX века народ России был ведом (да и раньше – это русская национальная особенность) – сначала революционными пропагандистами, затем партийными идеологами. Поэтому не сам народ отвечает за все произошедшее, а те, кто планировал события, подготавливал и осуществлял их. Это ведь старый прием – переложить ответственность за события с тех, кто в них действительно виноват, на тех, кто от них пострадал.
Вот так С. Караганов и М. Федотов и подменяют понятия в проекте. Тоталитаризм как идейное и политическое явление они соединяют с политическими репрессиями, называя пострадавших от этих репрессий жертвами тоталитаризма. Понятие демократии они соединяют, вслед за Б.Н. Ельциным, с понятием либерализма. «Модернизацией сознания» они называют, по сути, его изнасилование, ведущее к окончательному убийству личностных основ в человеке, к политической и исторической шизофрении. Ну а как, скажите пожалуйста, можно оценивать слова о том, что «одним из важнейших путей преодоления взаимного отчуждения народа и элиты является полное признание российской катастрофы XX века». Да, политическая элита России и ее народ сейчас как никогда далеки, и это ведет к росту социального напряжения в массах. Но не думают же всерьез авторы проекта, что только разговорами о тоталитаризме (вообще-то это очень опасная тема для современного политического режима в России) можно это напряжение снять!
Да и вообще, чего хотят С. Караганов и М. Федотов? Примирения современной политической элиты России с ее народом? Они думают о российском обществе или о том, что реализация программы «повысит морально-политический авторитет нынешнего руководства страны»? Может быть, в этом и состоит одна из целей всего этого проекта?
Разве не разрушает общественное сознание предлагаемая авторами мысль (самим им она явно очень нравится) о том, что «вся Россия – “большая Катынь”». С. Караганов и М. Федотов, видимо, хотели сказать, что в современной России творится геноцид. Так с этим никто и не спорит. А может, авторы имели в виду массовый характер репрессий в СССР? Но при чем здесь тогда этот трагический, но все-таки частный эпизод истории? И хотя мы демонстративно посыпаем голову пеплом по этому поводу, до сих пор точно не известно, кто расстреливал польских офицеров. И очень не хотелось бы, чтобы Геббельс, лежа в гробу, довольно потирал руки, считая свою провокацию удавшейся – пусть и через 60 лет.
Авторы говорят о своей программе, что ее реализация будет создавать в обществе чувство ответственности за себя и за страну. Но при этом для них неприкосновенны те, «кто творил геноцид, разрушение веры и морали». Это что, таким способом они хотят ввести в общественное сознание России новую модель ответственности? Ведь опять подмена предмета! Хоть кто-нибудь из наших руководителей ответил за предательство интересов России? Кто спросил с Горбачева? Где сейчас бывшие министры иностранных дел Шеварднадзе, Козырев, сдававшие Западу все, что было можно и даже больше?
С. Караганов и М. Федотов пишут: «Сокрытие правды о прошлом лишает нас возможности национального самоуважения». Это так, но это лишь часть правды. А правда наполовину – наполовину ложь. Вся же правда состоит в том, что национальное самоуважение рождается в победах и утверждении эти побед. И эти победы были не только до 1917 года. Один только разгром нацизма – мы все знаем какой ценой – покрывает все и должен служить основанием для осознания народом той силы, которую он в себе носит. Другое дело, что сегодня победители унижены и растоптаны в своей собственной стране. С. Караганову и М. Федотову стоило бы подумать и сказать вслух, чьими стараниями это произошло. И тогда, возможно, люди взглянули бы на них с уважением.
Авторы настоятельно призывают общественность дать отрицательную правовую оценку деятельности партийного руководства в СССР. «Руководящие структуры КПСС, – пишут они, – были инициаторами, а структуры на местах – зачастую проводниками политики репрессий в отношении миллионов советских людей». Отсутствие такой оценки, по их мнению, ведет к сохранению идеологии насильственных методов в решении общественных проблем. Утверждая это, авторы проекта как бы забывают о методах выигрывания выборов различных уровней Единой Россией в последнее время. Уже абсолютно открыто проводится запугивание избирателей, их подкуп, спаивание, вбрасывания бюллетеней, различные фальсификации. Вот в декабре этого года будут проходить выборы депутатов в Государственную Думу. Уже сейчас можно с уверенностью говорить, как эти выборы будут протекать и «чем сердце успокоится». Конечно, будут и сюрпризы, подготовленные политтехнологами Единой России, но итог выборов предсказуем.
Короче, весь этот проект дурно пахнет. Нечестный он, лукавый, «заказной». И анализировать его дальше как-то не хочется. Не чувствуется, что его авторы искренне заинтересованы в том, о чем говорят. За многими словами и идеями просматривается лишь одно – деньги.


3. Попытка вопросов к Продажности

Если бы мне довелось встретиться с вами, Сергей Александрович и Михаил Александрович, я бы задал вам несколько вопросов.
Ну то, что вы стараетесь придать вашему проекту актуальный и значимый вид, чтобы потом получить под него деньги, – это совершенно понятно и очевидно, сказал бы я. Но неужели вы полагали, что вся эта чисто денежная подоплека вашего проекта не станет понятна всем честным и думающим людям? Почему вы людей-то так не уважаете?
Я хотел бы спросить также: вы сами задумали этот проект или вам подсказали его ваши друзья из-за океана? Но не стал бы задавать этот вопрос: так бы мне и сказали всю правду!
Я бы спросил еще вот о чем. Вы, господа, в самом деле озабочены историческим прошлым России и правами человека в ней? Тогда для начала вам следует вспомнить, кто сделал революцию в России. Или такая историческая правда вам не нужна? Может быть, как раз ее вы и хотите закрыть для человеческой памяти?
Вам следовало бы обратить внимание на зарплаты наших бюджетников – врачей, учителей, библиотекарей, вузовских преподавателей. На стипендии аспирантов и студентов. На тот прожиточный минимум, который волшебным образом установлен в нашей стране такими же, как вы, чиновниками от экономики. Вам напомнить, сколько и чего должен съедать человек в месяц по этим расчетам? Вам известно, сколько он должен носить, например, одни трусы? Вы в курсе, что катастрофическое распространение туберкулеза в наше время – прежде всего следствие крайне плохого питания людей? У них просто нет денег на мало-мальски качественную еду, господа! Вы никак не хотите прокомментировать это положение россиян? Согласен, это не политические репрессии – это репрессии экономического свойства. Но чем они лучше политических?
А как у нас реализовано заявленное Конституцией право на труд? А продажность нашей судебной и надзорной системы? А тотальная коррупция, в которой беспомощно признается уже сам Президент? Разве коррупция не ущемляет прав и свобод граждан?
После этого вопроса я позволю себе одну мысль, касающуюся обсуждаемого здесь события – но не только его. Все, о чем говорится в проекте, связано с идеей покаяния России. На самом деле попытки призвать Россию к покаянию повторяются время от времени в разных формах. И пожалуй, здесь все-таки будет уместно сказать, что все они имеют метафизический или даже мистический смысл. Руками горбачевых, ельциных, чубайсов и других хорошо нам всем известных лиц Запад осуществляет геноцид в России и никоим образом не собирается в этом каяться. Но он хочет пойти дальше и перевести этот геноцид в глубинную плоскость. Покаяние России за несовершенные преступления – это знак покорности, моральной убитости. Покаявшись за то, в чем она не виновата, Россия встанет на колени и уже никогда не сможет с них подняться. «Самый непокорный в мире народ» будет наконец покорен!
И еще одно наблюдение, хорошо понятное, впрочем, большинству наших читателей. Мы в очередной раз видим, как ретиво наши чиновники от политики, взросшие, между прочим, на хлебах того режима, который они так злобно пинают, отрабатывают выплачиваемые им зарплаты – исчисляемые из средств налогоплательщиков, то есть наших с вами средств. А авторы проекта спросили нас с вами, что мы-то думаем по поводу тоталитарного режима в СССР? Хотя возможно, эти деньги на самом деле и не из нашего с вами кармана. Может, М. Федотов и С. Караганов отрабатывают заокеанское бабло которое на самом деле ничего не стоит, но за которое и тот и другой, судя в том числе и по предлагаемому проекту, готовы мать родную продать? Но поиски ответа на этот вопрос – тема уже совсем другого разговора.


PS.
Обращает на себя внимание «творческая» биография С. Караганова. Его вскормил тот самый строй, который он сейчас так злобно пинает. В его биографии говорится о том, что он был исключен из университета за правозащитную деятельность. Но ведь вскорости был восстановлен и доучился-таки – бесплатно! И аспирантуру закончил. И кандидатскую защитил, и докторскую. Видать, не очень-то власть его преследовала, если его карьера складывалась столь благополучно и была такой стремительной. Сразу после окончания МГУ в 1974 г. С. Караганов был направлен на стажировку в миссию СССР при ООН! С 1978 по 1988 годы работал в Институте США и Канады АН СССР. «Неблагонадежный» С. Караганов – и в такие места попадал на службу! Вы можете себе представить – это места работы диссидента в 1970-е! Не удивлюсь, если С Караганов был и членом КПСС. А может, и имел, так сказать, неформальные встречи с сотрудниками ведомства, хорошо и близко знакомого всем диссидентам того времени. Что было – то было: постукивали друг на друга.
Нельзя не отметить и активное членство С. Караганова в различных международных организациях главным образом антисоветского (сиречь антироссийского!) толка. С 1995 г. он является членом Международного консультативного комитета Совета по международным отношениям (Нью-Йорк), руководимого Д. Рокфеллером. С 1997 г. он член Трехсторонней комиссии – ведущей организации правящих кругов США, Западной Европы и Японии. С 1999 он входит в так называемую «Теневую восьмерку» – закрытую от постороннего глаза постоянную конференцию, разрабатывающую рекомендации для G-8. Достаточно сказать, что одним из членов «Теневой восьмерки» является Г. Киссинджер. Хорошенькая компания, не правда ли? И о функциях, выполняемых в этой компании С. Карагановым, можно только догадываться. А как вам это: С. Караганов – член Международного института стратегических исследований (Лондон). Мало того, он самыми тесными узами связан с Дойче банком – член существующего при нем Попечительского совета Общества Альфреда Херрхаузена.
Красивая биография, не правда ли? Так и хочется спросить Президента: глубокоуважаемый Дмитрий Анатольевич, что за люди работают в Вашем Совете?
У М. Федотова биография тоже яркая, но такие яркие и впечатляющие связи с нашими западными друзьями в ней не просматриваются (хотя может быть, я не в курсе). Можно заключить отсюда, что на него «пашет» его подчиненный, как это частенько бывает в академических кругах. Но может быть, и нет, М. Федотов и сам человек талантливый и небезызвестный. Скорее всего, Сергей Александрович просто представляет Михаила Александровича перед Западом. Так сказать, дает рекомендацию на перспективу.


PPS.
Россия много раз находила в себе силы сбросить чужеродное иго. Ей удивительным образом удавалось пройти за «точку невозврата» и вновь вернуться к Богом намеченному ей бытию. В этой связи можно вспомнить и татаро-монгольское иго, и поляков в московском кремле, и непобедимую, казалось бы, армию Наполеона, бежавшую из России что было сил и съедавшую по дороге своих и чужих палых коней (прямо мистика какая-то: зима и гнала французов из России, и щадила, спасала от инфекций). Можно вспомнить и последнюю войну – Гитлера, обращавшегося в борьбе с Россией к потусторонним силам, но в итоге пошло покончившего с собой. Я верю, что Россия оберегаема Высшими силами. Она еще распрямит спину и заставит уважать себя, как это было исторически. Я в это верю!

Имитаторы

В застойные времена ходил такой анекдот. Брежнев со своим Политбюро собрались ехать куда-то. Сели в отцепленный вагон, который назывался «СССР», и приказали плотно зашторить окна. Проводница их спрашивает: «А зачем окна зашторили?» - «А мы будем раскачиваться и делать вид, что едем».
Результаты выборов в областную Думу и ожидаемые перспективы ее работы очень напоминают эту ситуацию.
Пессимизм внушают высказанные журналистам соображения вновь избранного ее председателя Марины Эдуардовны Оргеевой относительно того, как она видит работу нового законодательного собрания Калининградской области. По её словам, на всех депутатах сейчас лежит огромная ответственность. «Главное, – заявила она, – приступить к конструктивному диалогу». Она подчеркнула также, что облдума должна стать основной площадкой для политических дискуссий. «Ошибки Думы прошлого созыва и губернатора надо исправлять», –  заключила она.

И здесь хотелось бы спросить уважаемую Марину Эдуардовну: К диалогу с кем? И что это будет за диалог?
Если это будет очередное забалтывание общественных проблем или тупое и злобное объяснение народу, почему предлагаемое властью решение определенного социального вопроса принято в «интересах народа», - то такой диалог никому не нужен. Это будет только препирательство зажравшейся и обнаглевшей от собственной безнаказанности власти и людей, которым еще и еще раз показывают, что его держат за быдло. Это будет имитация диалога.
Основания для опасений, что так и произойдет, дала уже сама Марина Эдуардовна. Иначе как понимать ее слова о том, что «облдума должна стать основной площадкой политических дискуссий»? Да, дискуссии нужны. Но они, казалось бы, на некоторое время прекратились с подведением итогов выборов. Все позиции и проблемы определены в предвыборных программах кандидаов. Сейчас нужно уже делать выводы и создавать законы, а об том Марина Эдуардовна почему-то ничего не сказала. Почему?
Если же Дума в лицее ее председателя искренне намерена вести реальный диалог с обществом, то первое, что она должна сделать, – не на словах, а на деле и самым активным образом способствовать укреплению оппозиционных партий и общественных организаций в регионе. Это называется «обеспечить себе собеседника». Иначе диалог получится очень сомнительным.  
И по форме диалог должен представлять собой законодательную реакцию Думы на высказанные потребности общества. Общество об этих потребностях уже заявляет, а Дума на заявки должна реагировать, создавая такие законы, на основе которых эти потребности будут эффективно удовлетворяться.
Но возможность такого диалога с оппозицией власть недавно предала, скупив голоса избирателей, заплатив за них где тремястами, где и подороже, а где и просто водкой. Так о чем же сейчас речь? О каком диалоге сообщает журналистам уважаемая Марина Эдуардовна? Разве не имитация это конструктивности в планируемой работе Думы?
Вот так и кажется: сидят наши областные законодатели во главе с ее председателем в вагоне под названием «Калининградская областная Дума». Окна зашторены. Единороссовское большинство раскачивается, как при движении. Четыре пассажира даже с умным видом и чрезвычайно внушительно рассуждают о движении. Шестеро порываются выйти и подтолкнуть вагон – да кто же им позволит? А на деле вагон стоит на какой-то глухой ветке. И лишь издалека доносятся звуки реальной жизни, до которой большинству его пассажиров нет никакого дела.
А если говорить прямо, то наша областная Дума действительно показывает себя как клуб имитаторов законотворческой деятельности в регионе. Его малая часть хочет, но не может проводить нужные региону законы. Основная часть может – но оно им надо? Есть заботы и поважнее, собственный бизнес, например. Может ли эта Дума самостоятельно, без высокого влияния из Москвы, принимать законы, насущно необходимые нашему региону? Ответ возможен только один.

Начало Кенигсберга. Гипотетическая реконструкция

Весной 1255 г., после успешного зимнего похода на Пруссию великого магистра Тевтонского ордена[1] Попо фон Остерна, маркграфа Бранденбургского Отто III, эльбингского князя  Генриха фон Майссена и Богемского короля Оттокара II Пржемысла, по совету последнего, на берегу реки Прегель, недалеко от ее впадения в залив Фришесхаф, был заложен замок.
Это было не первое укрепление из построенных немецкими рыцарями на земле пруссов. К 1240 г. они возвели уже двадцать один укрепленный пункт, и каждый стоял либо на месте захваченных прусских крепостей – таковыми, например, были замки Бальга, Ленценбург, Кройцбург, – либо на стратегически выгодном участке, утверждающем военные позиции Тевтонского ордена на этой земле.
Но замок, построенный на берегу Прегеля, был особенным.
После восстания пруссов в 1242 – 1249 гг., когда многие орденские укрепления были разрушены, находящиеся рядом с ними города сожжены, а населявшие их немецкие колонисты вырезаны, стало ясно, что окончательное и реальное утверждение власти христианства над язычниками-пруссами на этих землях даст не просто военная победа. Эту власть нужно было подкрепить особым магическим актом, который изменил бы самые идейные основания всей этой территории, оставил бы прусских богов без их священной силы и тем ослабил бы прусские племена, лишил бы их известного на весь край воинского духа.
Именно эту функцию должен был выполнить замок на берегу Прегеля. Его решено было поставить на поросшей священными дубами возвышенности, которую пруссы называли Тувангсте и которой поклонялись, считая местом обитания своих богов.
Ранним утром 7 апреля 1255 года отряд из десяти рыцарей во главе с Бурхардом фон Хорнхаузеном, ставшим впоследствии комтуром замка, вышел по последнему весеннему снегу из Бальги и направился к месту намеченного строительства.
Ехали не спеша, наслаждаясь первым весенним солнцем. В середине дня остановились на отдых в старой прусской крепости, захваченной орденом лет пятнадцать назад и названной Ленценбург[2].
Утром следующего дня отправились дальше, зная, что до места доберутся только к вечеру. Переправляясь в полдень через реку Фришинг[3], отметили про себя, что  планируемый в месте ее впадения в залив Фришесхаф замок в самом деле необходим, и понадеялись на его скорое строительство (поговаривали, что оно поручено магистром ордена маркграфу Бранденбургскому Отто III)[4]. Здесь устроили и дневной привал. Настроение у всех было приподнятое: каждый знал, что ему выпало решать особую задачу ордена и святой христовой церкви, и это возвышало, давало чувство исключительности и даже избранности.
Никто и не подозревал, что станет участником важных, мистических событий, которые определят судьбу всего этого края на столетия вперед.
Ближе к вечеру подошли к Прегелю, или, как сами пруссы называли эту реку, Липце. По рыхлому льду, осторожно проводя лошадей между темными промоинами, перешли сначала на лесистый остров, с которого до Тувангсте было уже совсем рукой подать, а затем и на другой берег, прямо к той возвышенности, на которой, собственно, и долен был стоять замок.
Уже смеркалось. На пригорке слева, отделенном от Тувангсте небольшим ручьем, виднелось большое прусское поселение. К нему братья и направили лошадей, надеясь найти там ночлег и ужин.
Еще шесть лет назад орден находился в состоянии войны со всеми прусскими племенами. Но от крови устали все: и пруссы, и орденские братья – и перемирие было заключено. Оно было выгодно прежде всего ордену. Но довольны остались и пруссы: все, кого взяли в пленен и обратили в христианство, были выпущены на свободу с условием не возвращаться к язычеству. Однако многие не сдержали обещания. Посещая церковные службы, они после тайком приходили на капища в священные рощи и там ели вареное мясо и пили пиво – так, по их словам, они приносили жертвы своим богам.
Более коварно вел себя орден. Восстановив свои укрепления и увеличив гарнизоны – в том числе и за счет пруссов, сохраняющих свою верность христианству, – он приступил к дальнейшему освоению прусских земель. Вот и несколько месяцев назад был совершен большой поход на Самбию, сделавший влияние ордена еще более широким.
При всем этом внешний мир между орденом и пруссами пока еще соблюдался. В случае необходимости в прусских поселения братья могли найти и кров, и пропитание для себя и для своих лошадей, но главное и парадоксальное – помощь, необходимую при строительстве крепостей.
Бурхард фон Хорнхаузен знал все это и поэтому вел свой отряд к прусской деревне с легким сердцем. Завтра, 9 апреля 1255 года, с утра он соберет всех здоровых мужчин для работ по закладке замка, и в полдень вырубка дубов на вершине Тувангсте начнется. Все складывалось как нельзя более удачно. Работы будут проходить совсем недалеко от деревни пруссов, и братья смогут пожить в ней до зимы. А там и помещения крепости будут готовы. Вырубленные дубы будут использоваться тут же – они пойдут на строительство первых стен и башен.
От деревни, к которой направил свой отряд Бурхард фон Хорнхаузен, далеко тянуло в студеном вечернем воздухе обитаемым человеческим жильем. Вкусно пахло дымом, свежим хлебом, жареным свиным мясом и коровьим навозом, все еще хранившим ароматы сухих летних трав. Где-то звонко смеялись дети, и глухой мужской голос мягко успокаивал их. В расположенных высоко, под самыми тростниковыми крышами, окнах деревянных срубов трепетали отблески огня, горевшего в домашних очагах. А над крышами загорались первые вечерние звезды.
“Вот такой, мирной и простой, должна быть жизнь каждого христианина, – подумал Бурхард фон Хорнхаузен, въезжая в ворота деревни, – и братья нашего ордена себя не пожалеют, чтобы так было всегда”.
На теплый прием никто не рассчитывал, но он почему-то оказался даже холоднее, чем ожидалось. Мужчины хмуро приняли у братьев лошадей, женщины, не поднимая глаз и без единого слова, поставили на стол блюдо с хлебом, большие глиняные миски с сыром, кружки и кувшины с молоком. И все разошлись, оставив братьев одних в этом крепком, но вдруг оказавшемся неуютным доме с горящим в углу очагом, с накрытым столом, за который их так никто и не пригласил. И непонятно было, что делать дальше: то ли приступать к еде, не дожидаясь хозяев, то ли ждать их возвращения, борясь с голодом и покорно принимая их редкую неучтивость.
Все молчали. Вспыхивали и гасли искры на углях очага. Теплая тяжесть медленно, исподволь разливалась по телу, делая далекой и неважной мысль о еде. Вспоминался недавний поход на Самбию, несколько недель передышки в замке Бальга. Для многих эта земля стала уже своей – так братья о ней думали и так говорили. Нужно было лишь, чтобы святая вера Христова распространилась по всем ее уголкам, и именно им, братьям Тевтонского ордена, закалившим свое оружие и веру в самом Иерусалиме, выпала высокая миссия осуществить это. Ради этого стоило жить и умереть!
Кто-то тронул Бурхарда фон Хорнхаузена за плечо. Он оглянулся и увидел стоящего подле него старца в светлой шерстяной рубахе до пят, с простым веревочным поясом, в странном войлочном колпаке. В руке он держал высокий посох – длинный ствол молодого дерева, перевернутый корнями вверх. Ясным, проникновенным – совсем не старческим был его взгляд, но глубокая боль сквозила в этом взгляде.
“Это же Криве Кривайтис, верховных жрец пруссов,” – неожиданно для самого себя понял Бурхард фон Хорнхаузен. А с этим пониманием каким-то странным образом пришло и заведомое знание того, что он скажет сейчас.
Пристально глядя в глаза Бурхарда фон Хорнхаузена, Криве заговорил вдруг на рейнском наречии, но губы его при этом лишь едва подрагивали:
– Еще не поздно, – услышал Бурхард фон Хорнхаузен как бы в самом себе. – Остановитесь. Дорога, которую вам указал ваш король-маг Оттокар, приведет к бедам. Ваша нога не должна ступать на землю Тувангсте. Страшитесь попрания наших богов – никому не унизить солнце и небо, молодость и зрелость, море и землю. И не месть их неумолима. Нельзя вступить в битву с тем, что есть сама жизнь, и остаться безнаказанным. Скажите обо всем этом вашему королю-магу. А завтра возвращайтесь обратно в свой замок, чтобы делать то, что вы делали раньше и что предназначено вам судьбой.
Криве Кривайтис замолчал. Огонь в очаге вдруг ярко вспыхнул, озарив висящие по углам связки лука, пучки трав, шкуры на стенах, широкие лавки под ними, сидящих за столом братьев, которые, уже засыпая на ходу, устало ели то, что поставили на стол хозяева. Странным было все это. Как будто бы время изменило для Бурхарда фон Хорнхаузена свой ход.
Он вновь оглянулся, чтобы возразить Криве Кривайтису или, может быть, согласиться с ним, сказав о чем-то очень важном. Но его не было. Только невесть откуда взявшийся большой черный ворон под тростниковой крышей встрепенулся и, переступив с ноги на ногу, хлопнул крыльями.
Назавтра, проснувшись еще до восхода солнца, братья доели все то, что оставалось после вчерашнего ужина, и вышли из дома на улицу. Мужчины поселения уже стояли группой, ожидая братьев и что-то обсуждая с озабоченными лицами. Когда Бурхард фон Хорнхаузен подошел к ним, они все замолчали, повернулись к нему и один из них, по-видимому, самый главный выступил вперед и заговорил по-прусски, выбирая слова так, чтобы его можно было легко понять:
– Рыцарь, не нужно идти в Тувангсте. Нам сказали, что будет очень плохо. Есть много других мест. Мы вам поможем строить. Но в Тувангсте идти не нужно. Остановись, рыцарь.
Бурхард фон Хорнхаузен и сам в глубине души начинал чувствовать какое-то беспокойство. Радости от сознания доверенной ему и его товарищам миссии уже не было. Но мог ли он ослушаться великого магистра ордена Попо фон Остерна и не выполнить его приказ?
Он сделал над собой усилие, и знакомое возбуждение, такое же, как перед боем, начало охватывать его, заслоняя и беспокойство, и сомнение. Вынув меч из ножен и взяв его за лезвие, он поднял высоко над головой получившийся крест.
– С нами Господь Бог и крестная сила, – воскликнул он воодушевляясь сам и стараясь передать это чувство всем тем, кто должен был отправиться на строительство. – Вера будет знаменем нашим. Сказал Господь наш Иисус: если будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе: «перейди отсюда туда», и она перейдет, и ничего не будет невозможного для вас. С верой отправимся, и станем сильнее, и восславим Господа нашего и святую церковь!  
Воодушевление Бурхарда фон Хорнхаузена действительно передалось окружающим. Пруссы хоть и нехотя, но все-таки направились вон из поселения в направлении Тувангсте.
И в тот самый момент, когда отряд выходил из ворот, Бурхарду фон Хорнхаузену как будто бы показалось, что в тени их стоит Криве Кривайтис и молча провожает его взглядом. Холодея и вновь начиная чувствовать обреченность, он явственно услышал уже знакомое: “Еще не поздно!” Но он взял себя в руки и увидел, что на самом деле в воротах никого нет. А отряд двигался все ровнее, организованнее, и остановить его было уже невозможно.
Солнце поднималось над лесистыми холмами в направлении Тувангсте, и братья вместе с пруссами шли в направлении солнца. “Это хороший знак. – подумал Бурхард фон Хорнхаузен. – Ex Oriente Lux, с Востока Свет”. Он старался почувствовать в себе легкость и уверенность. И силу, которая, казалось, поможет ему преодолеть любые преграды.
С этой уверенной легкостью все вошли в Тувангсте – и ничего не случилось. “Ну вот, – подумал Бурхард фон Хорнхаузен – все страхи были напрасны. Вера Христова сильнее язычества. Так было всегда и везде, так будет и теперь. А может быть, это даже и неплохо, что наш замок будет стоять на святом месте пруссов…”  
На востоке лес Тувангсте заканчивался глубоким оврагом, по дну которого протекал довольно широкий и глубокий ручей. “А ведь благочестиво место это, – вновь подумалось Бурхарду фон Хорнхаузену, – благочестив и ручей. Так пусть он отныне будет называться – Лёбебах”.
На краю оврага и решено было строить крепость.
Все встали в круг, коротко помолились перед началом работы, Бурхард фон Хорнхаузен отдал приказ начинать. Но тут случилось вдруг нечто неожиданное и необъяснимое.
Из-за большого старого дуба, вблизи которого находилось само святилище пруссов – жертвенные камни, кострища, вырезанные из дерева и врытые в землю изображения богов, растянутые на шестах ритуальные завесы также с их изображениями, – вышел Криве Кривайтис, реальный, живой, из плоти и крови.
Он молчал, но у каждого из присутствующих вдруг недостало сил исполнить приказ Бурхарда фон Хорнхаузена. Никто не тронулся с места.
Бурхард фон Хорнхаузен, внутренне молясь воинству небесному, собрал всю свою волю и вновь, срывающимся голосом приказал начинать.  
Но пруссы стояли молча, не поднимая глаз, вяло сжимая в руках топоры. Молча стоял и Криве Кривайтис подле старого дуба, и ветер легко шевелил его длинные седые волосы. Солнце сияло в вышине ярко и празднично. Было тихо – так тихо, что можно было услышать, как тает снег у корней деревьев с южной стороны и как через него пробивается к свету первая весенняя зелень. И никто не поднял топор, не размахнулся первым, не ударил по дереву, каждое из которых было для всего прусского народа свято.
Тогда за топоры взялись сами братья. Далеко вокруг разнеслись первые крепкие удары.
И что-то дрогнуло в мире. Порыв ветра, как стон, пронесся по лесу. Небо будто бы сжалось в испуге. Солнце стало каким-то усталым и нерадостным. Дубы странно напряглись – угрозой повеяло от них. И все: Бурхард фон Хорнхаузен, орденские братья, пруссы, обреченно стоявшие тут же, сам Криве Кривайтис – почувствовали, что из этого места и из их жизни уходит нечто важное и невосполнимое. Как будто бы девушка теряет невинность в присутствии посторонних, зло терзаемая чужой грязной плотью. И поправить это нельзя будет уже никогда.
От неожиданности и от несомненности происходящего братья вновь остановились.
Криве Кривайтис, с побелевшим лицом и странным огнем в глазах, выступил вперед. Необычная сила вдруг хлынула от него. Одна его рука взметнулась вверх, как будто бы он ловил ею что-то нисходящее с небес, другая простерлась к Бурхарду фон Хорнхаузену и подавленным братьям. Глухо, но вместе с тем внятно и отчетливо он произнес слова, которые упали на душу каждому из них тяжело, как камни:
– Вы, которые считаете, что пришли сюда навечно. Вы, говорящие и думающие о себе так, как будто бы знаете правду о мире. Вы, хитростью и силой заставляющие нас отречься от наших богов и поклониться кресту и тому, кто в мучении умер на нем. К вам обращаюсь я, Криве Кривайтис, верховный жрец пруссов. Силой Окопирмса, Перкуно, Потримпо и Патолло – верховных богов, открывшихся нам и нашим предкам и давших неодолимую жизненность всему сущему, силой этих богов, переполняющей наши души в битве, я реку вам.
Вы осквернили своими стопами наше святое место, и поэтому да будет оно проклято для вас в веках. Дни ваши на этой земле уже сочтены. Только семь раз возраст строящегося вами замка оборотится, и ночной огонь упадет с небес, чтобы превратить его и город вокруг в море огня. Придут другие, похожие на нас и сквозь крест поклоняющиеся таким же богам, и камня на камне не оставят от вашего замка. Мертвой станет эта земля. Каменный лед скует ее, и ничто не будет расти на ней, кроме диких трав. После возведут другой замок, выше прежнего, но и он останется мертвым и начнет рушиться еще не достроенным. Лукавый дух торгашества и обмана будет витать над этим местом. И даже погружение человеком своих рук в землю Тувангсте в стремлении вернуться к прошлому не снимет моего проклятия. Так будет, и слово мое твердо.
И лишь после того, как оно полностью исполнится, проклятие может быть снято. Это произойдет, если три жреца – один в слове, другой в вере, третий в любви и прощении – посадят на земле Тувангсте новый дуб, поклонятся ему с благоговением, зажгут священный огонь и вернут наших богов, принеся им жертву. И это вновь буду я, верховный жрец пруссов Криве Кривайтис, и мои жрецы Геркус и Сикко. Но у нас будут другие имена и другие жизни. Мы вернемся, чтобы свершить то, что написано на скрижалях Вечности.
Вновь наступило долгое молчание. О чем думали смущенные и по-настоящему испуганные орденские братья? Что чувствовали разбитые и подавленные пруссы? Об этом теперь уже никто не узнает.
Но тевтонцы все-таки первыми пришли в себя после этих слов. В глубокой тишине, переполнявшей теперь уже обычную дубовую рощу, спускавшуюся с высокого холма вниз, к водам Прегеля, раздался неуверенный стук одного топора, потом другого, третьего…
Стук становился все более частым, уверенным.
Часы судьбы начали печальный отсчет мгновениям жизни строящегося замка и города – Кенигсберга.






[1] Его полное и официальное название – Ordo Domus Sanctae Mariae Teutonicorum «Орден дома Святой Марии Немецкой».


[2] К настоящему времени эта крепость не сохранилась.


[3] Ныне это река Прохладная.


[4] В 1266 г. Отто III действительно построил замок в этом месте и назвал его Бранденбург «на вечную память в честь маркграфства своего». В 1267 г. замок был захвачен и сожжен пруссами, но в этом же году восстановлен рыцарями ордена.

Душа России и русская национальная идея

У России всегда были друзья и враги. Первые проникались ее ментальностью, прорастали в нее, стремились вобрать в себя ее духовные начала, порой чрезвычайно трудные для человека Запада, верили в нее. Другие, не имея ни духовных сил, ни интеллектуальных возможностей хоть как-то понять Россию (а порой просто находясь на содержании у ее врагов), отчаянно клеветали на нее, выискивая для этого все новые аргументы, используя новые псевдонаучные установки.



В 1995 г. в Нью-Йорке вышла книга одного из крупнейших специалистов в США по изучению русской культуры, профессора Калифорнийского университета в Дэвисе Дэниэла Ранкур-Лафферьера, которая называлась «Рабская душа России. Проблемы нравственного мазохизма и культ страдания»[1]. В 1996 г. эта книга была издана на русском языке.
В книге автор приводит большое количество лингвокультурологических и литературных примеров, которые, по его мнению, вскрывают глубинные стереотипы национального самосознания русского народа. Центральное место в ряду этих стереотипов занимает тяга к страданию, которую автор, ориентированный на психоаналитические штудии, первоначально определил как мазохистское начало в русском коллективном нравственном сознании (К.Г. Юнг не без оснований определил бы это начало как русский национальный архетип). Однако чаще автор использует другие выражения, с одной стороны, восходящие к наивным представлениям о «душе» как сущностной основе человека или группы людей, а с другой – стимулированные словами Василия Гроссмана о том, что русская душа – раба по своей природе. Имея в виду тягу русских к страданию, Ранкур-Лафферьер говорит о «рабской душе России» или о «рабском менталитете русских». Доказательству верности этих характеристик, собственно, и посвящена вся книга.
Культурные области, из которых Ранкур-Лафферьер берет свои примеры, являются самыми разными. В частности, это два ключевых концепта русской языковой ментальности – «смирение» и «судьба», –  которые, по мнению автора, свидетельствуют о пассивности русского человека. Это также многие положительные персонажи русской классической литературы, показывающие рабские наклонности русских. Например, по мнению автора, у А.С. Пушкина Татьяна Ларина обнаруживает мазохистские наклонности в своей жертвенности. Пастернаковский доктор Живаго вызывает у западных читателей раздраженное удивление своей покорностью судьбе. Даже в образе Павла Корчагина Ранкур-Лафферьер, будучи увлеченным свей концепцией, увидел поэтизацию мазохизма.
Разновидность мазохизма он увидел и в фольклорном образе  дурака, ставя при этом в один ряд сказочную глупость, на самом деле весьма глубокомысленную в своей абсурдности, и глупость обычную, бытовую.
Даже русскую баню Лафферьер связал с мазохистским комплексом. «Излюбленным местом страдания в России является общественная баня», – пишет он[2].
Окончательно формулируя идею своей книги, Лафферьер пишет: «Русской душе присуще нечто гораздо большее, чем просто мазохистский аспект. Но все же мазохизм является ее неотъемлемой частью. Он пронизывает эту душу, психику, культуру, начиная от принесения себя в жертву в общинах старообрядцев и кончая самопожертвованием интеллигенции XIX  века; от странного поведения юродивых до ужимок Ивана-дурака; от терпимости женщины к оскорблениям мужа до приятия железной воли коллектива»[3].
Подобные суждения, вообще достаточно характерные для западного сознания, проистекают из непонимания русской ментальности, неспособности – или нежелания – осознать и внутренне воспринять ее базовые культурные ценности.
Опираясь на объективные языковые данные, предложим иное истолкование некоторых из отмеченных Ранкур-Лафферьером моментов. Это будут упомянутые им понятия «смирение» и «судьба, а также некоторые другие важные для раскрытия нашей темы содержания. Необходимым условием при этом видится обращение к контекстам православного христианства, на протяжении тысячи лет игравшего роль основного конституирующего начала в формировании русского национального сознания. Именно с этих позиций представляется возможным правильно оценить его содержательные основания и в историческом плане, и в возможной перспективе – собственно, они и называются «русской национальной идеей».  
Начнем с понятия смирения. Ранкур-Лафферьер справедливо выделяет в его структуре 2 основных признака – «унижение» и «покорность» – и отмечает его особую эмоциональную нагрузку в русском культурном сознании. Можно согласиться с ним и в том, что «смирение – в основном религиозное (особенно для русского православия) чувство»[4]. На все это указывает большое число поговорок, в которых смирение оценивается положительно, противопоставляясь гордости. Например, говорили: Смиренье – Богу угожденье, уму просвещенье, душе спасенье, дому благословенье и людям утешенье; Гордым Бог противится, а смиренным дает благодать; Во всякой гордости черту много радости; Смирение поборает гордыню аки Давид Голиафа.
Однако вполне очевидно и то, что смирение как положительное качество выходит в русском культурном сознании за рамки религиозных контекстов в нравственную сферу вообще. Поговорки свидетельствуют и об этом: Смиренье – девичье (молодцу) ожерелье; Не гляди высóко: зопорошишь око.  
Более того, смирение могло выводиться и в собственно практическую сферу, становясь условием эффективности обычного социального взаимодействия. Ср.: Тихо не лихо, а смирнее – прибыльнее; Конь налогом берет, а человек – смиреньем; Не поклонясь до земли, и гриба не подымешь; Лучше низом, нежели горою.
Тем не менее смирение в своем прототипическом варианте – это все-таки не практическая, а нравственная установка. Объясняя содержание этого концепта в русском языковом сознании, Анна Вежбицкая говорит о «спокойном принятии судьбы, достигнутом через нравственное усилие, страдание и осознание полной зависимости от Бога, – причем о принятии не только в отношении непротивления злу, но и в отношении глубокого умиротворения и любви к ближнему»[5]. Таким образом – и сам Ранкур-Лафферьер это специально подчеркивает – смирение не тождественно пассивности и бездействию. «Оно достигается только мощным внутренним усилием, даже борьбой»[6].
К чему приводит эта жизненная установка, какой внешний эффект она дает далее – разговор особый. Во всяком случае, было отмечено, что русские смирением как бы извиняют свое постыдное поведение. Н. Бердяев писал об этом так: «Русский человек привык думать, что бесчестность не великое зло, если при этом он смирéн в душе, не гордится, не превозносится. Лучше смиренно грешить, – иронично прибавлял он, – чем гордо совершенствоваться»[7]. Отметим, однако, что и это наблюдение является чисто внешним. Несколько забегая вперед скажу, что по сути речь в этом случае должна идти об институциональной христианской идее покаяния. Однако тот же Н. Бердяев отказывается ее узнавать: то, что в самом большом преступлении можно «смиренно каяться», вызывает у него протест[8].
Более важно здесь обратить внимание на другое обстоятельство: смирение в русской языковой ментальности – это то же самое, что кротость. Не случайно в словаре В.И. Даля значение слова кроткий описывается как ‘тихий, скромный, смиренный, любящий; не вспыльчивый, не гневливый, многотерпеливый’ (Даль), а смиренный – ‘кто живет в смирении, в кроткой преданности провидению, в сознании своего ничтожества’ (Даль). Кроме того, поговорки, касающиеся кротости, приводятся им в группе поговорок о смирении и идейно близки им. Говорили: Не ищи мудрости, ищи кротости; Ищи кротости, чтоб не дойти до пропасти; Аще обрящеши кротость, одолееши мудрость; В убогой гордости дьяволу утеха.  
И с этих позиций концепты смирения и кротости обнаруживают абсолютно четкую связь с центральными идейными установками христианства. Кротость в христианстве – одна из основных, базовых ценностей. В нагорной проповеди Иисус учил: Блажены кроткие, ибо они наследуют землю (Мф. 5, 5).
Учит ли таким образом Новый Завет мазохизму? Очень сомнительно. В нем явно ставятся иные задачи, связанные с особой картиной мира в христианстве, – прежде   всего неизбежностью в будущем Страшного Суда и существованием новой действительности, в которой будут жить только люди, обладающие уникальными духовно-нравственными качествами.
Можно ли говорить о мазохизме Иисуса, который говорил о Себе ученикам так: Возьмите иго Мое на себя, и научитесь от Меня:  ибо Я кроток и смирен сердцем; и найдете покой душам нашим (Мф 11, 29)? Самый яркий пример кротости и смирения в евангельской истории – моление Иисуса о чаше в Гефсиманском саду перед арестом и распятием: Отче Мой! Если возможно, да минует меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты (Мф. 26, 39). Это проявление мазохизма? Утверждать так – означает стоять на антихристианских позициях, ведь кротость и смирение в этом контексте проявляются как   согласие с высшей, божественной волей , о чем мы будем говорить чуть ниже.
Таким образом, в русском традиционном сознании смирение и кротость – это внутренняя установка народа, ведущая отнюдь не к удовольствию. Это самое глубокое, принадлежащее базовым уровням состояние сознания, в котором народ реализует основную идею христианства, содержательно организующую все его коллективное самосознание. Это особое состояние сознания народа, позволяющее ему ощущать себя во Христе и Христа в себе.

И Вежбицкая абсолютно права, когда говорит о том, что смирение достигается через усилие и страдание. Но это страдание составляет цену, которую народ внутренне готов заплатить за обретение в неопределенной перспективе грядущего Царствия Небесного. Именно эта перспектива отражена в поговорке: Смиренных Господь духом спасает.

Следует отметить, что в профаном, бытовом сознании, ориентированном не на абстрактное нравственное бытие, а на практическую земную жизнь, кротость могла оцениваться и отрицательно – точнее, с осуждением. Вспомним поговорки: Смирная овца волку корысть; Смирную собаку и кочет бьет; Бойкий скачет, а смирный плачет; Кто живет тихо, тому жить лихо; (О кротком человеке) Им хоть полы мой.
Но еще раз подчеркнем – это с точки зрения обыденного, профанного сознания. С точки зрения «здравого смысла», близкаого современному западному протестантству.
Перейдем теперь ко второму ключевому понятию русского языкового сознания – понятию судьбы.
Это его место в русской картине мира связано, по замечанию Ранкур-Лафферьера, с такой яркой чертой русского национального характера, как  фатализм. И здесь Лафферьер не оригинален. Еще в XIX  веке К.Д. Кавелин в своей книге «Крестьянский вопрос» писал: «Крестьянин радуется или горюет, жалуется на свою судьбу или благодарит за нее Бога, но принимает и доброе и худое, не допуская мысли, что первое можно привлечь, с последним можно бороться и победить. Все в его жизни дано, предопределено, предустановленно»[9]. Спустя сто лет западный историк Ричард Пайпс более категорично заявил, что «истинной религией русского крестьянства был фатализм»[10]. Он писал: «Крестьянин редко приписывал событие, особенно плохое, своей собственной воле. Это была “Божья воля”, даже когда ответственность совершенно очевидно могла быть возложена на его плечи, например, когда небрежность вызывала пожар или падеж скота»[11].
Анна Вежбицкая, рассмотрев этот вопрос с лингвистический позиций, одной из наиболее характерных черт русского национального характера определила  неагентивность –  «ощущение того, что людям неподвластна их собственная жизнь, что их способность контролировать жизненные события ограничена; склонность русского человека к фатализму, смирению и покорности; недостаточная выделенность индивида как автономного агента, как лица, стремящегося к своей цели и пытающегося ее достичь, как контролера событий»[12]. Вполне очевидно, что по существу она тоже имеет в виду особую актуальность для русского сознания концепта судьбы.
Какие же признаки обнаруживает этот концепт с точки зрения идиоматики? Прежде всего, судьба – это некая абстрактная сила, которая предопределяет наличие всех событий в жизни человека, и человек абсолютно не властен над судьбой. Говорили: От судьбы не уйдешь; Никто от своего року не уйдет; Рока не минуешь; Бойся не бойся, а року не миновать; Бойся, не бойся, а без року нет смерти; Рок головы ищет; Против рока не пойдешь.
Метонимически судьба – это также все то, что так или иначе случается с человеком[13]. Такая судьба у каждого человека своя, она одна и ее нельзя изменить. По этому поводу говорили так: Чему быть, того не миновать; Видно, судьба такая; Всякая судьба сбудется; Не суженый кус изо рта валится; Так рок судил; Кому что на роду написано.
Важно отметить, что в судьбе как совокупности жизненных событий все оказывается взаимосвязанным. И условия для ее исполнения – это, по сути, тоже судьба. Человек своей судьбы не знает, но все, что он делает, служит ее исполнению:  Коли быть собаке битой, найдется и палка; Стреляй в куст, пуля виноватого найдет; Дурак стреляет Бог пули носит; Ловит волк роковую овцу.  
Более того, все, что человек сознательно делает, – это на самом деле лишь исполнение того, что судьбой предначертано. По этому поводу существует такая поговорка: Рука – перст судьбы.
Важно отметить здесь и то обстоятельство, что судьба или рок в народном сознании могут персонифицироваться. Они предстают как некие антропоморфные существа, обладающие собственным сознанием, волей, активностью. Судьба даже имеет свой характер или внешние «физиологические» особенности. Она общается с человеком, но это общение, во-первых, является односторонним (судьба может «сказать» человеку нечто, а человек судьбе – нет), и во-вторых, «язык» судьбы – это события, происходящие в человеческой жизни. Ср.: Судьба придет – по рукам свяжет; Что судьба скажет, хоть правосуд, хоть кривосуд, а так и быть; Неумолимая судьба; В руках судьбы; Волею судеб / судьбы; Не привела меня судьба в те места; Слепая судьба. Судьба моя, судьба, судьбинушка злая.  
Так вот все эти понятийные особенности судьбы также находят соответствие в идейных установках христианства. С одной стороны, в народном сознании судьба определилась как проявление особого Божественного закона, царящего в мире. Согласно В.И. Далю, судьбы или суды – ‘провиденье, определенье Божеское, законы и порядок вселенной с неизбежными, неминучими их последствиями для каждого’. Говорили также: Судьбы Божьи неисповедимы; Не рок слепой, премудрые судьбы.
С другой стороны, в Новозаветных источниках судьба прямо связывается с Божественной волей. Умение признавать судьбу, преодоление страха перед ней в Новом завете заявлено как чрезвычайно важное для христианина. Например, объясняя это своим ученикам, Иисус говорил: Не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадет на землю без воли Отца нашего. У вас же и волосы на голове все сочтены. Не бойтесь же: вы лучше многих малый птиц (Мф. 10, 29-31).
Все находится в руках Божьих. Естественно, что и судьба человека и все, что с ней связано, – в Его руках. Потому судьбу и следует принимать со смирением как Божью волю, тем самым уподобляясь самому Христу, который смиренно молился в Гефсиманском саду о собственном предначертании: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты (Мф. 26, 39).
Таким образом, русская покорность судьбе – это не слепой фатализм. Она также имеет под собой глубокие христианские философские основания, которые выражаются формулой: «Да будет воля Твоя!» И это не мазохистское стремление к самоуничтожению, как утверждает Ранкур-Лафферьер. Это выражение особого, высочайшего доверия к Богу – доверия, чуждого протестантскому сознанию.

Из этого доверия к Божественному провидению (иногда имеющему вид беспечности и бездеятельности) связано и уникально-русское авось, которое «всегда проспективно, устремлено в будущее и выражает надежду на благоприятный для говорящего исход дела»[14].
Из этого доверия вырастает и знаменитая русская беспечность. Как представляется, она также имеет новозаветные основания. Иисус учил: Итак, не заботьтесь и не говорите: «что нам есть?» или: «что пить?» или: «во что одеться?» Потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец наш небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды его, и это все приложится вам (Мф. 6, 31-33).
Вот эта устремленность в Царствие Небесное, жизненная нацеленность на его обретение и составляет – а точнее, составляло – русскую «национальную идею». Она в основе своей религиозна, и без учета православных христианских оснований ее невозможно понять.
Может ли эта религиозная идея «спасения» стать национальной, общенародной в настоящее время? В настоящее время, скорее всего, нет. С одной стороны, разорвана тысячелетняя миросозерцательная традиция, которую теперь уже не восстановить в силу влияния научной парадигмы и распространения новых идеологий (ценность удовольствий, потребления, приоритет материальной жизни и т.д.). И вряд ли прямые усилия церкви в этом направлении могут быть продуктивными.
Где искать основания для новой «национальной идеи» в России? Это должна быть некая глобальная идея, которая могла бы составить цель человеческого бытия. Во всяком случае, это не «доллар», который стал национальной идеей Америки. Исторический путь России – духовность, ему она и должна следовать.



[1] Rancour-Laferriere Daniel. The Slave Soul of Russia – Moral Masohism and the Cult of Suffering. New-York: New-York University Press, 1995.


[2] Ранкур-Лафферьер Д. С.Рабская душа России. Проблемы нравственного мазохизма и культ страдания. М.,  1996. С. 180.


[3] Там же. С. 236.


[4] Там же. С. 71.


[5]  Wierzbicka A. Semantics, Culture, and Cognition: Universal Human Concepts in Culture-Specific Configuration. Oxford: Oxford University Press, 1992. P. 189.


[6] Ранкур-Лафферьер Д. Рабская душа России. Проблемы нравственного мазохизма и культ страдания. М.,  1996. С. 71.


[7] Бердяев Н. Самопознание. М., 1991. С. 64.


[8] Бердяев Н. Судьба России. М., 1990. С. 76.


[9] Кавелин К.Д. Крестьянский вопрос. СПб., М., 1882. С.  151.


[10] Pipes R. Russia Under the Old Regime. N.Y.,  P. 161.


[11] Там же.


[12] Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М., 1996. С. 34.


[13] В русской картине мира это особенно касается супружества. См. примеры у В.И. Даля.


[14] Булыгина Т.В., Шмелев А.Д. Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики). М., 1997. С. 491 – 492.



И вновь о войне против России, или «Анти-русофобия»

Как я уже писал, против России ведется война, которая имеет нетрадиционные формы. Одна из таких форм – психологическая агрессия. Источником ее выступают средства массовой информации. Кто и как в них эту агрессию развязал – разговор особый, и мы его сейчас обсуждать не будем. К этой теме мы еще как-нибудь вернемся. А сейчас поговорим о том, как психологическое оружие действует и что ему можно противопоставить.
Главная задача в психологической войне – вселить в человека чувство страха, катастрофичности происходящего и безнадежности. Это хорошо понимала еще геббельсовская пропагандистская машина и использовала против советских войск в время Второй мировой войны.  
Результаты такого психологического воздействия сейчас налицо. Людей в массе охватила апатия и тревога. Никто ни во что не верит, и ситуация недавних выборов это хорошо показала. Желание каждого – замкнуться в своем мире, чтобы его не трогали. Отрицается все – и то действительно плохое, что есть сейчас в нашей жизни, и то немногое хорошее, что еще осталось. А средства массовой информации активно поддерживают это состояние. Стоит только послушать новости: катастрофы… убийства… теракты… срочно требуется помощь… С экранов телевизоров кровь льется рекой. Мы привыкаем к жестокости, черствеем, теряем способность к состраданию.
Не так давно на первом канале появилась передача «ЖКХ», которую ведет Елена Проклова. Нет слов, тема более чем актуальная. Но вывод из передачи какой? Какое чувство остается после нее? А чувство такое: все бесполезно, все бессмысленно! Чиновников не переломить, и жизнь не изменится, что бы мы ни делали.
Вот это и называется «психологическая война» против нас с вами.
Человек морально побежден, если он сам, по своей воле идет на бойню, да еще с верой в мясника. Но пока мы власти не верим, пока мы понимаем, что нас хотят уничтожить, не все еще потеряно.
Что можно противопоставить этой агрессии? Ответ таков: осознание своей уникальности и вера в себя. В наших условиях эту веру дает историческая память и понимание уникальных особенностей России.
Уникальных черт у России много, и одна из самых ярких – духовность. Это исконная ценность русского национального сознания, и подменять ее какими-либо материальными выгодами и расчетами – означает изменять самим себе. Эту духовность сейчас и хотят вытравить из народа. Но этого жизнь не прощает.
Еще более удивительно, что сила духа русского народа укреплялась как раз в кризисные периоды. Это хорошо показала, например, Великая отечественная война.
Она крепла и в эпоху татаро-монгольского ига. Стоит вдуматься: Россия платит дань Золотой Орде, согласует с ней все свои внутриполитические решения, всячески выражая свою зависимость от нее. А в это же самое время в русском самосознании крепнет вера в себя, в свою значимость, в культурную миссию, которую России еще предстоит выполнить, в верность того духовного пути, на который она встала волею Истории. Во многом благодаря этому в 1380 г. произошла битва на Куликовом поле, где русские воины, возглавляемые князем Дмитрием Донским, разбили войско Мамая. Эта победа не дала России независимости от Орды. Но она имела глубокий духовный смысл. Русские, независимо от сословной принадлежности, осознали в себе чувство подлинного человеческого достоинства, которые давали и мужество для дальнейшей борьбы, и бесстрашие, и готовность жертвовать собой.
Всем этим Россия продемонстрировала всему миру свою, пожалуй, наиболее яркую черту, которая ставит ее в уникальное положение по отношению к другим странам и народам. Жестокие жизненные испытания лишь сильнее закаляют ее, и в самых трудных условиях русский человек выбирает крест, жертвуя хлебом, следует по пути духа, оставляя в стороне любые материальные блага. Чем более суровы условия жизни России, тем активнее пробуждается в ней духовное начало, которое невозможно сломить ни насаждением чуждых ей культурных ценностей, ни жизненными трудностями, ни страхом перед будущим, ни материальными соблазнами. Путь плоти и внешнего благополучия, по которому вот уже несколько столетий  следуют западные страны, – не для России.
Жизнь уже не раз показывала, что русский человек стоит выше тупой животной сытости. Его реальные ценности лежат в сфере духа, а не в сфере материального. Разумеется, русскому человеку не чужд и трезвый расчет в делах. Но в ситуации выбора он обращается к высшему, легко отказываясь от низшего, отдает предпочтение духовной сфере, теряя интерес к материальным ценностям.
Русский человек выковывается трудностями. В его натуре лежат две крайности, которые объединяет идея свободы. С одной стороны, это особое «монашество», потому что лишь в самоограничении он обретает и проверяет силу своего духа. Другая крайность этой установки – вольница Разина и Пугачева, в которой сила духа обретает реальные проявления.
Именно это не может понять и принять Запад. Именно это его пугает в России.

И еще один урок мы сегодня извлекаем из истории – если вообще способны это сделать. Но к этому нас подталкивает сама действительность.  
В настоящее время социально-политическое, экономическое и культурное состояние России справедливо определяется как глубоко кризисное. Во многом оно напоминает эпоху татаро-монгольского ига, хотя современная ситуация гораздо более катастрофична во всех сферах.
Но было бы ошибкой черты этой кризисности усматривать только в отношении России.
Европа, которая так гордится своими достижениями и считает свой путь развития единственно правильным, в действительности давно утратила духовные ориентиры. На уровне социальном их утрата в европейской цивилизации стала одной из основных причин глобального кризиса, грозящего гибелью всего человечества. На уровне индивидуальном утрата человеком духовных основ привело к оскудению стимулов его существования, безрадостности и неудовлетворенности жизнью, тотальному пессимизму. Сегодня стало абсолютно ясно, что мы платим слишком высокую цену за то, что отказались от высоких идеалов, которые традиционно питали, укрепляли и придавали смысл человеческой жизни. Если сначала это были сложившиеся за тысячелетия духовные ценности, то затем в качестве таковых были приняты идеалы политические. А им на смену пришли идеалы примитивного благополучия. Реальные ценности, способные возвысить человека и общество в целом, уступили место ценностям иллюзорным, подталкивающим человека к интеллектуальному, нравственному и физическому вырождению. Выдающийся гуманист XX века Рене Генон писал об этом с болью:  «Современная цивилизация предстает настоящей аномалией в истории: единственная среди всех нам известных, она избрала сугубо материальный вектор развития, она единственная, которая не опирается ни на какой принцип высшего порядка. Это материальное развитие, со все большим ускорением идущее на протяжении вот уже нескольких веков, сопровождалось интеллектуальным упадком, который она совершенно неспособна компенсировать».
Это обстоятельство обесценивает все материальные достижения западной цивилизации. Ведь они лишают человека самого главного в жизни – высоких целей, которые наполняют достойным смыслом его бытие и оправдывают его существование в мире.
И здесь мы вновь вспоминаем о духовном пути России. Именно Россия, сегодня истекающая кровью и стремительно теряющая природные и человеческие богатства, все еще является тем метафизическим духовным оплотом, который оставляет европейской цивилизации надежду на выздоровление и возрождение. Во всяком случае, мы верим в это. Оправдается ли эта вера, станет ли она реальностью, сегодня зависит только от нас.

Итоги Третьей мировой, или Спящий разум

В настоящее время вопросу зависимости восприятия мира человеком от языка, которым он пользуется, и возможности влияния на это восприятие через языковые формы, уделяется особое внимание (не исключено, что исследования такого рода имеют закрытый характер). На этой основе осуществляется манипулирование сознанием человека и влияние на восприятие им окружающей действительности.  Достаточно близкий нам пример. В зависимости от политической конъюнктуры чеченцы, выступающие с боевыми акциями против федеральных войск, называются повстанцами или участниками бандформирований, и таким путем задается тон общественного отношения к ним – в первом случае положительный, во втором отрицательный.
Далее я хочу показать, в какой мере язык определяет отношение человека к действительности и от каких языковых факторов зависит осмысление им соответствующих внеязыковых реалий. Речь пойдет о концепте «войны».  
Но сначала определимся с одним важным теоретическим положением, на основе которого вопрос о содержательной динамике концепта «войны» будет рассматриваться далее. Надеюсь, он будет понятен и неспециалистам.
В современной науке о значении слов различают два основных направления в зависимости от того, как в них это значение понимается. В одном случае таковым считается соответствующая данной языковой единице область действительности, во втором – некий ментальный конструкт, имеющийся в сознании человека «по поводу» действительности. На самом деле, однако, они не исключают, а дополняют друг друга. По существу же, эта ситуация отражает существование двух фундаментальных подходов к языковым значениям. Используя сложившуюся терминологию, их можно определить следующим образом:
сильная  семантика (внешняя) – та внеязыковая действительность, которая связывается с языковыми словами и выражениями в сознании носителя языка. Иными словами, сильную семантику можно определить как непосредственно воспринимаемую реальность;
слабая семантика (внутренняя) – это сугубо ментальная сфера, отражающая способ видения мира человеком, закрепившийся в языке. Слабая семантика условна и схематична в том смысле, что она лишь фиксирует связи между единицами языка и имеющимися у человека условными знаниями о мире (в связи с этим, например, говорят об относительности «наивной картины мира», отраженной в языке).
Учитывать деление языковой семантики на «сильную» и «слабую» чрезвычайно важно при исследовании содержательного плана языка, а в отдельных случаях это оказывается просто необходимо. И в этом мы убедимся ниже. А тем фактом, что они обычно отождествляются человеком, собственно и пользуются при манипулировании, подменяя одно другим.
Все дело в том, что «сильная» и «слабая» семантики представляют собой разные содержания, которые могут совпадать лишь временно и в исключительных случаях. Обычно человек погружен в область  «слабых» смыслов. Язык становятся для него сложным знаком той условной, но «стабильной» реальности, пребыванием в которой, собственно, и обеспечивается возможность взаимопонимания в языковом сообществе.
В итоге человек просто не видит изменений, которые происходят в реальной жизни, и продолжает жить в языковом идеальном мире, лишь иногда «прозревая» и тем или иным способом опротестовывая обнаруженное им несоответствие между тем, как принято думать о вещах, и тем, что они представляют собой на самом деле – между «слабыми» и  «сильными» смыслами. И если концепты с рассогласованной «сильной» и «слабой» семантикой имеют высокую общественную или персональную значимость, такое прозрение почти всегда сопрягается с конфликтом.
Не очень сложно? Тогда идем дальше и рассмотрим, как видится война с точки зрения «слабой», т.е. внутриязыковой семантики?

Это глобальное по своей непосредственной значимости и по последствиям для общества и отдельного человека событие, которое связывается со стандартным набором признаков. В процессуальном и результативном планах эти признаки таковы:
1) осуществление активных боевых действий одной стороны в отношении другой.
2) уничтожение людских ресурсов. В Великой отечественной войне Советский Союз потерял около 27 млн. человек, причем непосредственно в боевых действиях – 8,6 млн., остальное – гражданское население (называются и другие – более внушительные цифры). Почему-то эти потери не сравниваются с холокостом.
3) крайнее обнищание населения побежденной страны. Экономические потери Советского Союза в результате Великой Отечественной войны составили более 2 трлн. долларов.
4) разрушение промышленных инфраструктур одной из сторон, а в идеале – их освоение и использование с целью повышения экономической и военной мощи стороны-победительницы. Так, к 22 июня (начало реализации плана «Барбаросса») Германия осуществляла контроль большей части континентальной Европы с ее экономическими, финансовыми и сырьевыми ресурсами. В частности, в Польше были захвачены основные металлургические и машиностроительные заводы, угольные рудники, химические и горнодобывающие предприятия; во Франции – вся металлургическая и сталелитейная промышленность, автомобильные и авиазаводы, подвижной железнодорожный состав, станки и изделия точной механики, запасы железной руды, меди, алюминия, магния; в Норвегии Германия захватила  всю горнодобывающую, металлургическую, судостроительную промышленность; в Югославии – все месторождения полезных ископаемых.
5) уничтожение армии побежденной стороны или налагаемые на нее серьезные ограничения. Так, по Версальскому договору (1919 г.), которым завершилась Первая мировая война,  вооруженные силы Германии ограничивались 100-тысячной сухопутной армией (ей запрещалось иметь подводные лодки, танки, боевую авиацию); всеобщая воинская обязанность отменялась; основная часть военно-морского флота подлежала передаче государствам-победителям. По итогам войны 1939-1940 г. Финляндия должна была ограничить количество военных судов в Северном Ледовитом океане, лишалась права иметь военную авиацию, строить военные порты и базы. Один из важных вопросов, который обсуждался на Потсдамской конференции 1945 г., – о демилитаризации Германии. Решения конференции предусматривали, в частности, ее полное разоружение, роспуск ее вооруженных сил, ликвидацию всей промышленности, которая могла быть использована в военном производстве, предотвращение милитаристской пропаганды. Военно-морской и торговый флот Германии был разделен поровну между СССР, Великобританией и США (часть подводных лодок была затоплена).
6) аннексия – насильственный захват другого государства или его части. Так, в 1938 г. гитлеровская Германия осуществила аннексию Австрии, а в 1939 – Судетской области Чехословакии. А после 2-й мировой войны в качестве аннексии Советскому Союзу отошла часть Восточной Пруссии с ее столицей Кенигсбергом.
Разновидность аннексии (ее «редуцированный» вариант) составляет создание государств с марионеточными правительствами. Например, в 1932 г. в результате прямой агрессии со стороны Японии в отношении Китая, было создано «независимое» государство Маньчьжоу-Го, практически руководимое японскими советниками и полностью проводившее политику Японии. Именно с территории этого государства Япония осуществляла многочисленные военные провокации (в том числе на озере Хасан в 1938 г. и в районе реки Халкин-Гол в 1939 г.)[1]. Другой пример такого рода – история Польши в конце 2-й мировой войны. Военными  и дипломатическими усилиями Советского Союза ей были возвращены исторические земли по Одеру и Нейсе, а также переданы 2/3 территории захваченной Советскими войсками территории Восточной Пруссии. При этом, согласно существующим договоренностям, Польша входила в сферу влияния Советского Союза и уже в 1948 г. стала «сателлитом» СССР.
В целом аннексии связаны с расширением сфер политического и экономического влияния государства-победителя.
7) как итог войны – контрибуции. Это суммы, которые побежденное государство по условиям мирного договора выплачивает стране-победителю. В 1919 г. контрибуции были заменены репарациями, которые должны были бы возмещать убытки, понесенные. странами, подвергшимися агрессии во время войны. Однако на деле репарации оставались все теми же контрибуциями. При этом контрибуции могут выплачиваться как в денежном виде (золото и валюта), так и в виде вывезенных и освоенных сырьевых ресурсов, промышленных предприятий, научных разработок, новых технологий и т.д.
Так, по итогам Первой мировой войны Россия признавалась единственным государством, побежденным Германией. Она должна была выплатить Германии контрибуцию, и в Германию широкой рекой потекли Украинский хлеб и сталь.
При оккупации Нидерландов в 1940 г. Германия получила от нее практически весь ее золотой запас на сумму 71,3 млн. флоринов. Та же участь постигла золотые запасы Чешского национального банка – 48 млн. долларов, Банка Бельгии – 228 млн. долларов[2].
По итогам войны 1939-1940 г. Финляндия должна была выплатить СССР репарацию в размере 300 млн. долларов, возвратить все вывезенные некогда ценности.
Показательно, что в настоящее время периодически и все более настоятельно говорят о возвращении Россией Германии культурных ценностей, которые были вывезены из нее после Второй мировой войны.
8) Резкое и тотальное сокращение сфер влияния побежденного государства.
Ранее (до Второй мировой войны) этот признак реализовался прежде всего как утрата побежденным государством имеющихся у него колоний. Например, после Первой мировой войны Танганьика, бывшая колонией Германии, стала подмандатной территорией Великобритании; Руанда и Урунди перешли в ведение Бельгии; Того и Камерун разделил Великобритания и Франция; Новая Гвинея отошла Австралийскому союзу; колонии на юго-западе Африки стали частью Южно-африканского союза. И наоборот, в результате войны победившие страны расширяют сферы своего влияния. Так, после Второй мировой войны на Потсдамской конференции были четко опеделены буудущие сферы влияния стран-победительниц, и СССР получил влияние над всей Восточной Европой, а чуть позже (в 1948 г.) распространил это влияние и на Польшу.
Какие же признаки «современной войны» определяются в политической реальности России?

1. Аннексии и изменение границ государства. Они становятся понятными, если сравнить карту СССР и нынешнюю карту России.  
2. Контрибуции (материальное ограбление завоеванных стран). Фактически контрибуции Россией выплачиваются, однако их собственный вид, а также процедура выплат обрели принципиально иной характер. Наиболее яркий (но не единственный – сюда же можно было отнести, например, вообще средства, вывезенные за рубеж) аргумент в этом плане – печально известный «стабфонд». Составляющие его средства, как это хорошо известно (к настоящему времени примерно 500 млрд. долл), помещены в западные банки под ничтожно малый процент (2%), который не покрывает инфляции доллара. Уже само это обстоятельство показывает, что «стабфондом» инвестируется чужая экономика.
Однако в реальности дело обстоит еще хуже.
Если за «точку отсчета» в экономических расчетах принять биржевую стоимость золота, то окажется, что это не нефть дорожает – это «золотая стоимость» доллара падает, а цена нефти остается на прежнем уровне. Но Россия продает нефть на Запад не за золото – за доллары, и это означает, что нефть продается за условную валюту. Мало того, все суммы выручки сверх 20 долларов, по решению Российского правительства, остаются в Стабфонде, а сам этот Стабфонд помещается в американские же ценные бумаги. Это означает две вещи: во-первых, цена российской нефти для Америки реально составляет примерно 1/3 от  официально заявленной; во-вторых, помещенная в американскую экономика сумма Стабфонда и резервов российского Центробанка – это в точности сумма дефицита ее государственного бюджета. По словам одного из современных аналитиков, «весь немыслимый бюджетный дефицит (в этом году – более полутриллиона) бюджета США финансируется бедной, ограбленной Россией»[3].
Скорее всего, эти суммы никогда не будут возвращены России под тем или иным формальным предлогом. Получается, что Россия безвозмездно выплачивает Америке финансовые средства, которыми она использует в собственных экономических интересах, и этим суммы не могут рассматриваться иначе, как контрибуции, выплачиваемые побежденной страной стране-победителю.
Таким образом, из полученных Россией реальных доходов лишь самая малая и жизненно необходимая часть остается в стране и используется на ее нужды: именно этим объясняется реальное сокращение бюджетных статей из года в год. Несмотря на гигантские прибыли от продажи природных ресурсов, у России нет денег для себя.
3. Разрушение финансовой системы. Внешне все обстоит более или менее благополучно: банки работают, люди более или менее регулярно получают зарплаты, финансовые потоки в стране так или иначе движутся. Однако и это составляет лишь видимую часть айсберга. Прежде всего, российский рубль, жестко привязанный к доллару, оказывается в реальности лишь условной единицей (а не наоборот): все расчеты между финансовыми субъектами ведутся в долларах, а цифры в рублях приводятся лишь в публичных выступлениях. Огромная часть долларовой массы размещается в России (в банках и у частных лиц), и тем самым осуществляется «стерилизация» денежной массы США – фактически изымаются «лишние» деньги из оборота и поддерживается их стоимость.
Таким образом, Россия стала не только местом, которое приняло весь «сброшенный» Западом перепроизведенный товар и обеспечило ему сохранение рабочих мест и сравнительно мягкое протекание очередного кризиса, – она спасает финансовую систему США от кризиса. Но это означает, что своей валюты у России Фактически нет, а то, чем она пользуется во внутригосударственных расчетах – это лишь условные «талоны».
4. Разрушение экономики и промышленности. За последние 15 лет уничтожено огромное количество промышленных предприятий, построенных в доперестроечное время и не создано ни одного нового, развиваются лишь добывающие отрасли. При этом не разведано ни одного нового месторождения полезных ископаемых.  Промышленность разрушается и в стратегическом плане: в настоящее время практически полностью отсутствует система подготовки квалифицированных рабочих, владеющих современными технологиями (эти технологии у нас также утеряны или активно не работают).
Фактически разгромлено сельское хозяйство и утрачена продовольственная безопасность страны. Разговоры о развитии фермерства остались в области «слабой семантики». Пищевые перерабатывающие предприятия (мясокомбинаты, молокозаводы, хлебопекарни и т.д.) работают на экспортном сырье, и созданы все условия, чтобы это им было выгодно.
Резко сокращен морской торговый и рыболовный флоты. Россия ушла из богатых рыбой акваторий, а многие уловистые прибрежные зоны отданы в концессию иностранным компаниям.
Золотодобывающая отрасль отдана в частные руки, и положение дел в этой отрасли оказалось глубоко засекреченным. Еще большая тайна покрывает добычу алмазов.
5. Уменьшение народонаселения страны. В 1992 г. (с началом шоковой терапии российской экономики) превышение смертности над рождаемостью составило 200000 чел. В 1993 г. показатель «избыточной смертности» составил почти 760000 чел.:
Начиная с 1993 г. по 2004 г. население России уменьшается  ежедневно на 2000 – 2500 чел (перепись населения в 2002 г. показала, что в день вымирало по 2591 чел.). В месяц это примерно 75 – 77 тыс. человек, в год – примерно 924 тыс. человек, почти миллион.
Для сравнения: в Финской кампании 1939 – 1940 г. со стороны СССР погибло около 170 тыс. человек[4]. Таким образом, в год  Россия теряет больше половины того, что теряется в крупной войсковой операции.
6. Разрушение вооруженных сил побежденной страны. О катастрофическом состоянии российских вооруженных сил в настоящее время говорится в средствах массовой информации много и безрезультатно. Положение дел становится все хуже буквально с каждым днем. Известно, например, что Америка финансирует уничтожение Россией ее подводного флота и стратегических ракет, а также шахт запуска.
В Балтийске (стратегическая база Балтфлота) в доперестроечное время было 46 подводных лодок, в настоящее время – 1.
В пос. Чкаловск Калининградской области располагался полк стратегических дальних бомбардировщиков – сейчас этот полк расформирован, а аэродром постепенно приходит в негодность.
В пос. Нивенское Калининградской области располагался элитный полк истребителей последнего поколения СУ-27. В 2001 г. по приказу из Генштаба он был преобразован в отдельную эскадрилью, а затем эта эскадрилья была переведена на новое место (в пос. Чкаловск), чем была практически полностью лишена боеготовности. В итоге государству был нанесен финансовый ущерб примерно в 2 миллиарда долларов, а военно-стратегический урон вообще не поддается определению. Дело в том, что  в составе группировки войск, располагающихся в данной части России, вообще нет другого истребительного полка, способного защищать границы России на этом стратегическом направлении[5].
Недавно состоялся военный трибунал, осудивший деятельность В.В. Путина по разрушению вооруженных сил России (http://viktor-iluhin.ru/node/361 ).
7. Обнищание жителей побежденной страны. Без комментариев.
8. Резкое и тотальное сокращение сфер влияния России. Мало того, что Россия потеряла огромную часть своих территорий, – она утратила сферы влияния практически во всем мире. При этом в одних случаях эта утрата влияния выглядит как аннексия (на «слабом» семантическом уровне она преподносится как отделение бывших союзных государств и обретение ими суверенитета). В других случаях утрата влияния выглядит как предательство исторических политических друзей союзников – так были преданы Югославия, Ирак, Куба.
В конце концов Россия сдала свои позиции, например, в Африке и Антарктике, резко сократив участие государства в их освоении.
9. Характер боевых действий между противостоящими силами. Развиваемую в настоящее время в США концепцию войны отличает новая важная черта. Американские стратеги стремятся к тому, чтобы боевые действия имели односторонний характер: армия США должна быть недосягаемой для той армии, с которой она воюет. Эта концепция реализуется в разработке высокоточных видов вооружения, используемых на больших расстояниях (вне зоны досягаемости для противника), она была реализована и в Ираке.
Однако война в России – это дальнейший шаг в ее преобразовании. Противоборствующие стороны уже не входят во боевое взаимодействие в принципе. Более того, внешне  (в плане «слабой» семантики) говорится о существовании различных форм сотрудничества в торговой, экономической и политической сферах. На деле же (в плане «сильной» семантики) сохраняется жесткое давление на Россию со стороны Америки. «Сильная» семантика скрывается за «слабой».
ВЫВОДЫ
1. В настоящее время Россия представляет объект агрессии со стороны другого государства – это прежде всего США. Можно сказать и более определенно: Россия как самостоятельное государство и сверхдержава уже потерпела сокрушительное поражение в ведущейся против нее войне. Она утратила суверенитет и только делает вид, что принимает какие-то внешние и внутренние политические решения. На самом деле за российское руководство все определяет страна-победитель.
2. Война США против России имеет нетрадиционный характер и отвечает условиям современности. Активные боевые действия между Россией и США в настоящее время невозможны из-за неминуемого применения в них ядерного оружия и тотальной мировой катастрофы.
3. Современная война объединила в себе процессуальную и результативную стороны, причем процессуальная сторона войны, в свою очередь, претерпела изменения – в ней отсутствуют такие «традиционные» признаки, как ведение активных боевых действий, очевидность противника, непосредственная оккупация территорий. Однако результативная сторона войны полностью определяет ее «сильное» концептуальное содержание. Таковы реалии современности.
4. Причин этой войны несколько: а) надвигавшаяся глобальная экономическая депрессия на Западе: открывшиеся с перестройкой рынки России с ее безграничными ресурсами и столь же безграничными потребностями позволили Западным странам «сбросить» лишний товар, сохранить рабочие места и в итоге – вывести из кризиса собственные экономики (отнюдь не случайно в этой связи хронологическое совпадение «нового курса» в России и объединения Европы); б) близящийся топливно-сырьевой кризис, который ударит прежде всего по промышленности США как самой энергоемкой – по сути, это будет испытание жизнеспособности Америки; в) стремление США к глобальному мировому господству: лишь заняв доминирующее положение в мире, Америка сохранит все то, что она имеет в настоящее время.



[1] Илюшечкин В.П. Маньчьжоу-Го // БСЭ. 3 изд. Т. 15. М., 1974. С. 346.


[2] Сысоев Ю. День 22 июня. Его прорабы и архитекторы // Отечественные записки (Советская Россия) Вып. № 64. 5 мая 2005 г.  С. 10.


[3] Захарьин В.Р. Упертые «профи» // Советская Россия. № 15 (12672), 14 апреля 2005. С. 1.


[4] Согласно имеющимся данным, со стороны Финляндии погибли 22830 чел., кроме того, 13 чел. умерли в плену и 1029 чел. – это погибшие гражданские лица; всего – 23872 чел. (Соколов Б. Финнам не оставили Выборга // Новая газета № 32 (1057). 05.05 – 11.05. 2005 г. С. 6). Таким образом, в России в год вымирает а настоящее время в 38,5 раз больше народа по сравнению с Финляндией, подвергшейся агрессии.


[5] См.: Страж Балтики (02.06. 2002); Новые колеса (03.06. 2004); Маяк Балтики (227.01. 2005); Советская Россия 28. 04. 2005).

В какие игры играют «большие дяди», или Симптомы грядущего

Как стало известно, на недавней встрече в Москве вице-президент Байден указал В. Путину на недопустимость его выдвижения в президенты в 2012 году. Ни Госдеп США, ни МИД России не дали опровержений. Значит, это правда.
Эта ситуация шокирует тем, что представитель США, не стесняясь, диктует свою волю лидеру России, и тот не спускает его с лестницы! И говорит она о том, что в мире сложилась новая политическая конфигурация, которая уже никем и не скрывается.
И если США заявили о неприемлемости для них Путина, сложившаяся в настоящее время в России ситуация двоевластия показывает, что более приемлем для них как президент Медведев. А учитывая влияние Вашингтона на нашу «правящую аристократию», чьи семьи и активы давно уже вывезены на Запад, можно признать, что ключевой избиратель на выборах 2012 года уже проголосовал.
Путина в этих условиях, вероятнее всего, ждет какая-нибудь высокая синекура, но сама открытость позиции Байдена в отношении его показывает, кто в «российском доме» хозяин. Всем очевидно, что это США!
Что же касается поддержки Медведева со стороны Запада, то стоит вспомнить, что именно благодаря такой поддержке (через Чубайса и его команду) в свое время Ельцин отпустил цены по-гайдаровски, провел грабительскую ваучерную приватизацию, расстрелял Белый дом, развязал руки олигархии, привел страну на грань развала.
Означает ли это, что нечто похожее ожидает нас в случае повторного избрания Президентом Дмитрия Медведева?
Уже сейчас определяющиеся общественные и политические тенденции настораживают,  ни таковы.
1. Проводится наступление на демократию – президент намекнул на изменения в структуре избирательного законодательства. Не случаен в этом плане отказ в регистрации нелиберальных политических партий. Так произошло, например, с партией «Родина: здравый смысл», ядро которой составляют отставные армейские офицеры. А они со своей силой и организованностью могли бы серьезно помешать специально создаваемой волне анархии, которая выдается за либерализацию Уголовного кодекса в России.
2. В рамках этой либерализации расширяются возможности служебных и должностных преступлений. Также контрабанду предлагается считать административным правонарушением, выведя из состава преступления против государства. И все это на фоне тотального злоупотребления властью и практически открытой коррупции, о которой беспомощно говорит и сам Президент.
3. Планируется криминальное цунами, которое призвано задавить ожидаемые в скором будущем проявления социального протеста. Благодаря обострения криминальной ситуации в стране протестные проявления можно будет «подверстать» под уголовщину с последующими судебными результатами. Не случайно уже сегодня наблюдается беспрецедентное расширение полномочий силовиков (МВД, ФСБ), производится модернизация ОМОНа и Внутренних войск, обещано существенное повышение окладов военнослужащих (заметим, не военных пенсионеров – они материал отработанный). Опричнички прикармливаются.
Общий вывод таков. Либеральный клан всеми силами стремится закрепить свои властные позиции, в принципе боясь лишь одного – реального протеста народа. Против него проворовавшееся руководство страны и осуществляет сейчас превентивные действия, судя по всему, предполагая в ближайшем будущем новые «непопулярные меры» в стиле 90-х, а как говорят в народе – новое закручивание гаек. Дмитрий Медведев – всего лишь «фронтмен» этого либерального класса. Насколько можно судить, он будет заменен после выполнения этих мер.
Нельзя не обратить внимание также на глубокую и прекрасную срежиссированность политического спектакля, частью которого являются и прошедшие недавно выборы в региональные органы власти. Это еще раз доказывает, что режиссер спокоен за спектакль и даже не присутствует в зале. Удовлетворенно усмехаясь в усы, он попивает коньячок в театральном буфете.
И последнее. Как весь этот спектакль отразится на нашем эксклаве? Скорее всего, все острые процессы, которые планируется провести в «материковой» России, здесь тоже будут иметь место. Но спровоцированные межэтнические конфликты (как я писал, для них медленно, но верно создаются предпосылки) будут более мягкими – близость европейских государств обяжут режиссера к этому. С другой стороны, экономическое давление и финансовый беспорядок (очередная волна спровоцированных банками неплатежей), а также инспирированная волна «общественного мнения» поставят вопрос об отделении от России. Будет выдвинут тезис, что в более тесных связях с Европой Калининградскому региону станет лучше.
Чем все это закончится, «чем сердце успокоится» - не знаю. Ясно только одно: никакого просвета в надвигающихся темных тучах не видно. Нужно набраться здравомыслия и мужества. И уж конечно не пытаться реанимировать завонявшие политические трупы – такие как «Яблоко» или подобные партии. Нужно консолидировать политические силы, суметь разграничить всякую идейную и личную мелочь и объединиться в главном. А главное – это Россия. Без нее не будет ни нас, ни наших детей, ни будущего. Все остальное – пустая, смешная, а порой и подлая игра с реальностью.
По материалам российской печати.

18+

Дети! Отдельные страницы данного сайта могут содержать вредную (по мнению российских законодателей) для вас информацию. Возвращайтесь после 18 лет!