RuGrad.eu

14 июня, 05:05
понедельник
$71,68
+ 0,00
87,33
+ 0,00
19,50
+ 0,00


Газета "Дворник"
отзывы: 0
Образованию - ремонт школьных дворов, а велосипедистам – связные велодорожки
Oko Solomonovo
отзывы: 0
Праймериз по – медвежьи (видео)
Соломон Гинзбург
отзывы: 0
Областная дума: моя программа действий
Алексей Елаев
отзывы: 0
Куршская коса: ограничить и не трогать
Анна Пласичук
отзывы: 0
«Мост по людям»
Сергей Шерстюк
отзывы: 0
Балтийский развал
Илья Воробьев
отзывы: 0
«Тени Тевтонов»: Суждения о книге писателя Иванова
Вадим Еремеев
отзывы: 0
Градостроительный тупик
Никита Кузьмин
отзывы: 0
Роскомнадзор отказался от иска о блокировке RUGRAD.EU
Арсений Махлов
отзывы: 0
Про калининградский протест и правоохранителей
Аллеи Калининградской области
отзывы: 0
Пора сажать!
Дулов Владимир
отзывы: 0
Красивый и полезный отдых в Калининградской области
Екатерина Ткачева
отзывы: 1
Как из националистов не сделали террористов
Борис Овчинников
отзывы: 0
О войне и об отце
Гражданский проект
отзывы: 1
Дело пожарных (видео)
Беник Балаян
отзывы: 2
Необоснованные и необдуманные шаги организации защиты Калининградского побережья Балтики
Мария Пустовая
отзывы: 5
О кипятке и безразличии
Экологический патруль
отзывы: 0
#леспобеды2019
Георгий Деркач
отзывы: 4
Ещё раз о Королевской горе и Доме Советов
Борис Образцов
отзывы: 0
Бориса Образцова освободили из ШИЗО по требованию прокуратуры


  • Архив

    «   Июнь 2021   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4 5 6
    7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27
    28 29 30        

У Доктора Лизы появилось желание покинуть страну после посещения Калининграда

"Оно (желание покинуть страну) появилось сегодня. Я посетила город Калининград, в котором я посмотрела, как лежат люди, так или иначе близкие к состоянию, в котором была моя мама" - заявила сегодня Елизавета Глинка в эфире радиостанции Эхо Москвы в программе "Разбор полетов". Послушать можно здесь, а ниже привожу распечатку диалога:


И. ВОРОБЬЕВА: Добрый вечер. У нас сегодня в гостях исполнительный директор фонда «Справедливая помощь», более известная как Доктор Лиза, а зовут ее Елизавета Глинка. Добрый вечер, Лиза.

Е. ГЛИНКА: Здравствуйте.

И. ВОРОБЬЕВА: У нас программа начинается всегда с традиционного вопроса, в этот раз мы тоже его задаем. Правда, некоторым гостям такие вопросы задавать сложно. Вопрос о том, какое было самое сложное, самое тяжелое решение, которое приходилось принимать в жизни.

Е. ГЛИНКА: Прямо про жизнь, про жизнь.

И. ВОРОБЬЕВА: Да.

Е. ГЛИНКА: В моем случае это переезд в Россию из Штатов.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это было в каком году?

Е. ГЛИНКА: Седьмой год пошел. Шесть лет назад. Когда заболела моя мама, я приехала сюда шесть лет назад в ноябре. Просто приехала.

И. ВОРОБЬЕВА: Потому что мама заболела.

Е. ГЛИНКА: Нет, я приехала просто так, посмотреть на красоту, посетить маму, папу, забрать их туда, к своим двоим детям. Позвонила мама, она очень странно говорила со мной по телефону. И следующим утром я получила звонок: «Мы не можем найти вашу маму». Мама была врач, она вела передачи на Первом канале по диетологии и медицине. И никто не мог найти мою маму, мама потерялась. Мама потеряла сознание в студии. Я стала ее искать. Я искала ее сутки. Я ничего не понимала. 20 лет не живя не в России, я искала ее по скорой помощи. Уж вы-то «Лиза-Алерт» знаете как, но вас еще не было в это время. Я искала-искала, и я нашла ее в какой-то из городской больниц в тяжелейшем состоянии, и мне сказали: «Если ты хочешь, чтобы твоя мама жила, давай плати деньги». Я отплачу что угодно – дайте мне пройти к маме. Но у нас в реанимацию не пускают. У мамы был инсульт. Вот я оказалась в городе Москва.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И решила остаться.

Е. ГЛИНКА: Я не решила остаться, Таня. Я нашла мать. Я заплатила всем, кому можно было заплатить. Я заплатила всё, что у меня было. Заплатила за обследование. И когда у меня был билет – не забывайте, что у меня трое детей… Вы, наверное, первые, кому я откровенно рассказала, как я осталась в Москве. У меня был билет, я уже еду в аэропорт. Мне сказали в аэропорту, что мама в нормальных условиях, ты ее положила в нормальную больницу, ты вернешься через неделю, такие были условия. Ее будут оперировать, а может, не будут, это зависит от того, как пройдут твои переговоры с врачом.

Я поняла, что мне срочно нужно развернуть машину и вернуться в больницу для переговоров с хирургом, который будет переводить мою маму из обычного отделения в отделение нейрохирургии, где оперируют этих пациентов. И я на всю жизнь помню ужас, страшную картину: маленькие дети там, и я в этом одиноком страшном такси. Я помню, что это было метро «Аэропорт». И я говорю таксисту - разворачивай машину, я еду в Институт нейрохирургии имени Бурденко, я возвращаюсь туда, потому что там будут оперировать мою маму. Так я осталась в России.

И. ВОРОБЬЕВА: Потом эта история развивалась, но решение оставаться здесь…

Е. ГЛИНКА: Маму неудачно прооперировали, у мамы слетела лигатура с сосуда, мама осталась на аппарате искусственного дыхания. Т.е. мама меня видела, но не могла сказать ни одного слова. Я сказала, что отключать не буду, я буду платить за каждый день жизни моей матери. Я платила три года, девочки, за то, что моя мама жила в частном отделении реанимации Института Бурденко.

И. ВОРОБЬЕВА: А дети?

Е. ГЛИНКА: Приезжали.

И. ВОРОБЬЕВА: Когда было решение остаться здесь…

Е. ГЛИНКА: Это не было решением. Я не могла оставить мать.

И. ВОРОБЬЕВА: Но при этом вы приняли решение не привозить сюда детей.

Е. ГЛИНКА: Нет, конечно. Дети, во-первых, учатся, во-вторых, они не знают этой страны. Они родились там.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Лиза, но спустя три года, когда уже не было таких причин оставаться здесь…

Е. ГЛИНКА: Мама умерла спустя 4 года.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Не было желания, спустя 4 года, плюнуть и сказать – да ну вас всех, я с вами не желаю оставаться здесь.

Е. ГЛИНКА: Не было. Оно появилось сегодня. Я посетила город Калининград, в котором я посмотрела, как лежат люди, так или иначе близкие к состоянию, в котором была моя мама.

И. ВОРОБЬЕВА: Хоспис в Калининграде.

Е. ГЛИНКА: Я сегодня первый раз сказала: господи, я хочу обратно, туда, где не ругают за то, что ты болен, где не говорят, что ты пиаришься на крови.

И. ВОРОБЬЕВА: Когда пишешь о хосписе?

Е. ГЛИНКА: Даже не о хосписе. Ты пишешь о больных, которых ты видишь. Есть такая партия ЛДПР, которая сказала, что это позор – пиариться на крови. А я хочу спросить эту партию ЛДПР: а как мне сказать о больных, которых я видела? Я видела женщину 48 лет, у которой был инсульт 30 декабря. Сегодня 3 февраля. Ее списали как ничтожный груз. По одной причине – она пока не может глотать. Ишемический инсульт. Т.е. ее нужно положить куда-то на реабилитацию. В Калининграде не нашли для нее места, потому что у ее семьи нет денег. И это при том, что у нас бесплатное здравоохранение и обеспечение больных гарантировано Конституцией.

И. ВОРОБЬЕВА: И она лежит в хосписе?

Е. ГЛИНКА: Она лежит в хосписе и ничего не может сказать. И вот ее дочь говорит: «Пожалуйста, сделайте что-нибудь. Потому что когда я пою ее с ложки, она глотает и не давиться. Значит, она может быть реабилитирована, правда?» Но губернатор Калининградской области, депутаты, Дума или кто у них… Вы поймите меня правильно, кто слушает и кто интервьюирует, я не политик, я не член никакой партии, но я не считаю, что 49-летняя женщина, которая перенесла ишемический инсульт в 49 лет, должна быть переведена в хоспис как умирающая.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Скажи мне тогда, как внутри тебя уживаются эти решения или желания бросить всё, потому что больше невозможно, с одной стороны, а с другой стороны, вот эта дочь, которая видит в тебе последнюю надежду?

Е. ГЛИНКА: Вот такие дочери меня удерживают здесь, вот такие дети. Потому что я сама мать. И у меня есть муж, которого я очень люблю. И у меня есть люди, которых я очень люблю. И я знаю, что, если их дети мне скажут: «Ну сделай хоть что-нибудь, чтобы продлить, облегчить», - даже если мы не можем продлить, девочки, мы можем облегчить, - конечно, я останусь. По одной причине. Не потому что я святая. А потому что я была в такой ситуации, я знаю, что это такое.


..............

Е. ГЛИНКА: Есть, конечно. Я же женщина, я скандалистка. Устраиваю скандалы. Когда абсолютная несправедливость, да, я устраиваю такие скандалы. Больше того, я позавчера вернулась из Калининграда, где я нашла вопиющие условия содержания больных. Я пообещала депутатам… Журналисты были замечательные, кроме купленных, журналисты были замечательные, ни сказали: «Мы тоже такого не видели». Когда я поняла, что безнадежно пробиваться сквозь этот форпост Европы, я сказала: «Знаете, я пойду к Путину, я пойду в администрацию президента». Я сегодня там была и слила всех по-черному, как и обещала.

И. ВОРОБЬЕВА: Ты рассказала, что там было.

Е. ГЛИНКА: Я рассказала всё, что я там видела.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Когда приходишь в администрацию с такими рассказами, ты какую реакцию встречаешь? Вообще, это имеет какой-то эффект?

Е. ГЛИНКА: Таня, по Калининграду я тебе лично позвоню и скажу, какую это имело реакцию. По остальным я скажу, что там есть один человек – я просто не могу без его согласия называть его фамилию, - который сказал: «Ты даже не представляешь себе, насколько меня это волнует. Такие вещи меня трогают, потому что у меня умер брат, и умер от рака, и умер тяжело. Его в хоспис не взяли. И я понимаю, о чем ты говоришь. И я хочу, чтобы этого не было. Я вообще хочу, чтобы эта федеральная программа, которая реализуется у нас только в одном месте, чтобы она была реализована по всей России». И я ему верю.

Калининградский хоспис при городской больнице.


В Калининграде хоспис расположен в здании старой немецкой больницы. На втором и третьем этаже. На первом расположена врачебная комиссия поликлиники,в которую стоит очередь из вполне ещё жизнеспособных людей, сквозь которых проносят на простынях лежачих хосписных больных, а также, извините, и трупы, так как вход, он же и выход в данном заведении один для всех.

В отделении 50 больных, из которых около 20 онкологических, остальные - в последних стадиях различных заболеваний, в основном неврологических - инсультов, черепно-мозговых и спинальных травм,терминальная стадия цирроза перчени,деменции.

Персонал хосписа делает всё, насколько это возможно для этих пациентов. Не отказывет никому в госпитализации, понимая, что родственникам нужен иногда отдых, что квартиры не у всех приспособлены для проживания с такими пациентами, что у некоторых нет даже не только квартир, но и родственников, способных ухаживать. Взяток и поборов в этом хосписе нет. Денег не берут. Лечат бесплатно. Как и положено по закону.

На одного больного в этом хосписе приходится около 4 метров.Кто так решил - неизвестно. Врачи точно так не решали и койки лишние не устанавливали.
Сам хоспис требует ремонта и полной перестройки так как изначально был годен для одного - для выездной службы. Но её созданием ни предидущий, ни нынешний губернаторы не озаботились.То же - с министрами здравоохранения. Три за четыре года или четыре за три, я так и не поняла, но все - члены известной всем партии.Денег в хоспис, похоже не вкладывали или совсем или очень экономно.
Больных буквально заносят в палаты с улиц на руках - в просытнях или мягких носилок. Лифты не предусмтотрены и установить их возможности просто нет. Палаты переполнены.Помогает только выдержка родственников и преданность персонала и добровольцев.

Нужно разделить больных.Нужно второе, модульное здание. Разделить на нуждающихся в обезболивании и на тех, кому нужен уход. На тех, кого нужно кормить, и тех, кто пока сам в состоянии сделать это. Нужно новое, красивое бельё, а не серое нечто, под которым лежат сейчас больные.Нужен ремонт.Памперсы, пеленки, средства ухода.
Нужна выездная служба для тех, кто умирает дома.

Средства ухода, пеленки, памперсы - уйдут в Калининград уже завтра утром,и , уверена, что не только от нас, добровольцы из города принесут и здесь тоже люди откликнуться.
Так как Дом ребенка( об этом я напишу позде оказалася ну просто идеальным, не нуждающимся ни в чём), то в Калининграде проектом нашим будет хоспис. Вернее, его полная переделка.
Потому что закрывать его - нельзя, так как девать этих людей некуда. И оставлять так тоже нельзя, потом, что это живые, страдающие люди и нельзя, чтобы их последние дни были мучительными.
Необходимо создать условия и для родственников, которые хотят быть с больными рядом. МНого чего надо. И это не так дорого, как кажется.
Модуль стоит - от 3 миллионов рублей.Думаю, что мы справимся.



PS "Напомним, только на пиар в телеэфире в 2014 году правительство Калининградской области выделило 26,6 млн рублей. В 2013 году, с учётом последних корректив, бюджет региона потратил на информационное освещение работы правительства рекордную сумму — 57,55 млн рублей. Большая часть этих средств была передана различным средствам массовой информации, включая федеральные информационные агентства РИА «Новости», «ИТАР-ТАСС» и «Интерфакс». Большинство торгов проходило без реальной конкуренции и понижения цены — в них было по одному участнику, что не помешало структурам правительства заключить с ними контракты."ссылка отсюда http://www.newkaliningrad.ru/news/politics/3118121-putin-poruchil-gubernatoram-menshe-piaritsya-v-smi-za-byudzhetnyy-schet.html

ПРОШУ СЧИТАТЬ ЭТОТ ПОСТ ОФИЦИАЛЬНЫМ ОБРАЩЕНИЕМ К ФЕДОТОВУ МИХАИЛУ АЛЕКСАНДРОВИЧУ, советнику Президента Российской Федерации и председателю Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека.
Одна я не справлюсь.

ИСТОЧНИК: ДОКТОР ЛИЗА

Доктор Лиза в Калининграде: «Ад - это условия, в которых находятся умирающие больные здесь»

959c0b1bb611499f7d4844ed37530f0e.jpgЕлизаве́та Гли́нка (широко известна под псевдонимом Доктор Лиза) — российский филантроп, по образованию врач-реаниматолог, специалист в области паллиативной медицины (США), исполнительный директор фонда «Справедливая помощь».

Ещё в понедельник в своем твиттере Доктор Лиза сообщила, что во вторник летит в Калининград в Дом ребенка.

Вот что она написала сегодня в своем твиттере:

- Оказывается я улетаю в Калининград в дом ребенка.

- Лечу в Калининград. Всем счастливо оставаться.

- Доброе утро из Калининграда.как вы?

- Ад - это условия , в которых находятся умирающие больные здесь. Персонал делает все возможное,наплевать только местному минздраву.

- Больных носят на руках на второй и третий этаж. Лифта нет .

- Персонал боится того, что их закроют за правду. Минздрав и его представители- больным и врачам нужна помощь а не наказания.

- За три года в городе сменилось 4 министра здравоохранения. О судьбах самых беспомощных даже не вспомнили.

- Обреченных на носилках проносят через людей ,ожидающих очередь на врачебную комиссию.

Как-то совпало, что пресслужба выдает сегодня кучу материалов по теме здравоохранения. Прикормленные СМИ этим забили всю сегодняшнюю информационную ленту, но никто не пишет о том что увидела доктор Лиза в Калининграде.
Лиза пообещала Эху Москвы по этому поводу написать пост. Так что ждем завтра.

18+

Дети! Отдельные страницы данного сайта могут содержать вредную (по мнению российских законодателей) для вас информацию. Возвращайтесь после 18 лет!