RuGrad.eu

21 сентября, 11:58
вторник
$73,33
+ 0,77
85,88
+ 0,42
18,68
+ 0,01


Алексей Елаев
отзывы: 0
О повестках и программах: что кандидаты нам готовят?
Газета "Дворник"
отзывы: 0
Преображение сквера
Василий Британ
отзывы: 0
Жил-был «Домсовет». (то ли сказка, то ли быль)
Сергей Шерстюк
отзывы: 0
У избирателей появился выбор!
Соломон Гинзбург
отзывы: 0
О патриотизме
Oko Solomonovo
отзывы: 0
Чем живёт Калининград в ожидании выборов? (видео)
Георгий Деркач
отзывы: 0
Снова об историческом центре нашего города
Анна Пласичук
отзывы: 0
«Мост по людям»
Илья Воробьев
отзывы: 0
«Тени Тевтонов»: Суждения о книге писателя Иванова
Вадим Еремеев
отзывы: 0
Градостроительный тупик
Никита Кузьмин
отзывы: 0
Роскомнадзор отказался от иска о блокировке RUGRAD.EU
Арсений Махлов
отзывы: 0
Про калининградский протест и правоохранителей
Аллеи Калининградской области
отзывы: 0
Пора сажать!
Дулов Владимир
отзывы: 0
Красивый и полезный отдых в Калининградской области
Екатерина Ткачева
отзывы: 1
Как из националистов не сделали террористов
Борис Овчинников
отзывы: 0
О войне и об отце
Гражданский проект
отзывы: 1
Дело пожарных (видео)
Беник Балаян
отзывы: 2
Необоснованные и необдуманные шаги организации защиты Калининградского побережья Балтики
Мария Пустовая
отзывы: 5
О кипятке и безразличии
Экологический патруль
отзывы: 0
#леспобеды2019
Борис Образцов
отзывы: 0
Бориса Образцова освободили из ШИЗО по требованию прокуратуры


  • Архив

    «   Сентябрь 2021   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3 4 5
    6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19
    20 21 22 23 24 25 26
    27 28 29 30      

АКТУАЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Руководителю Комиссии Правительства РФ по вопросам социально-экономического развития Калининградской области Д.А. Медведеву
О.Б. Ефременко,  блогера творческой лаборатории социальной метафизики «Текториторика» в Калининграде
Уважаемый Дмитрий Анатольевич!
В целях быстрого и эффективного согласования действий Федеральных органов исполнительной власти и достижения скоординированного взаимодействия их с Правительством Калининградской области при решении вопросов социально-экономического развития региона, необходимо принять основные положения региональной политики РФ (концепцию) проводимой в Калининградской области.
Пользуясь рекомендациями, полученными в разное время от специалистов Администрации области, областной Думы, и от представителей политических партий и общественных организаций, предлагаю свои услуги по разработке в требуемые сроки   следующих регионально-политических позиций:
-описание опасностей и возможностей реализации национальных интересов в специфических условиях, сложившихся в КО;
-  определение соответствующих политической роли региона, целей и задач в модернизации систем безопасности, экономики, культуры, природопользования на территории КО.
Предлагаемые основы Федеральной региональной  политики в КО смогут дополнить действующий   документ в качестве приложения и найдут незамедлительное и    действенное применение в Калининградской области, в Крыму и в других приграничных субъектах РФ, испытывающих дефицит  регионально-политической организованности гос.управления и общественного самоуправления на этапе проведения реформ и во время перестройки международной политики.
С уважением Олег Ефременко

НА ПУТИНА НАДЕЙСЯ, А СУВЕРЕНИТЕТ УКРЕПЛЯЙ!

Или о том, как избавиться от ахилесовой пятки
РЕШАЮЩИЙ ФАКТОР     окончание пятой части
ИСТОРИЧЕСКАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ, ОБЩЕСТВЕННАЯ ПОТРЕБНОСТЬ И ТЕХНИЧЕСКАЯ
ВОЗМОЖНОСТЬ УКРЕПЛЕНИЯ СУВЕРЕНИТЕТА
Т-р: Итак, мы остановились на понимании того, что ограничивает суверенитет и ослабляет страну. Это пониженная способность «политического класса», бизнес - и интеллектуальной элиты к самостоятельному стратегическому мышлению в области безопасности, в том числе в области оборонной политики, экономики и социального развития, способность к мышлению, опирающемуся на обширную общественно - научную базу как теоретического, так и прикладного характера.
Ограниченный суверенитет вызывает недостаточную способность государства занять такое место в различных мировых «балансах сил», квазисоюзнических конфигурациях, которое оставляло бы для него максимальную свободу действий в обеспечении благосостояния, социального и культурного развития, демократических прав и свобод собственных граждан и таким образом, удерживает страну на неправильной позиции в мире.
Ограничителями к укреплению суверенитета являются  две не решённые задачи: Консолидация и модернизация.
Отсюда возникает вопрос: Какого состояния общественного мышления, мировоззрения и поведения необходимо и достаточно достичь для того, чтобы успешно решить задачи консолидации и модернизации?
Дмитрий  Новиков: Что происходит на Украине? В наши дни идёт полноценная война, в которой Россия не является стороной конфликта только лишь по заявлению некоторых чиновников высшего ранга. Но на деле мы еще какая сторона еще какого конфликта. И если оценивать действия России на украинском направлении, то смотреть следует с двух аспектов: стратегического и тактического. Стратегически все последние 20 лет Россия не просто не способствовала тому, чтобы Украина возвращалась в свое историческое лоно, в Русский мир, а, напротив, помогала нескольким поколениям украинских властей строить антироссийское государство. Достаточно обратить внимание на биографию и степень профессионализма в международных делах двух последних послов (Черномырдина и Зурабова), а также посмотреть на то, каких реальных измеримых результатов достигла госорганизация "Россотрудничество" за годы работы в стране-соседе. Учитывая, что геополитические враги России не привыкли сидеть, сложа руки, в этих условиях смена умеренно антироссийского режима на агрессивно антироссийский режим выглядела вполне предсказуемо.
Война на Украине будет продолжаться как минимум еще год, а, скорее всего, несколько лет. Вероятнее всего, она закончится тогда, когда произойдут изменения внутри самой России, причем от того, в положительную или отрицательную сторону пойдут эти изменения, и будет зависеть исход войны. За это время, земля Донбасса, к сожалению, станет еще больше походить на пустынный военный полигон. А Украина превратится в поле столкновения нескольких феодальных княжеств, каждое из которых имеет своего олигарха во главе и, разумеется, свои батальоны. Бегство беженцев во все стороны будет только нарастать.
Но все же здесь есть повод для оптимизма. Присоединив Крым, Путин, вероятно, сам того не понимая, прошел определенную точку невозврата. Этим он зажег уже потухшие сердца многих русских, которые вспомнили о своих национальных и цивилизационных задачах. Этим он окончательно убедил Запад, что по-хорошему побудить Россию играть по заданным им правилам, не выходит. Этим он вынудил огромное число российских политиков и политологов обнажить свои непрофессионализм и/или коньюнктурность и/или антинародность. Этим он указал на тупиковость выбранной Россией сырьевой модели экономики и западоцентричной либеральной идеологии.

Сейчас Россия оказалась в ситуации, когда консервирование пресловутой стабильности абсолютно невозможно: все сферы жизнедеятельности людей и страны требуют переустройства, и чем дальше будут заходить попытки власти действовать в рамках прежних парадигм, тем меньше у нее будет возможностей это делать. И, в конечном счете, реформы станут неизбежны. Будем надеяться, что в отличие от девяностых, новые реформы будут только к лучшему, а война на Донбассе завершится уже в самом ближайшем будущем.

Т-р: Нам надеяться недостаточно. Мы можем знать совершенно точно, как завершить войну в самом ближайшем будущем и как провести новые реформы только к лучшему.

Андрей Викторович Столяров: России необходимо определиться и реализовать свои лучшие качества ради выживания и развития. Основной кризис, подходящий сегодня в России к своей завершающей фазе, за которой пропасть, – кризис системности мышления. Именно он является основой экономического, финансового, управленческого, жилищно-коммунального да и всех остальных кризисов. И такое многообразие одновременно возникших кризисов само служит подтверждением, что они являются производными от чего-то более глубокого и общего. Для тех, кто не до конца представляет, как реально устроена образовательная система обобщенного Запада, скажем, что там есть образование для масс («Болонская система»), основанное на углубленной специализации, и системное образование для элит (образование, направленное на формирование целостной и непротиворечивой картины мира, каковое позволяло противостоять манипулированию информацией в вопросах научного характера). Не станем отрицать, что сердцевиной советского образования, определявшего взгляды на мир у большей части населения, была идеология, в которую были «вмонтированы» объявленные и скрытые цели, что позволяло в едином ключе выстраивать стратегию и тактику развития общества в целом, а также решать отдельные частные задачи, исходя из общности подходов. Но либерализм также не относится к разряду просто экономических теорий, как долгое время пытались внушить российскому обществу. Либерализм является идеологией в чистом виде, поскольку это «система взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности и друг к другу, социальные проблемы и конфликты, а также содержатся цели (программы) социальной деятельности, направленной на закрепление или изменение (развитие) данных обществ». При этом следует учитывать, что и либерализм, и коммунизм, и фашизм возникли как реакция на процессы и противоречия общества модерна и оказались исчерпанными вместе с уходом этого общества в результате двух глобальных войн ХХ века. За прошедшие годы были опровергнуты многие постулаты либерализма. Однако, исходя именно из этих постулатов, экономические власти стран – эпигонов «развитого мира» продолжают строить свою экономическую политику. Базовые постулаты либерализма уже к началу 20-х годов ХХ века доказали свою несостоятельность и были подвергнуты пересмотру де-факто. Практическая политика основных локомотивов «либерального» (или, как у нас очень любят говорить отдельные категории граждан, «цивилизованного») мира носила какой угодно, но только не либеральный характер. Начиная от «Нового курса» Рузвельта во внутренней политике, через «финансовый неоколониализм» Бреттно-Вудской системы, ориентированной на выкачивание ресурсов из более слабых стран в пользу сильных, к политике прямого поглощения рынков стран Восточной Европы. Кстати, последнее было совершенно откровенным уничтожением промышленности и сельского хозяйства этих стран, превращением их в рынок для западных товаров. Тезис «зачем производить, если дешевле купить в более развитых странах?» (не правда ли, знакомо?) привел к тотальной безработице, деградации инфраструктуры, бегству квалифицированных работников из этих стран в более развитые, где они готовы работать за значительно меньшую зарплату, чем местные специалисты. Заметим на полях, что «людоедство» этого «цивилизованного» мира в послевоенный период вызвало куда больше насильственных смертей, чем диктатура Пол Пота и иных одиозных лидеров. Современный либерализм является крайним социал-дарвинизмом, основанным на монополии на информацию. Проанализировав последствия реализации этой идеологии, мы увидим следующее: впервые за всю человеческую историю более 99% богатств сосредоточено в руках менее 1% населения земного шара, более 40% активов сконцентрировано в руках менее 150 тесно перекрестно связанных финансово-промышленных групп. Характер и пропорции распределения ресурсов ведут к деградации стран и целых континентов, росту числа вооруженных конфликтов, хаотизации значительных территорий. При этом в условиях экономического кризиса происходит деградация и пауперизация среднего класса (там, где он был), обнищание населения целых стран, развал сферы материального производства. В прибыли оказываются только участники финансовых рынков и банки, которые и являются зачастую источниками возникающих кризисов. Так было в 2008 году, то же происходит и сейчас. Причем доля прибыли определяется близостью к центру эмиссии денег, то есть к Федеральной резервной системе США. Вся эта достаточно долгая преамбула была написана только и исключительно для того, чтобы показать, что текущая политика правительства не может привести ни к какому позитивному результату. Носители либеральной идеи по определению не способны без отказа от ее базовых постулатов предложить выход страны из кризиса, так как сами постулаты уже давно не соответствуют реальности. В связи с этим «антикризисная программа» правительства и хаотичные дерганья ЦБ и АСВ по рекапитализации банков являются прямым следствием системного кризиса мышления и ни к чему, кроме ухудшения ситуации (если вдруг, как в 2009 году, не изменятся качественно внешние условия и не начнет расти цена на нефть), не приведут.
Вообще политика российских финансовых властей напоминает поведение больного шизофренией в стадии обострения. Либо свидетельствует о полной некомпетентности и неспособности системно анализировать проблемы.Изменение ситуации потребует от страны разработки и внедрения таких транспортных, энергетических, медицинских, образовательных технологий, которые мы еще себе не представляем и о которых даже не задумываемся. Подобного рода задачи не могут быть решены и никогда в истории не решались рынком. Необходим переход к системному планированию и иной структуре управления реализацией таких проектов. Докапитализация банков в современном виде при сохранении современной кредитно-финансовой и институциональной политики – прямой путь в пропасть. Первый шаг в данном направлении мог бы быть сделан за счет разработки и реализации программ развития, осуществляемых антикризисными государственными органами, наделенными чрезвычайными полномочиями. Необходимо переходить к активной разработке позитивного образа будущего, способного ответить на ключевые вопросы: какой мы хотим видеть нашу страну в будущем, как увеличить фактически освоенную и хозяйственно контролируемую территорию, как обеспечить большую социальную однородность общества при сохранении стимулов к развитию? Определение такого желаемого будущего, в отношении которого большинство населения пришло к согласию, позволит вывести, какие технологии и инфраструктурные элементы нам необходимо развивать, какие программы и какими инструментами реализовать. Если кризис по-китайски – это момент истины, когда выживают сильнейшие (сила в данном случае – ловкость, гибкость, находчивость), то будем воспринимать шараханья правительства как неспособность доказать действенность своих подходов. Стране же необходимо определиться и реализовать свои лучшие качества ради выживания и развития.
ВВП: Что делать - то будем?
               
М-д: Избавляться от слабого места в «плане Путина». Ахиллесова пята России во все времена – отсталость в организационном развитии. Она существенно ограничивает использование всех возможностей для реализации имеющихся возможностей. И в частности,  для реализации «конкурентного преимущества – уникального сочетания интеллектуального потенциала и ресурсной базы». Если украинская война проявляет глобальный системный кризис, то и антикризисный ответ на него России должен быть системным. Таким ответом должно стать возобновление общественных реформ с использованием китайской методологии. Необходимо немедленно учредить аналог Руководящей группы ЦК КПК по всестороннему углублению реформ на основе обширной теоретической и прикладной базы знаний, не находящей должного применения при реформировании политики, общества, культуры, экономики, природопользования. Главными задачами отсутствующего комитета должны стать консолидация и управление реформами.

НА ПУТИНА НАДЕЙСЯ, А СУВЕРЕНИТЕТ УКРЕПЛЯЙ!

О том, как избавиться от ахиллесовой пятки
РЕШАЮЩИЙ ФАКТОР      Часть пятая
Т-р: Мы остановились на пожелании Александра Запольских изменить ущербную позицию страны и «превратить» её в собственный суверенный центр силы. Понятно, что страна должна быть суверенной, сильной, и занимать правильную позицию в мире. Но необходимо понять, что именно ограничивает суверенитет, ослабляет страну и удерживает её на неправильной позиции в мире?
А.А.Кокошин: Необходимо различать формально-юридический и реальный суверенитет. Последний определяет степень субъектности государства в системе мировой политики.
Т-р: Это значит, чем меньше степень субъектности имеет государство в мировой политике, тем выше его зависимость от других государств во внешних делах и тем выше его подчинённость во внутренних делах. Поэтому важно измерять степень реальной суверенности государства. Как это сделать?
А.А. Кокошин: Понятие суверенитета имеет и военное и экономическое и социально-психологическое и культурное измерения. Субъектность это способность вносить весомый вклад в решение той или иной проблемы международного сообщества, а так  же отстаивать свои внешние и внутренние интересы.
Т-р: Иначе говоря, каждая проблема международного сообщества концентрирует в себе противоречия интересов всех стран. И те страны, которые не способны вносить свой весомый вклад в решение этих проблем, вынуждены делиться своей субъектностью с другими странами, и в конечном итоге, терпеть ущемление своих интересов в результате принятия решений другими странами, которые заботятся о приоритетной реализации своих интересов в ущерб интересов остальных. Какие это способности? Можно ли эти способности развивать и полноценно использовать?
А.А. Кокошин: Один из основополагающих принципов современного международного права – суверенное равенство всех членов ООН. Но в Уставе ООН закреплена разная степень субъектности государств-наций, а соответственно и разная степень их суверенности.
Т-р: Россия движется по пути неустойчивого суверенитета явно не по причине низкого международно-правового статуса. Что важно иметь для эффективного использования своих прав и привилегий, закреплённых уставом ООН?
А.А. Кокошин: Серьёзное значение для обеспечения реального суверенитета имеет способность «политического класса», бизнес - и интеллектуальной элиты к самостоятельному стратегическому мышлению, в области безопасности, в том числе в области оборонной политики, экономики и социального развития, к мышлению, опирающемуся на обширную общественно- научную базу как теоретического, так и прикладного характера. Степень суверенности государства определяется не только его мощью, размерами, но способностью занять такое место в различных мировых «балансах сил», квазисоюзнических конфигурациях, которое оставляло бы для него максимальную свободу действий в обеспечении благосостояния, социального и культурного развития, демократических прав и свобод собственных граждан.
Т-р: Получается что, к примеру, Основная экономическая проблема современной России, которая, по словам Джорджа Фридмана - заключается в том, что не удалось преобразовать энергетические доходы в новую промышленную и технологическую базу, вызвана неспособностью страны занять подобающее место в связи с низкой степенью суверенитета? Логично поставить вопрос: как поднять суверенитет?
В.М. Розин: Остаются не решёнными две задачи. Консолидация и модернизация. Эта тема раскрыта в очень актуальной для нашего времени книге Консолидация и модернизация России (ред.: А.А Гусейнов, А.В. Смирнов, Б.О. Николаичев). Ее авторы – известные российские философы, ученые с активной общественной позицией, пытаются разобраться в происходящем: Почему пробуксовывают реформы, и какие исторические и современные условия необходимы для их успешного проведения. Прежде всего, конечно, хочется понять, что сегодня понимают под реформами. Одна позиция здесь такая: реформы - это нормальный и спланированный процесс развития страны в условиях разных темпов и опережения в развитии других стран (см. с.142). Другая позиция, резко критикуемая В.Г. Федотовой, - понимание модернизации как «догоняющей» западные страны, отчасти и как «вестернизации». Крупнейшие исследователи модернизации, замечает В.Г.Федотова, «показали невозможность догоняющей модели развития в настоящее время, многообразие модернизаций, связанное с различиями в культурах, в задачах, стоящих перед модернизирующимися странами… Однако сервильная и корыстная часть российской элиты, никогда не занимавшаяся проблемами модернизации, не знающая ни истории, ни концепций модернизации, навязала власти проект догоняющей модернизации, с доминантной задачей экономического роста и технических преобразований с помощью Запада» (с. 245).
Третья позиция представляет констатацию того, во что в России вылилась модернизация, а именно в деградацию нашего хозяйства и полную зависимость от Запада. «“Политика реформ” 90-х годов обернулась деиндустриализацией всей страны, затронув все стороны и сферы общественного производства - промышленность, сельское хозяйство, образование и культуру<…> Россия за столь короткий срок оказалась в экономической, финансовой, продовольственной и всякой иной зависимости от стран Запада» (В.И. Тостых, с. 141, 146). И эту точку зрения, по сути,  разделяют и остальные авторы книги.
Что же собой представляет модернизация в России? Довольно сложное явление, но если ограничиться главным, то это, с одной стороны, движение в сторону Запада, к сожалению, плохо продуманное и спланированное, с другой - прикрытие совсем других процессов, направленных на обогащение российских элит и удержание ими власти в стране. В этом плане российским элитам, да и многим другим россиянам (чиновникам, силовикам, тем, кто успешно распиливает государственный бюджет и пр.) настоящая модернизация совершенно не нужна. Реальная же модернизация, показывает В.Г. Федотова, прошла несколько этапов развития и концептуализируется в разных моделях, которые существенно зависят от уровня развития страны, ее элит, ряда социокультурных факторов (с.255–268).
Можно ли в таком случае прогнозировать, во что выльется российская модернизация? Вообще-то да, и А.В. Рубцов это делает. Если, пишет он, «нынешние тренды сохранятся, в этой “гражданской войне” за качество институциональной системы партия распределительной экономики будет регулярно побеждать до тех пор, пока экономика сырьевого вектора сама не начнет рушиться. На высшем уровне будут вырабатываться идеология и стратегия, которые на среднем и низовом уровнях будут вязнуть в саботаже, имитациях и вырождении правильных начинаний в собственную противоположность.
Страна попала в историческую ловушку. Все будет работать на инерцию, а когда ее подпитка начнет иссякать, менять что-либо будет уже поздно. Для выхода из этой ловушки необходимы сверхординарные интеллектуальные, политические и организационные усилия. При этом велик риск, что и эти усилия породят организационные формы, которые могут быть перехвачены институтами и группами, заинтересованными в инерционном развитии, и использованы в прямо противоположных целях. Более того, если не выстроить специальных мер защиты, именно это и произойдет…Сейчас главное, чтобы модернизационный план не сменился окончательно мегапроектом отбрасывания страны в реакцию и фундаментальную архаику».(1)
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------(1) К сожалению, анализ современных тенденций развития России показывает, что этот прогноз уже начал сбываться. В интересной статье С.Г. Ильинской разбирается всего одна  такая тенденция «отбрасывания» страны, а именно в области гуманитарного образования - это, «разрушение общественной морали», появление «резкой социальной дифференциации», «коммерциализация образования» и «реформа по западным образцам» (см. с. 335-339).
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Второй вопрос, вытекающий из названия рассматриваемой нами книги, - вопрос о том, как ее авторы понимают консолидацию. Разночтения не очень велики: с одной стороны, консолидация - это необходимое условие модернизации (наряду с историческими, идеологическими, политическими условиями), с другой - по содержанию консолидация характеризуется «общностью убеждений и интересов», что является «источником силы и сопротивления, стремления к достижению цели» (с. 268), с третьей стороны, консолидация представляет собой сложный процесс преодоления разобщенности общества. Проблема состоит в том, пишет В.Г. Федотова, «что при рассуждении о солидарности забывают о наличии в обществе групп, имеющих разные ценности и разные интересы. Многие из них отвергают общее благо. И солидаризм здесь достигается с трудом, если забыть, что главная формула демократии - признание объективности интересов социальных групп, которые примиряются компромиссом - отказом от части своих интересов ради сохранения их базовой части» (с. 269).
Так вот: большинство авторов книги признают, что в современной России консолидация или требует колоссальных усилий или вообще невозможна(2),
(2) Модернизация, утверждает Р.Г. Апресян, «не стала фокусом консолидации  -  не только общенародной или на уровне элит (что в политическом плане гораздо важнее), но даже на уровне верховных правителей». «Практически нет оснований и у надежды на то, что правящая элита консолидируется и сохранится в сцепке благодаря сжатой в кулак политической воле ключевых фигур государственного “олимпа”» (с. 122, 124).
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- и дают убедительное объяснение этому печальному обстоятельству. Во-первых, историческое, связанное с тем, что российское общество чуть ли не с допетровских времен оказалось расколотым. В идеологическом, точнее концептуальном плане раскол вылился в непримиримое противостояние двух лагерей - славянофилов и западников. С.И. Бажов пишет, что «современное значение спора западников и славянофилов можно усмотреть в его роли введения в необходимую и продуктивную для современного российского общества дискуссию либерал-демократов и просвещенных консерваторов» (с. 59) и что российский традиционалисткий консерватизм в плане возможностей консолидации «ничуть не лучше одностороннего доктринерского российского либерализма или правых коммунистов» (с. 60). Приверженность к противостоянию в современной России подтверждает и В.Г. Федотова. «Приводимые социологами примеры возрастающего консенсуса, - пишет она, -  не убеждают, во-первых, в связи с тем, что имеют в качестве предмета исследования преобладающую сферу партикулярного - отношения в семье, оценки собственного достатка, форм досуга. Разумеется, это важные проявления общественного сознания, но камуфлирующие отсутствие консенсуса по большинству вопросов - отношений к российскому капитализму, к социальному партнерству, к неравенству и справедливости, к нравственным ценностям, к коррупции. А во-вторых, политика раскола представляется наиболее адекватной  многим социальным слоям и представителям политических элит. В этом одна из проблем нашей элиты, неадекватно воспринимающей задачи гражданского общества и демократии» (с. 247–248).
Нельзя сказать, что в истории России не было альтернативы расколу и противостоянию. А.А.Кара–Мурза в статье «Российское политическое сознание: перспективы формирования национального консенсуса» дает убедительную реконструкцию идей Ивана Тургенева, Георгия Федотова и Владимира Вейдле, как примеры диалогичности и «синтетического, условно говоря, либерально-консервативного дискурса и жизненного поведения, снимающего партийно-политические крайности» (с. 78).  
Второе обстоятельство - характер и состояние наших элит и власти. Они эгоистичны, разобщены, непрофессиональны и одновременно привержены почти феодальным отношениям. «Действительно, - пишет С.Г.Ильинская, - для российского чиновничества характерно сохранение и воспроизводство кланово-корпоративных, патрон-клиентских отношений, в частности: произвольное назначение по принципу личной преданности, а не ради служения долгу, которое в итоге приводит к вырождению власти в привилегию, в апроприацию должности, когда обязанности чиновника выполняются лишь в расчете на вознаграждение. Личностный, а не формально-правовой характер взаимоотношений пронизывает всю систему, начиная от взаимоотношений между главой государства и высшими чиновниками и заканчивая любым министерством, агентством, ведомством» (с. 330).
Правда, В.Г. Федотова, анализируя нравственный смысл понятия «элита», старается показать, что последней должно быть присуще стремление к общественному благу, а посему элиту граждане хотят воспринимать как «лучшую часть общества». «В своем логическом и нравственном пределе, - пишет Федотова, - элиты, определяемые как влиятельные группы, и элиты как лучшая часть общества должны сойтись. Стремление к этому является стойкой чертой общественного мнения в России ее общественного сознания и самосознания…общество не оставляет ожидания увидеть в элите лучших людей» (с.244, 247). Конечно, если говорить о пределе в бесконечности, может быть, В.Г. Федотова и права, но реальность, к сожалению, другая: все большая часть россиян уже не верит, что российская элита состоит из лучших людей. (3) .
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
(3) Помимо рассмотренных точек зрения, анализ российской ситуации, форм ее концептуализации и даже измерения даны в интересных статьях рецензируемой книги: М.М. Федотовой «Политическая консолидация российского общества на современном этапе», В.С. Малахова «Российская нация как концепт и реальность», Н.И. Лапина «Измерения стагнации и модернизации России и ее регионов» и А.В. Дмитриева «Деструкция взаимодействия работодателей и мигрантов: от диагностики к преодолению».
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Тем не менее, рекомендации, которые дают авторы (если они решаются их предложить), именно в свете этого анализа выглядят как утопические или, если и реализуемые, то только в отдаленном будущем. Действительно, например, В.И. Толстых предлагает «преодолеть “вековечную” проблему российской расщепленности государства и общества», «преодолеть две тенденции, ставшие “лейтмотивными” в политике и активной деятельности “вертикали”: сырьевую направленность экономики и бессилие власти перед могуществом российской бюрократии, которое уже никто и ничто не скрывает» (с. 169). Или рекомендация В.Г. Федотовой: «Изменять политическую культуру, формируя в ней не раскол и крайности, а «срединные» решения, способствующие созданию согласованных элит путем процедурных изменений» (с. 254). Или не менее неисполнимое в наших условиях пожелание С.Г. Ильинской: «российскому гражданскому обществу надо не только посылать сигналы, направляя государство, имеющее слабое представление о реальном положении дел в обществе, но и поставить власть под контроль общества» (с. 334).  
Ну, конечно, все это правильно, я полностью «за», но только каким образом выполнить все эти пожелания, имея в виду анализ, который предъявили авторы книги? С точки зрения этого убедительного анализа, кажется, что почти ничего нельзя сделать, чтобы кардинально изменить и улучшить российскую ситуацию. Впрочем, не только российскую.
Понимая эту ситуацию, С.И. Бажов предлагает не спешить, а просто работать на будущее: «Новейший этап модернизации России предполагает разработку и осуществление мер, обеспечивающих аналогичные многоэтапные метаморфозы во всех сферах жизни российского общества. И не декларации, не вера в чудо быстрого демократического преображения, не революция политических ожиданий, а реальное осуществление перемен в толще общественных отношений будет означать достижение новых рубежей на пути общественной модернизации России» (с. 71).
К этому можно добавить и такой аргумент. Интеллигенция и интеллектуалы (философы и ученые) времен перестройки и реформ оказались не готовы ни в плане понимания происходящего (например, осознания того, что страну, как бы сказал М.Хайдеггер, превращали в «постав» западного хозяйства), ни в плане того, что нужно делать и куда идти в социальном плане (наивно думали, что на Запад, представители которого радостно потирали руки в предвкушении новых дивидендов от российского сырья и рынков сбыта). Так вот, когда социальный маятник пойдет назад, российские философы и ученые должны иметь знания и концепции, которые можно было бы предложить обществу. Рассматриваемая здесь книга - один из первых шагов, направленных на получение и построение таких знаний и концепций.    
Тем не менее, вопрос все же остается, а как жить и что делать сегодня помимо создания условий для будущего? И если консолидация и модернизация в России пробуксовывают, то нет ли других, более эффективных, стратегий социального действия?
М-д: Такая стратегия есть. Это стратегия комплексного обновления духовной культуры и социальной технологии, включающая гражданскую метанойю на основе философской инновации, смену цивилизационной идентичности и ценностной ориентации, аутентичную политическую реорганизацию социального управления. Эта стратегия - единственное организационно-техническое средство эффективного преодоления устойчивых тенденций десуверенизации и снижения жизнеспособности страны на современном этапе.
Т-р: Давайте поговорим о духовной культуре, о социальной технологии, о философской инновации и о смене цивилизационной идентичности. Заодно обсудим изменение ценностной ориентации и изменение политической организации социального управления. В каком у нас состоянии общественные мышление, мировоззрение, поведение? Кто может пояснить ситуацию?

РЕШАЮЩИЙ ФАКТОР

ЧАСТЬЧЕТВЁРТАЯ


Сергей Ачильдиев: Почему Россия не Китай? Почему в XXI веке наша страна так и не стала процветающей, хотя имела для этого все возможности? Пока не найдём ответа на этот вопрос, не двинемся вперёд. Могла бы Россия сегодня быть такой же мощной, как Китай, если бы Горбачёв с самого начала пошёл по китайскому пути? Несомненно. Причём наверняка даже быстрее, чем сам Китай, ведь у нас были стартовые преимущества – большое количество квалифицированных специалистов, в том числе учёных, нефть и газ. А главное – в середине 1980-х нас отделяли от сталинизма три десятилетия, а китайцев в 1978-м, когда они начинали, отделяли от их маоизма всего два года. По сути, это была ещё не оттаявшая страна. Тогда что же нам помешало? Прежде всего – отсутствие стратегического плана перестройки. Легче всего было бы обвинить в этом Горбачёва и поставить точку. Но я не прокурор, я только хочу понять. Тем более если обвинять, то далеко не одного Михаила Сергеевича. К середине 1980-х времена, когда всё решало первое лицо, единолично, и ошибка одного человека превращалась в ошибку нации, давно миновали. Что ещё? Наверное, нетерпение – одна из наших вечных национальных бед. Мы всегда хотели, что б, если революция – так уже завтра, если коммунизм – так при жизни нынешнего поколения, а если свобода – так непременно вся сразу: и гражданская, и экономическая, и политическая.
Ну и, наконец, завышенная самооценка. В те годы общество, а с ним и власть мысленно равнялись на США – ведущую страну мира, нашего противника в холодной войне. О том, чтобы равняться на какой-то Китай, которому мы прежде помогали и который совсем недавно был отброшен «культурной революцией» на века назад, – такое нам даже не приходило в голову? Мы начали с того же, что в своё время и туркам казалось самым простым и насущным, – с перестройки политических институтов. В общем, перестройка нам доказала: первична не материя, а сознание. Мы не сумели думать на далёкую перспективу и без спешки оценивать себя адекватно обстоятельствам.

М-д: Перестройка незаладилась в связи с непреодолённым духовным кризисом. В основе нового политического мышления необходимо было положить новое философское мировоззрение. Единственно верное философское учение, признанное компетентными специалистами, имеющее перспективы развития обосновал оппонент Ленина Богданов. Начинать перестройку следовало бы с переворота в официальной советской философии, не затрагивая другие институты. Ни либерализм ни религиозное возрождение не позволили россиянам подняться на следующую ступень прогресса духовной культуры. Вековая задержка в прогрессе духовной культуры, является основным ограничителем на пути преодоления политических, экономических, хозяйственных и прочих противоречий.

Т-р: Как возобновить прерванную в конце прошлого века перестройку стран бывшего СССР и всего мира?

М-д: Добиться всеобщего обязательного использования нового политического мышления, основанного на новом философском мировоззрении с помощью всемирной философской идеократии. Для этого потребуется сформировать эталонную модель параметров нового политического мышления и организовать глобальное движение философов за овладение и монопольное применение концептуальной власти.

Михаил Тюркин: Хорошо, Севастополь мы отстояли. Что дальше? Эти два слова застыли знаком вопроса в просоленном морском воздухе города русских моряков. Их можно увидеть написанными на троллейбусах, на плакатах и услышать в разговорах рядовых горожан. Не могут же члены севастопольской «корабельной команды» вечно почивать на лаврах, рассказывая истории о своих подвигах… Да, они рады, что вернулись в родную гавань и что их «корабль» теперь плавает под российским флагом, но, как истинных моряков, их снова тянет в открытое море. Вот только для большого плавания нужна большая цель. Но она пока, увы, скрыта в тумане неизвестности. На данный момент существуют две концепции развития Севастополя. Первую олицетворяет адмирал Владимир Меняйло: город должен остаться исключительно базой Черноморского флота на иждивении у российского бюджета. А вторую – председатель Законодательного собрания и бывший «народный мэр» Алексей Чалый, мечтающий превратить Севастополь в центр инновационного прорыва и высоких технологий. Так какой же курс возьмёт «севастопольский корабль»? Неизвестно. Но как бы то ни было, уверен: когда севастопольцы обретут свою большую цель, они будут готовы пойти ради неё на новые подвиги. На Севастополь сейчас устремлены взоры многих россиян, мечтающих об успешной модернизации нашей страны. Сегодня главная мечта
Алексея Михайловича Чалого – превратить свой город в российскую «Кремниевую долину» с развитой IT-индустрией, приборостроением, микроэлектроникой и электротехникой. Сможет ли Чалый реализовать свои идеи и с помощью «севастопольского чуда» подать всей России пример успешной модернизации? Модернизация вряд ли может быть самоцелью – необходим исторический проект, способный вдохновить людей на творческие свершения. Что это может быть за проект? Так что будем внимательно следить за судьбой чаловских проектов. Их успех будет верным признаком того, что в России началось формирование элиты в подлинном смысле этого слова.

Т-р: Надежда на личность, гадание на кофейной гуще, мифологическое ожидание чудесного превращения вместо рационального описания и целерационального мышления.

Алексей Чалый: Мне понятно, что в западной цивилизации есть много такого, что нужно перенять и использовать, как и такого, чего нельзя использовать никогда. И у нас есть и качества, от которых нужно отказаться, и особенности национального характера, которые нужно развить. Наверное, этого вполне достаточно для того, чтобы претендовать на звание исторического проекта.

Т-р: Исторические проекты остались в прошлом. Впереди конец истории. Проектировать теперь можно только постисторическое развитие с участием полного набора специалистов по изучению и формированию будущего-футуристов, философов, психологов, социологов, лингвистов, математиков и др. учёных.

Павел Виноградов: Вернув назад южный полуостров, Россия значительно улучшила своё геополитическое положение и сделала очередной шаг к созданию «многополярного мира». Присоединение Крыма, – ход на доске «Большой игры», в которую нас втянули уже давно и в которой мы вынуждены играть, чтобы сохранить государство, да и весь российский суперэтнос.

Т-р: Как мы можем закончить играть в чужой игре и начать собственную?

М-д: Отказавшись от устаревших идентичностей, от межгосударственной роли догоняющих и от соответствующих им внутренней и внешней политики.

Михаил Хазин: В мире уже несколько лет отсутствует экономический рост. И официальные статистические данные предлагать тут не надо – даже руководители ФРС неоднократно говорили, что, например, статистике по безработице веры нет никакой. Резко растёт напряжённость практически во всех регионах. Падает уровень жизни значительной части населения. Кому можно предъявить претензии? Формально некому, но сами-то США недаром называют себя мировым лидером. Да и приучили они уже всех, что по всем вопросам нужно обращаться в Вашингтон. Ничего особенного в этом нет – через подобную стадию в своей эволюции уже проходили все самые могущественные в мире империи. Проблема в другом – Вашингтон отказывается от решения поставленных и добровольно взятых на себя задач. Пару лет тому назад, выступая на Ген ассамблее ООН, президент США Обама честно признал: ресурсов для того, чтобы самостоятельно решать мировые проблемы, у Штатов уже нет, а значит, все остальные должны им помогать. Я твёрдо убеждён, что США как мировая империя разрушаются, хотя как государство, конечно, останутся. Причём любые их действия, совершённые с твёрдой верой в своё право управлять миром, будут только способствовать их распаду.
Виталий Третьяков : Кажется, что США, ставшая империей в XX веке, — это новая империя. Однако это не так. США — реинкарнация Британской империи, которая передала Америке свою имперскую мощь, а сама стала ее провинцией. И сегодня центр ее находится не в Лондоне, а в Вашингтоне. Кроме того, можно предполагать, что империи все-таки не исчезают, хотя кажется, что они уходят в небытие. Классический пример — Римская империя, которая, казалось бы, рухнула под напором варваров и канула в Лету. Нет, в раннем средневековье она в какой-то степени возродилась в империи Карла Великого. А затем несколько позднее — в Священной Римской империи. Нынешний Евросоюз можно рассматривать как продолжателя Священной Римской империи и в свою очередь преемника античной Римской империи. Раньше имперский центр находился в Риме, сегодня — в Берлине. Империи конкурируют друг с другом, поскольку рано или поздно они соприкасаются своими отдаленными границами. Например, конфликт между Западом и Россией вполне логично трактуется как конфликт Священной Римской империи, возрожденной в форме Евросоюза, с Российской империей, воплощающейся в форме Российской Федерации. Существенное добавление — сегодня нынешняя Священная Римская империя входит в орбиту Американской империи. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что именно американские войска стоят на территории Евросоюза в виде войск и баз НАТО, а не наоборот. И вот эта смешанная американо-европейская империя приблизилась к границам России, Российской империи и соприкоснулась с ней. И как это бывало на протяжении тысячелетий, в месте соприкосновения тут же возникает напряженность, вплоть до войны. Сегодня такое место соприкосновения — Украина. Она на протяжении столетий частично или полностью входила в состав разных империй. Одна ее часть в свое время принадлежала Австро-Венгерской империи. Другая — неудавшейся Польской империи, которая претендовала в отдельные периоды истории на всю Украину. Долгое время часть Украины, а потом и вся она входила в состав Российской империи. Выйдя из состава СССР после его падения, Украина, тем не менее, находилась и остается в постсоветском пространстве — то есть в зоне стратегических интересов России, как преемницы СССР и императорской России.
И как только смешанная американо-европейская империя вышла за свои естественные границы, соприкоснулась с Российской империей на Украине, там возник вооруженный конфликт. Он может трактоваться как внутренняя гражданская война, как национально-освободительное движение русских внутри украинского государства против украинского национализма и антирусского расизма. Но он является и частью конфликта, конкуренции двух империй. И в данном случае Украина — страдальный субъект в глобальной конкуренции, которая сейчас приблизилась к военному соперничеству. Россия не претендует на влияние в Мексике, которая во многом вынуждена подчиняться Американской империи, или в Канаде, которая фактически входит туда; не борется и не конкурирует на территории этих стран с США. В то время как Американская империя делает именно это на территории Украины, которая под разными названиями входила частично или вся в состав Российской империи, а ныне является ее ближайшей соседкой и зоной национальных и стратегических интересов России.

Т-р: Россия никогда не применяла принцип «разделяй и влавствуй». Различные правители конечно, конечно, мнили себя императорами (православными, коммунистическими) но Россия империей не была никогда. Она расширялась в интересах противостояния экспансии других империй запада и востока, путём суперэтнического и интернационального объединения территорий. Таким образом, мы живём в интернациональной общности. Хотя и не знаем об этом, не строим сильную гос. политику и не реализуем соответствующие стратегии.

Мастер дзен: Да уж, эмоциональная идея Москвы как мировой державы, всемирной империи оказалась не осуществлённой. Неудача постигла и нацистский проект мирового господства. Доживает свой век и американская гегемония. Дипломатическое поражение в Сирии, фиаско украинских националистов в Крыму и гражданская война на Украине, запустили нескончаемую цепь НЕУДАЧ США НА МЕЖДУНАРОДНОЙ АРЕНЕ И ВНУТРИ СТРАНЫ. Напрашивается логический вывод: На протяжении всей истории весь Мир не завоевала ни одна из империй. Ни одна политическая сила не смогла установить своё господство над всеми народами. Следовательно, идею мирового господства пора выбросить на свалку истории как несбыточную, а взамен принять к исполнению идею финально - исторического объединения человечества путём кардинального переформатирования атавистической тенденции Мир - имперской глобализации в прогрессивную космополитическую организацию гармоничных общественных отношений! Пора отказаться от малосодержательных терминов «многополярный мир», «полицентричный мир» и вернуться к древнегреческой категории космополис!

Михаил Делягин: На Украине столкнулись почти все существующие сейчас глобальные интересы, за исключением разве что политического ислама. Организаторами этой катастрофы, безусловно, выступили США – по целому ряду причин. Американская элита, объединяющая глобальные капиталы и национально ориентированную бюрократию, взрывает Украину, чтобы отсечь Евросоюз от Китая. В условиях нехватки спроса, нарастающей по мере приближения к срыву в глобальную депрессию, доступ на мировые рынки становится всевозрастающей ценностью. Для захвата европейского рынка США выдвинули концепцию создания трансатлантической «Зоны свободной торговли», которой евро бюрократия, подмявшая национальные европейские элиты, не в силах противостоять в силу своей рабской зависимости от Вашингтона. Одновременно с Америкой на европейский рынок нацелился Китай, для которого из-за экспортной ориентации его экономики завоевание новых рынков становится вопросом выживания. Морские транспортные пути подконтрольны американскому флоту. Поэтому стратегически морские пути на те, рынки, где Китай будет конкурировать с США, могут быть для него лишь вспомогательными. Понимание этого породило концепцию «нового Шёлкового пути» из Китая на рынки Европы по континенту – вне досягаемости для США. Страны Восточной Европы, европейские лишь экономически, а политически – контролируемые США, также не являются приемлемой для Китая транзитной зоной.
Роль Украины в стратегии Китая очевидна. С учётом того, что Крым без Новороссии – «чемодан без ручки», КНР заинтересована в преобразовании юга Украины из охваченной гражданской войной территории в стабильное и благополучное образование. Впрочем, и у Америки есть ряд других интересов на Украине. Помимо отсечения Евросоюза от китайских товаров, «зажжённая» территория Украины прекрасно может отсечь ЕС и от российского газа, вынудив приобретать дорогой американский сланцевый газ, экспорт которого начнётся с 2016 года. Поэтому бывшую Украину могут уничтожать и просто «на всякий случай», чтобы при первой же необходимости пресечь российский газовый экспорт в Европу.
Фундамент глобальной финансовой системы – гос. облигации США. Чтобы наращивать американский долг, надо поддерживать на них спрос. Значит, в американские ценные бумаги надо загнать глобальный спекулятивный капитал. То есть и глобальный бизнес, и США как государство заинтересованы в хаотизации Украины. В этой ситуации единственным реальным источником нормализации жизни на Украине может быть Россия. Но, на мой взгляд, Москва не только не имеет своих глобальных целей, но и не сознаёт своих потенциальных возможностей.

Т-р: Почему?

Владимир Якунин: Россия сегодня оказывается в значительной степени заложницей навязанных Западом ошибочных научных концептов. Восприятие их на уровне окормляющих власть экспертных группировок заводит государство в «стратегические ловушки», ведёт к снижению суверенности. Наряду с экономическим содержанием в жизни есть и неэкономическая, духовная составляющая. Духовная составляющая – это не только религии, но и весь спектр нематериальной культуры народа, его история, язык, особенности менталитета, представления о справедливости, его моральные идеалы. Игнорирование этой – самой главной – стороны жизни при разработке стратегии жизнедеятельности государства приводит, в конце концов, к утрате смысла существования народа, что заканчивается его исчезновением, растворением в других культурах. Тысячелетнее существование России, те сложные трансформации своего бытия, апробирование различных моделей существования, эмоциональная и ментальная память, материальные и нематериальные богатства – всё вместе позволяет говорить о России как о самобытной цивилизации.
Наступил период, когда своё будущее Россия должна выстраивать в качестве самостоятельного цивилизационного центра, вступающего в новый фазис интеграционных взаимодействий с другими центрами, осознанно формируя при этом собственный самобытный путь, опираясь при этом на свою ценностную матрицу. Сегодня сложилась деформированная ситуация, когда само «развитие» сводится к подтягиванию «развивающихся» стран к уровню стран «развитых», тогда как это «развитие» целиком растворилось в таком представлении, как «экономический рост». Если ввести другой признак различения стран, например западные и не западные, то подтягивание не западных стран к стандартам экономики западных стран отнюдь не означает «развитие». Если Россия всерьёз рассчитывает восстановить свою глобальную субъектность, то она должна предложить принципиально новую для современного мира модель управления. Следовательно, необходимо выдвижение некоей экономической альтернативы. Она может позиционироваться как особый идеологический призыв к миру. В общих чертах такую модель можно характеризовать как «экономику духовного типа». Хозяйственная деятельность в ней есть не самодостаточная, а подчинённая высшим духовно-нравственным критериям общества сфера. Идея о том, что Россия должна стать интегратором на Евро-Азиатском континенте, нами была выдвинута в 2009 году. Эта идея означает альтернативу ситуации «яблока раздора» между конкурирующими центрами и закладывает представление о возможности интегрального проекта солидарного развития всех цивилизационных центров вокруг России как государства-цивилизации. Фактически мир стоит перед выбором, каким образом, какой экономической моделью будет наполнена идея солидарного развития в Евразии. Одновременно это и принципиальный вопрос о механизме взаимодействия между разными странами в современных условиях. На каком языке, на основе каких представлений будут вырабатываться и проводиться в жизнь управленческие решения глобальных игроков в мировой экономике, включая Евразию. Совершенно очевидно, что язык неолиберальной модели больше не работает. Ни у нас, ни в странах Запада. Эта ситуация концептуального тупика убедительно показана в исследовании МОФ «Диалог цивилизаций» под названием «Будущее человечества» .
Если неолиберальным экономистам надо «идти в первый класс» и с нуля осваивать новую экономическую науку, которую ещё предстоит создавать, то это означает, что надо пересматривать всю иерархию «развитых и развивающихся стран», которая сложилась на основе неолиберальной экономики. Требуется исправление имени самого слова «развитие». И требует пересмотра вся модель взаимоотношений между «развитыми» и «развивающимися» странами. Специфика экономических представлений, доминирующих на Западе и переносимых в качестве «переднего края цивилизации» на Восток, состоит в том, что категория «развития» (как изменений качественных) выхолощена и вытеснена категорией «роста» (как изменений количественных). Имеется достаточно много фактов, чтобы утверждать, что искажение сути «развития» имеет давнюю историю и далеко идущие последствия, эхо которых раздаётся по сей день. Вопрос, что есть развитие, далеко не праздный и не отвлечённо-теоретический. Все политики, каких бы взглядов они ни придерживались, каковы бы ни были их истинные цели, говорят о развитии и предлагают не только свои пути и методы развития, но и свои признаки, критерии развития. К сожалению, очень часто в результате применения этих методов и следования этим признакам обществу приходится пожинать печальные плоды: распад государства и деградацию всех сфер жизни, политическую, экономическую и духовную зависимость от чужих и чуждых интересов.
Вторая опасность состоит в том, что люди в большинстве своём уверены, что смысл слова «развитие» и так всем понятен, причём понимается всеми одинаково. Это трагическое заблуждение приводит к тому, что огромные массы людей вовлекаются в губительные для них же процессы, не отдавая себе отчёт в том, что роют себе могилу, а не возводят фундамент будущего благополучия. Мы считаем, что признаком развития может и должно служить движение общества к наиболее полному воплощению и практической реализации своих идеалов, системы ценностей, выработанной социумом на протяжении всего своего существования и осознаваемой как историческое предназначение.
Важно понимать, что Развитие – это внеэкономическая, надэкономическая категория. Будучи вставлено внутрь экономизма и подчинено экономизму как определённому типу ограниченного мировидения, развитие перестаёт отличаться от понятия роста и отождествляется с ним. В доминирующем сегодня типе экономического мышления развитие и рост употребляются через запятую. Развитие – это объемлющий оператор, в рамке которого осуществляется рост. Развитие не отменяет рост, но задаёт требования на нужный нам рост, в том числе и прежде всего духовно-нравственный, качественный рост социума. В этом смысле развитие осознаётся как позитивная ценностная категория. Нам необходимо незашоренное экономическое мышление, идущее от бухгалтерских показателей бюджета частной корпорации, субъекта Федерации или государства в целом.
Необходимо надэкономическое мышление Развитием, идущее от реалий усложнения общества, появления его новой формы организации, создания новых индустрий, новых городов, новых проектируемых стилей жизни. Только такое государственное управление способно всколыхнуть российское общество и повести его за собой. Для восстановления субъектности России как государства–цивилизации в упомянутую цепочку управления необходимо вводить такую ценность, как «РАЗВИТИЕ». Вопрос о взаимодействии «развитых» и «развивающихся» стран становится центральным для будущего евразийского пространства. Что будет взято за основу освоения цивилизационной вакансии Евразии – «экономический рост» или «развитие»?
Важно при этом иметь в виду, что ключевые документы стратегического развития США, Западной Европы, Японии нацелены на обеспечение экономического «роста». Такое надэкономическое целеполагание, реализующее перспективу развития России – как цивилизационного ядра – и интегрированных с ней ареалов от Тихого океана до Атлантики, о котором говорил Президент РФ Владимир Путин, воплощено в проекте «Транс-Евразийский пояс развития» (ТЕПР)

Федор Лукьянов: Мировое устройство переживает упадок, точнее - устойчивая система взаимоотношений так и не возникла после "холодной войны". Экономическая глобализация не отменила геополитического соперничества. Очевидно, что межгосударственные противоречия никуда не делись - никакая экономическая глобализация не отменила геополитического соперничества. Однако не меньшим источником столкновений становится внутренняя нестабильность государств. Точнее - одно тесно связано с другим, создавая эффект резонанса. Особенно когда в фокусе страны, расположенные на стыке геополитических и культурно-исторических традиций.
Правительствам - всем без исключения - приходится действовать в гораздо более агрессивной и менее предсказуемой внешней среде. Тотальная прозрачность перед лицом самых разнообразных угроз - от классического криминала и всевластия глобальных финансовых рынков до информационного воздействия и культурного взаимопроникновения. Властям все сложнее управлять тем, что происходит на их территориях. Ответственность перед собственным населением за предотвращение потрясений растет, а способность контролировать события снижается.
Государству как институту тяжело. Под давлением глобальной среды оно стремится расширять собственные возможности контроля над трансграничными процессами. Со стороны обществ, причем в первую очередь как раз благополучных стран, формируется запрос на протекционизм в широком понимании - сохранить привычные условия существования, достаток на прежнем уровне. И то и другое под вопросом - впервые после Второй мировой войны в Европе, например, выросло поколение, которое знает, что будет жить хуже своих родителей.
Противоречие между все более взыскательным отношением к качеству государства и необходимостью для этого государства сохранять управляемость порождает внутреннее напряжение. Эрозии подвергаются практически все имеющиеся модели политической организации общества. И когда это затрагивает страны неблагополучные либо с недостаточно развитыми институтами, начинается неконтролируемое обрушение системы, а это уже создает воронку, куда втягиваются внешние силы.

Т-р: Значит пришло время для возведения интернациональной надстройки над национальными государствами! Не так ли?

Михаил Делягин "Арабская весна" и кризис на Украине остро поставили вопрос об отношении мирового сообщества к внутренним потрясениям и сменам власти в суверенных государствах. Такого рода коллизии, похоже, станут (вместе с территориальными конфликтами) основной причиной цепочки потрясений, которыми будет сопровождаться возникновение полицентричного мира.

Игорь Иванов: Еще не поздно предотвратить хаос в мировой политике. Вывод мюнхенского выступления был предельно четким и недвусмысленным: пора серьезно задуматься над новой архитектурой глобальной безопасности, да и мирового порядка в целом. В каком-то смысле сочинская речь действительно похожа на мюнхенскую. В сочинском выступлении президента России тоже сквозили тревога за будущее мира и разочарование в наших западных партнерах. Целый ряд глобальных проблем, о которых раньше говорили только эксперты и гражданские активисты, за последние годы буквально ворвались в нашу повседневную жизнь. А международные институты и механизмы, на которые еще в середине прошлого десятилетия возлагали столь большие надежды, не прошли испытания на прочность в ходе кризисов последнего времени. Накопление элементов нестабильности в самых разных точках мира, паралич, стагнация, а подчас и деградация базовых международных институтов безопасности и развития, быстрый подъем политического экстремизма и расшатывание устоявшихся систем власти, сужение пространства для стратегического планирования и тактического маневра - вот только несколько самых явных проявлений наступающего хаоса в мировых делах.
В этом, на мой взгляд, и заключается главное содержание сочинского выступления Владимира Путина. Если мюнхенская речь была своего рода анамнезом мировой политики начала XXI века, то сочинская речь стала диагнозом этой политики. К сожалению, между Мюнхеном и Сочи наши западные партнеры так и не захотели - или не смогли - воспользоваться имевшимися возможностями, чтобы обратить вспять опаснейшие тенденции к распаду основ современного миропорядка, к торжеству хаоса и безответственности в мировой политике будущего. Состояние хаоса и анархии в мировой политике не сулит ничего хорошего ни одному ответственному участнику международных отношений. Это состояние - питательная среда для радикалов и террористов, для биржевых спекулянтов и международного криминалитета. Но для подавляющего большинства человечества такое состояние обернется неисчислимыми проблемами, потерями и трагедиями самого разного масштаба. И Россия, как одна из великих глобальных держав современности, не может снять с себя исторической ответственности за формирование нового - справедливого, безопасного и устойчивого - мирового порядка. Другой вопрос, с кем вместе строить этот новый миропорядок? И на этот вопрос российский президент дал ясный и логичный ответ. Мы готовы к активному сотрудничеству со всеми странами, разделяющими нашу озабоченность нынешним состоянием мировой политики и готовыми вместе работать над восстановлением ее управляемости. Это и наши соседи на территории бывшего Советского Союза, это и российские партнеры в ШОС и БРИКС, это и ответственные политики в самых разных регионах мира, готовые внести свой вклад в решение этой исторической задачи. Разумеется, Россия не отказывается и от взаимодействия с Западом, в том числе с руководством США. Хотелось бы надеяться, что рука, протянутая Владимиром Путиным нашим американским партнерам, не повиснет в воздухе.

М-д: Не повиснет, в случае, если российское руководство при поддержке БРИКС, сможет создать культурную столицу большой двадцатки, с помощью которой будет вырабатываться и реализовываться глобальная политика интернациональной культуры для постисторической эпохи.

Срджа Трифкович: Запад отрицает само право России иметь законные интересы на своей ближайшей периферии. США пытаются контролировать и по возможности удушить «хартленд» через сеть союзных и вассальных государств вдоль его границ. Этим объясняется и расширение НАТО... Речь идёт не об усмирении амбиций России, а об изменении страны изнутри. Эти изменения предполагают смену режима в Москве».

Николай Злобин: Мир вступил в очередную эпоху изменения политической географии: страны будут распадаться и возникать, границы будут меняться. Гонка вооружений отчасти неизбежна и связана с развитием технологий, но может, как раньше, сработать и на разорение противника...»

А. Рар: Следующее десятилетие станет для России серьёзным испытанием. Страна будет чувствовать себя зажатой между Европой и Китаем. Но, на мой взгляд, конфликт будущего будет всё же проходить по линии Север - Юг, а не Восток — Запад».

Т-р: Страна не будет чувствовать себя зажатой если встанет в авангарде движения к бесконфликтному будущему. Но для этого, необходимо рационализировать архаичную социальную иерархию. Как это сделать?

Людмила Курбатова: Россия без элиты, как Иванушка на распутье! Публикации и политические шоу на телевидение о России постсоветского периода грешат мифологемами. Хотя для нашей языковой культуры это естественно. Например, постоянно говорят о российской элите. На мой взгляд, проблема как раз заключается в том, что в постсоветской России элита не сформировались, а, следовательно, ее просто нет! Нет ни политической, ни экономической, ни идеологической, ни административной элиты! У нас, как черти из табакерки, выскочили на поверхность в 90-е годы нувориши. Если обратиться к словарям, то там эти персонажи определены как "Богач, наживший своё состояние на социальных переменах или бедствиях, на разорении других" (С. И. Ожегов и др.) или "Быстро разбогатевший человек, который пытается пробиться в высшие слои общества, лишь на основе своего богатства. (Энциклопедия социологии, 2009) или "Человек, разбогатевший на социальных переменах, спекуляциях, разорении других" (Словарь иностранных слов. Комлев Н.Г., 2006). Таким образом, если посмотреть беспристрастно на наших доморощенных политиков и бизнесменов, то они прекрасно вписываются в эти определения. Недаром бытует, ставшее уже народной метафорой, выражение "смутные 90-е годы". Поэтому все разглагольствования по поводу того, что американо-европейские санкции приведут к мобилизации и социальной активности нашу "элиту" не соответствует содержанию статуса данной лжегруппы.
Само понятие "элита" (франц. elite — лучшее, избранное) в социологии и философии обозначает "высшие привилегированные слои в обществе, осуществляющие функции управления, развития науки и культуры. Причиной возникновения элит считают природную одаренность составляющих их людей, несомненно, являющихся незаурядными творческими личностями, наделенными прозорливостью, инициативой и предприимчивостью". (Философский энциклопедический словарь. 2010). Думаю, что такой краткий анализ понятий "нувориши" и "элита" позволяет говорить об отсутствии в России элиты как социальной группы, чья деятельность, по определению, должна быть направлена на прогресс российского общества. Следовательно, сегодня, в условиях изоляции России, мы находимся в ситуации, в которой, с одной стороны, у России есть все основания для социально-экономического прорыва, с другой стороны, необходим форвард и инициативная команда, которые возьмут на себя не только полномочия, но и ответственность за судьбу России. Это необходимое условие для мобилизации общества. Именно это противоречие сегодня надо в первую очередь разрешить.

Т-Р: Таким образом, у нас есть привластные группы, имеющие привилегии, но не имеющие чего?

Михаил ВИНОКУРОВ: Краеугольный камень положительных изменений, в результате которых страна сможет сохранить достойное положение в мире,– комплексная административно-кадровая реформа, о чём я не устаю говорить и в профессиональных кулуарах, и публично. Нужна форменная встряска. Всей системы. Не революция нахрапом, а именно комплексная, кропотливая и лишённая при этом чрезмерных затягиваний работа по изменению, если хотите,– оптимизации всех управленческих звеньев. Что могло бы послужить логичным началом? По моему мнению, одним из первых шагов должна стать реформа административного деления страны. Я веду речь об укрупнении регионов.

Т-р: Прежде чем начать, необходимо определить направление и конечную цель. Не так ли?

Николай Попов: Запроса на модернизацию — политическую, экономическую — в России нет. 75% населения довольны политикой власти. Парадокс, но столь массовое довольство — это плохо. Даже отвратительно, я бы сказал. У наших людей особое мышление — авторитарное. Это длится со времён Ивана Третьего, когда монарх стал считаться помазанником Божьим. Власть всегда права. Понятно, что такое отношение к власти выгодно только власти. Говоря о сегодняшнем дне, я предпочитаю вообще не использовать слово «элита». Оно слишком красивое, дезориентирует. Сейчас правильнее говорить «правящие круги». Это финансово-промышленный капитал в слиянии с бюрократией. Они, повторяю, не собираются ничего модернизировать. Их цель-статускво.

Александр ПЫЖИКОВ: Петербург до революции был столицей. Там формировалась государственная элита, воспитывались кадры со всей России. Механизм пополнения петербургской элиты был налажен и включал в себя два пути. Первый – ты вырастаешь до высших постов, проходя административные ступеньки, одну за другой. Второй путЬ – научный. Эти два пути формирования государственной элиты были незыблемыми. И самое главное – при Николае II государственная элита перестала носить аристократический характер. На первый план выдвигались вопросы административной и научной компетенции, а не «голубая кровь» и личная преданность. Эта кадровая машина была прекрасно налажена и отлажена. Поэтому последние 20 лет царской России– это действительно рассвет чиновничества в хорошем смысле. То чиновничество не оккупировало лучшие посты в государстве. Это были государственные люди, которые выработали программу развития и модернизации России. Именно этим сейчас занимается Китай! Китайские бюрократы делают то, что делали бюрократы Николая II. Бюрократия являлась основным мотором развития страны, потому что это была бюрократия Николая II. Она не была заточена на получение прибыли в свой карман. Вот в чём дело. Поэтому могла выполнять модернизацию, в том числе модернизацию самой себя. Дореволюционное противостояние Москвы и Питера в итоге привело к катастрофе революции. В советское время образовалось другое противостояние. И это привело к менее кровавым, но не менее катастрофическим последствиям. Это противостояние России и Украины. Фактически нынешние власти воспроизводят ту кадровую политику, которую проводила «украинская группировка» от Хрущёва до Брежнева. И это очень опасный симптом. Мы же помним, к чему приводит, когда правитель окружает себя не профессионалами, а верными земляками. К остановке развития, стагнации и в конечном итоге краху системы. А где искать людей, которые определяют политику – промышленную, сельскохозяйственную, научную? Их же нет. У нас сегодня всеми научными учреждениями Академии наук поставлен командовать какой-то выскочка 35 лет. У нас всем сейчас командуют финансисты и юристы. Они рулят финансовыми потоками. Но ничего не смыслят в тех дисциплинах, которыми поставлены управлять. Поэтому ничего не развивается. Бухгалтер может купить трактор, но никогда не сумеет его собрать. Кремль проводит кадровую политику по брежневской модели. И ни к чему хорошему такая местечковость не приведёт. Если президент не осознает, что он «царь» не питерский, а российский, все его старания и реформы не принесут плодов.

Т-р: Необходимо министерство кадровой политики, расположенное вне Москвы? Вблизи Севастополя есть подходящее место для создания небольшого комплекса гостиничных сооружений. В Херсонесе.

Руслан Хасбулатов: Наша политическая, а особенно управленческая элита сейчас недееспособна и деквалифицирована. Проблема управления обществом, страной - самая острая в современной России. Фактически у нас сейчас есть лишь один реальный политик, и мы не видим вокруг него никаких других адекватных фигур. Я бы порекомендовал поменять финансово-экономическую политику. И 30 -40 тыс. управленцев по всей стране. Это ключевой момент.

М.А. Родионов: К сожалению, можно констатировать тот факт, что политическая элита мыслит и руководствуется категориями прошлого века, и не желает (и, возможно, не умеет) перейти к современным технологиям управления.

Волкова Т.А. Основными проблемами современной российской элиты, на наш взгляд, являются: противоречия между декларируемыми целями и получаемыми результатами управления; подмена интересов государства собственными интересами, коррупционость в высших элитных слоях; отсутствие неотвратимости ответственности властной элиты; неэффективность инструментов контроля за исполнение бюрократическим аппаратом принятых решений на всех уровнях власти; отсутствие понимания, как сделать Россию одной из ведущих мировых держав, и , как следствие, отсутствие стратегии развития, опирающейся на реальные возможности общества. Государства, соответствующей вызовам современного мира.

В.В. Кочетков: Очевидно, что современная российская элита делегитимизирует себя, прежде всего тем, что её этос полностью противоречит фундаментальным русским ценностям и конституционному статусу. И при этом в силу своих характеристик, она не способна осуществлять функцию рационального управления общими делами.

Т-р: Какая главная характеристика элит препятствует осуществлению функций рационального управления общими делами?

М-д: Варварское мировоззрение. Такой тип мировоззрения, где доминируют мифологические формы организации интеллекта, отсутствует или присутствует
незначительно философская практика.

Т-р: Что нужно сделать, чтобы эти проблемы решить?

В.В. Кочетков: Мирно преодолеть кризис легитимности правящего класса модернизировав российскую политическую систему и преобразовать российскую политическую квазиэлиту. Преображение возможно путём её морального перевоспитания и переучения, повышения компетентности и профессионализма на основе конституционализма.

Т-р: А для этого организовать в Крыму Артек для преобразования 10 мл. российских элит. О которых упоминал Виталий Третьяков?

М-д: Кризис легитимизации элит переживают в той или иной мере многие страны всего мира. А поэтому, целесообразно устроить в Крыму культурную столицу двадцатки.

Вячеслав Костиков: Анализ последних событий и их последствий для экономики и социальной сферы вынуждает критически взглянуть на то, насколько компетентно у нас «экспертное сообщество» и как принимаются важные решения. В силу особенностей нашей демократии вопрос можно сформулировать и так: кто имеет доступ к уху президента и в силу этого имеет возможность влиять на его решения? Какой силой обладают участники «могучей кучки», входящие без стука в кремлёвские кабинеты? Не заглушает ли их «жужжание» у президентского уха шум городских улиц? Сегодня было бы полезно открыто обсудить особенности и роль наших экспертов. Кто давал прогнозы цен на нефть в 200 долл. за баррель? Как получилось, что наши экономисты проворонили начало «сланцевой революции» и сделали стратегическую ставку на трубу? В свете последних событий явно непросчитанной оказалась степень влияния США на европейскую политику, экономику и информационную сферу. Недооценённой оказалась и сила притяжения Европы для наших славянских братьев и соседей. А кто докладывал в Кремле о возможном масштабе потерь от санкций и антисанкций? Ведь разночтения измеряются десятками (если не сотнями) миллиардов долларов. И наконец, какова роль тех экономических институтов и центров, которые готовят свои мнения для Кремля и Белого дома? Так ли они независимы, смелы и компетентны? И не те ли, же самые, институты в ельцин­ские времена были «экспертной подстилкой» для олигархов? Каким корпорациям «подмахивают» они сегодня? И какие новые песни счастья сочиняют для России? Какие в России появились ценности, для защиты которых миллионы москвичей и петербуржцев захотели бы выйти на улицу? Дело в том, что в стране не сформулированы те  ценности, которые могли бы объединить и разные поколения, и  разные социальные и конфессиональные группы, и  разные политические течения. Политика всё чаще сводится к поиску «пятой колонны», «внешних врагов», к разоблачению «закулисы». Общественная жизнь сведена к телевизионной забаве «кто сильнее плюнет в западника и либерала».
К сожалению, элита, ожиревшая за последнее тучное десятилетие, утратила способность к решительным действиям. Последний Гайдаровский форум, заявленный как инструмент выработки конкретных предложений для Кремля и Белого дома, был больше похож на всероссийский плач по поводу того, как плохи наши дела. Виднейшие экономисты буквально соревновались в том, кто даст самый мрачный прогноз. Но ни одного конкретного предложения по реформированию экономической и политической сферы так и не прозвучало.  Такое впечатление, что кроме бессмысленной и надоевшей дискуссии по поводу того, какая же она на самом деле, Россия, - чисто русская, европейская или с примесью азиатчины? - наша элита предложить обществу ничего не может. Но это переливание из пустого в порожнее длится в России не первый век. А между тем кризис не просто нависает над страной. Он уже взламывает тишину. И коридор возможностей для принятия решений сужается изо дня в день…



Сергей Шнуров: Нам надо понять, что Россию погубили не интеллигенты, не либералы, не большевики, а все мы - русские люди. Даже сегодня каждый из нас продолжает видеть в России что-то своё. Для кого-то наша страна - монархическая держава, для кого-то - осколок Советского Союза, для кого-то - территория экспериментов. Это довольно опасно. Сейчас главное - чтобы не случился дефицит хлеба, как это было в 1917 г. Если начнутся проблемы с продуктами, та же самая ликующая толпа завопит совершенно по-другому.
У России всегда особый путь - тут и к бабке не ходи. Но проблема в том, что этот особый путь не очень сформулирован. Недаром в России никогда не было большой русской философии. У нас много эмоционального, но очень мало осмысленного. Причин тут много… И русская культура в целом, и особенности исторического пути, и недоговорённости в языке. Нам проще не обращать внимания на проблему, чем встречать её с открытым забралом и рассуждать о способах её решения. В этом мы сильно отличаемся от остального мира. Почему все дискуссии в Интернете заканчиваются взаимными оскорблениями и упрёками? Да потому, что никто не хочет копать вглубь вопроса. Проще навешать ярлыки: это «плохо», а это «хорошо». Пока национальная идея во многом носит чисто символический характер. Есть атрибутика, символы русскости. Но при этом никто не понимает, что это такое. Мы плещемся на смысловом мелководье, и никто не занимается формированием истинной русской глубины. Чтобы что-то изменилось, нам нужно реабили­тировать мысль, погрузиться в историю, в язык. У нас ситуация очень напоминает Вавилонское столпотворение. Если в Вавилоне когда-то произошло смешение языков, породившее непонимание, то у нас случилось смешение понятий - то, о чём мы в начале говорили. Мы понимаем друг друга ровно наполовину. Происходит диалог немого с глухим. Нужно разобраться, что мы имеем в виду, говоря то или иное. Но мы все заняты какими-то сиюминутными разборками, вместо того чтобы возводить под собой фундамент. Страна всё время меняется, и за этими изменениями мы практически не видим главного. Что такое «мы»? Вот о чём нужно думать, вот о чём нужно полемизировать в телепрограммах. Не дай бог, начнётся война - что мы будем отстаивать? Мы живём в секулярном обществе, то есть в обществе-само­убийце. Сколько бы ни били себя пяткой в грудь, сколько бы ни кричали, что мы православная страна, духовнее от этого не станем.

Т-р: В интернете есть проект философской инновации, в рамках которой происходит настоящий полилог в котором учавствуете и Вы, уважаемый Шнур.

Вардан Багдасарян: Пора начать правильно оценивать значение исторического опыта реализации советского проекта. Главная идея этого проекта состояла в учреждении общества, основанного на принципах равенства и свободного от эксплуатации человека человеком. Эти проблемы сегодня вновь, как и во времена К.Маркса и В.И.Ленина, находятся в повестке определения путей мирового развития. Степень неравенства в мире приближается к порогу глобальных революционных потрясений. К моменту распада СССР сложилась иллюзия, что проблемы неравенства в мире в значительной степени решены или находятся в стадии решения. И действительно, при наличии представляемого международной системой социализма альтернативного мироустройства поляризация между богатыми и бедными была остановлена. Получила развитие модель социального государства. Однако с распадом СССР снятием миростроительской парадигмы устанавливается тенденция усиления неравенства. С одной стороны, усиливается раскол между богатыми и бедными внутри отдельных социумов, а с другой — увеличиваются межстрановые диспаритеты. По обоим критериям достигается уровень исторического максимума. При такой поляризации снижается, соответственно, и степень устойчивости всей существующей мировой системы. Наряду с коллективизмом (общинностью) другая традиционно указываемая базовая компонента "русской идеи" — мессианизм. Определяющее значение для позиционирования России в мире имел императив спасения человечества. И здесь "русская идея" вновь вступала в оппонирование с западным проектом. Человечество нуждается в спасении от распространяющегося в мире зла — фундаментальная российская постановка проблемы миростроительства. Вместо устремления господства над миром мессианский пафос России выражался даже в идее Великой жертвы собой ради спасения мира. К концу существования СССР идейные основания советского проекта оказались в значительной степени выхолощены. Позднесоветская элита переродилась. Смысл обретения всеобщего в планетарном масштабе равенства уже не вдохновлял так, как это было прежде. Началась латентная эрозия системы социальной эгалитарности. За ширмой советского строя шел процесс первоначального накопления капитала. Но все это было следствием. Причина же состояла в ценностно-мировоззренческом поражении элиты. Не последнюю роль в ее идейном перерождении сыграла и целенаправленная, идущая с Запада психологическая обработка через пропаганду материальных ценностей западного образа жизни. Советский Союз распался, но необходимость наличия в интересах человечества альтернативной модели развития сохраняет свою актуальность. Потребность в нем за последние 20 лет еще более усилилась. Дифференцированное по этажам развитости население Земли имеет физически различное существование. При разительно различающихся характеристиках жизни вопрос стоит глобально — о распаде единства человеческого вида. Представители разных сообществ Земли в зависимости от центр - периферийной дифференциации существуют в рамках принципиально различных средовых условий. Социальный раскол создает реальную перспективу изменения процесса эволюции. Проведенное исследование позволяет констатировать, что неравенство стран и цивилизаций при современной модели мироустройства выражается трендом роста. Начиная с появления капитализма, был только один период, когда направленность изменения данного показателя выражалась вектором снижения разрыва, это период существования мировой социалистической альтернативы. Неравенство при современной модели миростроительства и не может быть изменено, поскольку именно оно и составляет его сущностное основание. Одна меньшая часть человечества установила исторически систему, закрепляющую свое превосходства над большинством . Возникает угроза распада человеческого видового единства. Следовательно, необходимо в интересах человечества сформулировать новые интеграционные принципы миростроительства . Принципиально важно в качестве первого шага в этом направлении выдвижение альтернативной модели мирового развития. Запрос на советский проект сегодня вновь стоит в повестке дня. Острота современных геополитических вызовов обусловливает и запрос на идеологический проект, как "послание к миру", выстраивающей идентичность принадлежности к проекту. Доля населения России в мире — 1,99%. Вместе со всеми русскими, проживающими за рубежом — 2,4%. В современных геополитических реалиях борьбы за передел мира такой демографический потенциал, очевидно недостаточен. Как увеличить свой силовой потенциал? Ответ тоже очевиден — нужен россиецентричный мировой проект. Этот проект должен быть адресован не только к себе, но и к миру, человечеству. Каждый народ призывается примкнуть к этому обращению. Принимая его, принимается, соответственно, и задаваемая им идентичность.

Т-р: Пришло время вернуться в точку невозврата СССР с тем, чтобы рекомбинировать генетическую основу интернационального проекта для России?

Вардан Багдасарян: Развертка сценария "цветной революции" в России, по-видимому, уже началась. Падение курса рубля, а соответственно, ухудшение материального положения российского населения должно сочетаться с некими политическими выступлениями. Их, по-видимому, и стоит ожидать в ближайшее время. Без них не имела бы смысла и сама атака на российскую экономическую и финансовую систему. Обвал рубля оказывается возможным детонатором "цветной революции". Так же, с резкого ухудшения экономического и финансового положения начинались и все другие "цветные революции" в прошлом. Следующий год должен дать ответ — выстоит ли Россия. А что же российское руководство? Президент в 2014 году произнес казавшиеся еще сравнительно недавно невероятные для новой кремлевской риторики слова о том, что Запад фактически реализует план десуверенизации и последующего уничтожения Россия. Названа была угроза, связанная с деятельностью "пятой колонны". Президент фактически констатировал ведомую против России информационно-психологическую войну. Но если на дворе война, то и действовать, очевидно, надо в соответствии с логикой военного времени. Между тем, реализуемые государственные политики по-прежнему связываются с парадигмой неолиберального подхода. Свободный плавающий курс рубля в условиях войны и санкций — мера фактически самоубийственная. Она программирует на поражение. Выстраивание науки и образования под индексы западных рейтингов и цитирования на Западе — из того же разряда.
Россия более двадцати лет интегрировалась в западноцентричную систему мироустройства. Эта система представляет собой модель глобальной корпорации "Запад". Российская властная элита выстраивалась как филиал западноцентричной корпорации. Однако на определенном этапе возникает конфликт. Филиал фактически претендует на создание независимой от Запада корпорации. Суть нового властного курса и состоял в построении корпорации "Россия". В выборе между двумя корпорациями заключался конфликт либерального и условно — консервативного сегмента российской властной элиты путинского периода. В 2014 году корпорация "Запад" и корпорация "Россия" вступили в прямую конфронтацию. В виде корпорации шансы России в этой борьбе ничтожны. Экономический кризис показывает, что она в этом противостоянии уступает.
Вслед за поражениями возникнет неизбежно вопрос — на какие позиции отступать? А позиция есть только одна — Россия как цивилизация, с ее исторически выработанными специфичными системами ценностей и жизнеустройства. От корпоратократической модели придется отказаться в пользу модели цивилизационной. Именно так, на позиции цивилизационной России пришлось вернуться большевикам в условиях войны с нацистской Германией.
Наступающий 2015 год формулирует для власти развилку сценарных возможностей:
1. быть сметенной наступающей корпорацией "Запад";
2. капитулировать через сдачу противникам определенных персоналий;
3. изменить модель жизнеустройства, и, пройдя через путь преображения, победить.

Пётр Акопов: В 2014 году начался обвал мира по-американски – стало ясно, что расчет на стравливание и хаотизацию противников провалился. Поводом стала Украина – попытка увести ее на Запад вызвала жесткую реакцию России, продемонстрировавшую, что США больше не могут перекраивать мир по своим правилам. И хотя конфликт за Украину затягивается, уже понятно, что старые правила больше не действуют – им бросила вызов Россия, а попытка в ответ организовать ее изоляцию провалилась.
Удалось выстроить только страны ЕС и НАТО, подключив к ним Австралию и ограниченную во внешнеполитической самостоятельности Японию – то есть США сами обрисовали контур своего мира, тех, кого они контролируют. Все остальные выстроились по другую сторону – «мир не по-американски» из простого собрания недовольных англосаксонским диктатом стал складываться в некую общность, координация интересов и усилий в рамках которой и станет главным событием 2015 года.

Евгений Савченко: Для достижения экономического благополучия России необходимо отказаться от исчерпавших себя хозяйственных схем и старых мифов. Одновременно нужно принять новые нормы и правила экономического поведения, адекватные вызовам времени. Кроме того, России необходимо запустить новую модель экономического роста, основанную, во-первых, на продуманном импортозамещении и, во-вторых, на активном стимулировании внутреннего спроса и потребления. Тогда станет возможным говорить об устойчивом продолжительном росте ВВП на уровне ежегодных 7-8%. Главное, от чего нужно отказаться ради повышения эффективности экономики, – нужно отказаться от проведения поспешных, не прошедших глубокую экспертную оценку реформ.



Владимир Лепехин: Каковы перспективы нового объединения - ЕАЭС в условиях давления Запада на страны-участницы? Динамичная и успешная экономическая интеграция постсоветских стран вокруг России, Казахстана и Беларуси и есть главная гарантия безопасности евразийского пространства.
Россия – признанный локомотив евразийской интеграции. Огромную роль в развитии евразийской интеграции сегодня играет и Казахстан. Ну а как наша страна должна перестроить свою экономическую и, в частности, промышленную политику, известно: во-первых, запустить новую кадровую политику, во-вторых, приступить к реализации принципиально новой экономической стратегии, направленной на мобилизацию внутреннего потенциала развития, прежде всего энергии масс, наконец, в-третьих, не стабилизировать явно устаревшую модель политической системы, а развивать ее.
Какие преимущества будут иметь от этой интеграции страны-участницы и, главное, их граждане? Мир, реальный суверенитет и экономическое развитие. Без интеграции евразийское пространство станет пространством перманентных войн и военных конфликтов, потери всеми странами этого пространства (включая Россию) суверенитета, следствием чего станет политический и экономический коллапс на территории Евразии и ее превращение в разграбляемые транснациональными компаниями бантустаны…
Поодиночке не выживет никто. Сегодня, некогда самая индустриально развитая республика бывшего СССР – Украина превращается в пустошь. Завтра, если на территории бывшего Советского Союза будет остановлена интеграция, начнется дезинтеграция и появятся несколько больших и малых Украин. Начнется глобальная война на Кавказе с участием боевиков ИГИЛ, а также война в Центральной Азии с участием талибана. Известно, что еще одним направлением наступления Запада на ЕАЭС станет дестабилизация ситуации и в Беларуси. Собственно, в этом и заключается план западных противников евразийской интеграции – сорвать проект ЕАЭС, чтобы запустить процессы дезинтеграции постсоветского пространства и самой Российской Федерации.

Ковалев Виктор Иванович: Состояние основных сфер жизнедеятельности страны характеризуется наличием кризисных явлений и неустойчивостью развития. Оценивая "внешнюю" безопасность России необходимо отметить следующее. Экономическое ослабление России, разоружение, свертывание оборонно-промышленного комплекса страны привели к снижению международного статуса и роли России, уменьшению ее влияния на экономические и политические процессы в мире, вытеснению ее с позиций в "ядре" Мир–системы в "полупериферию", снижению уровня безопасности России в международной сфере. В последние годы руководство государства начало принимать экстренные действия по выводу страны из тяжелого положения, более адекватно оценивать ситуацию, выделять наиболее опасные внутренние и внешние угрозы безопасности и определять способы организации противодействия им. Однако данные действия можно отнести к числу достаточно очевидных первоочередных мер, выработка которых не требует привлечения серьезных интеллектуальных ресурсов, а требует, главным образом, проявления политической воли руководством страны. В качестве интегрального показателя, характеризующего эффективность обеспечения безопасности социальной системы ("страна";) можно предложить условие обеспечения высокого статусного положения страны в Мир–системе (в ее "ядре";), позволяющее обеспечить ее субъектность (первую очередь для поддержания и охранения животворящих свойств среды функционирования социума).

Малков Сергей Юрьевич: В свете вышесказанного необходимо отметить следующее. Одна из особенностей нынешней геополитической ситуации состоит в том, что большинство стран (входящих в "ядро" Мир–системы), которые ныне являются конкурентоспособными, в том числе США, Япония, страны Западной Европы не являются жизнеспособными, потому что производство и население в этих странах растут за счёт так называемой главной производительной силы, за счёт "выедания" ресурсов биосферы, включая сюда и духовность человека. У природы берётся больше, чем отдаётся. Причём берётся не только в национальных границах, а везде по всему миру. В России ситуация по отношению к временно благополучным странам — асимметричная. Мы сегодня неконкурентоспособны, но остаёмся жизнеспособными. Россия обладает сегодня главным богатством цивилизации. Это — 7-8 млн. кв.км., практически не затронутые техногенной хозяйственной деятельностью.Не следует забывать, что Россия не только занимает 12% суши Земного шара, в России находится 22% лесов планеты, 20% пресной воды, 16% разведанных на настоящий момент залежей минеральных ресурсов, 32% запасов газа, 12% — нефти, 28% — каменного угля, 36% — никеля, 40% — металлов платиновой группы. Ни одно государство или союз государств в смысле ее земли и богатства ее недр не могут сравниться с Российской Федерацией. Россия уникальна возможностью жить и выжить в полностью автономном режиме.
Нам надо иметь возможность "охранять" эти земельные угодья и "склад" природных ресурсов, имея в виду, что (после поражения СССР в 3-й Мировой войне и его последующего распада) ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ ПРЕДОТВРАТИЛО РАСПАД РОССИИ! В первую очередь данное утверждение основывается на том очевидном положении, что в то время США были не готовы к инициированию ее развала, поскольку ясно, что для Америки (ведущей стране в коалиции стран–победителей) риски (неконтролируемого распространения ЯО) связанные с последствиями распада глобальной ядерной державы НЕДОПУСТИМЫ.

М-д: Россия не принадлежит к ядру капиталистической Мир-системы в силу множества факторов исторического происхождения и развития страны. Являясь вторым миром и мир-экономической полупериферией, она нуждается в восполнении суверенитета в экономической, политической, социально-культурной и духовной сферах жизнедеятельности, в активизации международной интеграции со странами полупериферии, периферии и ядра мир-экономики. За счёт полномасштабного использования человеческого капитала, духовного потенциала и других возможностей и резервов, Россия может позиционировать себя как глобального интегратора в условиях финально-исторической бифуркации и начала постисторической эпохи. Но необходимо избавиться от иррациональной организации общественного познания и социального управления.

Александр Запольскис: Сегодня очевидно, что былой путь "дружбы с Западом любой ценой" себя не оправдал. Дружить и учитывать наши интересы эти "друзья" будут лишь при одном ключевом условии: если Россия прекратит позиционировать себя только как сырьевой придаток "западной цивилизации" и превратится в собственный суверенный центр силы. Силы не только в виде танковых дивизий, ядерных ракетоносцев типа "Борей", железнодорожных пусковых платформ межконтинентальных баллистических ракет или периодических успешных залпов "Булавы" (ну, или "Синевы" с "Тополем", для комплекта). Силы прежде всего экономической. Суверенной. Самостоятельной.

Т-р: Как этого добиться мы решим в следующем полилоге.

Новая систематизация идей

ТЕКТОРИТОР ОБЪЯВЛЯЕТ ВСЕОБЩУЮ АНТИВОЕННУЮ МОБИЛИЗАЦИЮ ГРАЖДАН РОССИИ

Как воспользоваться Украинской смутой для возобновления перестройки мирового порядка
Если понимать войну Киева с Донбассом и Луганщиной как локальное проявление системного кризиса, то наилучшим её завершением станет начало преодоления глобальных противоречий. Первый шаг к преобразованию системы-интеллектуальная реабилитация российской элиты с помощью проекта философской инновации «Глобальная альтернатива».
Хочешь поискать верное направление к светлому будущему вместе с экспертами консилиума «Куда идёт Россия»? Прямо здесь и сейчас присоединяйся (если конечно позволят обстоятельства и способности) к обмену мнениями и знаниями в очередном полилоге элитполитсовета «Королевская гора».Пока новые варвары не достали тебя, поспеши внести свой умственный вклад в искоренение воинствующего невежества!

РЕШАЮЩИЙ ФАКТОР ЧАСТЬ 2

Т-р: У кого ещё имеются обобщённые соображения о состоянии страны, новые идеи о тенденциях изменения состояния и перспективах нормализации положения дел, которые могут быть полезны для выработки оптимальной технологии необходимых изменений?

Олег Царёв: Новороссии нужен мир!

Т-р: А миру нужны идентифицированные пациенты из категории «развивающихся стран», на территории которых удобно экспортировать социальные, экологические и экономические болезни стран «развитых». Одним из них теперь выбрана часть Украины, транзитирующей из положения бывшего субъекта советского политического и социалистического экономического пространства, в положение пассивного партнёра субъектов евроатлантического пространства. В первую очередь новороссам необходимо доказать что не они, а Киев должен быть идентифицированным пациентом. И Россия должна бы в этом помочь. Не так ли?

Дмитрий Песков: Сейчас происходит подмена понятий, которая ведёт лишь к эскалации конфликта. Всё, что Россия может сделать для прекращения конфликта, она уже делает: де-факто помогает экономике Украины, обеспечивая поставки угля, электроэнергии и т. д., а попавшим в беду людям на юго-востоке отправляет вереницы гуманитарных конвоев. Мы не можем бросить этих людей на произвол судьбы. Но Россия не может урегулировать этот внутриукраинский конфликт. Пока же, если совсем просто изложить проблему, на Западе пытаются стороной конфликта выставить Путина, изолировать его в международной политике, придушить из своих интересов Россию экономически, добиться свержения Путина, при этом требуют, чтобы он урегулировал кризис в соседней стране.

М-д: Россия помогает в устранении последствий конфликта, но не его причин. Ведь что такое украинская война если не переломный момент в течении социокультурных болезней глобального, регионального и странового уровней? В глобальном плане можно видеть, как традиционная форма межгосударственных отношений доживает свой век, агонизируя в слабых звеньях национально-государственной системы мира. В острую фазу вошла тупиковая имперская глобализация экономистического и западноцентричного типа. Обострилась до предела вяло текущая болезнь постсоветской трансформации российско-украинских отношений. Всё это происходит в условиях внутри-страновых патологий Украины, России, Стран ЕС и США и Китая. Россия не может быть не вовлечена во внутриукраинский конфликт в качестве главной стороны уже потому, что Украина является частью бывшего СССР, правоприемником которого является Россия. Развод СССР не завершён. Страны бывшего союза не окончили свою экономическую, политическую, культурную трансформацию и составляют противоречивое единство. Россия, заинтересованная в прекращении конфликта, должна выявить и разрешить противоречия и устранить разногласия исходя из своих и общих интересов. В противном случае противоречия продолжат своё развитие, а разногласия будут подливать масло в костер вооружённого противоборства заинтересованной стороны.
Мир для Новороссии может быть обеспечен во – первых стремительным укреплением её собственной обороноспособности. Во - вторых успешным освобождением всей территории Украины от геополитического статуса международного пациента путём её эффективного излечения. А для этого Новороссия в качестве стратегического шага совместно с Крымом и др. заинтересованными субъектами может предложить замену лечебных процедур, проводимых в отношении Украины странами Запада по неоколониальной методологии, на адекватный метод цивилизационной хирургии, предназначенный для применения всем мировым сообществом для всего мирового сообщества. Лечиться нужно всем. Для этого необходимо актуализировать субъектность мирового сообщества.

Т-р:
Что обратиться в ООН?

Валерий Коровин: Организация Объединённых Наций закончилась в тот момент, когда рухнул Советский Союз. Теперь ООН - просто пережиток Ялтинского мира, который тоже прекратил своё существование в 1991-м. Нет и той системы безопасности, инструментом фиксации которой являлась организация. Сегодняшняя функция этой структуры, по сути, свелась к некой канцелярии администрации американского президента. ООН выступает в роли инструмента легитимизации вероломных действий США. Никакой пользы для балансирования интересов или глобальной безопасности ООН сегодня не несёт, поэтому является атавизмом. В ситуации, когда Россия блокирует то или иное решение в Совете Безопасности этой организации, США просто плюют на ООН и действуют исходя из своих собственных интересов. Последний раз ООН реально сработала, когда приняла резолюцию р 1973 и сделала легитимным удар по Ливии. Кстати, польза от этого была исключительно для Вашингтона, а вот по российским интересам был нанесён мощнейший удар. Всё чаще мы слышим от западных экспертов о необходимости создания так называемой Лиги демократий, которая объединяла бы только демократические, в американском понимании, государства. Они будут выступать консенсусно по продвижению американских ценностей по всему миру, что мы и сейчас наблюдаем. Что касается ООН, я считаю, что организация либо сохранится с функцией американской канцелярии, либо полностью прекратит своё существование в силу своей недееспособности в американоцентричном мире, в котором США не считаются ни с чьими интересами, кроме своих собственных.
Нам же сегодня нужно говорить о формировании новой модели глобальной безопасности, основанной на принципе многополярности. Одним из полюсов этой модели, конечно, будет американский. Но принимать решения нужно на основе консенсуса. Нельзя допускать, чтобы в одной точке мира определялась судьба человечества.

Т-р:
Как вновь институционализовать консенсусное принятие судьбоносных для всех стран решений?


Фёдор Лукьянов:
Сделать двадцатку политической! Как бы то ни было, "двадцатка" ближе остальных организаций к тому, чтобы стать прототипом новых органов глобального управления. Тот факт, что в ней представлены все крупные экономики мира, а также отсутствует идеологическое и ценностное единство, способен обеспечить взвешенные решения. Поскольку теперь уже никто не спорит, что "пирамидальный" мир не состоялся, а полицентричное сложное устройство неизбежно, осталось нащупать новые способы, как достигать баланса. России стоит уделять "двадцатке" приоритетное внимание, поскольку это формат, в котором Москва никогда не будет одинока. Работа в более привычных нам, западно-ориентированных конфигурациях сегодня малоэффективна. Можно спорить, почему так получилось, но на Западе у России опоры сейчас нет. "Восьмерка" формально почила из-за Крыма, но, по сути, из-за того, что Россия уже давно смотрелась там как чужеродный элемент. Опыт Совета Россия - НАТО и даже ОБСЕ (при всей неоднородности и инструментальной полезности этой организации) воспроизводит схожую картину: Россия - по одну сторону, остальные - по другую. В "большой двадцатке" такого быть не может. Горячая дискуссия по Сирии в сентябре 2013-го продемонстрировала раскол, ровно пополам, сторонников американского и российского подхода. Присутствие в группе очень влиятельных стран, не следующих в фарватере Вашингтона (прежде всего БРИКС, но не только), дает возможность для маневрирования, создания коалиций. И Россия заинтересована в том, чтобы "большая двадцатка", некогда возникшая как площадка для обсуждения глобальной экономики, официально распространила свой интерес на политику. Ведь политика сегодня оказывает решающее воздействие на экономику. А более сбалансированного набора стран, чем "двадцатка", пока все равно нет и вряд ли, скоро появится.

М-д:
Начать актуализацию субъектности мирового сообщества нужно с решительного отказа жителей Донецка и Луганска через своих политических представителей от навязанного им статуса патологической части политического украинского пространства. Вместо него следует принять для себя статус свободной политической зоны, идентифицировать себя, совместно с Крымом, Приднестровьем, Абхазией и Южной Осетией и с др. склонными к этому частями бывшего СССР в качестве субъекта геополитической хирургии и приступить к решению национальных, региональных, глобальных проблем в рамках нового сценария геополитической игры. Новый сценарий должен исходить из адекватного восприятия глобального исторического момента, сущность которого состоит в окончании исторической эпохи. Исходить из того, что Мир-система приближается к точке очередной своей бифуркации, с последующим выбором вариантов дальнейшего изменения. Исходить из понимания возможности изменения ситуации как по варианту уже пройденному в 20 веке: мировая война, передел мира, стабилизация. Так и принципиально нового: глобальный антропосоциокультурный ароморфоз и переход человечества в пост историческую эпоху, отличающуюся глобально организованным управлением процессами развития Мир-системы. В новых социально-кибернетических условиях, которые сложатся при втором варианте, должны будут измениться константы хозяйственно-экономической, общественно-политической и социально-психологической жизнедеятельности общественной культуры. Глобальный ароморфоз можно смоделировать, спроектировать, спланировать его осуществление и инициировать во исполнение принятых ранее международных решений о переходе к устойчивому развитию. Новороссия как впрочем, и вышеперечисленные субъекты, пострадавшие от распада СССР больше других, вполне заинтересованы в незамедлительном начале глобального антропосоциокультурного ароморфоза. Хотите мира - ликвидируйте причины войны, которым является клубок политических, экономических, культурных, социальных противоречий глобального, геополитического, регионального, местного значения. Пора уже приступить к избавлению от единого непосредственного источника противоречий - отрыва социально-экономического роста от социально-психического и социально-технологического прогресса человеческой культуры.

Т-р:
Хорошо, давайте говорить о противоречиях, о понимании и способах преодоления этих противоречий. Начнём с главного глобального противоречия.

РЕШАЮЩИЙ ФАКТОР

РЕШАЮЩИЙ ФАКТОР
Элитполитсовет «Королевская гора», в рамках открытого философского консилиума «куда идет Россия?» продолжает виртуальный полилог
Тема заседания : Гуманитарная помощь Калининграда Крыму. Идея приоритетного интернационального проекта в Крыму «Крым-третий Рим!»
Краткое содержание. В ходе оживленного обмена мнениями участники согласились в главном:
Исходя из адекватного понимания действительной ситуации, основанного на современной научной картине мира, в Крыму следует задействовать культурно-духовные и организационно-общественные резервы. В соответствии с правильным пониманием логики развития украинской социокультурной болезни (полураспад, эквифинал, интернационализация конфликта, мировая война), в ходе которой полуостров вернулся в состав РФ, в новых субъектах РФ целесообразно устроить культурную столицу космополиса Пангейю, в статусе приоритетного транснационального проекта глобального организационного центра большой двадцатки. Предполагаемая культурная столица-главный институциональный механизм, предназначенный для управления переходом из исторической стадии развития в постисторическую эпоху. Проект направлен на успешное решение актуальных задач:
-космополитическое реформирование тупикового процесса мир-имперской глобализации западно центристского и экономико центристского типа,
-активизация евроазиатской интеграции от Атлантики до Тихого океана и от Северного ледовитого до Индийского,
-усмирение бунтовщиков на Украине,
- пилотная реструктуризация и реорганизация работы российской социокибернетической системы.
Т-р: «Крым вернулся в родную гавань». Каковы причины, и какие вероятны последствия этого геополитического изменения? Предлагаю обсудить наиболее общие обстоятельства, как способствующие происходящим переменам в общественных отношениях,так и препятствующие. А также рассмотреть целесообразные реакции на происходящее со стороны различных участников событий. Кто хочет начать описание ситуации?
М.Д.: Проголосовав за воссоединение с Россией, крымчане тем самым признали бесперспективность постсоветской траектории движения Украины, которая в своё время первой из славянских республик начала выход из СССР и устремилась на запад, в Европу. Обеспечив свободное волеизъявление жителей Севастополя и населения Крыма в целом, Российские власти исключили полуостров из зоны оккупации США. А фактом включения новых территорий в свой состав, Россия начала активный переход из режима постсоветского ограниченного суверенитета к изменению своего места в мировой экономике и корректировке своей пагубной роли ведомого в мировой политике.

Михаил Иванов: Похоже настало время всем нам, россиянам, по новому посмотреть на себя... Давайте употребим наш энтузиазм, наконец, не только в фейерверки и народные гуляния, а в Большое Дело. Крым – наш исторический шанс сломать хребет накопившимся проблемам. Они старые, как Змей Горыныч, и тоже о трёх головах. Коррупция. Социальное неравенство. Правовой нигилизм...


Сергей Шаргунов: Рост Крымского рейтинга президента – это поддержка исторического действия. Это надежда, что присоединение Крыма есть отправная точка для изменения того колониального катастрофического уклада, который возник в России. Надежда на смысловое и кадровое обновление страны. Проблема в том, что компрадорские установки укоренены не только в маргинальной либеральной тусовке, но также в финансовой элите, в государственном чиновничестве. У нас сохраняется олигархический уклад.

Т-р: Возникают вопросы Но как оправдать эту надежду? Кто и как будет проводить смысловое и кадровое обновление страны, искоренять компрадорские установки в либеральной тусовке, в финансовой элите, в чиновничестве? Кто и как заменит негодный уклад другим, свободным от проблем коррупции, социального неравенства и правового нигилизма укладом? Давайте начнём разбираться по существу. Начнём с выяснения природы Украинского кризиса.
Фэн Юй Цзюнь: Кризис на Украине является результатом совместного действия внутренних и внешних причин. За двадцать лет на Украине не сформировалась политическая модель управления, которая соответствовала бы национальным условиям, в этом и заключается суть украинского кризиса. С точки зрения внутренних факторов, одной из коренных причин случившегося является то, что у украинской национальной элиты и народных масс не сформировалась правильная национальная идентификация и общее представление о национальном государстве. С точки зрения внешних причин, геополитическая игра крупных держав является важным стимулом для украинского кризиса.

Т-Р: А в чем причина того, что модель не сформировалась? Модель, идентификация, представления не сформированы элитой. Следовательно, причина в недееспособном состоянии украинской элиты. Не так ли?

Вячеслав Костиков: Качество постсоветских элит низкое. И в России и на Украине элиты были куплены откормлены и развращены олигархической верхушкой. И там и здесь элиты не самостоятельны. Хотя и не столь явно, как в девяностые годы, но элитарные мозги продолжают обслуживать интересы олигархических групп, находящихся в тесной спайке с властью. Можно сказать что и украинские и российские элиты оказались не состоятельны, не справились со своей основной работой — выработкой стратегического курса, с обеспечением стабильного развития. А что будет завтра? Казалось бы, об этом должны размышлять «лучшие люди страны». Но, как показали события на Украине, элита озабочена прежде всего собственным благополучием, сохранением статуса и «нажитого непомерным трудом». Но, если говорить обобщённо, события на Украине - это, конечно же, результат деградации политической элиты. Это пример вопиющей безответственности политического класса, выросшего на дрожжах грабительской приватизации. Сегодня мы видим цену, которую платит за это украинский народ: кровь, смерть, страх, надвигающаяся нищета, нестабильность. Взгляните на нашу элиту! Она красуется на экранах телевидения уже больше 20 лет. А ведёт себя временами как ребёнок: капризничает, дрыгает ножками, а порой и портит собственные подгузники. политическое сознание народа всё ещё остаётся на уровне «ликбеза». А информационная политика делает его всё более и более восприимчивым к демагогии, к шапкозакидательству. Буквально на глазах происходит «антидарвинская» деградация политического сознания масс: от homo sapiens в приматы. Население в большинстве своём остаётся советским по менталитету. Свидетельство этому - крайне некритичное отношение к пропаганде. Телевизор, как и в советские времена, остаётся главным источником «истины». Люди не научились отделять информацию от пропаганды, сопоставлять ценность слова и дела. И неудивительно, что в политическом пространстве России так много популизма и демагогии. Ситуация усложняется и тем, что верховная власть сама становится заложницей собственного пафоса и риторики. Сужается пространство для маневра - и политического, и экономического. Мы видим это на примере отношений и с Украиной, и с Западом. Неважно обстоят дела и с уроками истории.
Т-р: И что со всем эти мы можем поделать?

Валерий Фёдоров: Украинские события усиливают общественный запрос на эффективное государство, гражданскую идентичность и национальную элиту. Государственный переворот на Украине сплотил российский народ, консолидировал элиты, примирил политических недругов. Триумфальное возвращение Крыма вызвало всплеск патриотизма, национальной эйфории, гордости за страну — эмоций, подзабытых за годы существования новой России. Теперь вопрос в том, как мы будем жить, работать, играть в новой системе координат — гораздо более сложной, опасной, труднопредсказуемой, чем прежде. Но и гораздо более интересной, динамичной, дающей новые широкие возможности. И у нас есть для этой игры то, чего раньше не было или почти не было, — кураж! Смелость, воодушевление, решимость. К ним надо бы еще приложить ум и гибкость, конечно. Удержать консолидацию на высокой точке сложно, но можно. Для этого нужны серьезная стратегия, сыгранная команда, чутье и искусство национального лидера. Процессу нацие строительства дан очень мощный импульс. Ведь наши люди верят только делам. Крым — это дело, и Олимпиада — это дело. Большие дела! Но… когда будут следующие? И какими они будут? И кто их сделает — Путин или мы все? Нация формируется не в сидячем или лежачем, а в походном положении, в процессе решения национальных задач. Эти задачи должны быть не только объявлены, но и внутренне приняты, интериоризированы сообществом. Опыт поражений разобщает. Опыт побед соединяет, консолидирует, дает дополнительную силу и энергию. У нас теперь такой опыт появился. Еще один отлично мобилизующий фактор — санкции, то есть внешняя опасность, вызов. На этот вызов должен быть дан ответ. Мы должны снизить свою уязвимость, зависимость от стран мирового центра, ядра, которое не хочет нас пускать к себе, вместо этого все дальше заталкивая на мировую периферию. Нам нужна активная внешняя политика — защита интересов русскоязычных граждан бывших советских стран, где бы они ни жили. Но нам нужна и собственная мощная экономическая, финансовая, территориальная политика. Нам нужен перелив энергии национального подъема в продуктивную управленческую, экономическую, социальную работу. А для такого перелива нам нужна национально ориентированная элита, которая сможет организовать и реализовать несколько сотен крупных, масштабных проектов, без которых нам не поднять экономику, не сделать комфортной жизнь наших людей, не укрепить наше государство. Без всего этого Крым, увы, останется впечатляющим, но эпизодическим и нестратегическим успехом. Необходимо прежде всего раскрепостить энергию делового сословия. Я говорю не об олигархах, а о бизнесменах среднего и малого масштаба. Это и есть в чистом виде наша элита: люди умные, деловые, с хваткой, с опытом, с образованием, с ответственностью. Но где же они, эти люди? Они участвуют в нашем проекте, в проекте строительства нации — или ждут, когда к ним придет очередной рейдер, в погонах или без? А в ожидании этого снижают риски, переводя денежки за границу? Скорее второе. Усилия по дебюрократизации, по «раскошмариванию» среднего и малого бизнеса совершенно недостаточны. Он по-прежнему чувствует себя как бедный родственник, как нежеланный гость на чужой свадьбе. И создавать что-нибудь великое — и для себя, и для страны — ему совершенно не помогают. Без национальной элиты не может состояться процесс строительства нации. Более того, именно национальная элита создает нацию. Именно она формулирует, транслирует, объясняет, мотивирует, побуждает, организовывает. Фактически именно она, а не монарх задаёт стратегические ориентиры и ценностные образцы, решает, что хорошо, а что плохо, вырабатывает правила игры.Такой элиты у нас пока нет. Есть лидер и народная масса, а между ними — «привластная группа». Поэтому нас ждет либо переформатирование этой группы, ее превращение в подлинно национальную элиту, либо провал всего национального проекта.
Т-Р: И каким образом можно удовлетворить общественный запрос на эффективное государство, гражданскую идентичность и национальную элиту?
Вячеслав Костиков: У Солженицина рецептов для нынешней России нет. А ответы на «проклятые вопросы» России 21-го века лежат в области политики. И здесь у российской элиты полная интеллектуальная неразбериха, если не сказать импотенция.
Т-р: Крымчане отвергли бесперспективную траекторию движения Украины и воссоединили свою судьбу с судьбой всех россиян. А какая перспектива уже вырисовывается у Крыма в составе России теперь?

М-д: Крым конечно, может стать, согласно с мнением Виктора Ивантера и Руслана Гринберга донором федерального бюджета уже через 5-10 лет. Но может и уже в текущем году принести много триллионную пользу, если использовать не задействованные пока во всей России не экономические факторы общественного прогресса, имеющие решающее значение для устойчивой жизнеспособности страны. В условиях существующей модели социального управления эти факторы не рассматриваются и не учитываются при планировании развития. Не стал исключением и Крым, при прогнозировании и планировании развития которого используется не эффективная региональная политика. Её главная имитационная идея состоит в выравнивании социального обеспечения и предоставление льготных режимов для предпринимательства. Если, как сказал Николай Власенко - ОЭЗ в Крыму будет похожа на действующую в КО, то полуострову не светит перспектива стать территорией опережающего развития, о необходимости чего говорят учёные. Как не стали таковыми ни Находка, ни Ингушетия, ни прибалтийский эксклав. В результате двадцати летнего использования режима ОЭЗ, не смотря на регулярное обновление целого набора всевозможных областных концепций, стратегий и программ КО не стала ни опорным регионом, ни территорией опережающего роста, ни витриной страны в Европе, ни транспортным, ни культурным мостом , визиткой и т. д. И т. п.

А. Хозеев: Суммарный долг области, включая муниципальную задолженность, достиг уже почти двух третей от собственных доходов бюджета, что почти вдвое превышает средний уровень по всем регионам России и почти на треть — тот же показатель (около 50% в августе прошлого года.
Вячеслав Иноземцев: В КО из 35, 4 млрд руб. доходов треть (12,3 млрд руб.) - помощь «федералов».
Михаил городков: Не смотря на наличие ОЭЗ, у нас накопленный объём иностранных инвестиций на душу населения в три раза меньше чем в среднем по России.
М-д: Не привлекательность для инвесторов особых условий в КО объясняется наличием здесь дополнительных трудностей транспортного и таможенного обслуживания с одной стороны, при наличии ординарных для всей страны «уязвимых мест в экономике».(Так Дмитрий Медведев назвал недостаточную диверсификацию хозяйства, низкую инвестиционную активность и неважное качество институтов развития и государственного управления.) Кроме того, как подтвердили калининградские предприниматели, они так же как и в других городах, действуют в условиях пяти основных проблем, мешающих развитию экономики. Это низкий индекс деловой активности и связанные с ним невысокий уровень конкуренции,тенденция усиления сырьевой зависимости; невыгодное производство; избыточный контроль и коррупция; технологическая отсталость; слабая предпринимательская активность и иждивенческие настроения.
Александр Западов: В обл. думе прошёл «круглый стол» на тему «повышение инвестиционой привлекательности». В ходе обсуждения проблемы отсутствия инструментария для привлечения денег из внебюджетных источников, по сути, никто так и не понял, что нужно делать. Как верно подметила одна из выступавших, процитировав кота Матроскина : У нас не денег не хватает, а ума. Нужны прорывные идеи. А их пока нет ни у обл. депутатов, ни у членов регионального правительства, ни у калининградского экспертного сообщества.

М.Д.: Для меня очевидно, что не хватает специально созданных политического и административного режимов, подобно в китайских особых зонах. И прежде всего, нет обоснованной концепции региональной политики, в которой бы получили адекватное описание особые проблемы и возможности развития КО, была бы сформулирована комплексная модель хозяйственной структуры а так же ролевые функции, цели и задачи, механизмы достижения целей и решения задач. Для Крыма, как и для КО необходим новый регионально- политический подход, свободный от методологической безграмотности проектировщиков. Но использовать такой подход не возможно, т.к. не хватает элиты, которая была бы способна выполнять субъектные функции в социокибернетической системе: идентификации, институциализации, политической консолидации, социального управления и гос.регулирования.

Сергей Аксенов: Наши эксперты внимательно изучили примеры создания подобных экономических зон в России. Мы видим, что ряд ОЭЗ оказались не столь эффективными, как это планировалось, из-за отсутствия реальной согласованности между государственной политикой и интересами малого и среднего предпринимательства, чрезмерной ориентированности налоговых и финансовых органов на краткосрочные фискальные нужды. А как правило, именно малые и средние компании составляют основную часть резидентов ОЭЗ. Достижение этого баланса - одна из ключевых задач инновационной политики государства и политики регионального развития Крыма на ближайшую перспективу. Ну и наконец, стратегия развития многих особых экономических зон изначально не включала в себя четких представлений, как и за счет чего будут достигнуты экономические и инновационные результаты. Крым в этом плане пока еще tabula rasa, "чистая доска", на которой еще предстоит написать нечто содержательное, создать новый для нашей страны тип хозяйственно-территориального образования. Только эффективные действия в экономике и социальной политике в сочетании с жестким антикоррупционным контролем станут залогом превращения Крыма в действительно процветающий, эталонный субъект Российской Федерации. Это станет главной политической и исторической победой для всей российской власти.
Но уже есть идея: Развитие Крыма консолидирует гражданское общество России! Выбрав для себя российский путь, Крым, как новый субъект Федерации, может стать образцом развития для всей страны. Более того, полуостров с богатой и уникальной историей претендует стать одним из ключевых центров всего Русского мира. И нынешние противоречия с Украиной этому не помеха. Отношения с ней, несомненно, нормализуются с приходом к власти в Киеве здравомыслящих и прагматичных людей.
Возвращение Крыма в состав России дает старт новому этапу развития не только инфраструктуры полуострова, но и формирует важный для страны центр развития сотрудничества между всеми государствами Черноморско-Балканского региона, включая и Украину.
Я убежден, что новый Крым станет не водоразделом в отношениях между Украиной и Россией, а мостом. Мне хочется верить, что как и сотни лет назад, на Украине появится новый Богдан Хмельницкий, понимающий глубинный смысл и историческую жизненность предложенного Россией современного интеграционного процесса.
Мы рассчитываем, что Крым станет "эталонным" субъектом Российской Федерации, в развитии которого будут применены апробированные в других регионах лучшие практики, доказавшие свою эффективность экономические модели и административные решения. Это даст возможность развивать собственные отрасли промышленности, создаст реальные предпосылки для бурного развития и беспрепятственной работы малого и среднего бизнеса, формирования на этой основемногочисленного среднего класса - опоры общественной стабильности, в которой остро нуждаются слабо защищенные слои общества, - и социально ориентированной экономики. Вместе с этим сегодня надо думать не только о Федеральной целевой программе развития Крыма, но и о новых организационных форматах международного и межрегионального сотрудничества, естественной базой которого должен стать гостеприимный Крымский полуостров.
Более того, сегодняшний Крым может сыграть особую роль в дальнейшем развитии гражданского общества России, стать "точкой сборки", центром Русского мира по работе с соотечественниками, особенно на пространстве ближнего зарубежья. При этом Русский мир видится нам в контексте как российского социокультурного пространства, так и в сложившейся вокруг нее цивилизации, в становлении и развитии которых принимали участие представители различных этнических сообществ: русские, белорусы, украинцы, татары, армяне, грузины, евреи, казахи и другие народы, - словом, всех, кого объединяет сегодня на просторах России единая и многонациональная Российская нация.
В этой связи, с учетом славного исторического прошлого полуострова, наличия круглогодично работающего лагеря "Артек", логичной выглядит инициатива о создании в Крыму Всероссийского патриотического молодежного центра. Это площадка, на которой мы сможем поддержать тот порыв патриотизма, который сегодня охватил страну. "Артек", безусловно, должен быть и молодежной интернациональной территорией, где с детских лет юноши и девушки из разных стран мира смогут проникнуться богатыми культурными, морально-нравственными и духовными традициями России. Это хорошо продемонстрировал Международный молодежный слет "Таврида-2014", который впервые проводился в Крыму. Более 1,5 тысячи представителей из 60 стран мира в течение 10 дней прошли образовательную программу, носящую историко-патриотический характер, стали участниками тематических акций, социально ориентированных флешмобов и массовых спортивных мероприятий. Подобные молодежные, информационно-просветительские площадки позволяют узнать о России правду, которая сегодня столь массированно искажается западными пропагандистскими центрами.
В этой же плоскости стоит рассматривать и комплекс мер, направленный на организацию в Крыму мощного информационного поля для проведения последовательной культурно-просветительской работы.
Для крымчан очень важно, чтобы регион стал и местом активной работы структур российского гражданского общества, волонтерских организаций и профильных министерств и ведомств, в связи с наплывом в республику беженцев с юго-востока Украины и необходимостью решения накопившихся этноконфессиональных проблем.
Да, роль Крыма, повторюсь, издавна состояла в том, чтобы служить мостом между различными народами и цивилизациями. И он естественным образом вошел в евразийское пространство. Сегодня история предоставила ему еще раз такой шанс. И его крымчане, полагаю, не упустят!
И здесь, говоря о национальных отношениях, невозможно не затронуть тему цивилизационного выбора, сделанного жителями полуострова во время "Крымской весны". Обретение Украиной независимости обострило проблемы взаимоотношений Крыма и Киева. Остро поставило перед населением полуострова вопрос о сохранении собственной идентичности и суверенитета. Поэтому, обретя в начале 90-х годов ХХ века автономию в рамках Украины, большинство жителей Крыма в культурном, языковом и ментальном отношении оставались в пространстве России. Поэтому Крым осознанно выбрал другой путь. Путь поступательного и созидательного развития. Новые киевские политики однозначно сигнализировали нам о том, что они намерены разорвать культурно-исторические связи между народами, составляющими нашу цивилизацию, насильственно переписать нашу историю, изменить нашу мировоззренческую матрицу и ценностную шкалу. Воссоединение с Россией дало крымчанам надежную гарантию, что их языку, традициям, укладу жизни и личной безопасности ничто не угрожает. И это чувство защищенности, с моей точки зрения, - одно из самых главных и существенных притягательных свойств российской государственности. Беспрецедентная жизнеспособность, умение отражать внешние агрессии позволила народам, живущим на территории исторической России, сохранить национальные языки, культуру и свою идентичность. Наконец, еще один фактор, создающий привлекательность и историческую устойчивость на перспективу всем народам в интеграционной орбите России, - колоссальные природные ресурсы, формирующие потенциал долгосрочного развития, что особенно важно на фоне переживаемого Западом системного экономического кризиса. А возвращение Крыма домой, в Россию, гарантирует крымчанам экономический рост и процветание. На протяжении последних лет крымчане вопреки своей воле вынужденно оказались за пределами России. . Многие из русскоязычных общин оказались сегодня в крайне непростой ситуации, особенно организации соотечественников, действующие на Украине, охваченной гражданской войной. В этих условиях нам необходимо создание действенной площадки для профессионального диалога о проблемах и перспективах Русского мира. Поэтому власти Республики выступили с инициативой о ежегодном проведении в Крыму международного форума Русского мира, который будет проходить в историческом Ливадийском дворце. На нем будут обсуждаться наиболее острые вопросы, волнующие наших соотечественников прежде всего из русскоязычных общин постсоветских государств. Мы предложили назвать эту площадку Ливадийским форумом и объединить на нем политиков, историков и общественных деятелей изо всех уголков Русского мира. Подобный форум, как мы полагаем, будет содействовать и единению народов России вокруг идеи сохранения традиционных нравственных и духовных ценностей, защите Русского мира от беспамятства, распада и розни. При этом исходим из того, что самой России также необходимы новые, свежие идеи, позволяющие консолидировать общество, людей всех национальностей и конфессий.
Крым может сыграть в этом плане уникальную объединяющую роль, став, по образному выражению Владимира Путина, своего рода духовным источником для всей многонациональной России.

Алексей Чалый: Надо сделать Севастополь федеральным центром генерации национального сознания.

Светлана Гамзаева: Почему началась и остановилась война в Украине? Потому, что Донбасс, это идентифицированный пациент! Последние полвека человечество ведет локальные войны. Найдя способ не решать свои реальные проблемы.
Донецк с Луганском сегодня – как идентифицированный пациент в психологии. Есть такое понятие в системном подходе к человеческим проблемам. Оно было открыто в семейной психотерапии в 70-е годы прошлого столетия.
Это явление возникает, когда в человеческой системе не решаются насущные проблемы. И тогда кто-то внутри системы неосознанно берет эти проблемы на себя. Становясь носителем симптома – этакой общей бедой, притчей во языцех. В результате остальные пытаются его лечить, спасать, преследовать, бороться за него. Однако тот лишь все глубже вязнет в своей роли ходячего несчастья, а в системе так и не происходит ничего значимого, ничего не меняется, не решается.
Точно так же происходит и с горячими точками на земле. Отдельные территории становятся охвачены войной, словно проецируя на себя трудные проблемы стран и народов. Это ситуация, выгодная самым разным участникам, кроме жителей воюющей территории. Она помогает политикам, государствам и нациям откладывать трудно решаемые проблемы. Даже вообще в них не лезть. (Вместо этого увлеченно вникать в проблемы горячей точки.) Вот почему локальную войну так трудно остановить, и спустя годы она вспыхивает вновь и вновь. Вот почему на нее тратится столь много дипломатических усилий. Как это происходит, например, в Израиле.
Нечто похожее случилось теперь и с Донбассом. Две области Украины оказались в роли идентифицированного пациента. И таким образом в этой горячей точке сплелось множество самых разных мировых проблем – как между правителями, странами, народами, так и конфликты внутри самих государств, эффективно решать которые не получается. Это только на поверхности с одной стороны воюют украинские регулярные войска, а с другой – сепаратисты. На самом деле на этой территории обозначилась более глубокая расщелина. Вобравшая в себя противоречия, которые существуют и внутри Украины, и внутри России, и в Евросоюзе, и в США, и между всеми ими, между Востоком и Западом, между богатыми и бедными странами (и между социальными группами тоже), между изолированным благополучным раем и остальным миром. За этими конфликтами множество нерешаемых вопросов. Например, куда деть все неосуществленное в постсоветском пространстве, когда есть память о том, сколь много хотелось и моглось, и боль от того, как мало получилось. Как быть с мощным эволюционным потенциалом в наших же странах, захлебывающимся в коррупционной неповоротливости государств. Как быть с так называемой политкорректностью в мире вообще, где желаемое выдается за действительное, и взаимная нетерпимость друг к другу только задавливается внутрь. Тут и проблема ограниченных ресурсов при неограниченном желании их контролировать. Тут и взаимные обиды сильных мира сего. И продолжающийся мировой экономический кризис. И многое другое. Что просто не проговаривается, не становится очевидным, не разрешается и усугубляет напряжение между различными участниками мирового процесса и внутри стран.






Михаил Хазин : Надо прежде всего избавиться от западной парадигмы. Россия проигрывает политические сражения. И это не случайно. Проблемой руководства нашего государства в начале 1990-х была потеря идентичности – и в качестве самого простого решения была выбрана идентичность «западная», соответствующая проектной идеологии Западного глобального проекта.
В результате мы получили жесточайший социальный раскол, который привёл к разрушению всех механизмов саморегуляции общества и экономического развития страны. Те люди, которые приняли «западную» систему, не могли не видеть, что общество её не воспринимает, и, соответственно, не связывали своё будущее с Россией. А это, в свою очередь, привело к их категорическому желанию разрушить всё, до чего руки дотягиваются...
Давайте смотреть правде в глаза: «накат» на Путина идёт не потому, что он сам по себе плох. Путин нормально вёл российский «корабль» по волнам западного цивилизационного «океана». Но он хотел, чтобы Россия представляла из себя в рамках «западного» мира нечто целостное. Эту позицию терпели – пока был ресурс. Но сегодня она для Запада неприемлема, поскольку Россия и все остальные «ресурсные» страны должны стать той питательной средой, за счёт которой выживет «золотой миллиард» (который, впрочем, имеет тенденцию к сокращению).…Главный вопрос – можно ли отбиться? Не в смысле Путину от Обамы, а России от США. Ответ: пока мы находимся в рамках западной цивилизационной парадигмы – нельзя. Правила игры здесь пишем не мы, а значит – если мы отбиваемся по сегодняшним правилам, их быстро перепишут не в нашу пользу. И что тогда делать?
Значит, нужно искать другую модель, причём – быстро. Пока наши власти отбиваются, но времени у них крайне мало. А в этой задаче нужно проявить волю и решительность, причём не только для принятия решения, но и для подавления сопротивления «внутренней западной фронды». А сопротивление будет, и тут надо внимательно смотреть, на что готово согласиться большинство в стране. Иначе – у РФ будут серьёзные проблемы.

Ростислав Ищенко: военная победа Новороссии на Украине автоматически приводит к очередной (и на этот раз окончательной) геополитической победе России в противостоянии с коллективным Западом (США и проамериканское лобби в ЕС).
Неспособность США защитить режим Михаила Саакашвили в 2008 году лишь породила некоторые сомнения среди их союзников, но в целом была воспринята как досадная неудача (с кем не бывает). Ставки были удвоены, но провал США в Сирии, где Россия смогла удержать у власти Башара Асада, подорвал доверие к Вашингтону на Ближнем Востоке и лишил смысла «арабскую весну». Тем не менее ЕС оставался надежным союзником США, а победа на Украине, после очередного удвоения ставок, должна была привести к возвращению всех утраченных позиций и навсегда вычеркнуть Россию из концерта великих держав. Но большая победа возможна только как результат крайне рискованной операции, которая в случае поражения оборачиваетсякатастрофой.США каждый раз проигрывали столько, сколько они хотели у России выиграть.
Нынешнее поражение ведет к резкому ослаблению роли Вашингтона, а с ним и коллективного Запада, в глобальной политике. США, НАТО, ЕС превращаются в крупные и важные, но региональные структуры, способные оказывать влияние на судьбы мира только в рамках согласования позиций, нахождения компромисса с аналогичными структурами (Китаем, Россией, БРИКС).
И вот здесь Россия сталкивается с проблемой. Дело в том, что ее партнеры и конкуренты на мировой арене — не государства, но цивилизации. Китай и США/ЕС предлагают миру не только свою версию глобального политического и экономического порядка, но и свою философию мироустройства.
Это важный фактор глобального доминирования — более важный, чем темпы экономического роста и технологическое превосходство.


Т-р: после перерыва дорисуем клиническую картину, поставим точный диагноз и предложим действенное лечение

Анонс идеи

ПРИОРИТЕТНЫЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ
КРЫМ -ТРЕТИЙ РИМ!
В Крыму следует использовать не задействованные пока в России не экономические факторы общественного прогресса, которые имеют решающее значение для устойчивой жизнедеятельности страны. Именно с учётом культурно-духовного и организационо-общественного потенциалов, возможный вклад крымчан в укрепление хозяйства и расширение независимости всей России в текущем году можно оценивать в триллионах.

Для этого, федеральному центру необходимо наделить новый субъект специальными регионально-политическими ролями, с которыми он сможет активно включиться в развитие хозяйственно-экономического комплекса и социальной культуры страны. В соответствии с выбранными ролями можно будет определить цели региона и поставить задачи.

Одной из актуальных ролей может быть эпицентр социокультурной модернизации стран бывшего СССР. Второй -плацдарм всемирной экспансии седьмого социально-технологического уклада. Каждая из этих ролей предполагает постановку соответствующих целей и задач.
Для реализации первой роли потребуется соответствующим образом организовать реформы, с использованием китайской методологии.

А для реализации второй целесообразно учредить например, в Херсонесе столицу всемирного космополиса «Пангейю» в качестве политического и административного центра большой двадцатки, использование которого поможет  перейти от однополярного мира к бесполярному, минуя вероятные войны и революции в ряде стран и регионов, а также предотвратить возможные финансовый и политический коллапс в США, деиндустриализацию в европейских странах и в России, повсеместные гуманитарные и экологические катастрофы.

Для устройства «Пангейи» необходимо и достаточно приспособить часть курортного сервиса на острове для круглогодичного гостеприимства некоторой доли мирового конгресс-туризма с помощью специально созданного кластера управляющих компаний в сфере глобального менеджмента.


Подробнее можно будет почитать в материале "Гуманитарная помощь Калининграда Крыму. КРЫМ-ТРЕТИЙ РИМ!"

Новая политтехнология


ТОРПЕДИРОВАНИЕ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ОСНОВАНИЙ ЗАСТОЯ КАК АЛЬТЕРНАТИВА ПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Инициативное предложение поправок к госпрограмме КО «развитие гражданского общества»
Утвержденная постановлением правительства КО от 17-го декабря 2013 года за № 954 программа имеет немаловажные недостатки - мифологичность и латентную антиобщественность. Концептуальная основа документа противоречит значению социологического термина «гражданское общество». А не обоснованные положения документа противоречат интересам калининградцев. В силу своих внутренних недостатков, программа способна затормозить развитие всего общества, включая гражданскую его часть и государственную и таким образом дестабилизировать социально-экономические, политические и психологические процессы.
В социологии термином «гражданское общество» обозначается феномен социальной культуры. Эта теоретическая абстракция служит идеалом социальной системы в модернизированных странах. Согласно концепциям, гражданское общество представляет собой конкретно-историческую форму социальной системы, сложившейся в странах запада.
Основной отличительной характеристикой социальной системы западных стран является разделенное функционирование и развитие межличностных и групповых отношений с одной стороны и политических отношений с другой. При таком разделении, частные потребности людей и коллективные интересы групп и объединений, реализуются в межличностных и межгрупповых отношениях, в рамках системы независимых от государства общественных институтов и структур. К ним относятся: семья, церковь, негосударственные средства массовой информации, учреждения культуры, научные, профессиональные, спортивные объединения, ассоциации и союзы, которые развиваются и функционируют вне рамок и без вмешательства государства.
Исторически западная социальная система с негосударственной общественной организацией межличностных и межгрупповых отношений граждан сложилась в результате следующих эволюционных изменений социальной культуры

  1. Юридическое освобождение индивида

  2. Преобразование сословно-кастовой структуры общества в либерально-демократическую, правовую систему гражданских отношений

  3. Переход от абсолютистских властных систем к конституционным, представительным, имеющим разделение ветвей власти и профессиональные бюрократические организации

  4. Духовная автономизация личности в результате межрелигиозных войн, церковных реформ и просвещения.


Соответствующие изменения социальной культуры происходили в России иначе в сравнении с западными странами: асинхронно, в режиме догоняющей модернизации, в иных условиях и с отличающимися результатами. Соответственно и социальное значение понятия «гражданское общество» не может соответствовать социальной действительности на западе.
Первое противоречие программы содержится в ее названии. Феномена гражданского общества в России не существует. Поэтому гражданское общество в России невозможно развить. Второе противоречие содержится в назначении программы, обозначенном в постановлении правительства КО: «В целях развития взаимодействия органов исполнительной власти КО и гражданского общества...». Здесь противоречие двойное. Во-первых, государство не должно влиять на развитие функций гражданского общества. Во-вторых, исполнительные органы власти не должны взаимодействовать с гражданским обществом. Согласно теоретическим принципам гражданского общества граждане пользуются возможностями политического участия для управления государством. Посредством групп интересов и политических партий они воздействуют на исполнительную власть с помощью СМИ, парламентских инструментов контроля и законодательных инициатив.
Цель госпрограммы: «повышение гражданской активности для обеспечения социально-экономической и общественно-политической стабильности в КО» является не обоснованной. Как возможно отличить гражданскую активность населения, обеспечивающую с-э и о-п стабильность в КО, от активности, обеспечивающую с-э и о-п нестабильность? Когда граждане влюбляются и занимаются сексом, растят детей и ухаживают за родителями, зарабатывают и тратят деньги, увлекаются спортом и отстаивают свои профессиональные или культурные интересы, в это время они не направляют свою активность ни на стабилизацию, ни на дестабилизацию. Никакой госчиновник не в состоянии различить эти виды повышенной активности и отрегулировать снижение одной и повышение другой.
Задачи госпрограммы также являются не реалистичными в силу своей необоснованности.
1. Укрепление толерантности в межэтнических и межконфессиональных отношениях и единства многонационального народа Российской федерации. Толерантности, как и беременности не бывает сильной или слабой. Либо она есть, либо её нет. Укрепить толерантность нельзя. Можно усовершенствовать с-э, культурные, экологические, политические условия для проявления толерантности.
Многонационального народа не существует в действительности. Это миф. Юридическая категория «многонациональный народ» имеет признаки речевого невежества и обязательной государственной идеологичности (идеократичности). Мифологическое единство в современную эпоху укрепить не возможно. Но можно укрепить единство многонациональной и многонародной (многоплеменной, многоэтнической) российской общности. Точно также как нельзя увеличить жизнеспособность «многоорганизменной клетки», но можно это сделать с многоклеточным организмом.
2. Обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина программа развития гражданского общества не может и не должна. Права и свободы могут и должны защищать правоохранительные органы государственной власти.
3. Создать условия для реализации гражданами избирательного права можно и нужно путём усовершенствования политической системы, которая не относится к гражданскому обществу.
4. Повышение эффективности муниципального управления за счёт повышения квалификации и переподготовки служащих также не относится к сфере гражданского общества. Повышение квалификации это функциональная задача кадровых служб. А главные резервы повышения эффективности м/с — реформа межбюджетных отношений и регионально-политическая реорганизация управления областью.
Целевые показатели и индикаторы госпрограммы не являются актуальными.
1. Увеличение числа зарегистрированных некоммерческих организаций не свидетельствует об успешности их работы, как и общественной полезности этой работы.
2. Доля граждан, задействованных социально-ориентированными некоммерческими организациями, не является показателем ни наличия гражданского общества, ни его зрелости.
Ожидаемые результаты. В результате реализации программы ожидается укрепление доверия населения КО к органам государственной власти, повышение открытости органов власти и уровня информированности населения о деятельности власти. Эти ожидания не соответствует интересам населения КО. Жители заинтересованы в повышении эффективности организации работы гос. институтов и гармонизации менталитета. Как информирует общероссийская газета АИФ: люди пишут о том, что надо, чтобы в стране не поощрялось пьянство; надо, чтобы у политиков были идеалы, а не желание удержаться во власти; надо, чтобы «хозяева жизни» служили своей стране, а не вывозили наворованное за рубеж; надо, чтобы в России не было бешеного разрыва между бедными и богатыми, чтобы радио и телевидение не культивировали насилие и пошлость; надо, чтобы власть не только болтала о прорыве в будущее, но и не боялась реформ… Среди этих рецептов есть один, который встречается чаще всего: «Надо, чтобы в стране не было врущих». И уточняют: врущих политиков, учителей, попов, судей, родителей. («Как нежны были крабы…» Вячеслав Костиков).
О заинтересованности всех россиян, не исключая калининградцев, в нормализации социально-управленческих функций свидетельствуют и российские эксперты, принявшие участие в декабре 2013 года в опросе по теме "Проблемная повестка России". Целью исследования Центра научной политической мысли и идеологии Сулакшина являлась выработка коллективного решения относительно наиболее острых проблем, препятствующих развитию России. В отчёте об исследованиях, в частности говорится следующее: ...явно обозначилась коренная причина, влекущая за собой проблемы в управлении страной в целом. Эксперты указывают на практическое отсутствие целей развития России. Будущее состояние государства и общества вытекает из степени и верности сегодняшнего осознания целей движения. При выработке управленческих решений обязательна ориентация на желаемый образ, в случае если цели размыты или неверны, последовательного позитивного развития страны достигнуть невозможно. Эксперты, отвечая на вопросы анкеты, подчеркивали проблему отсутствия целей или их неверной постановки. В первом случае основными причинами выступает безответственность чиновников, кланово-лоббистский характер власти, коррупция. Во втором – теневые влияния, «пятая колонна», предательство( www.rusrand.ru).


ПРОЕКТ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО СОБРАНИЯ
Гражданский Комитет Культурной Революции (ГККР)
В г. Калининграде состоялось общественное собрание в составе ------------------------------------------------------.
Участники собрания рассмотрели экспертное заключение о внутренней противоречивости гос.программы КО «развитие гражданского общества». По результатам обсуждения вопросов постановили:
1.Признать принятую правительством КО программу не эффективной и подлежащей замене.
2. Предложить населению КО обсудить поправки к программе.
3.Информировать население с помощью услуг СМИ о необходимости изменений программы.
ПРЕДЛАГАЕМЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ
1.Удалить из названия программы слова «развитие» и «гражданское», оставив: программа общество.
2.Разделить сферы обеспечения функционирования общества и сферу реформирования общества, выделив последнюю в отдельную публичную программу общественной модернизации. Наполнить последнюю экспертными заключениями с адекватной оценкой действительного состояния сферы, перспектив изменения, обоснованных возможностей, ограничений, актуальных целей, реалистичных задач и действенных механизмов.
3. В программе общественной модернизации поставить следующие задачи.
4.1. Принять участие граждан КО в общероссийском процессе реформирования менталитета. В соответствии с моделью Юревича Вестник РАН, 12.2013г.
4.2. Гражданам КО Принять участие в общероссийской реорганизации Федерального управления на основе модернизированной модели СУ.
4. 3. гражданам КО принять участие в общероссийской реорганизации областного управления на основе концепции федеральной спецполитики в КО.
4. 3. гражданам КО принять участие в реформировании местного самоуправления на основе пилотного проекта перераспределения полномочий и ответственности, расходов и доходов между Федеральным центром и регионом.
4.4 Признать первоочередной задачей духовную революцию на основе муниципальной программы модернизации духовной культуры в областном центре с помощью согласованного проекта философской инновации «глобальная альтернатива».

НЕ ХВАТАЕТ АДРЕНАЛИНА, ХОЧЕШЬ ПОЩЕКОТАТЬ НЕРВЫ? ОБНОВИ СВОИ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ТОМ, КУДА ИДЕТ РОССИЯ! Заодно сможешь внести свой вклад в подготовку политической технологии управления изменениями нашей страны и всего мира. Другого случая не будет!

КОНСИЛИУМ.  ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗАСЕДАНИЯ-4
Ожидаемого обострения социальных патологий, от которых страдает Россия от Романова до Путина - о чем предупредил нас философ и писатель Михаил Веллер, можно предотвратить, если вылечить русский социальный организм. Для этого необходимо и достаточно, чтобы действия элит стали…разумными. Станут ли они такими - оценят будущие историки. Сегодня можно определить главные условия, при которых элитный слой политиков станет действовать разумно. Основные условия - интеллектуальная его сплоченность (Леонид Опенкин) и призвание в политику духовных людей (Александр Рар). Что мешало создать эти условия раньше и как этого добиться теперь, об этом  поговорим и примем соответствующее решение здесь и сейчас. Ну, а не воспользоваться нашими рекомендациями и не исполнить гражданское публичное решение смогут только круглые идиоты и политические самоубийцы. Следуйте за мной.
 ---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Т-р: Согласно мысли Михаила Веллера, ответившего на вопрос - куда идет Россия (в еженедельнике АИФ) – Россия идет туда, куда ведет культурная традиция, заложенная в прошлом, во времена монгольского господства на Русской равнине. Русские политики стали тогда зависимыми от монгольской ставки, куда они ездили за разрешением Хана править своими народами и переняли от них методы, институты и стиль поведения. Здесь надо заметить: Монголия тоже унаследовала монгольскую традицию восточной власти, но она не разваливалась на части периодически, как Россия. Для объяснения российской истории,  для прогнозирования тенденций  и для планирования траектории, не менее важен учет тенденций, берущих начало в византийском и норманнском наследии. Славянскую культуру и культуры не славянских народов тоже необходимо рассматривать в комплексном взаимовлиянии и целостном преобразовании социокультурного организма. Осмысление жизнедеятельности страны должна выполнять правящая элита в интересах своего собственного самосохранения как части этого организма. Сможет ли она показать разумные действия?
Александр Рар: Российской политике не хватает духовных людей. То, что Россия собирается модернизироваться, мне понятно, но с какой скоростью это будет происходить и насколько серьезно это намерение – пока не ясно. После публикации медведевской статьи «Россия, вперед!» пути будущего модернизационного прорыва по-прежнему окутаны туманом. Опыт дальневосточных тигров свидетельствует, что модернизация может происходить в рекордные исторические сроки, и именно такого будущего я желаю России. Вопрос лишь в том, готова ли к ней российская элита? После хаоса 1990-х годов значительная часть истеблишмента РФ полагает, что народ попросту не воспримет радикальные перемены. К тому же сильны опасения, что модернизация – это не первая и не последняя кампания в истории России, которая, помимо пиаровского эффекта, не дала никаких результатов. Чем это опасно? У российской верхушки будет велико искушение сидеть сложа руки и предаваться ничегонеделанию: мол, зачем напрягаться, когда модернизационная кампания рано или поздно сойдет на нет?
Вообще, Россия – это уникальная цивилизация. Модернизация здесь невозможна без мощного духовного порыва. Я достаточно давно общаюсь с представителями российской элиты, но людей, которым присуща духовность, почти не встречаю. В России во власти обычно оказываются холодные прагматики, для которых главное – это зарабатывание денег. Они ни во что не верят, быстро меняют свои взгляды в угоду конъюнктуре и легко предают своих партнеров. Люди же духовные во власти не задерживаются – их быстро сметают более наглые и напористые «акулы». Я полагаю, что модернизация в России может состояться в том случае, если российской элите удастся найти баланс между идеализмом и прагматизмом.
Леонид Опенкин: Создать условия для трансформации мобилизационной модели в органический, саморазвивающийся тип общественного устройства, придать этому процессу необратимый характер — в этом, как представляется, и должна состоять основная историческая миссия Владимира Путина и его соратников. Ибо только в случае успешного развития этого процесса возникнут условия для построения подлинного, а не ритуального демократического, свободного и справедливого общества. Сегодняшней, путинской России важно сделать все, чтобы наши потомки ради сохранения целостности страны и самосохранения нации не были обречены на бесконечное тиражирование мобилизационной общественной модели. Модели, сослужившей нашему народу добрую службу в прошлом, но не способной обеспечить ему достойную жизнь в будущем.

Т-р: Что этому препятствует?
Леонид Опенкин: Наша политическая элита все еще не сплочена. Мы помним, кого в советскую пору считали вершиной общественно-политического творчества. Это Радищев, Герцен, Чернышевский, Белинский… Почему? Да потому, что в их трудах последовательно и образно давалась критика того общественного строя, на смену которого заступил социализм. «Пришли иные времена. Взошли иные имена». На рубеже 80–90-х годов прошлого века на щит были подняты Бердяев, Богданов, Милюков, Франк, Ильин. Почему? Да потому, что они полно и последовательно критиковали идейные основы большевизма. Но где та истина, которая поможет практически изменить к лучшему уклад российской жизни, чтобы каждый это почувствовал? Нужно переосмысление всего нашего исторического опыта – в увязке, конечно, с мировым.
Если будем правде смотреть в глаза, то обязаны признать, что по ходу становления новой России, а это уже два десятилетия, страна пребывает в состоянии глубокого мировоззренческого кризиса. С одной стороны, он блокирует выработку долговременной политики социальных преобразований, с другой – подрывает идейные основы государственности. Поскольку, как показывают и социологические замеры, и сама жизнь, идеи и ценности демократии, свободы, част­ной собственности, либерализма, рынка, т.е. идеи, которые составляют фундамент действующей Конституции РФ, не пользуются доверием у большинства граждан страны. Это серьёзный сигнал для политиков и интеллектуалов. Ну и, наконец, хотел бы отметить ещё один принципиальный момент: мировоззренческий кризис консервирует ставший в наше время хроническим идейный раскол нации.
Стране за всю её историю ни разу не удавалось выйти на путь поступательного уверенного движения до тех пор, пока авангардный слой общества, те, кого принято называть элитой, не мог сплотиться на базе единого миропонимания, создав условия для совместных действий широких народных масс.
Владислав Иноземцев, главный редактор и владелец «Свободной мысли», великолепно показал в одной из своих статей, что произошло, например, в Китае, Бразилии, Арабских Эмиратах за четверть века, какой рывок они совершили и что происходило в России. Сравнение явно не в нашу пользу. Политическая элита там смогла и осмыслить мировой опыт, и учесть свои особенности. И на этой почве предложить некую формулу общественного устройства, организации жизни общества, которая бы соответствовала национальным интересам и способствовала решению реальных проблем, которые перед ними стояли. Тогда такие инструменты, как демократия, рынок, либерализм, можно успешно использовать в качестве средства решения конкретных проблем, а не просто как самоцель.
По мнению ряда учёных, фундамент российской цивилизации составлял особый тип организации экономической жизни. Это так называемая раздаточная экономика, которая, как полагаю и я, имеет право на существование не меньше рыночной.
В «Библиотеке отечественной общественной мысли с древнейших времен до начала 20-го века» представлены труды авторов, которые с реалистических позиций пытались разобраться в истоках рождения и развития отечественной цивилизации, показать объективные её отличия от западноевропейской. Стремились выявить факторы, которые влияли на то, что в нашей стране особой была роль государства, ответить на вопрос, чем была обусловлена приверженность коллективным формам организации труда, почему у нас вводилось крепостное право тогда, когда в Европе оно себя изживало. Наконец, почему в России не получили особого развития демократические формы организации жизни. Всё это есть в трудах мыслителей прошлого. И оттуда надо тащить ниточки к пониманию процессов современного общественного устройства. И на этом выстраивать перспективы его трансформации. А пока будем брать готовые модели – то ли западную, то ли китайскую, – ничего толкового не получится.
– После событий 1917 года общественная мысль, а это некое интеллектуальное явление, связанное с описанием, анализом, выявлением закономерностей, определением перспектив жизни общества, перестала существовать как наука. Обществоведение, которое сформировалось к концу XIX – началу XX веков, превратилось в обществознание. Почему? Да всё просто. В течение более чем шести десятилетий один-единственный институт обладал правом трактовки концептуальных проблем. Этот «институт» звался на разных этапах ЦК РКП(б), ЦК ВКП(б), ЦК КПСС. Он опирался на крайне узкий круг исследователей, которые работали в научно-исследовательских учреждениях партийного профиля (Академия общественных наук, Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, Высшие партийные школы), или – опять-таки – узкий круг учёных из ведущих академических институтов, также находившихся под партийным контролем. В связи с этим и там, и там всё было ясно и понятно.
Что касается остальных обществоведов, то они вынуждены были выполнять, по сути, не научную, не познавательную, а агитационно-пропагандистскую, идеологическую функцию. Или, говоря словами Энгельса, играли роль «попов марксистского прихода». Это было неслучайно. В одном документе в центральном партийном архиве наткнулся на мысль, связанную с представлением Сталина о том, что такое марксизм. Как-то в узком кругу он сказал, что вот вы там какие-то определения даёте, надо проще: марксизм – это религия класса, символ его веры. На такой основе в конечном итоге ничего путного построить невозможно.
Если говорить в целом, то ни Маркс, ни Энгельс никогда не занимались Россией. По их лекалам не стоит кроить программы преобразования. Кстати, Маркс и Энгельс никогда и не говорили, что надо взять некую идеальную схему и внедрить её в жизнь. Они говорили, что социализм станет результатом длительного эволюционного процесса развития производительных сил, производственных отношений на базе новейших достижений науки и техники. Это естественный процесс, а не революционный взрыв. В их трудах нет призыва к революции. По большому счёту нельзя отрицать самоценность марксизма. Но очевидно, что необходимо прийти к выводу об исчерпанности теоретической, методологической альтернативы «капитализм–социализм», «демократия–тоталитаризм», «либерализм–авторитаризм», поскольку это – идеологические рудименты ещё не закончившейся холодной войны. Мы обязаны выходить на принципиально новую орбиту исследовательской мысли.
Т-р: Элита не сплочена прежде всего интеллектуально на общественно-научной основе. И в силу этого, она не способна осмыслить историческую ситуацию, идентифицировать общность, выработать действенную политику. Осмысление, идентификация, политическое планирование и стратегирование происходит разрозненными усилиями не связанных общей исследовательской программой государственных институтов и организаций, а так же коллективов: Валдайского клуба, Ярославского форума,  Изборского, Идеологического центра Сулакшина, Движения  «Суть времени», Концептуальной партии и других партий и других, не попавших в мое поле зрения коллективов, независимых экспертов  и отдельных энтузиастов.  
Валерий Федоров:Что такое сегодня наша родина? Что такое сегодня быть россиянином, русским? И что значит любить родину в современных условиях? Так возникает вопрос об идентичности, то есть о чувстве сопринадлежности к российскому обществу. Дискуссия с подачи президента началась. Кто в ней участвует? Прежде всего сама власть, хотя людей, способных генерировать идеи, там немного. Политик-идеолог вообще редкое явление. Кто еще дискутирует? Политический класс, который либо держит власть, либо оказывает на нее влияние. Часть статусной интеллигенции, часть бизнесменов, которые вкладывают деньги в нашу страну, тратят деньги на благотворительность и культуру. Может поучаствовать, если захочет, и контрэлита, люди типа Фиделя Кастро или Владимира Ленина, выходцы из хороших семей, которые в какой-то момент бросают вызов всей политической системе, государству. Хотя, как показал Валдайский форум, они новых идей давно уже не высказывают, а либо повторяют либеральные прописи двадцатилетней давности, либо просто говорят: «Дайте порулить!» Наши элиты в принципе не умеют дискутировать, по крайней мере публично, нет навыка, культуры дискуссий, нет понимания их необходимости. Часть не верит, что это серьезная дискуссия, часть не хочет играть в чужую игру. Часть ждет четких команд сверху, она к дискуссиям вообще не приучена, считает их «разводкой», проверкой на лояльность и ждет не дискуссий, а инструкций. Часть элиты считает разговоры о чем бы то ни было, кроме денег, «разговорами в пользу бедных», обманкой, на которую не стоит тратить время. Идентичность легко находится, когда нация воюет, когда есть легкоразличимый внешний враг. Не случайно перезапуск советской идентичности был осуществлен во время Великой Отечественной войны.
Так что время для построения национальной идентичности, объективно говоря, сейчас не лучшее. Но ситуацию можно переломить, если найти то, что нас объединяет сегодня, сформулировать те ценности, ради которых стоит жить и умирать. Есть ли они у нас сейчас? Их, прямо скажем, пока маловато. Именно поэтому мы гордимся своим прошлым, а не настоящим. В классической литературе и классической музыке нам есть чем гордиться, в военных или сугубо государственных делах — тоже. Вот они, реальные наши скрепы, атланты, которые держат русское небо на своих плечах. Но это все в прошлом. А в настоящем? Где наши великие ученые, писатели, организаторы производства? Где великие актеры, писатели, драматурги? Где спортивные, инженерные, экономические победы? Мы их не видим, не знаем, не гордимся ими.
Кризис идентичности носит глобальный характер, он касается и американцев, и западных европейцев. Главный вызов здесь — вызов глобализации. Этот процесс, который в 1990-е казался очень успешным, к началу 2000-х стал выдыхаться и в итоге вылился в глобальный кризис. Кризис не только экономический, но и культурно-философский, полное непонимание того, как дальше миру развиваться. Кризис информационный, когда существующие политические и образовательные системы не справляются с информационными потоками, свободно гуляющими поверх государственных границ. Глобализация человеческих потоков вылилась в кризис мультикультурализма. Появляются гетто, анклавы, третье поколение мигрантов, которые не чувствуют себя своими ни на родине новой, ни на родине предков. Отсюда фундаменталистские движения, то есть новоизобретенные традиции, разрушение башен-близнецов и так далее. Это вызов идентичности западного мира, на который пока нет ответа.
К этому вызову в нашем случае добавляются еще два: вызов политический — у нас совершенно новое государство (нашему современному общественно-политическому строю всего-то чуть больше двух десятилетий, он еще не успел утвердиться, окостенеть, превратиться в новую традицию, в привычку, освященную временем) и вызов пространственный — у нас совершенно новые границы, никогда Россия не существовала в них, не было такого, когда десятки миллионов русскоязычных людей, воспитанных в рамках нашей культуры, больше не являются нашими гражданами. Есть Россия — и есть целый «русский мир» за ее пределами, и надо определиться, как мы к нему относимся.
.Сейчас же наши прежние победы внушают нам чувство не столько воодушевления, сколько разочарования, тоски, самокопания. Не можем наш национальный моторчик завести — нет запальника, топливо не загорается. Можем ли мы те цели, которые сейчас предлагаются, назвать амбициозными? Возьмем Олимпиаду в Сочи — труднейшая задача, огромные вложения, высочайшие технические решения, огромный труд огромного числа людей… Но ведь для нас Олимпиада — это круто, только если мы на ней победим. А почему только так? Да потому что было у нас немало олимпиад, где мы побеждали, а теперь почему-то не можем! И в результате — да, полезно, хорошо Олимпиаду в Сочи провести, но, увы, нацию это не зажигает…
Нам нужно понять, что сейчас задачи другие и что они не менее важны и амбициозны. И если мы осознаем эти задачи как амбициозные, то появится очень важная, критическая составляющая любого национального прорыва — то, что Сергей Караганов называет «кураж». Можно назвать и по-другому: «достижительная мотивация». Не потребительская, а достижительная. Не назад смотреть, а вперед, не ворчать и ругаться, а работать, открывать, достигать. А государству — создавать условия, чтобы работящие, предприимчивые, самостоятельные люди творили, вкладывались. Инвестировали свои деньги, энергию, талант в настоящее дело. И вот тогда то, чего никто не сделал, мы — несмотря ни на что — сделаем!  
Т-р: Владимир Путин объяснил в интервью телеканалам, зачем нам игры в Сочи. С его слов это развитие юга страны, восстановление базы подготовки российских спортсменов и новый горный туристический кластер.
Отдельно он отметил моральный аспект - нам дескать, надо встряхнуться. Насколько моральная сторона окажется действенной? Летняя олимпиада -80 тоже встряхнула общество. Но эта встряска не спасла СССР от развала. Может обществу более нужны не встряска и не кураж, а срочная госпитализация и серьезное лечение?
Степан Сулакшин: Советская номенклатура проспала модернизацию. Здесь я хотел бы обратить внимание на то, что мировоззренческий кризис можно рассматривать под другим углом. А именно: неспособность политических сил вовремя сменить парадигму развития. Гибель СССР в значительной мере явилась следствием модернизационного запаздывания, которое допустила позднесоветская номенклатура. Для того, чтобы проводить модернизацию, необходимы принципиальные изменения в государственной системе. Иначе это будет не модернизация, а консервация.
Самое главное, что показывает панорамный статистический портрет страны, - это то, что страна продолжает системно деградировать. Ее всеобщая деградация, начавшаяся во время Ельцина, в период второго и третьего президентов России своего направления не изменила. Приход Владимира Путина замедлил темпы падения. Обвал 1990-х гг. перешел в плавное скольжение вниз по наклонной плоскости. Но вектор падения по широкому перечню показателей все равно не преодолен. Всеобщность деградации говорит о том, что это результат не ошибок, недоработок или неудачных кадровых назначений. Для изменения траектории нужна трансформация самой существующей на сегодня модели. Страна исповедует не жизнеспособную псевдомодель развития и соответствующую идеологию, закладывая их в государственное управление.
Рамазан Абдулатипов: Решение многих коренных вопросов государственной политики и управления, социально-культурного обустройства россиян, российского народа на перспективу непосредственно связаны с содержанием культуры, с состоянием культуры человека, общества, культурной политикой государства. Российская культура стала терять духовный смысл.
Т-р: Какие из этих вопросов главные?
Мастер дзен: Вопрос установления общенациональной или интернациональной идентичности, вопрос формирования действенной государственной политики, вопрос организации эффективного стратегического управления. Для решения этих вопросов у правящей политической элиты нет минимально необходимого уровня философской культуры теоретического мышления, культуры речевого поведения и культуры диалога. Минимально необходимого уровня не оказалось и в 1917-том, и в 1991-вом.
Марина ОРГЕЕВА: Сейчас в России проходит Год культуры, одним из инициаторов которого, к слову, является сопредседатель Совета законодателей Валентина Матвиенко. Появился уникальный шанс начать большую работу по развитию культуры в России, ускорив решение проблем, которые уже не один год испытывает эта сфера. А ведь именно культура, как в свое время точно подметил классик, и есть тот самый путь к свету и благополучию, по которому должно идти любое цивилизованное общество.
В регионах, конечно же, не один год ведется работа по поддержке культуры. Например, в Калининградской области принята целевая программа развития культуры, разработаны концепции поддержки театрального искусства, музейного и библиотечного дела, развития учреждений культуры.
Здесь следует напомнить: глава государства в ходе состоявшегося 2 октября прошлого года Совета при президенте по культуре и искусству поручил разработать проект основ государственной культурной политики. При этом было подчеркнуто, что нам нужны четкие принципы и четкие ориентиры, которые обеспечат культуре роль определяющего, а не периферийного фактора развития страны и общества.  

Т-р: Звучит весомо. Но не убедительно. Культура, как известно – организм (социальной природы). А организмы развиваются сами. Их не нужно развивать. Можно создавать благоприятные условия для развития. А можно создавать условия, угнетающие культурную жизнедеятельность. Если Рамазан Абдулатипов говорит, что культура теряет духовность (духовный смысл), значит, она находится в условиях, угнетающих ее духовную жизнедеятельность. «Развивать» придушенную культуру означает искусственное выращивание уродливого нежизнеспособного гомункулуса. Если «долгие годы ведется работа по поддержке культуры», значит, культура остается нежизнеспособной, отстающей  компонентой развития страны и общества.  И если Россия идет по пути войн и революций, раскулачивания и приватизации, собирания земель и вод и раздачи оных, а не по пути к свету и благополучию, значит, она не относится ни к одному из цивилизованных обществ, о чем грустил в позапрошлом веке П.Я.Чаадаев, названный умалишенным. Большевики, как известно сгнобили русскую философию – высшую ступень исторического развития философской культуры. Ныне правящие бюрократы от культуры, политики и экономики вообще не знают такого слова. А между тем, как известно, последняя является одним из трех духовных атрибутов цивилизации. Она как известно, выполняет функции самопознания культуры. Следовательно, не самопознающая культура является духовно варварской культурой. Может ли духовно варварская культура стать определяющим фактором развития хозяйства, искусства, науки, экономики, политики? Могут ли духовно варварские законодатели разработать прочные основы действенной государственной политики в области культуры? Вопрос текториторический.
                        ---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Сделаем небольшой перерыв, после чего продолжим нашу философическую работу по мозаичному сложению фрагментов социальной картины России  для формирования истории ее болезни и для определения способов лечения. Начнем  с одного из главных вопросов -  идентичности.

ДЕМИФОЛОГИЗАЦИЯ

ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА ГОДА КУЛЬТУРЫ
Объявление президентом Владимиром Путиным Года культуры вызывает вопросы: Что это? Зачем это? Как это делать?
В моём представлении, культура в сущности это форма общественной жизнедеятельности людей. В ней аккумулируется опыт практической и духовной деятельности в виде человеческих знаний, навыков и технических объектов. Культура представляет собой техническую и смысловую среду (духовная и материальная культуры) в которой мы обитаем. Культурную среду можно разделить теоретически на: политическую, экономическую, бытовую, производственную, природопользовательную, этическую, эстетическую, военную (добавить недостающее). Уровень развития и особенности каждой отдельной культуры имеют значение. Главная область культуры - политическая. Она формирует политическую систему, государство, экономические и правовые институты, образ жизни и уклад. Она определяет и социальные темпоритмы, в соответствии с которыми происходят изменения общественной жизни.
Проблема российской культуры состоит в её нежизнеспособности. Нежизнеспособность проявляется в прерывистой и возвратно-поступательной траектории развития страны. Отсюда главная задача Года культуры – культурно-духовная революция: Подъём российской духовной культуры на новый уровень развития в интересах перехода российской общности на путь устойчивого (поступательного, последовательного, непрерывного) развития в авангарде мирового сообщества. Эта задача должна быть решена в ходе подготовки общенационального или точнее интернационального ответа на вызовы современности. И в соответствии с этими ответами, следует рационализировать политическое, экономическое, этическое, эстетическое, обыденное мышление на принципах современного научного и на принципах традиционного философского мировоззрения, усовершенствовать социальные технологии и жизненные уклады в соответствии с постсовременной моделью российской культуры. Новая модель должна быть свободна от недостатков как традиционной так и современной моделей. Явный недостаток этих моделей гипертрофированная мифология.
Для организации теоретической и опытно-экспериментальной деятельности по обеспечению культурных перемен предлагаю создать штаб гражданского комитета революции культурной (штаб КультРевкома).
Страницы: Пред. | 1 | ... 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | ... 10 След.

18+

Дети! Отдельные страницы данного сайта могут содержать вредную (по мнению российских законодателей) для вас информацию. Возвращайтесь после 18 лет!