RuGrad.eu

20 ноября, 11:25
вторник
$66,01
+ 0,02
75,32
+ 0,42
17,47
-0,03
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
00:09, 30 марта 2018 7 карточек

Зашли слишком далеко

Почему к строительству нового онкологического центра власти смогут приступить только спустя 10 лет отсутствия онкодиспансера.Карточки RUGRAD.EU.
1.
Что случилось?

24 марта 2018 года новый проект калининградского онкологического центра получил положительное заключение Главгосэкспертизы, а в начале следующей недели ожидают подтверждение ценового и технологического аудита. Таким образом, региональные власти получают документы, которые позволяют приступать к конкурсным процедурам, а в перспективе – к строительству областного онкологического центра за 5,7 млрд руб.




Правительство области в 2017 году имело небольшую «фору» при подготовке документации: имелся подрядчик – ЗАО «Гипроздрав», проектировавший калининградский онкоцентр с 2014 года. С ним и был заключен контракт на корректировку проектной документации. Осенью она была направлена на госэкспертизу и вернулась после многочисленных правок в марте.


Однако все эти этапы регион уже однажды проходил с предыдущим проектом онкоцентра, его реализация была «заморожена» в 2016 году.



2.
Проходил, но ничего не получилось?

Именно так. Кстати, даже предыдущий, замороженный проект онкоцентра нельзя назвать первым. Отдельные проекты по строительству онкологического диспансера обсуждались и при Георгии Боосе. В период губернаторства Николая Цуканова существовало два проекта. Один был подготовлен оперативно в 2011 году командой министра здравоохранения Александра Выговского на волне интереса со стороны тогдашнего губернатора. Именно тогда был сформирован земельный участок в Родниках, а к задуманному онкоцентру был назначен куратор строительства. По решению федерального Минздрава им стал директор НИИ онкологии им. Петрова в Санкт-Петербурге, профессор Алексей Беляев. Однако затем, как вспоминают участники событий, интерес экс-главы региона к онкоцентру не то, чтобы угас, но видоизменился.




«Когда радостно Цуканову был передан протокол из НИИ онкологии им. Петрова о том, что наш проект можно передавать на проведение конкурсных процедур с незначительными поправками по ходу строительства, он просто сломал ручку и не стал ничего подписывать», – вспоминает собеседник RUGRAD.EU, работавший в правительстве области до 2012 года. Существование этого проекта нам подтвердили и в институте им. Петрова, но его руководитель сослался на то, что «человек, который этим занимался, тяжело заболел и больше не работает в НИИ».


Позже экс-губернатор начал транслировать уже другие идеи в широком диапазоне. От того, что строительство выполнит частный инвестор, до того, что область построит онкоцентр «на свои». Однако ничего подобного не произошло. В конце работы в качестве полномочного представителя президента в Северо-Западном федеральном округе Цуканов встретился с калининградскими журналистами и попытался убедить всех, что он «физически» не успел построить онкоцентр, а после его ухода строительство было затянуто лишь потому, что «новая команда, которая пришла, считает, что такой большой онкоцентр региону не нужен».



3.
Так кто же все эти годы «морозил» строительство онкоцентра? Цуканов?

«Я не считаю, что Николай Цуканов как-то виноват в том, что стройка не началась в его бытность губернатором. Почему? Проект он сделал. Сначала были одни мнения в Минздраве, потом – раз и они стали другими. В чем причина, почему так случилось?.. Я не знаю, но он нашел 68 млн руб., чтобы его спроектировать, и проект мы переделываем, потому что он когда-то это сделал», – комментировал в беседе с RUGRAD.EU губернатор Антон Алиханов в декабре 2017 года. Тогда региональные власти со дня на день надеялись «закончить эту эпопею» с проектированием онкологического центра.


Формально «цукановский» проект, как упоминает Антон Алиханов, действительно был остановлен после вмешательства Минздрава РФ. Без его одобрения регион не смог бы получить деньги на проект, хотя весной 2016 года был близок к этому как никогда. Речь шла о том, что строительство обойдется в 7,9 млрд руб. Эта сумма была признана достоверной по результатам аудита в феврале 2016 года. Но, по данным знакомых с ситуацией источников еще до получения документа о соответствии в кулуарах правительства уже знали, что федеральный Минздрав такие параметры не одобрит. Калининградский онкоцентр не единственный, который строится в стране за государственный счет. Как правило, они создаются по федеральным программам в несколько этапов и общая цена оказывается ниже 8 млрд руб. 




Так и получилось: в апреле 2016 года на совещании у вице-премьера Ольги Голодец властям Калининградской области было рекомендовано «оптимизировать» проект. Более четкие замечания, не торопясь, Минздрав прислал в регион только в сентябре 2016 года. Тогда выяснилось, что ведомство просит вырезать из будущего онкоцентра ПЭТ-центр. Известно, что Николай Цуканов лично лоббировал наличие в онкоцентре отделения позитронно-эмиссионной томографии.  


Калининградские политики традиционно обвиняли «федералов» в «торможении» строительства, никогда не называя имён. Так, в разгар подготовки совещания у Ольги Голодец единоросс Александр Никулин заявил о том, что  «отдельными чиновниками федерального уровня тормозится решение строительства онкологического центра». Общаясь с RUGRAD.EU, депутат Никулин не смог вспомнить, о каких чиновниках шла речь. Главный онколог Калининградской области Кирилл Баринов, на чье обращение президенту ссылался Никулин, вообще опроверг факт своего обращения в приёмную президента или к депутату лично.



4.
То есть виноваты «федералы»?

Хронология официальных документов не позволяет с этим согласиться. На уровне руководителя правительства и президента доводы о необходимости строительства онкологического центра в Калининградской области были понятны. Весной 2016 года, после встречи с российскими законодателями, в том числе и спикером Облдумы Мариной Оргеевой, президент Путин дал поручение рассмотреть вопрос о софинансировании строительства. Однако первые деньги правительство России зарезервировало только в 2018 году и под принципиально изменившийся проект онкологического центра.


Еще одним интересантом истории с нестроительством онкоцентра источники в медицинской среде называют онкологических кураторов региона – НИИ им. Петрова в Санкт-Петербурге. Его специалисты не скрывали, что в год оказывают помощь 169 пациентам из Калининградской области. Причем по большей части всё бремя по оплате услуг по диагностике и лечению ложилось на самих пациентов, а не на систему ОМС.


На рубеже 2016-2017 года онкологи из НИИ им. Петрова при поддержке Общероссийского народного фронта провели в Калининградской области несколько благотворительных акций. Кроме обследований, руководители центра тогда провели встречи в правительстве области и активно общались с прессой. С одной стороны, петербургские онкологи продвигали идею открытия в городе филиала своего института, с другой – высказывали сомнение в необходимости строительства онкологического центра в Калининградской области в принципе.




«Радиологический центр нужен, а где он будет — не столь важно. Отдельно нужен центр женской онкологии, потому что это очень специфическое лечение. Если бы Калининград был мегаполисом, то можно было бы найти ресурсы для большого онкоцентра, а поскольку у вас анклав, то нужно проанализировать, что есть, и перестроить организацию онкологической помощи больным в вашем регионе», – говорил Алексей Беляев.  



5.
Так может быть, онкоцентр нам действительно не нужен? Что об этом говорят за пределами правительственных учреждений здравоохранения?

Сказать, что все опрошенные RUGRAD.EU врачи однозначно сказали: «Нужен», - нельзя. Но напрямую «нет» тоже не ответил ни один из специалистов. Те, кто высказывали сомнения, указывали скорее на то, что строительство онкологического центра стало «переходящим знаменем» обещаний для нескольких поколений власти в Калининградской области. Причем, как вспоминает заслуженный врач РФ, первые проекты появились еще в 1972 году и не были доведены до конца.


Некоторые из респондентов вспоминали, что видели в 2008 году письмо калининградских онкологов о том, что региону не нужен ни онкологический диспансер, ни современный онкоцентр. Якобы ресурсов областной больницы должно хватить для диагностики и лечения всех спектров онкологических заболеваний. По времени появления это письмо совпадает с реорганизацией областного онкодиспансера на ул. Иванникова – событием, которое принято считать «концом» онкологической службы Калининградской области.




Однако факт существования письма нам подтвердить не удалось. «Это чьи то фантазии. Никогда, ни на одном совещании я не слышал голосов о том, что онкологический диспансер в регионе не нужен. Онкологический центр Калининградской области однозначно необходим. Но онкоцентр современный и с большим коечным фондом, потому что тот, что был – имел только 80 коек. Это катастрофически мало. В диспансере на момент реорганизации не оперировали рак легкого, рак пищевода, рак желудка, колоректальный рак, ЛОР-патологию, онкогинекологию, онкоурологию, опухоли головного мозга, не лечили онкогематологические заболевания и многое другое. По данным Минздрава области, в онкодиспансере на тот момент не лечили 75-80 % онкопатологии. Причем радикально на ул. Иванникова ничего нельзя было изменить: старое немецкое здание, его расположение в центре города не позволяло расширять коечный фонд, устанавливать современное радиологическое оборудование. Практически все больные с онкопатологией проходили высокотехнологичное обследование (КТ, МРТ, УЗИ и т.д.) в областной больнице и в основном оперировались в областной больнице. Фактически присоединение онкодиспансера на улице Иванникова к областной больнице закрепляло ту ситуацию, которая уже на тот момент сложилась: помощь онкологического профиля уже по факту в основном оказывалась в областной больнице. И еще стоит сказать, что присоединение к областной больнице было утверждено как временная мера (!) до окончания запланированного строительства современного онкоцентра, о чем был информирован Минздрав РФ», – комментирует профессор Сергей Коренев (главный внештатный онколог области с 2008 по 2015 годы).



6.
Миллион версий, миллион проектов. Так «молодые технократы» будут строить онкологический центр или нет?

«Когда появится онкоцентр, люди не перестанут болеть. Но дело чести для нас его построить», – комментирует губернатор Антон Алиханов. Пока в риторике правительства области основными гарантиями строительства выступают: наличие одобренного и согласованного проекта и федерального финансирования. В региональной казне на этот год на онкологический центр заложено 1,13 млрд руб.




До стадии конкретного финансирования проекта в Калининградской области пока никто не доходил. История региона, впрочем, помнит примеры и крайне медленного освоения федеральных средств.


В ходе недавнего интервью в эфире радиостанции «Балтик Плюс» губернатор назвал июнь 2018 года ориентировочной датой заключения контракта на строительство и временем старта земляных работ. Ориентировочный срок завершения строительства – 2020 год.



7.
А откуда возьмут врачей, если петербургские кураторы высказываются против отдельного онкологического центра?

Чтобы обеспечить работу онкологического центра, по подсчетам Минздрава требуется более 70 врачей. Как комментировал СМИ министр здравоохранения региона Александр Кравченко, вопрос о переходе специалистов онкологического отделения Калининградской областной больницы на работу в новый комплекс в 2020 году «будет предметом серьезного обсуждения». Существование самого отделения, по мнению министра, также потеряет свою целесообразность.




Можно предположить, что к формированию команды будут привлекаться не «курирующие» питерские специалисты, а эксперты из медицинских центров, расположенных в Москве. Александр Кравченко прибыл в Калининградскую область в 2016 году непосредственно для строительства онкоцентра. Известно, что у него сохранились профессиональные связи с руководителями ряда московских исследовательских центров, в том числе – с Андреем Каприным, директором Московского научно-исследовательского онкологического института им. П.А. Герцена.


карточки: Мария Пустовая