18:52, 21 августа 2018 7 карточек

От газеты до колонии

20 августа вступил в силу приговор в отношении Бориса Образцова. Как издатель «Тридевятого региона» пытался отстоять свою свободу и почему дело Игоря Рудникова могло сыграть роковую роль в его судьбе. Карточки RUGRAD.EU.
1.
Кто такой Борис Образцов?

Образцов — индивидуальный предприниматель, издатель, а с какого-то момента и главный редактор газеты «Тридевятый регион». Время от времени издание попадало в эпицентр скандалов, связанных с политической повесткой. 


Один из последних произошел в 2017 году, почти сразу после выборов нового губернатора Антона Алиханова. «Коммерсант», со ссылкой на самого Образцова, писал, что руководители муниципалитетов получили письмо с требованием уничтожить тираж его газеты. Письмо якобы было отправлено с электронного почтового ящика секретаря вице-премьера Александра Торбы, который в областном правительстве курирует внутреннюю политику. Сам Торба, впрочем, все обвинения отрицал, намекая, что письмо могли сфальсифицировать ради пиара. 


Подобный случай не единственный в истории издания Бориса Образцова: можно вспомнить новости о том, как типография отказывалась печатать тираж «Тридевятого региона» или как патриотические общественники просили прокуратуру запретить газету Образцова. В 2011 году издатель был осужден по ч.1 ст. 282 УК РФ за критические высказывания в адрес Русской православной церкви. Его приговорили к штрафу 110 тыс. руб. (судимость была погашена). Критический комментарий был опубликован в газете «Тридевятый регион».




2.
Что с ним случилось?

Издатель «Тридевятого региона» был задержан в 2016 году, ему предъявили обвинение в вымогательстве в особо крупном размере. Позиция обвинения выглядит примерно так: Борис Образцов вымогал у коммерческих структур (в деле упоминалась компания «К-Поташ Сервис» — инвестор калийного рудника в поселке Нивенское Багратионовского района) деньги за прекращение негативных публикаций в подконтрольных ему СМИ. После того, как издателю был передан 1,1 млн руб., его задержали сотрудники ФСБ.


3.
Сам Образцов согласился с предъявленными ему обвинениями?

Нет, издатель заявлял, что деньги на самом деле предназначались для его благотворительного фонда, который занимался проектами в Багратионовском районе (подарки школьникам, наборы семян и так далее). Инвестор («К-Поташ Сервис»), по его словам, сам готов был участвовать в финансировании деятельности «Фонда развития Багратионовского района». Он даже заявлял, что готовил расписку о получении денег, и намекал на провокации со стороны людей, которые пытались передать ему деньги: расписка готовилась на миллион рублей, но по факту Образцову привезли сумму на 100 тыс. руб. больше. Разница дала возможность квалифицировать дело именно как вымогательство в особо крупном размере.




4.
Как дело развивалось дальше?

В начале — достаточно благоприятно для Бориса Образцова. Следствию не удалось добиться выбора в качестве меры пресечения заключения под стражу (в СИЗО Образцов провел около 5 дней). В результате всё время, пока не был вынесен окончательный приговор, он провел под подпиской о невыезде. Уголовное дело было передано в суд только в феврале 2018 года.


В суде выяснилось, что обвинение строится в том числе на записях разговоров между Образцовым и бывшими сотрудниками «К-Поташ Сервис» и компании «Стриктум» (в настоящий момент она объединена с «К-Поташ Сервис»). Образцов требовал провести психолого-лингвистическую экспертизу этих записей, а также заявлял, что в этих разговорах нет никаких признаков вымогательства. В частности, он делал акцент на том, что с его стороны не было никаких угроз и никаких конкретных требований им не заявлялось. Обвинение же доказывало, что Образцов знал о конфликте между компаниями «Стриктум» и «К-Поташ Сервис», с одной стороны, и жителями Нивенского — с другой. А также знал о заинтересованности коммерческих структур в том, чтобы «Тридевятый регион» перестал публиковать негативные статьи. Деньги полагались Образцову, по версии следствия, как раз за прекращение негативных публикаций.


Сам Образцов признавал, что готов был взять деньги, а в качестве ответной меры был даже готов за это «молчать», но никаких угроз, по его версии, не было. «Здесь просьба дать денег есть», — признавался он на процессе. Но лингвистическая экспертиза посчитала, что раз Образцов намекает своим собеседникам на то, что в случае передачи денег прекратит свои публикации, то возможна и обратная ситуация: если деньги не будут переданы, то негативные публикации продолжатся. Сам осужденный с такой логикой согласен не был.




5.
Каким был приговор?

Суд первой инстанции приговорил Бориса Образцова к 3,5 годам колонии общего режима. Лингвистическая экспертиза посчитала, что в материалах, которые публиковал «Тридевятый регион», представлена позиция только одной стороны. А значит, весь текст объединен общей идеей — «формирование негативного отношения читателя к строительству рудника в Нивенском, ООО «Стриктум» и его сотрудникам».


Судья нашла возможность назначить издателю газеты более мягкое наказание, чем предполагает санкция статьи. Квалификация преступления была изменена с особо тяжкого на тяжкое. Прокуратура просила для издателя 8 лет колонии строгого режима (санкция статьи предусматривает от 7 до 15 лет лишения свободы).


Впрочем, Образцов остался недоволен приговором, вновь заявил о своей невиновности (в рамках своего последнего слова он просил суд не лишать его свободы). «Вымогательство — это требование. В экспертизе везде сказано «побуждение». Под побуждением [могут подразумеваться] разные вещи. Побуждение может быть просьбой, нытьем, просто по-человечески попросить, выпрашиванием... Только требование образует состав преступления», — комментировал он приговор первой инстанции.



6.
Стороны попытались оспорить приговор?

Да. Притом как осужденный, так и другие участники процесса: прокуратура посчитала приговор слишком мягким, а Образцов должен отбывать наказание в колонии строгого режима. Представитель компании «К-Поташ Сервис» указывал, что при вынесении приговора не учли их мнение с переквалификации преступления, хотя в суде первой инстанции компания особого интереса к судьбе Образцова не проявляла. Сам Образцов по-прежнему настаивал на невиновности и продолжал надеяться хотя бы на условный срок.


Фактически позиции сторон во время судебного процесса в апелляционной инстанции не сильно изменились. Прокуратура несколько смягчила формулировки и теперь считала справедливым «не менее 5 лет» заключения. Образцов в ходе апелляционного разбирательства заявил, что у него обнаружено онкологическое заболевание. После этого он начал апеллировать к ч. 2 ст. 81 УК РФ (она предполагает, что лицо, которое заболело тяжелой болезнью после совершения преступления, может быть освобождено от наказания). При этом он одновременно настаивал также на своей невиновности (но просил себе условный срок, если суд все-таки сочтет его виноватым).


У прокуратуры к диагнозу Бориса Образцова (он добился приобщения к делу медицинских документов и заключений) появилось много вопросов. Были направлены запросы в министерство здравоохранения и медицинские учреждения области, имеющие лицензию на проведение эндоскопических исследований. После этого стороной обвинения было заявлено, что суду предоставлены сфальсифицированные медицинские документы: прокуратуре не удалось найти никаких сведений о враче, который подписывал заключение, подтверждающее у Образцова наличие опухоли. В ответах медицинской клиники, где издатель «Тридевятого региона» проходил обследование, сообщалось, что сотрудника с аналогичными данными у них нет. По информации гособвинения, такой человек не зарегистрирован в регионе и не въезжал в него на момент проведения Борисом Образцовым медицинского исследования.


В результате приговор суда первой инстанции был оставлен в силе. Борис Образцов был взят под стражу прямо в зале суда.





7.
Причем тут дело Игоря Рудникова?

Сам Образцов считал, что уголовное дело о вымогательстве у руководителя регионального управления Следственного комитета РФ 50 тыс. долларов могло сыграть в его судьбе роковую роль. До ноября 2017 года, когда был задержан Игорь Рудников, некие информированные источники обещали Борису Образцову, что либо дело развалится, либо он получит условный срок. После этого история приобрела несколько иной вид: два редактора двух СМИ, которые стали фигурантами двух похожих уголовных дел. «Формально мы обвиняемся по одному и тому же составу преступления. И мне сказали: "Борь, ты такой хитрый? Мы не можем дать одному условно, а другого запереть на 10 лет. Я знаю, что прокуратура области считает, что Образцова надо сажать, потому что... как потом будет выглядеть приговор Рудникову?"» — отмечал Образцов.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: RUGRAD.EU