Александр Попадин

Александр Попадин, культуролог:

Реальный акцент «Музейного квартала» был на застройку Кнайпхофа

«Музейный квартал» был прожектом имитационным (поэтому Сивкова его и не поддерживала) и в скобках подразумевал ползучую застройку Кнайпхофа, под чего и затеялась история с изменением зон на острове. Новых музеев и экспозиций для решения «проблемы культурной занятости туристов» не делалось, а старые не развивались в этом направлении. Попытки «закрыть» потребность увеличением числа ивентов (лучший проект — фестиваль фейерверков) решают проблему лишь частично и сконцентрированы в летний сезон, когда турист и так забивает все гостиницы и чувствует себя комфортно с учетом прохладного балтийского пляжного отдыха. В несезон всё так себе. Соображения, что придёт федеральный проект на остров Октябрьский и эту проблему решит, — наивны: тот проект решает иные задачи, чем ублажение нашего местного туриста.

«Главной авантюрой эпохи Гольдмана» можно назвать прожект «Музейного квартала», призванный занять нишу мега-проектов «эпохи Алиханова» и таким образом заместить в общественной повестке проект «Сердце города» (они даже территориально во многом идентичны, а масштаб в «600 гектар» с именем «квартал» как-то не вяжется: загляните в словари, посмотрите определение термина). Судя по тому, что в реальности Янтарная мануфактура по-прежнему разрушается, «Бирже» денег в 2020 году не обещано, раскоп не музеефицирован, а музей Канта в Кафедральном соборе всё так же похож на собрание коллекционера-любителя, а не на музей (это не их вина, а их беда) — главный реальный акцент «Музейного квартала» был на застройку Кнайпхофа. То есть на максимальную монетизацию турпотока, идущего к Канту и в собор. (Инициативу минкульта раскритиковала директор Музея Мирового океана Светлана Сивкова, предложив исключить из названия слово «музейный».) Как Гольдман умеет «делать музеи», мы знаем по «временному ресторану» на «Рыбной деревне-2». Без застройки острова Канта «квартала» никак не получается, это становится пустой риторической единицей, — теперь посмотрим, что займёт место «главного культурного прожекта» после ухода Гольдмана. (При этом любимым манипулятивным инструментом Гарри Митича были разговоры об «инвесторе» и «частных инвестициях»: сколько он привлёк их за 4 года? Вопрос риторический).


* Мнение высказано калининградским культурологом в собственном блоге.

24 Января 2020





Комментарии