RuGrad.eu

24 , 15:48
$72,72
-0,16
85,20
-0,28
18,53
+ 0,07
Cannot find 'reflekto_single' template with page ''
Меню ГОРОД НОВОСТИ КОНЦЕРТЫ ВЕЧЕРИНКИ СПЕКТАКЛИ ВЫСТАВКИ ДЕТЯМ СПОРТ ФЕСТИВАЛИ ДРУГОЕ ПРОЕКТЫ МЕСТА

Организаторы проекта «Воздух»: Можно сделать пенную вечеринку, но это пахнет каким-то Краснодаром

Геннадий Гуренко и Сергей Савельичев

Геннадий Гуренко и Сергей Савельичев, организаторы проекта «Воздух:

6 августа 2013

Клубный проект «Воздух» стартовал в Калининграде 1 июня. Вечеринки проводились на базе комплекса River Side, где есть бассейны и выход к открытому водоему, что предопределило формат вечеринок. В интервью Афише RUGRAD.EU организаторы проекта Геннадий Гуренко и Сергей Савельичев рассказали почему в Калининград нельзя привезти артистов Swedish House Mafia, как ведут себя на их вечеринках люди из клуба «Планета» и почему их деятельность приносит им пока только моральное удовлетворение.


- Как у вас появилась идея создать такой проект как «Воздух», серию вечеринок на открытом воздухе?
Сергей Савельичев: Ну во-первых нам пообещали очень жаркое лето...Что в принципе уже действительности не соответствует, но мы рассчитываем на перспективу. Естественно, мы все друг друга в Калининграде знаем, город очень маленький, соответственно узнали о нашем месте очень быстро.
Геннадий Гуренко: Летние вечеринки в Калининграде проводились уже давно. Эти идеи были реализованы в рамках известных всем проектов. Наш с Сергеем личный опыт — это организация для кого-то первых, а для кого-то первых качественных вечеринок, которые на базе комплекса «Пирс» в Калининграде проводились. Это было с 2003 по 2005 год. Это был первый наш опыт проведения открытых вечеринок на открытом воздухе с бассейном и шатрами. Сейчас эта идея трансформировалась в нечто большее, потому что в городе появился хороший комплекс River Side на базе которого можно развернуться и осуществить самые амбициозные задумки.

- Почему вы решили именно на комплексе River Side остановиться для реализации проекта?
С.С.: Место очень антуражное. У нас в принципе аналогов такому нет.
Г.Г.: Нет, аналоги, наверно, есть, но они не такие оригинальные как это место. Давайте все-таки не приводить в пример побережье... Самый большой плюс этого заведения — оно новое. Комплекс был построен в конце прошлого года. Огромный плюс — наличие бассейна и водоема. Я делал первый спортивный кинофестиваль «Пляж», который в Янтарном проводился. Это была серьезная история, мощный проект, 4-х дневный фестиваль. Тогда как раз только «Ладья» построилась, 2008 год это, по-моему, был. Незабываемый опыт. После этого эта идея трансформировалась в то, что мы видим сейчас. Для меня фестивали — это все-таки события не однодневные, а то и не двухдневные. Эта история, которая должна длиться минимум 3-4 дня, а то и неделю.
С.С.: Побережье — далеко. А это опять же центр города. В конце летнего сезона, где-то осенью он организовался. Но развернуться он не успел. Весь этот антураж людям не был показан, и они пользовались. В основном, только банями.

- С одной стороны River Side находится в городской черте, но с другой — это же окраина в каком-то смысле. Его удаленность и наличие рядом жилых домов вам никогда не мешали?
Г.Г.: Сейчас мы огромный плюс видим в том, что это место находится на Ялтинской. Мы лично порадовались, что в городе появилось такое место и что мы можем вдохнуть в него жизнь. У некоторых людей рабочий день заканчивается в 3-4 часа, а владельцы собственного бизнеса могут позволить себе сорваться сюда в обед и прийти искупаться. Попробуй сорваться на море в течении дня и вытащить туда друзей. Нам удавалось в течении прошлого лета, но это были только выходные дни. А тут 15 минут (ну максимум 20) из любой точки города и ты уже здесь. На море еще не факт, что вода будет теплая, а у нас бассейны подогреваемые.
С.С.: Мы все-таки стараемся отстроить свой звук так, чтобы никому не мешать. Но при этом наша территория относится к промышленной зоне.
Г.Г.: Мы находимся за пределами допустимых законом расстояний. Насколько мне известно, удаленность более 200 метров уже позволяет проводить мероприятия такого формата. А у нас до ближайших жилых домов больше полкилометра расстояние.

- Технически что сложнее делать: мероприятия на открытом воздухе или вечеринки в закрытом пространстве?
Г.Г.: Стационарное помещение — это всегда большой плюс, оно находится в определенном месте. Ты там один раз сделал хорошую инсталляцию, правильно отстроил свет и звук и вперед, работай. Тебе больше ничего не мешает. Что касается организации серьезных, масштабных качественных мероприятий, которые мы организуем здесь. То мы делаем такое каждую вечеринку. То, что любой клуб делает к открытию, то мы делаем каждую вечеринку. Мы ставим сцену, звук, свет...Жители нашего города — странные люди. Они почему-то считают, что если дождь пошел — то все. У нас вообще-то полное перекрытие от дождя всех посадочных зон: большие широкие зонты, шатровая зона, комфорт-зоны под навесами, огромные шатры на большие компании вдоль Преголи с отдельным баром. Легкий дождик даже приукрасит.

- Насколько аудитории вообще нужны открытые вечеринки? Клубного формата им недостаточно?
С.С.: В этих клубах очень прокурено и не каждому человеку комфортно там находиться. Многие туда ходят, потому что пойти больше некуда. Потребность ощущаются.
Г.Г.: Здесь комфортно, здесь можно дышать свежим воздухом. Я, например, стараюсь избегать ночных клубов, потому что только ты одеваешь какую-то хорошую одежду, приходишь и она сразу приходит в непотребный вид. Приходится все высушивать...А мне не хочется перестирывать хорошие брендовые вещи. 5-6 раз постирал и она уже не выглядит так как она должна выглядеть. Прокуренные клубы нами не приветствуются, потому что мы за здоровый образ жизни. Наша обстановка — соответствует здоровому образу жизни, который мы пропагандируем. Днем у нас проходит всевозможная спортивная активность. Здесь огромный причал, который поставили учредители комплекса, чтобы могли сюда причаливать легкие моторные суда. Здесь отдыхают наши знакомые у которых есть легкая техника: гидроциклы, легкие моторные катера.  

- Вы до этого приглашали резидентов знаменитого клуба на Ибице Amnezia, артистов Swedish House Mafia. На какой уровень вы ориентируетесь, выбирая артиста для привоза? Это должна быть какая-то звезда европейского уровня?
Г.Г.: Ну, артистов Swedish House Mafia мы не привозили. Мы привозили вокалиста. Swedish House Mafia. Swedish House Mafia - это очень известные ди-джеи. Сейчас они находятся за пределами возможного и стоят нереальных денег. Гонорар этих троих ребят колеблется от 400 до 700 тысяч евро за час выступления. Мы никого из них не привозили. Но они сотрудничают с определенным количеством талантливых людей. И для своих треков они выбирают тех или иных музыкантов, певцов, с которыми они сотрудничают. Один из них — Майкл Файнер из Швеции. Это их очень большой друг, они с ним сделали один из первых своих хитов. Это была их визитная карточка в электронике. Трек назывался Come Together. Майкл Файнер его спел и он обладает на него точно такими же правами как и они. Мы ориентируемся на актуальную, европейскую музыку. Многие калининградцы до конца не догоняют кто это и что это, в силу своей занятости. Это нормально. Мы привозилиодного из самых лучших виолончелистов на Ибице, а там не принимают профессионалов, которые на «4», только на «5+» и только всемирная известность. Там клубы очень жесткую конкуренцию испытывают и не могут позволить себе пригласить второсортного ди-джея. Все то, что работает там — действительно актуально. Мы стараемся черпать европейские тенденции, у нас очень много коммуникаций с ди-джеями и артистами со всего мира ( в том числе и с Ибицы). Мы стараемся и из Барселоны, и из Италии и Франции возить. У нас нет с этим проблем , потому что мы занимаемся коммуникацией европейских артистов на весь российский рынок. Калининград чисто географически находится в выгодном положении — между Европой и Россией. И очень интересно иногда бывает тут делать выступление артиста с последующими потом концертами по России.
С.С.: Не все ориентируются в именах артистов. То есть не все знают как их зовут, но зато знают их творчество и знают как они звучат.

- Насколько, кстати, калининградской публике вообще интересны такие имена и названия как Amnezia или Swedish House Mafia? Аудитория на них реагирует как-то по особенному или в целом публика не очень понимает какой продукт ей предлагается?
С.С.: Надо воспитывать тех, кто не знает. Но многие знают.
Г.Г.: Есть какой-то процент тусовки, который ориентируется, есть процент тусовки, который нам доверяет. А есть люди, которые приходят просто в модное место. И все эти люди объединяются под крышей нашего проекта. Некоторые не знают кто это и что это. Прямо на вечеринках к нам с Сергеем подходят и говорят : «Да ладно, это он?! А мы не знали...Мы приходим оторваться и обалдеваем от того, что вообще такие люди к нам приезжают!».

- Многие клубы сконцентрировались в основном на местном контенте и говорят, что привоз — это всегда нерентабельно.
С.С.: Если кто-то думает, что это сверхбольшой заработок... Мы сумасшедшие люди. Хочется как-то развивать свой город и мы понимаем, что если это будем делать не мы, то кто же? Заработка как такового мы не получаем.
Г.Г.: Это все вопрос кругозора. Если бы мы занимались зарабатыванием денег, мы бы привозили петруху как и все остальные и ничем бы не отличались...
С.С.: Или работали бы вообще в другой сфере.

- Затраты по привозам у вас значительные?
С.С.: С годами это растет. Гонорары растут буквально по неделям.
Г.Г.: Наших артистов возить абсолютно нерентабельно. Очень уважительно отношусь к Леше Ромео. Хороший парень и мой товарищ. Но с точки зрения бизнеса и рентабельности его выступлений я ничего хорошего не нахожу. Андрюха Smash — тоже хороший парень и в принципе собирает. Но те деньги, которые он просит за свои выступления клубу никогда не отбить. Он находится за рамками рентабельности и здравой логики. Леша Ромео еще ближе к земле находится. Но на его выступлении в «Жаре» было 200 человек. И как вы думаете: отбили они его или нет? Конечно же нет. Российских артистов мы знаем, любим, со всеми дружим и если захотим, то можем позвать в любой момент, но пока в этом необходимости не видим, потому что хотим нести в массы что-то новое.

- Какие форматы музыки вам интересны для вечеринок?
Г.Г.: Мне нравится русская народная музыка... Все зависит от того, где ты до этого отдохнул и в каком состоянии ты пришел (смеется). Формат — хаус-музыка. Это очень широкий спектр музыкальных ответвлений. Временами это может быть deep, временами фанки, вокальный хаус, tech-хаус, progressive.

- Электронная сцена тоже делится на мейнстрим и андеграунд. Проект «Воздух» к какому из этих течений можно отнести?
Г.Г.: Я бы назвал это неким проявлением «золотой середины». Уходить в андеграунд нельзя. Опасна мысль без обучение и опасно обучение без мысли. Те ребята, которые у нас играют типа андеграунд на самом деле не понимают, что они творят. Я иногда посещаю такие мероприятия и слышу, что там играет. Не будем переходить на личности, но немногие из них не понимают, что они делают, как они это делают и делают ли они это правильно. Поэтому мы предпочитаем быть по середине, но все-таки ближе к мейнстриму, потому что это музыка массы. То что находится в андеграунде — это музыка очень отвлеченной аудитории, которая не всегда несет за собой нужные и правильные эмоции. С точки зрения финансов мейнстрим тоже более актуален, потому что это категория музыки, которая уже опробована и отработана. Которая уже имеет за собой положительный отклик людей. Любой андеграунд рано или поздно становится мейнстримом. Возьмите того же Нормана Кука (это Fat Boy Slim). Он был в полном андеграунде в 90-х года, а потом сделал альбом и все, на мейнстриме. Все пляшут под него. Тот же Paul Oakenfold. В каком андеграунде он находился до сотрудничества с великими кинорежиссерами, а потом, пожалуйста, тоже в мейнстриме. Я думаю, что мечта любого артиста перейти в мейнстрим и начать зарабатывать деньги. Мы с Сергеем занимаемся, в принципе, приятным нам делом, получаем от этого удовольствие. С точки зрения финансов пока мало радости...
С.С.: Пока только моральное удовлетворение.

- Есть такая DJ-формация Pitch Me Down. Они делают вечеринки в клубе «Рафинад» и ставят перед собой цель играть более интеллигентную музыку в отличии от совсем мейнстримовых клубов. Вы перед собой такие культурегерские задачи ставите?
С.С.: Они, однозначно, отличаются от всего, что есть на нашей клубной сцене. Я только за и мне нравится то, что они делают.
Г.Г.: Я бы обратил внимание на размер танцпола и количество людей, которые туда приходят. Мы любим хорошую и качественную музыку, но я не люблю некачественное исполнение хорошей музыки. Это немножко разные вещи. Иногда проскальзывали хорошие имена в рамках этих вечеринок, но лучше это делать немножко по другому. Пускай ребята развиваются и растут, я думаю, что у них прекрасное будущее. Мы планируем привезти несколько имен, не будем пока открывать карты, сейчас на стадии переговоров находимся, и я думаю, что это приятно удивит всю аудиторию. И тусовку, которая считает себя ответвлением андеграунда, и приверженцев мейнстрима.

- Помимо музыки у вас на вечеринках проводились соревнования по аквабайку, другие подобные мероприятия. Вы собираетесь такой контент и дальше продвигать?
Г.Г.: Да. Комплекс в целом располагает к спорту и активности. В хорошую погоду мы делаем соревнования по водному волейболу. Натягиваем сетку над бассейном, люди купаются и одновременно играют. На открытие мы делали показательные выступления на гидроциклах. У нас были тогда выступления jet fly — это полет на реактивных струях на реактивном ранце. Очень увлекательное зрелище, такое захватывающее и необычное. Человек поднимается над водой и парит на высоте 6-12 метров. Но реактивный ранец — это первое поколение, с ним особо в воду не поныряешь. А на другом мероприятии мы делали показательное выступление на flyboard, это уже другая категория летальных средств на воде, второе поколение. Это доска к которой при помощи специального механизма прикреплен шланг, который подключается к реактивному соплу. Тут уже можно нырять. Мы планируем это делать на наших вечеринках в рамках дневной программы еще как минимум 2-3 раза в течении лета. Это от музыки не отвлекает. Это идет вместе и в ногу. Как в цивилизованной Америке, в Майами, например. Это же оттуда эта история пришла, это ребята из Майами придумали.

- По аудитории вы на какой сегмент ориентированы? Это условный средний класс?
С.С.: Совершенно верно...
Г.Г.: Мы называем это «люди правильной формации». Мы не хотим пугать людей фразами а'ля «золотая молодежь». Это смешно и вообще неуместно...
С.С.: Luxury - да, не дай бог!
Г.Г.: Ни в коем случае. У людей, которые приходят сюда возникают разные ощущения и впечатления. Но если честно, все приходят на открытия как на смотрины: полюбоваться и себя показать. От этого не избавиться. Такова наша русская душа, особенно у калининградцев. Это очень четко отслеживается. Так что мы ориентируемся на людей правильной формации — так называемый средний класс. Плюс люди, которые развиваются, которые интересуются, ведут активный образ жизни. Это менеджеры старшего и среднего звена, владельцы собственного бизнеса, начинающие предприниматели, люди, которые увлечены здоровым образом жизни, воздухом, спортом, хорошей и качественной музыкой. Люди, которые могут себе чего-то позволить, которые ездят в Европу на всевозможные фестивали. Мы же находимся в центре Европы и это нельзя забывать. Мы никого не пытаемся обманывать. Самая главная ошибка в шоу-бизнесе — это считать себя самым умным. Мы себя такими не считаем. Вся наша тусовка свободно передвигается по Европе и видит, что происходит в других городах и регионах. И мы абсолютно адекватно и актуально смотримся на фоне этого.

- То есть среди ваше публики могут быть люди, которые до этого выходные, к примеру, в «Планете» проводили?
Г.Г.: Самое удивительное, что эти люди к нам приходят и на этой территории кажутся совершенно другими. Очень много факторов влияет на то как ты выглядишь: какая атмосфера, какой артист, что происходит на мероприятии, какие люди вокруг, что они делают, много они курят или нет... Эти люди сюда приходят и чувствуют себя великолепно. В нашем антураже они приобретают совершенно другой оттенок. Ценовая категория здесь средняя.
С.С.: Чек здесь обычный и ничем не отличается от других заведений. А где-то может быть и меньше, чем в других заведениях.

- Многие владельцы развлекательных заведений отмечают момент, что рынок в городе замкнут и когда несколько вечеринок идет в один день, то никто не может собрать себе полный зал. Вы сталкивались с такой проблемой?
С.С.: У нас тяжело собрать людей... Но мы стараемся не думать об этом, о том, что мы в конкурентной среде находимся.
Г.Г.: Мы просчитывали в свое время какое количество людей в определенные дни отдыхает и тусуется, чтобы понять что такое калиниградская тусовка, сколько там человек. Я могу сказать, что эта сумма, в самые лучшие свои времена, достигала двух тысяч человек. Это когда событийные мероприятия проходили и в «Планете», и в «Матрице», и в «Универсале», и на «Вагонке». Это было зафиксировано в праздничные дни, что не соответствует среднестатистическим цифрам. И это максимум. Сейчас в Калининграде единовременно тусуется около тысячи человек. Тысяча человек — это целевая аудитория и перетягивать ее, конечно, трудно.

- Может быть у вас получается перетягивать часть людей за счет того, что у вас тут формат совершенно иной?
С.С.: К нам приходят люди, которые в принципе раньше никуда не ходили. Точнее перестали ходить.
Г.Г.: Мы не делаем мероприятия в те дни, когда их делают все остальные. Люди ищут событийности. Первое, что мы делаем — это не выходим в тираж. Мы не хотим делать что-то постоянно. Мы выдерживаем определенные паузы и придаем нашим вечеринкам событийность. Поэтому к нам приходит люди, которые в другие клубы приходят только на событийные проекты. Мы с другими клубами никак не пересекаемся, потому что у нас совершенно другая обстановка, атмосфера и вечеринки другого качества. Кроме того, мы не делаем вечеринки по пятницам.

- Когда-то в регионе определенным успехом пользовались пенные вечеринки. У вас же тоже возможно проводить подобные мероприятия?
Г.Г.: Да возможно, но зачем? Можно сделать пенную вечеринку, но это пахнет каким-то Краснодаром, если честно. Мы же все-таки в Европе находимся...Можно сделать пенную вечеринку, мысль такая проскальзывала, но мы пока не видим в этом необходимости. Я не представляю наших красивых девушек, в платьях и в пене. Они будут все по кустам убегать.

- А вот эти спонтанные хэппенинги, которые на морях иногда происходят с теми же пенными вечеринками у вас часть публики уводят?
Г.Г.: Конечно нет. Это абсолютно другая аудитория. «Жители других планет» — их так можно назвать.

- Фейс-контроль у вас есть?
Г.Г.: Что самое приятное люди, которые к нам приходят говорят. Что в других заведениях фейс-контроль тоже есть, но почему-то не работает. А у нас как-то то ли общая атмосфера, обстановка -смотрится совершенно по-другому. Конечно, у нас присутствует фейс-контроль и мы огромное количество людей отсеиваем. Люди, которые не попадают потом стараются попасть. Одеваются по-другому. Нам приятно, что люди преображаются. Такое не во всех клубах происходит.

- «Воздух» задумывался как летний проект. Когда лето закончится у вас есть намерение как-то продолжать свою деятельность?
С.С.: Естественно. Мы будем работать пока в городе есть погода. Если она будет в октябре, то значит в октябре будем работать. С пролонгацией на следующий год.

- Вы о выездных проектах не думали, когда клуб устраивает специальную выездную сессию?
Г.Г.: Да, но для этого надо работать над брендом. Почти все клубы Ибицы делают в межсезонье выездные вечеринки. Для них это актуально, они свой клуб развивают. И это очень мощные клубы уровня Pacha, Amnezia. Мы пока такую задачу не ставим и работаем на локальном рынке. Мы не считаем пока особой необходимостью делать выездные мероприятия.


Текст: Алексей Щеголев

Поделиться в соцсетях