Олег Кашин

Олег Кашин, журналист:

Нам любить больше особенно нечего, кроме Канта

У моих земляков [калининградцев] есть такая фракция борцов с германизацией. Которые ищут Гитлера, чтобы набрать себе очки… Не нашли в Калининграде депутата, который был бы против Канта, нашли в Казани. Потому что настоящий калининградский депутат (а у нас большая часть депутатов — калининградцы) растет с именем Канта на устах, в сердце и так далее. Это довольно комично. Даже в детстве, до того как Ленин перестал что-то значить (Кант и Ленин родились в один день), у нас был спор. Я говорю: «Конечно, Кант круче». Мне говорят: «Но ведь без Ленина не было бы Советского Союза». Я говорю: «Но без Канта не было бы Калининграда». Это локальный мем, локальный анекдот. Когда Ленин исчез, не знаю, как в остальной России, вакуум заполнял именно Кант. Имя Канта — номер один в Калининграде. Номера два — нет. Есть номер 100 — Олег Газманов, номер 200 — Людмила Путина, номер 500, наверное, Елизавета Петровна, которой Кант клялся в том, что он будет подданным России. 

Поскольку я по Летову [в случае омского аэропорта] убедился, что голосование не имеет права на финальное слово, всё равно это административный ресурс. Я тут буквально надеюсь на Алиханова, который новый молодой губернатор и должен уже понимать, что такое Калининград. И на какую-то административную силу, когда кто-то, принося Путину бумажку, скажет: «Ладно, ок, бог с ними с ними генералами Второй мировой, бог с ней с Елизаветой Петровной. Конечно, Кант».

Его действительно с детства любят калининградцы. Просто потому, что нам любить больше особенно нечего. Просто потому что есть Кант, есть янтарь, про который сейчас идет сериал на Первом канале. И всё: ну и море там, чаечки. А так город — абсолютно провинциальный. Советский, конечно же. И тем, что у него реально есть (а Кант у него реально есть), конечно, нужно дорожить.


* Мнение высказано журналистом в эфире телеканала "Дождь" по поводу выбора имени для калининградского аэропорта.

21 Ноября 2018





Комментарии