RuGrad.eu

27 , 01:53
$74,10
+ 0,33
87,32
+ 0,47
19,03
+ 0,03
Cannot find 'reflekto_single' template with page ''
Меню СЕГОДНЯ НЕДЕЛЯ ГОРОД НОВОСТИ КИНО КОНЦЕРТЫ ВЕЧЕРИНКИ СПЕКТАКЛИ ВЫСТАВКИ ДЕТЯМ СПОРТ ФЕСТИВАЛИ ДРУГОЕ ПРОЕКТЫ МЕСТА

Фотохудожник Юрий Павлов: Самодостаточность – это главное, что калининградцев объединяет

Юрий Павлов

Юрий Павлов, фотохудожник:

9 июня 2014

Свой проект «Российский Запад» калининградский фотохудожник Юрий Павлов задумывал не просто, как экспозицию, а как некий инструмент, с помощью которого можно нащупать образ современного жителя Калининградской области. Автор фотографировал для своего проекта совершенно разных жителей области однако все эти персонажи гармонично уместились внутри одного проекта. Впервые выставка «Российский Запад» была продемонстрирована в Калининградской художественной галерее, сейчас же работы висят в стенах городской администрации. Автор, тем нее менее, проект заканчивать не намерен и ищет для «Российского Запада» новых. Колоритных персонажей. В интервью Афише RUGRAD.EU Юрий Павлов рассказал о поисках калининградской идентичности, почему в его проект не попали депутаты и бизнесмены и как историческая эпоха и география влияют на портрет человека.

- Вы вашу выставку задумывали ни просто как очередную экспозицию, а как некий антропологический проект?
- Да. Я планирую делать этот проект в течении нескольких лет. Два года я им занимался и сейчас снова планирую новые съемки. Был достаточно жесткий отбор фотографий. Выставлено где-то около 35-40 фотографий, но сделано их, конечно, больше. Хотелось бы визуализировать через портреты людей характер региона. Калининградская область - такая микроскопическая Россия: здесь представлены практически все национальности, которые есть в стране, но живут они на небольшой территории, которая к тому же граничит [с другими государствами]. В Калининградской области действительно очень интересная ситуация. Хотелось бы выявить и визуализировать характер жителей.

- Вам эту идентичность удалось через портреты обозначить?

- Я ищу харизматичные лица. Не то чтобы не выразительные, а простые, которую несут некую энергетику, опыт жизни. Именно такие лица мне и интересны. Их характер заметить можно. Мне кажется, что люди здесь самодостаточны. Трудно ответить, главная ли это их черта… Но если говорить о том, что можно объяснить словами, то, наверное, да. Самодостаточность – это главное, что этих персонажей объединяет. У меня нет задачи сделать среднестатистический портрет. У меня задача – выявить людей, которые имеют активную жизненную позицию, которые преодолевают сложности в своей жизни. То есть, личности с сильными характерами. Моя задача – создать визуальный ассоциативный ряд, по которому можно было бы идентифицировать жителей нашего региона. Я хотел, чтобы на экспозиции был представлен целый спектр людей, которые занимаются разной работой и имеют разный социальный статус.

- Просто, когда говорят о калининградской идентичности, то ее часто сужают до каких-то очень банальных бытовых вещей – поездки в Польшу за сосисками, к примеру. Вам кажется, что это понятие несколько шире?
- Мне кажется, что это далеко не так. Поездками в Польшу занимаются люди, у которых нет другой возможности работать… Здесь есть люди у которых есть и другой опыт. Морской опыт, опыт адаптации на новой территории… И это меня больше интересует. Если человек преодолел какое-то расстояние и сменил географию своего проживания (а здесь, собственно все такие или потомки тех, кто это сделал), то он имеет достаточно богатый жизненный опыт. Люди, которые ведут оседлый образ жизни, может быть, чисто визуально, имеют гораздо более выразительный характер. Если брать какие-то регионы России, то там характер людей, чисто визуально, лучше считывается. Но с другой стороны, эти люди больше подвержены какой-то оседлости и привычке ничего не менять. Традиции у них какие-то есть. В нашей области с традициями все сложнее. Но зато люди имеют ощущение какой-то самодостаточности, которая связана с их жизненным опытом. Преодолев определенные трудности, они сохраняют себя.

- И по какому принципу вы участников для проекта отбирали?

- Я снимаю в тех местах, где бывает много людей и просто визуально выбираю тех, которые мне интересны или тех, которые непохожи на других, у которых есть какой-то очень характерный визуальный образ. Они выделяются из толпы. Или я приезжаю адресно к каким-то конкретным людям и прошу. Александра Попадина, к примеру, я снял совершенно случайно. Мы встретились на фестивале «Калининград Сити Джаз». Я хотел сделать портрет и так, в общем-то, и получилось. А вот с Одинцовым (Игорь Одинцов – директор Кафедрального собора, прим.ред.) я уже договаривался специально.

- У вас в проекте есть и священник, и просто какие-то продавцы или служащие, но нет портретов депутатов или известных бизнесменов. Вы сознательно их не брали?
- Я старался вообще не снимать людей медийных. Мне хочется сырье, людей, которые занимаются простыми вещами. Медийный человек, он уже себя позиционирует.

- То есть, такие люди не выражают ту идентичность, которую вы искали?
- Мне кажется, что медийный человек уже в принципе настраивает себя на определенное позиционирование каких-то мыслей, позиций и идей. Он уже постановочен. А я ищу первоисточники. Нельзя, наверное, сказать, что портрет депутата не будет формировать портрет среднестатистического калининградца, но я не хотел бы включать сюда какие-то политические тенденции.

- Вам не кажется, что в Калининграде люди вообще очень уж одержимы поиском своей идентичности?
- Я сталкивался с тем, что очень многие люди (особенно из тех, кто здесь давно живет), они всегда пытаются это донести. Они рассказывают о своей истории, о том, как долго они здесь живут, давая понять, что, вот, мы -«коренные». Мне такие люди тоже интересны. Но таких людей, кстати, не много. Я думаю, что жители Пскова и Ростова тоже друг от друга отличаются. География – это один из факторов, который на это влияет. И на нас география точно очень сильно влияет. Мы этим очень сильно отличаемся от жителей российских регионов. Климат и место расположения сказывается на образе жизни. Допустим, лично мне Балтика близка по духу, а на юге я не могу долго находиться. Мне нравиться теплое море, но это не мое, это экзотика. Экзотика, которая интересна, но от нее надо вернуться домой.

- Экспозиция «Российский Запад» началась в Калининградской художественной галерее, а сейчас выставляется в здании горадминистрации. Это некий логичный путь развития проекта?
- Дело в том, что среди тех людей, которые ходят в галерею, не так много людей, которые ходят в администрацию. Экспозиция выставлялась еще в государственном архиве, и там ее посетило 600 человек. В администрацию люди разные приходят. Мне кажется, что люди, которые приходят в горсовет, никогда в галерею не пойдут. Им это не очень интересно, время какое-то надо потратить. А мне хочется, чтобы это дошло до людей из живой среды. Я обратил внимание, что очень многие нашли своих знакомых, чего не было в галерее.

- Вы говорили о том, что собираетесь проект «Российский Запад» продолжать. Каких персонажей вам не хватает для развития проекта?
- Мне хочется найти людей, которые занимаются грубой и тяжелой работой. Я думаю, что в Калининграде это сделать сложно. Но возможно появятся какие-то контакты… Мне интересны были бы люди, которые добывают янтарь. Но эта тема закрытая и сделать это непросто. Хотя это интересно. Это их образ жизни, они занимаются им довольно плотно. Мне интересно, как на них это сказывается, что это за люди? Самое сложное – это дойти до сути человека, не каждый откроется. Это надо делать очень быстро. Ты не успеваешь с человеком обменяться какими-то жизненными позициями и не находишь каких-то противодействий.

- У вас был еще один проект, отчасти похожий на «Российский Запад» - «Время Перестройки». Вы фотографировали людей во время слома эпох. В том числе и людей из Калининградской области. Те персонажи, которых вы тогда снимали, от сегодняшних людей сильно отличаются?

- Время очень изменилось и это сразу видно. Тогда это была репортажная съемка, постановочных портретов я не делал. Меня тогда интересовал в контексте среды. Мне было интересно, как он адаптируется. А сейчас меня интересовал человек в ближнем контакте… Я специально делаю портреты довольно большого размера, чтобы у человека на выставке была ассоциация с зеркалом, монтирую эти портреты так, что бы можно было себе в глаза посмотреть. А в том проекте было именно время… Прошло 20 лет и это оказалось очень интересно. Этого всего уже нет вообще: как люди одеваются, характер их одежды, как они ведут себя на улице… У молодежи очень сильно изменилось отношение. В то время какой-то патриархат был, дети были очень сильно зависимы от семейных традиций. А сейчас уровень жизни поднялся, и дети позиционируют себя самодостаточными. Тогда такое было очень редким явлением.

- Историческая эпоха сильно влияет на портреты людей?
- Я думаю, что не сильно. Я вижу это по последним работам. Такие лица… Их можно переодеть и они могут быть совершенно из другого времени. Есть, конечно, детали времени. Но человек, по большому счету, не меняется.

Текст: Борис Савинков
Фото: Юрий Павлов






Поделиться в соцсетях