RuGrad.eu

29 , 20:27
$75,59
+ 0,00
84,95
+ 0,00
18,10
+ 0,00
Cannot find 'reflekto_single' template with page ''
Меню ГОРОД НОВОСТИ КОНЦЕРТЫ ВЕЧЕРИНКИ СПЕКТАКЛИ ВЫСТАВКИ ДЕТЯМ СПОРТ ФЕСТИВАЛИ ДРУГОЕ ПРОЕКТЫ МЕСТА

Евгений Гришковец и группа Mgzavrebi: Диалог русской и грузинской культуры не прерывался никогда

31 июля 2015

Грузинская группа Mgzavrebi станет хедлайнером первого дня фестиваля «Калининград Сити Джаз». Может быть, пока эта группа не так хорошо известна в России, как она того заслуживает. Впрочем, на выступлении команда будет усилена писателем Евгением Гришковцом, что, конечно, автоматически добавляет лояльности со стороны калининградской публики. Отчасти этот тандем похож на проект, который был у писателя с группой «Бигуди». То есть группа играет, а Евгений Гришковец поверх этого саундтрека начитывает свои сентиментальные проповеди. Перед концертом лидер Mgzavrebi Гиги Дедаламазишвили и Евгений Гришковец дали большую пресс-конференцию, где рассказали о музыке, российско-грузинских отношениях и своем отношении к счастью. Афиша RUGRAD.EU публикует избранные тезисы.


О музыке

2.jpgЕвгений Гришковец: Если кто-то хочет критиковать фестиваль «Калининград Сити Джаз», дескать, наш концерт — это не джаз. Да, это не джаз. Но это точно музыка. И такая музыка, которая в Калининграде не звучала. Что меня заставило [начать сотрудничество с группой Mgzavrebi]? Как-то так получилось... 5 лет назад я закончил работу с исконно калининградской группой «Бигуди». Это не конфликт, а наше общее решение с Максимом Сергеевым. Мы проработали 10 лет, записали 4 альбома, и было ясно, что дальнейшего развития у этого проекта нет. Я остался без такой чудесной составляющей моей жизни: без рок-н-ролла, без музыки. И я очень тосковал. И тут тот самый счастливый случай. Познакомил нас украинский MC Рыбик — главный редактор украинского журнала Maxim. Он мне рассказал про ребят. А я про них ничего не слышал. Я помню, что долго закачивалась музыка из интернета, а я сидел перед компьютером и думал: как я хочу, чтобы мне понравилось. Послушал две песни, и мне очень понравилось. Меньше двух недель прошло, а я уже был в Тбилиси, и мы записывали наш первый трек. Я очень хотел снова выйти на музыкальную сцену. Но не мог выйти абы с кем. Мне должно было это очень понравиться. И ещё мы должны были по-человечески подружиться. Всё это случилось.

Я люблю наш совместный альбом и очень хотел открыть коллектив Mgzavrebi нашим российским слушателям. Собственно, что и получилось. Это и так бы произошло, но это случилось быстрее. Mgzavrebi точно играют музыку. И это такой музыкальный сегмент, которого в России нет. Это очень весёлая жизнерадостная музыка. Очень живая. Но при этом абсолютно не уходящая в некую глупость и попсу и что-то такое «позитивненькое любой ценой». Сейчас они такие. Кто знает, какие они будут через 5–6 лет. Это была некоторая некая культуртрегерская задача, которую я вполне выполнил. И очень этим горжусь. Гораздо больше, чем нашим альбомом.

1.jpgГиги Дедаламазишвили: Благодаря Жене у нас очень много концертов. Моё личное мнение: если бы не было Жени, если бы мы просто так приехали, то всё было бы по-другому. Его много людей любят. И он познакомил со своими друзьями, которые в вашей стране решают, и концерты, и журналисты. И всех нам представлял: «Вот, мои ребята. Возьмите интервью!» Сейчас для грузинской группы очень сложно приехать в Россию. Тем более играть на таких фестивалях. Сейчас очень многие хотят...

Е.Г.: Конечно, они были бы [в России], потому что это уникальные люди. В Грузии они самые известные и любимые. В Грузии они любимы, как «Мумий Тролль» 20 лет назад в России. С Гиги сложно ходить по Тбилиси, потому что его все узнают и просят меня с ним сфотографировать. Я фотографом работаю! Mgzavrebi ставит перед собой очень важную задачу: они хотят петь на грузинском языке, делать грузинскую музыку, но так, чтобы их песни запомнили. Чтобы это не была грузинская музыка, как португальская музыка или латиноамериканская музыка. Мы не помним эти песни. Мы просто знаем, что есть какая-то латиноамериканская музыка. Или некая грузинская музыка. Мы знаем, что они все чудесно поют хором. Гиги и Mgzavrebi поставили себе задачу петь песни на грузинском языке, и чтобы их полюбили таким образом. Я был на их концертах. И знаю, что русские их песни знают. И подпевают, не зная по-грузински ни слова. Они выкрикивают из зала какие-то слова, потому что просто заучили, как когда-то мы заучивали песни на английском языке. Мне просто этот процесс удалось ускорить. Сэкономить пару лет.


Про российско-грузинские отношения

Е.Г.: Самая первая песня, которую мы записали, называется «Сообщение другу, оставленное на автоответчике». В этой песне звучат по-грузински слова Галактиона Табидзе, замечательного грузинского поэта. Наш диалог с грузинской культурой и у грузинской культуры с русской культурой — он уникальный, потрясающий и самый глубокий. Такого диалога не бывает. Влияние грузинской культуры на русскую культуру... Вспомнить то же кино. Тот же самый фильм «Отец солдата», который снимался в Калининграде. Когда они узнали, что фильм снимался здесь, они захотели посмотреть, где этот мост, которого уже сейчас нет, Берлинский мост, где этот замок... Они страшно обрадовались. Для них это важно. «Отец солдата» — это какой фильм? Грузинский? Русский? Это «наше» кино. «Мимино» — это чей фильм? Он грузинский? Русский? Это «наше» кино. И так далее, и так далее. Поэтому диалог культур, который даже не то, что в унисон сливается, получается [как] отдельная музыка. Этот диалог не прерывался никогда. Какие бы отношения ни были. И он не прервётся. Ни в коем случае. Нашей скромной совместной работой мы ускоряем процесс сближения. Мы выполняем ту работу, которую должны выполнять наши министерства культуры. Мы за них делаем эту работу. Самостоятельно.

Г.Д.: Прервалась связь. Если спросить среднего россиянина, какую группу или песню он знает из Грузии, то «Сулико», «Мимино», и там всё и заканчивается. Кикабидзе и Катамадзе, которая уже 15 лет гастролирует по России. За 10 лет никто ничего не узнал. То же самое и в Грузии. Очень много российских групп приезжает. Но в основном это те группы, которые были и остаются в течение 15 последних лет. Мы начали выступать в 2006–2007 году. И этот процесс очень сближает. Очень много людей приходят на наши концерты, мы в Грузии играем концерты. И так получается, что с каждым годом всё больше и больше людей приезжают из России в Грузию. И я считаю, что это наша заслуга. Хотя бы какая-то часть. 10 людей же приехало...

Е.Г.: Очень много людей пишут, что мы сходили на ваш концерт в Нижнем Новгороде или Челябинске и после этого решили съездить в Тбилиси. А теперь они ездят в Тбилиси два раза в год. Или на выходные стараются слетать.


О литературном творчестве

Е.Г.: Я сейчас пишу литературное эссе под названием «Водка и география». То есть [о том], что водка должна была появиться только в России. Слишком большие расстояния. А так выпил — и ты уже в Челябинске. Я сейчас почему-то пишу про это. Летний такой, весёлый текст.

Г.Д.: Я написал один стих. Друзья мне сказали: «Скажи нам, что ты в жизни не будешь писать». Из-за этого я ничего не пишу. Но читаю.


Про счастье

Е.Г.: Что мне нужно для счастья? Прежде всего, чтобы никто из моих родственников и друзей не болел. И самому не хочется болеть. Это как основа. И чтобы была работа. Тарковский сказал: «Умный человек счастлив только тогда, когда он в процессе дружбы, любви и любимой работы».

Г.Д.: Вот я счастлив, а через пару секунд это уже уходит. То, что сказал Евгений Валерьевич: друзья, семья... И чтобы была работа. Я, кроме музыки, ничего не умею. Евгений Валерьевич — то же самое..

Е.Г.: Он музыку не умеет. Умеет говорить. Всё.

Г.Д.: Кроме этого, мы ничего в жизни не знаем. Может быть, я когда-то что-то знал: был актером, учился, но всё забыл. Евгений Валерьевич — тоже. Чтобы была работа — это для нас самое большое счастье.

Е.Г.: Эта работа дает всё: друзей, воспитывать детей, жить в тех условиях, которые мы себе сами придумали. И ещё: чтобы быть счастливым, нужно быть ребёнком. Но мы уже давно взрослые люди.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: jazzfestival.ru

Поделиться в соцсетях